Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВОРОНЕЖСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 14 ноября 2000 года по делу N 33-2059

 

 

К. работал у ответчика на разных должностях с 1966 года.

С 1994 года он работал заместителем главного инженера в отделе 113.

29 октября 1996 года он был уволен с работы по п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ по сокращению штата.

8 января 1997 года К. обратился в суд с иском о взыскании заработной платы по день фактического расчета, ссылаясь на то, что выходное пособие ему было выплачено несвоевременно.

В связи с этим, он просил суд изменить ему дату увольнения на день выплаты расчета.

Кроме того, он просил суд обязать ответчика в его трудовую книжку внести все записи о работе и награждениях и обязать его выплатить компенсацию морального вреда за несвоевременный расчет, а также за непредоставление очередного и дополнительного отпуска.

Кроме этого К. подал в суд иск о взыскании заработной платы, ссылаясь на то, что в 1996 году ответчик неправильно установил ему коэффициент, что повлекло уменьшение размера заработка с июля по октябрь 1996 года.

Впоследствии он уточнил свои требования письменным заявлением и просил суд изменить ему дату увольнения на 4 сентября 1997 года.

10 июня 1998 года суд вынес определение о назначении судебной бухгалтерской экспертизы.

Постановлением президиума Воронежского областного суда от 15 марта 1999 года это определение было отменено.

Решением Коминтерновского районного суда от 23 июля 2000 года в пользу К. было взыскано 23 785 рублей 20 копеек - перерасчет заработной платы и выходного пособия.

В удовлетворении остальной части исковых требований К. было отказано.

В кассационной жалобе К. ставится вопрос об отмене решения в части отказа ему в иске.

Судебная коллегия находит решение подлежащим отмене в части по следующим основаниям.

Отказывая К. в иске о взыскании заработной платы за период с июля по октябрь 1996 года, суд правильно указал в решении, что установление такой системы оплаты труда, при которой руководство получает заработную плату исходя из среднего заработка по предприятию с применением коэффициентов в зависимости от уровня должности, не противоречит трудовому законодательству.

Предприятие вправе было ввести такую систему оплаты труда.

Коэффициент, установленный для заместителя главного инженера в 3,7 соответствует его уровню должности.

В связи с этим требования К. об установлении ему коэффициента 1,05 и перерасчете заработной платы исходя из этого коэффициента, суд признал необоснованными и отказал ему в иске.

В то же время произвольное снижение коэффициента с 3,7 до 2 повлекло нарушение трудовых прав К., т.к. он не был предупрежден об этом и согласия на существенные изменения условий труда не давал.

Суд в этой части правильно произвел перерасчет заработка истца исходя из коэффициента 3,7, однако полученную в результате этого расчета денежную сумму сразу не проиндексировал, а сложил ее с суммой выходного пособия и лишь после этого применил индексацию.

Поскольку судебная коллегия пришла к выводу о том, что сумма расчета была выплачена К. неправильно, решение суда в этой части подлежит отмене, подлежит отмене решение и в части взыскания всей суммы 23785 рублей, а также госпошлины, исчисленной из этой суммы.

Окончательный расчет был произведен К. без учета его права на дополнительный отпуск.

Отказывая К. в удовлетворении этих требований, суд сослался на то, что К. не представил доказательств того, что ему был установлен ненормированный рабочий день.

С таким выводом также нельзя согласиться.

Обязанность представления доказательств в таких случаях лежит не на работнике, а на администрации.

В связи с этим суд должен был предложить администрации представить доказательства, подтверждающие ее возражения о том, что такой рабочий день не устанавливался.

К. указывает, что ненормированный рабочий день был установлен п. 17 "Должностного положения", утвержденного 21 июня 1994 года.

При новом рассмотрении дела суду следует предложить администрации представить нормативные акты, регламентирующие рабочее время на данном предприятии, в том числе и указанное положение.

Ссылку в решении суда на то, что дополнительный отпуск включается в основной, если продолжительность основного отпуска составляет 24 дня и более, а также на разъяснения Министерства Труда РФ от 25 июня 1993 года нельзя признать убедительной.

Данные разъяснения были признаны незаконными решением Верховного Суда РФ от 10 июня 1996 года.

Непредоставление работнику дополнительного отпуска существенно нарушает его право на отдых.

Право на отдых является нематериальным правом и в случае его нарушения ст. 151 ГК РФ допускает возможность взыскания компенсации морального вреда.

В своем заявлении К. ссылался на то, что администрация незаконно отказывала ему как в предоставлении дополнительного, так и очередного отпуска.

В этой части его доводы должным образом проверены не были. Какие-либо рассуждения суда по этому поводу в решении отсутствуют.

Следовательно, в удовлетворении требований К. о взыскании компенсации морального вреда, также было отказано необоснованно.

В этой части решение суда подлежит отмене.

Суд отказал К. в удовлетворении его требований о внесении записей в трудовую книжку, указав, что такие записи были произведены администрацией добровольно до вынесения решения судом.

Однако, это обстоятельство не может служить основанием для отказа истцу в иске, а наоборот свидетельствует об обоснованности его требований в этой части.

В то же время в удовлетворении К. об изменении даты увольнения суд отказал правильно, т.к. действующим законодательством несвоевременная выплата окончательного расчета не предусмотрена в качестве основания для изменения даты увольнения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь