Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ЛИПЕЦКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 9 ноября 2000 г. по делу N 44-г-289/2000

 

Судья Путилин Н.М.

Кассационная инстанция:

председательствующий - Фомина Н.В.

докладчик - Уколова О.В.

члены суда - Киселев А.П.

Президиум Липецкого областного суда в составе:

председательствующего: Маркова И.И.;

членов президиума: Ситникова Ю.В., Усика Н.И., Грачевой Т.Е., Степановой В.В.;

с участием прокурора Липецкой области Комракова А.И.,

рассмотрел дело по протесту заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации на определение судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 3 ноября 1999 года по гражданскому делу по иску Ю. к Г. и О. о выселении.

Заслушав доклад судьи Жуковой Н.Н., объяснения ответчицы Г., просившей удовлетворить протест, заключение прокурора Липецкой области Комракова А.И., поддержавшего протест, президиум

 

установил:

 

28 мая 1991 г. В. был выдан ордер на право занятия квартиры <...> на состав семьи два человека, в том числе и на его несовершеннолетнего сына Ю.

8 августа 1995 г. В. зарегистрировал брак с Г., которая 25.08.1995 г. сама прописалась в указанную квартиру, а 06.09.1996 г. прописала свою дочь - О.

Ю. обратился в суд с иском о выселении Г. и О., ссылаясь на то, что они были вселены и прописаны в спорной квартире без его письменного согласия.

Г. исковые требования не признала и предъявила встречный иск о признании права на жилую площадь, указывая, что они с дочерью были вселены в квартиру в 1992 г. в качестве членов семьи нанимателя В.

Решением Усманского районного суда от 7 сентября 1999 г. встречный иск Г. удовлетворен, в удовлетворении иска Ю. отказано.

Определением судебной коллегии от 03.11.1999 г. решение Усманского суда отменено и вынесено новое решение о выселении Г. и О. из спорной квартиры без предоставления им другого жилья, в удовлетворении встречного иска отказано.

В протесте заместителя Председателя Верховного Суда РФ ставится вопрос об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 03.11.1999 г. как постановленного в результате неправильного применения норм материального и процессуального права.

Президиум находит определение судебной коллегии правильным, а протест не подлежащим удовлетворению.

В протесте указывается, что суд 1 инстанции правильно пришел к выводу о том, что ответчица с дочерью вселилась в спорную квартиру в 1992 г. в качестве члена семьи нанимателя В. и за длительный период проживания в ней в силу требований ст. 53 ЖК РСФСР приобрела равное с нанимателем и его сыном право пользования жилым помещением. При этом в 1992 году на вселение ответчиц в квартиру согласия Ю. не требовалось в силу его несовершеннолетнего возраста. То же обстоятельство, что при регистрации Г. на спорную жилую площадь в 1995 г. отсутствовало согласие истца, не может служить основанием к отмене законного и обоснованного решения суда, так как суд обоснованно исходил из того, что в соответствии с постановлением Конституционного Суда РФ регистрация (прописка) или отсутствие таковой не могут служить основанием ограничения или условием реализации прав и свобод граждан, включая право на жилище.

С указанными доводами протеста согласиться нельзя.

Как следует из материалов дела, Ю. был вселен в спорную квартиру по ордеру как член семьи нанимателя В. и, следовательно, в силу ст. 53 ЖК РСФСР, несмотря на свой несовершеннолетний возраст, имел равные с нанимателем права, вытекающие из договора найма жилого помещения.

Ст. 54 ЖК РСФСР, предоставляя право нанимателю в установленном порядке вселять в занимаемое жилое помещение иных лиц с согласия всех совершеннолетних членов своей семьи, исходит из того, что за несовершеннолетних осуществление этих прав возложено на родителей, которые, в силу ст. 64 СК РФ, являясь их законными представителями, в отношении с любыми физическими и юридическими лицами должны действовать в защиту прав и интересов своих детей.

Если исходить из доводов протеста о том, что ответчицы уже в 1992 г. были вселены в спорную квартиру с разрешения нанимателя В. как члены его семьи, со всеми вытекающими отсюда последствиями, а именно - с приобретением равных прав на жилое помещение, то в данном случае не были надлежащим образом защищены права и интересы ребенка. А так как В., являясь законным представителем несовершеннолетнего Ю., действовал не в его интересах, то на тот момент их мог защитить орган опеки и попечительства, на который семейным законодательством в этом случае возложена такая обязанность.

Но, как следует из материалов дела, на момент вселения ответчиц в 1992 г. согласия органа опеки и попечительства на их вселение не было, а сам несовершеннолетний Ю. защищать свои права не мог, то нельзя признать, что такое вселение было произведено в установленном законом порядке.

Более того, при регистрации ответчиц на спорной жилой площади в 1995 г. Ю., уже достигнув совершеннолетнего возраста и имея возможность самому выразить свое согласие на вселение, однако такого согласия не давал.

Вместе с тем изложенные в протесте выводы сделаны также без учета того, что сам по себе факт проживания ответчиц до регистрации брака в спорной квартире, даже длительный период, ведение с нанимателем квартиры общего хозяйства не создает у них автоматически права на жилое помещение, так как для возникновения у других граждан одинаковых с нанимателем и членами его семьи прав на жилое помещение в силу ст. 54 ЖК РСФСР наряду с указанными моментами, необходимо также установление следующих обстоятельств, а именно: согласие нанимателя на вселение этих лиц как членов своей семьи с равными с ним правами на жилое помещение, а также согласие остальных членов семьи.

Однако, как следует из объяснений самой Г. (л.д. 136), они с В. стали проживать одной семьей еще с 1989 г., но в 1991 г. В. получает квартиру на состав семьи 2 человека: на себя и на сына, не указывая ответчиц в качестве членов своей семьи, то есть не признает их таковыми.

Кроме того, и переехав в квартиру в 1991 г., В. не выражает намерения поделиться с ответчицами правом на жилую площадь в спорной квартире, о чем свидетельствует и тот факт, что только после регистрации брака в 1995 г. он разрешает ответчицам прописаться в квартире. А как следует из разъяснения Пленума Верховного Суда РФ N 8 от 31.10.1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции РФ при осуществлении правосудия", на которые идет ссылка и в протесте, "при рассмотрении дел, связанных с признанием права пользования жилым помещением, необходимо учитывать, что данные, свидетельствующие о наличии или отсутствии прописки, являются лишь доказательством того, состоялось ли между нанимателем жилого помещения, членами его семьи соглашение о вселении лица в занимаемое ими жилое помещение и на каких условиях". Наличие согласия В. на прописку ответчиц только в 1995 г. и является еще одним из подтверждений того, что только после регистрации брака В. и Г. ответчицы были вселены в квартиру как члены семьи нанимателя. Однако это вселение нельзя признать законным, так как в нарушение требований ст. 54 ЖК РСФСР не было письменного согласия Ю.

При таких обстоятельствах вывод протеста о законности решения суда 1 инстанции о признании за Г. и О. права пользования спорным жилым помещением и об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда, постановившей новое решение, которым в иске Г. и О. отказано, нельзя признать законным и обоснованным. Протест удовлетворению не подлежит.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 329 ГПК РСФСР, президиум

 

постановил:

 

Протест заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации об отмене определения судебной коллегии по гражданским делам Липецкого областного суда от 3 ноября 1999 года оставить без удовлетворения.

 

Председательствующий

И.И.МАРКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь