Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

НОВОСИБИРСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

судебной коллегии по гражданским делам

 

от 24 октября 2000 года Дело N 33-4120 2000

 

 

Н. обратился с иском к М., паспортно-визовой службе Центрального РОВД г. Новосибирска о выселении М. и возложении обязанности на паспортно - визовую службу снять с регистрации М., проживающую по адресу: <...>.

В обоснование исковых требований сослался на то, что Федеральным законом "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" ему гарантировано предоставление квартиры. На основании программы Правительства "Жилье - ликвидаторам" в казначейство РФ по Новосибирской области на его имя были переведены денежные средства для покупки квартиры. Решением администрации Новосибирской области посредником между ним и Казначейством РФ было выбрано АО "Фонд развития жилищного строительства". Фондом было предложено два варианта и возможность самостоятельного поиска. 31 августа 1998 года между ним и М. был заключен договор купли-продажи квартиры по адресу: <...>. Договор прошел регистрацию в органах БТИ. Деньги за квартиру были перечислены Фондом 04 сентября 1998 года в сберегательный банк на счет М. Квартиру ответчица отказывается освобождать.

Признавая недействительной сделку купли-продажи однокомнатной квартиры, совершенную между сторонами в 1998 году, районный суд правильно исходил из того, что данная сделка ничтожна.

В материалах дела имеется согласие органов опеки и попечительства на совершение сделки по отчуждению указанной квартиры, являющейся имуществом как М., так и ее несовершеннолетнего сына. Однако наличие такого согласия не является достаточным подтверждением законности сделки, необходимо реальное соблюдение имущественных прав ребенка. Орган опеки и попечительства усмотрел эту реальность в одновременной покупке 2-комнатной квартиры и отразил это требование при даче разрешения на продажу однокомнатной квартиры.

Судом установлено, что как при совершении спорной сделки, так и в последующем, М. не произвела покупку другого жилого помещения.

При таких обстоятельствах правильным является вывод суда о нарушении сделкой имущественных прав ребенка, и ошибочным довод жалобы о соответствии сделки требованиям закона.

Вместе с тем, судебная коллегия находит обоснованным довод жалобы о неправильном применении судом последствий недействительности сделки.

Отказывая истцу во взыскании убытков, районный суд сослался на то, что заключение ничтожной сделки стало возможным в результате действий не только М., но и истца и нотариуса. Какие действия или бездействия М. и Н. привели или способствовали совершению ничтожной сделки, суд не указал. Вину нотариуса суд усмотрел в нарушении ею ст. 16 Основ законодательства о нотариате, в частности в том, что была удостоверена сделка при отсутствии одновременной покупки жилья для семьи М., однако при этом суд не изложил, к какому выводу он пришел, не определил: влекут ли виновные действия нотариуса какие-либо последствия для нее, если не влекут, то по каким основаниям.

Кроме того, при отказе в требованиях Н. о взыскании убытков, суд 1 инстанции не учел правила ст. 1102 ГК РФ, предусматривающей, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество.

Согласно ст. 1103 ГК РФ изложенное правило подлежало применению также к требованию о возврате исполненного по недействительной сделке.

В соответствии с ч. 2 ст. 1107 ГК РФ на сумму неосновательного денежного обогащения подлежат начислению проценты за пользование чужими средствами с того времени, когда приобретатель узнал или должен был узнать о неосновательности получения или сбережения денежных средств.

Как видно из пояснений М. и ее последующих действий, до рассмотрения настоящих исков указанное лицо знало о нарушении требований закона при совершении сделки, а следовательно и о своем неосновательном денежном обогащении. Несмотря на это денежные средства она Н. не вернула, хотя по ее утверждению попытки ее к этому были.

01 октября 1999 года Н. изменил исковые требования, просил истребовать из незаконного владения М. спорную квартиру, обязать ее и зависящих от нее лиц освободить проданную ему квартиру, сняться с регистрационного учета, взыскать с ответчицы убытки в размере 6 990 рублей и моральный вред 20 000 рублей.

М. обратилась с иском к Н., с привлечением в качестве третьих лиц органа опеки и попечительства при администрации Центрального района и нотариуса И., о признании сделки купли-продажи однокомнатной квартиры <...>, недействительной.

В обоснование иска сослалась на то, что указанная квартира принадлежала ей и ее несовершеннолетнему сыну С., 20.06.94 года рождения, на праве собственности. До продажи этой квартиры, 22.08.98 года между нею и собственником 2-комнатной квартиры <...> был заключен предварительный договор о покупке ею указанной 2-комнатной квартиры. Впоследствии, 31 августа 1998 года между нею и Н. был заключен договор купли-продажи спорной квартиры и удостоверен нотариусом. Оформление необходимых документов на куплю-продажу 1-комнатной квартиры осуществлялось представителем ЗАО ФСК "Заельцовская", в том числе и получение разрешения органа опеки и попечительства. При подписании договора с Н. она не была ознакомлена с содержанием распоряжения, дающим разрешение на продажу 1-комнатной квартиры при условии одновременной покупки 2-комнатной квартиры именно на <...>, что ограничивало ее право на покупку любой другой квартиры. После того, как был удостоверен договор купли-продажи 1-комнатной квартиры, собственник 2-комнатной квартиры отказала ей в продаже. Об этом она сразу же сообщила Н., предложила вернуть ему деньги, но последний отказался от их получения. В дальнейшем она предпринимала попытки найти другую 2-комнатную квартиру, но стоимость квартир поднялась, и другое жилье она не приобрела. Просит признать сделку с Н. ничтожной, поскольку удостоверяя договор купли-продажи, нотариус не выполнила условия одновременности по купле-продаже, что повлекло реальное нарушение жилищных и имущественных прав несовершеннолетнего.

Районный суд постановил указанное выше решение.

В кассационной жалобе Н. просит решение отменить в связи с нарушением норм материального и процессуального права, поскольку при признании сделки недействительной и применении последствий суд не учел, что сделка соответствовала требованиям закона, М. пользовалась полученными от продажи квартиры деньгами в течение 15,5 месяцев, имея возможность купить другую квартиру, не воспользовалась этим. Процессуальное нарушение истец усмотрел в том, что суд не допросил свидетелей, о вызове которых он ходатайствовал.

Проверив материалы дела, обсудив доводы жалобы, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене по основанию нарушения норм материального права.

Суду следовало выяснить, с какого времени М. узнала о неосновательном обогащении, какие доказательства может представить в обоснование своего утверждения о принятых ею мерах по возврату суммы Н.

Без установления указанных обстоятельств нельзя признать законным и обоснованным постановленное решение.

При новом рассмотрении суду следует учесть изложенное, правильно определить юридически значимые обстоятельства, в зависимости от установленного, с соблюдением норм материального и процессуального права постановить решение.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Заочное решение Федерального суда общей юрисдикции Центрального района г. Новосибирска от 21 июля 2000 года отменить, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, удовлетворив кассационную жалобу.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь