Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Дело N 2-109/2000

15 ноября 2000 года

 

ПРИГОВОР

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Козлова А.В.,

народных заседателей Е., Ж.

при секретаре А.

с участием прокурора Игнашевой О.Ю.,

адвоката Голенищевой М.А.

рассмотрела 15 ноября 2000 года в открытом судебном заседании в г. Архангельске уголовное дело по обвинению

Я., <...>, русского, гражданина Российской Федерации, военнообязанного, со средним специальным образованием, женатого, имеющего троих дочерей, одна из них 12-летняя, работающего монтажником сантехнических систем и оборудования в муниципальном унитарном ремонтно-эксплуатационном предприятии "Октябрьское" мэрии г. Архангельска, проживающего: <...>, судимостей не имеющего,

содержавшегося под стражей в течение 72 часов с 17 по 20 июля 2000 года (лист дела 28) и в настоящее время находящегося под залогом в размере 3 тыс. руб. (листы дела 71 - 72),

в совершении преступлений, предусмотренных ст. 290 ч. 4 пункты "б", "в", ст. 30 ч. 3 и ст. 290 ч. 4 п. "в" УК РФ.

Заслушав показания подсудимого и свидетелей, исследовав другие доказательства по делу, выслушав судебные прения и последнее слово подсудимого, судебная коллегия

 

установила:

 

Я., работая начальником участка муниципального унитарного предприятия, принял от своих подчиненных коммерческий подкуп при следующих обстоятельствах.

С 19 мая 2000 года Я. на основании приказа N 49 от того же числа постоянно работал начальником ремонтно-эксплуатационного участка N 16 муниципального унитарного ремонтно-эксплуатационного предприятия "Октябрьское" мэрии г. Архангельска и в соответствии с должностной инструкцией от 5 мая 1998 года с дополнениями от 1 декабря 1998 года, 12 апреля и 1 декабря 1999 года выполнял в этом коммерческом предприятии организационно-распорядительные функции, включающие в себя поддержание среди подчиненных трудовой дисциплины и внесение при наличии законных на то оснований предложений о наложении дисциплинарных взысканий вплоть до увольнения.

Утром 14 июля 2000 года Я. узнал, что накануне подчиненные ему монтажники сантехнического оборудования С., Ю. и С. не вышли на работу, что требовало наложения на них после соответствующего разбирательства дисциплинарных взысканий вплоть до увольнений по пункту 4 статьи 33 КЗоТ РФ. Однако вместо инициирования разбирательства допущенных нарушений трудовой дисциплины Я. лишь пригрозил монтажникам увольнениями за прогулы, но при этом велел написать заявления об увольнениях по собственному желанию, а затем, действуя вопреки интересам предприятия, за нереагирование на невыходы на работу потребовал от каждого из них передать ему лично деньги в сумме 500 рублей, при этом обещал уничтожить их заявления об увольнении по собственному желанию.

С. от этого предложения отказался и в тот же день был уволен по собственному желанию, а Ю. и С., не захотевшие увольняться с работы, но и не имевшие денег для подкупа руководителя, ничего начальнику не возразили, но сообщили о высказанном Я. преступном намерении в милицию, где С. были переданы деньги в сумме 1000 руб.

17 июля 2000 года около 17 час. Ю. и С. пришли в кабинет начальника в доме N <...> по <...> в г. Архангельске, где Я. за попустительство прогульщикам принял от С. в качестве коммерческого подкупа деньги в сумме 1000 руб. и затем, сознавая, что в результате его деяния трудовые отношения муниципального унитарного предприятия "Октябрьское" с лицами, грубо нарушившими трудовую дисциплину, будут продолжены без каких-либо последствий для нарушителей, и действуя вопреки интересам предприятия, порвал заявления Ю. и С. об увольнении, после чего был задержан сотрудниками милиции.

В судебном заседании Я. вину признал полностью, но показал, что деньги от С. получил не для личной выгоды, а в воспитательных целях и в пользу предприятия.

Однако получение Я. от С. денег именно на личные нужды и вопреки интересам предприятия нашло в судебном заседании полное подтверждение следующими доказательствами в их совокупности.

Так, из докладных мастеров ремонтно-эксплуатационного участка N 16 Б. и К. видно, что к утру 14 июля 2000 года Я. стало известно о совершенных монтажниками сантехнического оборудования С., Ю. и С. прогулах (листы дела 110 - 111).

В соответствии со ст. 135 КЗоТ РФ к работникам, допустившим такое грубое нарушение трудовой дисциплины, как прогул, требовалось применение дисциплинарного взыскания, вплоть до увольнения.

Свидетель Ю. показал, что утром 14 июля 2000 года его начальник Я. в своем служебном кабинете пригрозил ему, С. и С. увольнением за прогул, после чего предложил написать заявление об увольнении по собственному желанию, а затем за непринятие мер к расторжению трудового договора потребовал лично для себя деньги в сумме 500 руб.

Не желая быть уволенным, но и не имея средств для подкупа руководителя, он Я. не возразил, а совместно со С. сообщил об этом противоправном предложении в милицию, где им были вручены деньги в размере 1000 руб. и специальная техника.

17 июля 2000 года около 17 час. они со С. зашли в кабинет начальника. Там Я. принял от С. деньги в размере 1000 руб. и, разорвав их заявления об увольнении, пояснил, что они могут продолжать работать.

После их со С. ухода из кабинета сотрудники милиции задержали Я.

Аналогичные показания дал свидетель С.

Допрошенный по делу в качестве потерпевшего С. показал, что за неувольнение за невыход на работу по инициативе администрации Я. лично для себя требовал с него 500 руб. Поскольку денег у него не было, то он согласился с альтернативным предложением начальника об увольнении по собственному желанию, написал соответствующее заявление и вскоре был уволен по ст. 31 КЗоТ РФ.

Оснований не доверять показаниям признанного на стадии предварительного следствия потерпевшим С., а также свидетелей Ю. и С. судебная коллегия не находит, поскольку они полностью подтверждаются их разорванными Я., но затем восстановленными в ходе предварительного следствия заявлениями об увольнении по собственному желанию от 14 июля 2000 года (листы дела 64 - 65); их заявлениями в милицию о сделанном Я. 14 июля 2000 года предложении о подкупе (листы дела 4 - 5); протоколами вручения им сотрудниками милиции диктофонов (листы дела 8 - 9), а С. также скрытой видеокамеры и денег в сумме 1000 руб. с переписанными номерами купюр (листы дела 11 и 14); протоколами возврата специальной техники сотрудникам милиции (листы дела 10 и 12 - 13) и протоколом осмотра видео- и аудиозаписей, воспроизводящих тайные переговоры Я. со С. и Ю. (листы дела 99 - 103), протоколом осмотра кабинета начальника ремонтно-эксплуатационного участка N 16, в ходе которого в урне были обнаружены обрывки заявлений С. и Ю. об увольнении по собственному желанию от 14 июля 2000 года, а Я. выдал следствию пять 100-рублевых купюр из своего кармана и пять 100-рублевых купюр из сейфа, при этом номера денежных знаков совпали с номерами денежных знаков того же достоинства, врученных сотрудниками милиции С. (листы дела 15 - 16 и 60 - 63).

Таким образом, вина Я. в незаконном получении от своих подчиненных денег доказана полностью.

Давая юридическую оценку действиям Я., судебная коллегия находит, что деньги от подчиненных в связи с занимаемым служебным положением он принял за нереагирование на их прогулы, то есть за попустительство по работе.

К утверждению подсудимого о том, что впоследствии полученные от С. деньги он намеревался использовать для поощрения добросовестных работников, судебная коллегия относится критически, поскольку деньги от подчиненных он принимал тайно. Кроме того, получая от прогульщиков деньги, он не укреплял трудовую дисциплину, а потворствовал ее нарушениям, то есть действовал не во благо, а во вред предприятию, администрация которого лишалась возможности какого-либо реагирования на прогулы своих работников.

О корыстной направленности действий Я. свидетельствовала и допрошенная в судебном заседании К., которая показала, что 15 июля 2000 года начальник взял у нее взаймы 500 руб. и пообещал вернуть эти деньги через два - три дня, хотя никаких официальных выплат в тот период времени в РЭУ-16 не ожидалось и не было.

С учетом того, что закрепленные в должностной инструкции (листы дела 47 - 51) организационно-распорядительные функции, которые включают в себя руководство коллективом и поддержание трудовой дисциплины, Я. на постоянной основе (лист дела 46) исполнял в ремонтно-эксплуатационном участке муниципального унитарного ремонтно-эксплуатационного предприятия "Октябрьское", являющегося, согласно уставу (листы дела 116 - 121), коммерческим предприятием, его действия квалифицируются как коммерческий подкуп.

Такие квалифицирующие признаки коммерческого подкупа, как вымогательство и неоднократность, из обвинения Я. исключаются, поскольку деньги он принял от нарушителей трудовой дисциплины, которые сами были заинтересованы в сокрытии своих проступков, и лишь один раз.

Таким образом, судебной коллегией действия Я., как о том и просил государственный обвинитель, квалифицируются как незаконное получение лицом, выполняющим управленческие функции в коммерческой организации, денег за совершение бездействия в интересах дающего в связи с занимаемым этим лицом служебным положением, то есть преступление, предусмотренное ст. 204 ч. 3 УК РФ.

От поддержания обвинения Я. по ст. 30 ч. 3 и ст. 290 ч. 4 п. "в" УК РФ прокурор также отказался, и судебная коллегия в этой части подсудимого за отсутствием в его действиях состава преступления оправдывает, поскольку намерение получить за попустительство по работе деньги, высказанное им слесарю С., никакими конкретными действиями не подкреплялось.

При назначении Я. наказания судебная коллегия учитывает характер и степень общественной опасности преступления, личность виновного и его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на исправление осужденного и на условия жизни его семьи.

В соответствии со ст. 15 ч. 3 УК РФ совершенный им коммерческий подкуп относится к категории преступлений средней тяжести.

Характеризуется Я. положительно (лист дела 149).

Согласно ст. 61 ч. 1 п. "г" УК РФ наказание его смягчает наличие малолетнего ребенка.

Обстоятельств, отягчающих наказание, нет.

С учетом изложенного судебная коллегия приходит к выводу, что исправление Я. и достижение иных целей наказания возможно при назначении ему штрафа, устанавливаемого исходя из заработной платы за определенный период времени.

В деле имеется справка муниципального унитарного ремонтно-эксплуатационного предприятия "Октябрьское" мэрии г. Архангельска, в соответствии с которой заработная плата Я. за шесть месяцев, с мая по октябрь 2000 года, составила (1561 руб. 47 коп. + 1870 руб. + 2542 руб. 81 коп. + 2560 руб. 41 коп. + 1707 руб. 68 коп. + 1780 руб. 50 коп. = 12022 руб. 87 коп) 12022 руб. 87 коп. (лист дела 164).

Согласно требованиям ст. 72 ч. 5 УК РФ, в связи с кратковременным содержанием Я. под стражей до судебного разбирательства назначенный ему в качестве основного наказания штраф подлежит смягчению.

Денежный залог, внесенный в бухгалтерию УВД Архангельской области (листы дела 71 - 72), после вступления приговора в законную силу, согласно статьям 99 и 323 - 324 УПК РСФСР, подлежит возврату Я., который нарушений возложенных на него ограничений не допускал.

Постановление органа предварительного следствия об отстранении Я. от должности, вынесенное в порядке ст. 153 УПК РСФСР (листы дела 73 - 74), подлежит отмене, так как в нем отпала дальнейшая необходимость.

Выплаченное адвокату из федерального бюджета вознаграждение за защиту Я. по назначению на предварительном следствии в размере 282 руб. (лист дела 152), согласно ст. 105 п. 3 УПК РСФСР, относится к судебным издержкам и подлежит взысканию с виновного в доходную часть федерального бюджета РФ.

В соответствии со ст. 86 УПК РСФСР, хранящиеся в Управлении по борьбе с организованной преступностью при УВД Архангельской области (листы дела 66 и 104) десять сторублевых купюр, аудио- и видеокассета подлежат исключению из перечня вещественных доказательств и оставляются в УБОП при УВД Архангельской области для дальнейшего использования.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 300 - 317 УПК РСФСР, судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда

 

приговорила:

 

Я. признать виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 204 ч. 3 УК РФ, и назначить ему наказание в виде штрафа в размере его заработной платы за период 6 (шести) месяцев с мая по октябрь 2000 года, то есть в сумме 12022 (двенадцати тысяч двадцати двух) рублей 87 коп.

Согласно ст. 72 ч. 5 УК РФ, в связи с кратковременным содержанием Я. под стражей до судебного разбирательства назначенный ему штраф смягчить и окончательно определить его в размере 11000 (одиннадцати тысяч) рублей.

По ст. 30 ч. 3 и ст. 290 ч. 4 п. "в" УК РФ Я. за отсутствием в его действиях состава этого преступления оправдать.

Меру пресечения Я. на кассационный период оставить прежней, в виде залога, а после вступления приговора в законную силу полученные УВД Архангельской области по квитанции N 04974 от 12 октября 2000 года деньги в сумме 3000 руб. вернуть осужденному.

Постановление органа предварительного следствия об отстранении Я. от должности отменить.

В качестве компенсации судебных издержек взыскать с Я. в доходную часть федерального бюджета РФ 282 (двести восемьдесят два) рубля.

Десять сторублевых купюр, аудио- и видеокассету из перечня вещественных доказательств исключить и оставить их для дальнейшего использования в Управлении по борьбе с организованной преступностью при УВД Архангельской области.

Приговор может быть обжалован и опротестован в Верховный Суд РФ через Архангельский областной суд в течение семи суток со дня провозглашения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь