Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Судья Барабанов П.К. Дело N 22-3542
Докладчик Аршинов А.Н. 28 ноября 2000 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Кашутина В.И.,

судей Аршинова А.Н., Егорова Л.И.

с участием прокурора Мыльниковой Т.И.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 28 ноября 2000 г. дело по кассационному протесту государственного обвинителя, помощника прокурора г. Северодвинска М., кассационной жалобе адвокатов Андреевой Ю.Л., Федоращук М.Ю., осужденного Б. на приговор Северодвинского городского суда Архангельской области от 8 сентября 2000 г., по которому:

Б., <...>, ранее судим:

1) 17.01.2000 года Северодвинским городским судом по ст. 213 ч. 2 п. "а", ст. 163 ч. 1 УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "г" УК РФ на 4 года 6 месяцев лишения свободы; по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ на 4 года лишения свободы: по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ на 4 года лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ путем частичного сложения назначенных наказаний по совокупности преступлений определено наказание в виде 6 лет лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Северодвинского городского суда от 17.01.2000 года и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию не отбытой части наказания по приговору Северодвинского городского суда от 17.01.2000 года окончательно определено наказание в виде лишения свободы на 6 лет 6 месяцев с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен с 30 мая 2000 года.

Б., <...>, ранее судим:

1) 17.01.2000 года Северодвинским городским судом Архангельской области по ст. 213 ч. 2 п. "а", ст. 163 ч. 1 УК РФ на 3 года лишения свободы условно с испытательным сроком 3 года,

осужден по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "г" УК РФ на 4 года лишения свободы, по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б", "в" УК РФ на 4 года лишения свободы; по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ на 4 года лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний определено 5 лет 6 месяцев лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору Северодвинского городского суда от 17.01.2000 г. и на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию не отбытой части наказания по приговору Северодвинского городского суда от 17.01.2000 года окончательно определено 6 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчисляется с 26 апреля 2000 года.

Н., <...>, ранее не судим,

осужден по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "г" УК РФ на 3 года лишения свободы; по ст. 163 ч. 2 пункты "а", "в" УК РФ на 3 года лишения свободы; по ст. 325 ч. 2 УК РФ на 5 месяцев исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства; по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ на 3 года лишения свободы.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно определено 3 года 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима. Срок наказания исчислен с 30 мая 2000 года.

По делу разрешен гражданский иск: взыскано с Б., Б., Н. в пользу С. пять тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи областного суда Аршинова А.Н., объяснения осужденных Б., Б., Н., поддержавших доводы жалоб и полагавших протест прокурора отклонить, заключение прокурора Мыльниковой Т.И., поддержавшей доводы кассационного протеста, судебная коллегия

 

установила:

 

Б., Б., Н. осуждены за грабеж, совершенный группой лиц по предварительному сговору, с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья, Б. и Б. - и неоднократно; Н. - за похищение у гражданина паспорта, водительского удостоверения, талона к нему, страхового медицинского полиса и справки о регистрации в Санкт-Петербурге гражданина С.

Б., Б. и Н. осуждены также за вымогательство - требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное группой лиц по предварительному сговору, Б. и Б. - и неоднократно; незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Преступления совершены ими при следующих обстоятельствах: 24 апреля 2000 года около 17 часов Б., Б., Н., заранее договорившись о совместном хищении имущества у приехавшего из Санкт-Петербурга С., пришли к последнему в квартиру <...> дома <...> по <...> и, действуя согласованно, начали требовать у С. передачи денег в сумме 5000 руб., сопровождая свои требования угрозами применения физического насилия, а Н. несколько раз ударил ребром ладони по голове и кулаком по туловищу С., причинив ему побои. Под воздействием угроз и примененного насилия С. передал им находившиеся при нем деньги в сумме 850 руб., а также пообещал занять деньги у знакомых и передать их Б., Б., Н. После этого Н. похитил паспорт, водительское удостоверение на имя С. и талон к удостоверению, медицинский страховой полис, а Б. открыто похитил флакон туалетной воды стоимостью 2300 руб., принадлежащий С., имея намерение продолжить вымогательство денег, Б., Б., Н. вместе с потерпевшим проехали к дому <...> по <...> и, войдя в него, прошли в комнату N <...>, где потребовали от С. найти и передать деньги в сумме 5000 руб.

С 20 часов 24 апреля 2000 года до 18 часов 25 апреля 2000 года Н., Б. и Б. незаконно ограничивали свободу передвижения С., удерживая его в комнате N <...> дома <...> по <...> не разрешая покинуть ее без сопровождения; около 22 часов в целях поиска денег вместе с С. ездили к его матери, при этом Б. и Б. также прошли в квартиру, а Н. остался около дома. После возвращения в комнату N <...> дома <...> по <...> Б. и Б. оставили С. в данной комнате до утра, находясь с ним, а на следующий день С. также был вынужден постоянно находиться с кем-либо из подсудимых.

Подсудимые Б., Б., Н. в судебном заседании вину не признали.

В кассационной жалобе осужденный Б. указывает, что категорически не согласен с выводами суда, изложенными в приговоре, о доказанности его вины. В основу его обвинения взяты показания С. и К., которые в судебном заседании не допрашивались; выводы суда не соответствуют фактическим обстоятельствам дела. Просит приговор суда отменить. Адвокат Андреева Ю.Л. в кассационной жалобе, будучи не согласной с приговором суда в отношении Н., указала, что суд односторонне и неполно исследовал доказательства по делу, не допросил лиц, чьи показания имеют существенное значение для дела, в частности работника милиции А., не устранены противоречия между показаниями потерпевшего С. и свидетеля В.; показаниям Б. дана неправильная оценка. Полагает, что оснований для взыскания с подсудимых компенсации морального вреда в размере 5000 рублей в пользу С. не имеется. Считает также, что действиям Н. дана неправильная юридическая оценка и суд неправильно сделал вывод, что исправление Н. возможно только с изоляцией его от общества. Просит приговор отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Адвокат Федоращук М.Ю. в кассационной жалобе указывает, что суд необоснованно осудил Б. по всему объему обвинения. Вина Б. не нашла своего подтверждения в судебном заседании, суд дал ненадлежащую оценку показаниям свидетелей, опровергающим доводы потерпевшего, наличие предварительного сговора между подсудимыми не доказано.

Суд также ошибочно квалифицировал действия Б. по ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ, т.к. в деле отсутствуют данные об ограничении свободы потерпевшего каким-либо способом. Просит обвинительный приговор в отношении Б. отменить и оправдать Б. за отсутствием в его действиях состава уголовно наказуемого деяния.

Прокурор в кассационном протесте указывает, что суд необоснованно переквалифицировал действия Б., Б. и Н. по захвату и перемещению С. против его воли с пунктов "а", "з" ч. 2 ст. 126 УК РФ на п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ и незаконно вменил в вину Н. состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 325 УК РФ, нарушив тем самым положения ст. 254 УПК РСФСР и выйдя за пределы судебного разбирательства.

Поскольку действия осужденных необоснованно квалифицированы по менее тяжкому составу, назначенное им наказание нельзя признать соответствующим тяжести содеянного и личности осужденных вследствие мягкости.

Просит приговор в отношении всех осужденных отменить из-за несоответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела, существенного нарушения уголовно-процессуального закона, неправильного применения уголовного закона и несоответствия назначенного судом наказания тяжести преступлений и личности осужденных.

Проверив материалы дела и обсудив доводы, изложенные в кассационной жалобе осужденного Б., адвокатов Андреевой Ю.Л., Федоращук М.Ю. и кассационном протесте прокурора, судебная коллегия находит приговор законным и обоснованным.

Выводы суда о доказанности вины Б., Б., Н. в совершенных преступлениях соответствуют фактическим обстоятельствам дела и основаны на проверенных в судебном заседании доказательствах, подробно изложенных в приговоре. Суд критически оценил показания осужденных, расценив отрицание ими вины как средство защиты, используемое с целью уклонения от надлежащей ответственности за содеянное.

Доводы осужденных и защиты в жалобах о том, что они не совершали в отношении С. противоправных действий, являются несостоятельными и опровергаются показаниями потерпевшего, свидетелей П., П., С., К., оснований не доверять которым не имеется ввиду их последовательности, оснований для оговора ими осужденных также не имеется. Доводы осужденных и защиты о том, что С. оговаривает их под влиянием брата, исследованы судом и признаны несостоятельными. Доводы осужденных о правомерности их действий, т.к. С. должен был им возместить стоимость пейджера, судом обоснованно не приняты во внимание, т.к. в таком случае претензии должны быть предъявлены к лицу, которое не возвращает имущество, а не к родственникам этого лица. Судом дана надлежащая оценка доводам осужденных о том, что потерпевший добровольно решил возместить стоимость пейджера, который не вернул его брат, и предложил помощь в оплате услуг адвоката, который осуществлял защиту Б.

О наличии предварительного сговора между осужденными свидетельствует согласованность их действий: Б., после того как ему удалось войти в квартиру С., вызвал Б. и Н., после чего они начали требовать передачи денег. О наличии у виновных в тот момент умысла не только на вымогательство, но и на грабеж свидетельствует то, что они, не доверяя С., обыскали квартиру.

Действия Н., связанные с хищением важных личных документов, суд признал как необоснованно квалифицированными по ст. 161 УК РФ, т.е. как грабеж, и переквалифицировал их с грабежа на ч. 2 ст. 325 УК РФ, не ухудшив при этом положение Н.

Доводы прокурора в кассационном протесте о необоснованной переквалификации действий осужденных со ст. 126 ч. 2 пункты "а", "з" на ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ являются также несостоятельными. Объективную сторону состава преступления, предусмотренного ст. 126 УК РФ, образует тайное или открытое деяние в виде завладения живым человеком, сопряженное с перемещением его в другое место и последующим ограничением свободы. Суд не добыл доказательств, изобличавших осужденных в захвате потерпевшего, пришел к выводу об отсутствии у осужденных умысла на противоправное завладение человеком и переквалифицировал их действия по п. "а" ч. 2 ст. 127 УК РФ как незаконное лишение человека свободы, не связанное с его похищением, совершенное группой лиц по предварительному сговору.

Суд в приговоре дал надлежащую оценку всем доказательствам и пришел к правильному выводу о квалификации действий Б. по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "г"; ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б", "в"; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ; действий Б. по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "б", "г"; ст. 163 ч. 2 пункты "а", "б", "в"; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ; Н. - по ст. 161 ч. 2 пункты "а", "г"; ст. 163 ч. 2 пункты "а", "в"; ст. 325 ч. 2; ст. 127 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Нарушений норм уголовно-процессуального законодательства, влекущих отмену или изменение приговора, не имеется.

Мера наказания осужденным назначена в соответствии с законом, с учетом содеянного и данных о личности виновных.

При назначении наказания суд в полной мере учел все обстоятельства и назначил справедливое наказание.

Б. и Б. ранее совершали преступления, настоящие преступления совершены в период не отбытого наказания по предыдущему приговору, поэтому суд обоснованно и в соответствии с законом назначил наказание, связанное с реальным лишением свободы.

Решение о необходимости назначения Н. наказания, связанного с реальным лишением свободы, судом в приговоре мотивировано надлежащим образом.

При разрешении гражданского иска потерпевшего, которому преступлением причинен моральный вред, о компенсации морального вреда суд руководствовался положениями ст. 151 ГК РФ и при определении размера компенсации морального вреда, учитывая характер причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, связанных с его индивидуальными особенностями, степень вины осужденных и другие конкретные обстоятельства дела. С учетом того, что моральный вред причинен потерпевшему в результате преступных действий Б., Б., Н., обязанность компенсации морального вреда судом возложена на них.

Оснований для отмены или изменения приговора не имеется.

Руководствуясь п. 1 ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Северодвинского городского суда Архангельской области от 8 сентября 2000 года в отношении Б., Б., Н. оставить без изменения, а кассационный протест прокурора, жалобу осужденного Б., адвокатов Андреевой Ю.Л., Федоращук М.Ю. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь