Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПЕРМСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

О РАБОТЕ СУДОВ ПЕРМСКОЙ ОБЛАСТИ ПО РАССМОТРЕНИЮ

УГОЛОВНЫХ ДЕЛ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, СВЯЗАННЫХ С НЕЗАКОННЫМ

ОБОРОТОМ НАРКОТИЧЕСКИХ СРЕДСТВ, ПСИХОТРОПНЫХ,

СИЛЬНОДЕЙСТВУЮЩИХ И ЯДОВИТЫХ ВЕЩЕСТВ ЗА 1999 ГОД

 

В 1999 году в производстве судов области находилось 1715 дел данной категории (ст. 228-234 УК РФ).

Окончено производством 1530 дел, из них: с вынесением приговора 1417 на 1689 человек; с прекращением, в том числе и по реабилитирующим основаниям - 40 дел; с применением принудительных мер к лицам, признанным невменяемыми - 7 дел; обращено на дополнительное расследование - 63 дела.

Осужденные за незаконные действия с наркотическими средствами составили 4,6% от числа всех осужденных (1689 от 36000 чел.).

В 1996 году число приговоров по делам, связанным с наркотиками, составляло 2 процента от общего числа.

Как и в прежние годы, наибольшее количество дел данной категории рассмотрено Мотовилихинским (на 220 чел.), Ленинским (на 224 чел.), Свердловским (на 102 чел.), Кировским (на 101 чел.) районными судами города, а также Березниковским (на 116 чел.), Краснокамским (на 63 чел.), Чайковским (на 73 чел.), Чусовским (на 62 чел.), Соликамским (на 35 чел.) городскими судами Пермской области.

Крайне неблагополучная обстановка сложилась в г. Лысьва, где из 1288 лиц, осужденных по всем приговорам - 188 человек осуждены за незаконный оборот наркотиков, то есть каждый 6 человек.

Не рассматривались уголовные дела о преступлениях, связанных с наркотиками, лишь тремя судами: Березовским, Ильинским, Суксунским.

Осуждены:

по ст. 228 ч. 1 УК РФ - 1111 чел.,

ст. 228 ч. 2 УК РФ - 30 чел.,

ст. 228 ч. 3 УК РФ - 348 чел.,

ст. 228 ч. 4 УК РФ - 179 чел.,

ст. 229 УК РФ - 9 чел.,

ст. 230 УК РФ - 2 чел.,

ст. 231 УК РФ - 2 чел.,

ст. 232 УК РФ - 7 чел.,

ст. 234 УК РФ - 20 чел.

Приведенные данные свидетельствуют о том, что преобладающим явилось осуждение по ч. 1 ст. 228 УК РФ - незаконное приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта, то есть фактически за действия, связанные с личным употреблением наркотических средств. Осужденные по ч. 2, 3, 4 ст. 228 УК РФ, как показало изучение дел, это в большинстве лица, изготовившие наркотические средства также для личного либо коллективного их употребления.

За сбыт же наркотических средств, выразившийся в систематической их продаже с целью обогащения (наркобизнес), осуждено незначительное число лиц.

Отсюда вывод, что несмотря на резкий рост преступности и судимости в регионе по делам, связанным с наркотиками, борьба с их незаконным оборотом фактически свелась к выявлению и привлечению к уголовной ответственности лиц, употребляющих наркотики, то есть страдающих наркоманией, находящихся в наркотической зависимости и нуждающихся, прежде всего, в медицинской помощи.

Между тем, должная и целенаправленная работа по выявлению сбытчиков наркотиков, источников приобретения наркотических средств, каналов их сбыта, на что прежде всего и были направлены новый Уголовный кодекс и Федеральный закон "О наркотических средствах и психотропных веществах", не ведется. Чаще всего фабула обвинения, изложенная органами следствия в обвинительном заключении, выглядит следующим образом: "гражданин Н. в неустановленное время, в неустановленном месте, у неустановленного лица приобрел наркотическое средство".

По ряду дел видно, что работники милиции задерживали наркоманов в установленных местах торговли, непосредственно после покупки наркотиков, тем не менее, к ответственности привлекались только приобретатели наркотиков.

Складывается впечатление, что делается это подчас с тем, чтобы создать видимость благополучной борьбы с наркобизнесом высокими показателями преступности и судимости за незаконный оборот наркотических средств за счет привлечения к уголовной ответственности лиц, употребляющих наркотики.

Такие уголовно наказуемые деяния как незаконное приобретение, хранение, изготовление наркотических средств без цели сбыта (диспозиция ст. 228 УК РФ) это ничто иное, как действия, непосредственно предшествующие употреблению наркотиков, а потому, выявить наркоманов значительно проще, нежели поставщиков и сбытчиков наркотических средств.

Следует также отметить, что преступность и судимость резко возросли за счет действий, которые до принятия нового уголовного закона подпадали под административное правонарушение, ст. 44 Кодекса "Об административных правонарушениях", предусматривающая ответственность за приобретение и хранение наркотических средств в небольшом количестве, хотя и не отменена, работать перестала, ибо размер наркотиков, даже для одноразового употребления, в соответствии с рекомендациями, данными Постоянным Комитетом по наркотикам, дает основания для применения мер уголовной ответственности.

Подобный подход к борьбе с незаконным оборотом наркотических средств малоэффективен и не решает проблем наркомании.

Число лиц, употребляющих наркотики, в регионе резко возрастает. Как видно из анализа дел, существуют определенные места для торговли наркотиками (Универсам, ЦКР, рынок на площади Восстания). Наркотическая ситуация в регионе характеризуется еще одним фактором, ее усугубляющим: если ранее основное распространение имели наркотики, приготовленные кустарным способом из растений мака, конопли, то в последние два года резко растет распространение такого вида наркотика, как героин, основным источником поставок которого являются Средняя Азия и Афганистан. Последнее обстоятельство еще раз подтверждает, что без усиления деятельности правоохранительных органов по выявлению наркокурьеров и сбытчиков наркотических средств, перекрытию каналов их поступления и сбыта, ситуация в регионе не изменится.

Возросло число женщин, осужденных за незаконный оборот наркотиков, в том числе и за действия, связанные со сбытом наркотических средств, для многих из них это источник содержания семьи. За 1999 год осуждено 317 женщин.

За 1999 год обжаловано и опротестовано 254 приговора по делам, связанным с незаконным оборотом наркотиков, из них:

отменено - 17

изменено - 37

стабильность составила - 78,7%

стабильность приговоров по всем категориям дел по городу Перми - 90,1%.

Изучение дел показало, что суды испытывают трудности в применении уголовного закона по делам данной категории, особенно в применении ст. 228 УК РФ. Ошибки в применении закона во многом определены конструкцией данной статьи, а именно тем, что диспозиция ч. 1 и 2 предусматривает несколько самостоятельных уголовно - наказуемых деяний, определенные условия при которых, то или иное предусмотренное диспозицией статьи деяние, является уголовно - наказуемым, в диспозиции одного и того же закона (ч. 2 ст. 228 УК РФ) заложены действия, существенно отличающиеся по степени общественной опасности (с целью сбыта и без таковой), предмет преступления требует специальных познаний и экспертного исследования.

В связи с этим Пленум Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года N 9 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, психотропными, сильнодействующими и ядовитыми веществами "разъяснил": "При рассмотрении дел о преступлениях, предметом которых являются наркотические средства или психотропные вещества, суды должны руководствоваться утвержденным Правительством РФ Перечнем наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, подлежащих контролю в РФ, а при рассмотрении дел о преступлениях, связанных с сильнодействующими или ядовитыми веществами - Списками сильнодействующих и ядовитых веществ, издаваемых Постоянным Комитетом по контролю наркотиков при Министерстве здравоохранения РФ. Учитывая, что для определения вида средств и веществ (наркотическое, психотропное, сильнодействующее или ядовитое), их названий и свойств, происхождения, способа изготовления или переработки, а также для установления принадлежности растений к культурам, содержащим наркотические вещества, требуются специальные познания; суды при рассмотрении дел данной категории должны располагать соответствующими экспертными заключениями, полученными в соответствии с методиками, утвержденными Постоянным Комитетом по контролю наркотиков. Имея в виду, что незаконные приобретение или хранение наркотических средств без цели сбыта отличаются по правовым последствиям от аналогичных действий, совершенных с целью сбыта, суды по каждому такому делу должны устанавливать цель приобретения и хранения виновным наркотических средств.

В ходе проверки выявлены следующие наиболее распространенные ошибки, связанные с особенностями изложения фабулы обвинения, его мотивировкой, оценкой доказательств, квалификацией действий по ст. 228 УК РФ.

 

Ч. 1 ст. 228 УК РФ

 

По многим делам обвинение предъявлено не в соответствии с диспозицией закона, то есть фактически состав преступления не описан, фабула обвинения излагается следующим образом: "Овчинников приобрел незаконно, в неустановленном месте, наркотическое средство в виде растительного вещества зеленого цвета и хранил его вплоть до задержания"; "Варламов В.В. в августе 1999 года на огороде, путем сбора, приобрел наркотическое средство - в виде головок мака, хранил при себе". Между тем, головки мака в Перечне наркотических средств отсутствуют. Аналогичным образом изложено обвинение и описательная часть приговора по делам по обвинению Набиева, Мингазугуллова, Лесина, Шайдуллина, Захарова, Балабанова (Чайковский горсуд); Трубина С.С., Быстрых С.П. (Лысьвенский горсуд).

Обвинительный приговор по ч. 1 ст. 228 УК РФ может быть постановлен только тогда, когда установлен вид и количество наркотического или психотропного вещества в граммах, соответствующее крупному размеру, согласно рекомендациям Постоянного Комитета по наркотикам об отнесении находящихся в незаконном обороте наркотических средств к небольшому, крупному, особо крупному размеру, и цель приобретения.

Обоснованно Лысьвенский горсуд оправдал Мусихина О.З. по ст. 228 ч. 1 УК РФ, несмотря на то, что он же был признан виновным в изготовлении наркотического средства - ацетилированного опия, в том числе и из принадлежащего ему опия - сырца, поскольку следствие не установило и не указало в обвинении количество приобретенного им опия - сырца.

Коллегия отменила с прекращением приговор Ленинского районного суда г. Перми в отношении Гуляева В.Н., так как следствие и суд установили, что им было приобретено 0,095 гр. опия, что не является крупным размером.

Осуждая Белова М.В. (Ленинский райсуд) за приобретение, хранение в целях сбыта и за сбыт наркотических средств в особо крупном размере по ч. 4 ст. 228 УК РФ, суд в описательной части приговора не указал, что приобретал Белов наркотическое средство с целью сбыта, не привел и мотивировку такого вывода. По делу установлено, что приобрел героин для себя, хранил у себя в киоске, по настоятельной просьбе часть наркотика продал Сырыгиной.

Отменен судебной коллегией приговор в отношении Теленкова, Сапрыкина (Краснокамский суд) по ст. 228 ч. 1 УК РФ, так как не установлено и не указано в приговоре количество приобретенного ими наркотического средства. Обвинение, как того требует диспозиция ч. 1 предъявлено не было.

Лысьвенский горсуд по делу Каменских К.Б. установил, что 16, 23, 30 августа, 7, 14 сентября 1999 года, каждый раз он незаконно, без цели сбыта приобретал наркотическое средство опий в неустановленном количестве, хранил у себя дома, каждый раз изготавливал ацетилированный опий, который употреблял. 21 сентября 1999 года изготовил не менее 0,14 гр. ацетилированного опия (это количество было изъято), однако следствие предъявило предположительно количество и вид приобретенного и изготовленного наркотика по каждому эпизоду. Суд обоснованно исключил из обвинения все эпизоды за исключением эпизода от 21 сентября 1999 года, ссылаясь на отсутствие объективных данных, и прежде всего - изъятие наркотических средств и их исследование. Вместе с тем, по эпизоду от 21 сентября 1999 года осудил Каменских не только по ст. 228 ч. 3 УК РФ за изготовление ацетилированного опия в количестве 0,14 гр., что объективно подтверждается фактом изъятия наркотика и заключением экспертизы, но и по ст. 228 ч. 1 УК РФ, мотивируя тем, что коль скоро у подсудимого изъято изготовленное наркотическое вещество в крупном размере, следовательно и приобретен им был наркотик в крупном размере, при этом суд не указал и не мог указать какой же именно наркотик был приобретен Каменских и использован в последующем для изготовления ацетилированного опия, поскольку такие данные в материалах дела, включая и заключение экспертизы, отсутствуют. Каменских также не указывал обстоятельств приобретения им наркотического средства и его количества.

Аналогичным образом, не установив вид и количество приобретенного Разумовской Е.А. наркотического средства, при отсутствии в заключении экспертизы данных о том, из чего был изготовлен изъятый и исследованный наркотик - ацетилированный опий, Лысьвенский суд признал ее виновной в приобретении и хранении без цели сбыта неустановленного наркотического средства, исходя из того факта, что изготовлен был именно наркотик и в крупном размере, следовательно, приобретен был также наркотик в крупном размере.

Такой подход к решению вопроса недопустим, ибо количество изготовленного наркотического средства и количество приобретенного наркотика, либо наркотического сырья, использованного для изготовления, не есть равнозначные величины. Кроме того, такой подход противоречит п. 1 Постановления Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года.

Имели место факты необоснованного прекращения дел по ч. 1 ст. 228 УК РФ, и неверной юридической оценки вследствие неправильного толкования объективной стороны данного состава преступления и невнимательного анализа диспозиции ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Так, Свердловский райсуд г. Перми прекратил уголовное дело в отношении Полушкина по ст. 228 ч. 1 УК РФ, полагая, что ответственность уголовная по данному закону наступает лишь в случае, когда установлено, что из приобретенного наркотического средства был изготовлен наркотик в крупном размере, что не соответствует диспозиции ч. 1 ст. 228 УК РФ, ответственность по которой наступает за незаконное приобретение и хранение наркотических средств в независимости от последующих действий по изготовлению.

В порядке надзора изменены 2 приговора (Кунгурский, Пермский суды), действия осужденных по ст. 228 ч. 4 УК РФ за приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере переквалифицированы на ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Зардиашвили Ш.А. (Добрянский райсуд) осужден по ст. 224 ч. 4 УК РСФСР за незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотических средств, совершенное неоднократно. Коллегия переквалифицировала его действия на ч. 3 ст. 224 УК РСФСР.

Квалифицирующие признаки, содержащиеся в ч. 3, 4 ст. 228 УК РФ, предусмотрены только для тех незаконных действий с наркотиками, которые изложены в диспозиции ч. 2 ст. 228 УК РФ (незаконное приобретение, хранение наркотических средств только с целью сбыта, перевозка, изготовление наркотических средств как с целью сбыта, так и без таковой, сбыт наркотических средств).

Независимо от наличия квалифицирующих признаков, предусмотренных ч. 3, 4 ст. 228 УК РФ (особо крупный размер, неоднократная или непогашенная судимость по ст. 228 УК РФ и т.д.), ответственность за незаконное приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта, наступает всегда по ч. 1 ст. 228 УК РФ. На это указывается и в Постановлении Пленума Верховного суда РФ (подпункты 4, 2 пунктов 2 и 8).

Состав ч. 1 ст. 228 УК РФ окончен с момента совершения указанных в ней действий, предусматривает только прямой умысел (осознает, что приобретает или хранит наркотические средства и желает так действовать). Понятие приобретения, хранения дано в п.п. 2, 3 пункта 2 Постановления Верховного Суда РФ от 27.05.98 года.

 

Ч. 2 ст. 228 УК РФ

 

предусматривает ответственность за незаконное приобретение и хранение наркотических средств с целью сбыта, изготовление, переработку, перевозку, пересыпку наркотических средств как с целью сбыта, так и без таковой, за сбыт наркотических средств - в размере, не являющимся крупным и особо крупным.

Диспозиции ч. 3 и 4 ст. 228 УК РФ содержат те же уголовно наказуемые деяния, что и ч. 2 указанной статьи, но с определенными квалифицирующими признаками, действия же, предусмотренные ч. 1 ст. 228 УК РФ (приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта), в диспозицию ч. 2 ст. 228 УК РФ, соответственно ч. 3 и 4 данной статьи не заложены. Указанные особенности конструкции ст. 228 УК РФ следует иметь в виду при решений вопроса о квалификации в случае совершения виновным действий, предусмотренных различными составами (частями) этого закона.

Обобщение показало, что к сожалению, эти особенности органами следствия и судами не всегда учитываются.

Наиболее распространенные ошибки:

1) Когда органы следствия действия, выразившиеся в незаконном приобретении и хранении наркотических средств без цели сбыта в крупном размере, совершенные в совокупности с другими незаконными операциями с наркотиками, предусмотренными ч. 2, 3, 4 ст. 228 УК РФ, включают в эти составы, самостоятельно по ч. 1 ст. 228 УК РФ не квалифицируют.

Так, Березниковский горсуд осудил Рачева по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, за то, что он без цели сбыта приобрел марихуану в количестве 1,72 гр., а затем сбыл ее, хотя диспозиция ч. 3 ст. 228 УК РФ таких действий как приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта не содержит, органы следствия самостоятельное обвинение Рачеву по ч. 1 ст. 228 УК РФ не предъявили, суд в данной ситуации был связан предъявленным обвинением и не мог в соответствии с требованиями ст. 254 УПК РСФСР и разъяснениями Пленума Верховного Суда от 27 мая 1999 года (п. 6) дополнительно квалифицировать действия Рачева по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Дубовицкая О.С. по приговору Свердловского райсуда осуждена по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, в том числе и за приобретение наркотических средств в крупном размере без цели сбыта, при этом суд обоснованно не квалифицировал ее действия ч. 1 ст. 228 УК РФ, ибо такое обвинение ей органами следствия предъявлено не было, а ч. 3 ст. 228 УК РФ ответственность за действия, изложенные в диспозиции ч. 1 ст. 228 УК РФ, не предусматривает. Фактически органы следствия никакой правовой оценки действиям Дубовицкой О.С. в части приобретения и хранения ею наркотических средств без цели сбыта не дали, а следовательно не вправе этого делать без обращения дела к доследованию в суд.

Ошибочно не было органами следствия предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 228 УК РФ в совокупности с ч. 3 ст. 228 УК РФ Пустобаеву А.В. (Лысьвенский горсуд), по делу установлено, что он приобрел без цели сбыта 2 гр. опия, из которого изготовил ацетилированный опий. Суд обоснованно, в этой ситуации, рассмотрел дело в пределах предъявленного обвинения, осудив Пустобаева только по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ.

По приведенным выше делам суду следовало вынести частное определение в адрес следственных органов на допущенные нарушения уголовного закона.

2) Необоснованно суды исключают из обвинения ч. 1 ст. 228 УК РФ. Абсолютно неверную позицию в свете рассматриваемого вопроса занял Краснокамский суд по делу Лямина М.И. Ему было предъявлено обвинение по совокупности преступлений по ч. 1 ст. 228 УК РФ (приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта) и п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ (изготовление наркотических средств в крупном размере), однако суд исключил ч. 1 ст. 228 УК РФ, указав, что действия Лямина по приобретению и хранению наркотических средств без цели сбыта полностью охватываются ч. 3 ст. 228 УК РФ. По протесту прокурора приговор отменен, указано, что диспозиция ч. 3 ст. 228 УК РФ не предусматривает ответственность за приобретение и хранение наркотических средств без цели сбыта.

Суд вправе из предъявленного обвинения по ч. 3, 4 ст. 228 УК РФ выделить в самостоятельный состав, предусмотренный ч. 1 ст. 228 УК РФ, действия виновного только в том случае, если ему предъявлялось обвинение в приобретении и хранении наркотических средств в крупном или особо крупном размере с целью сбыта, однако в судебном заседании цель сбыта не нашла своего подтверждения как в целом, так и по отдельным эпизодам. При этом, назначенное наказание по совокупности преступлений в порядке ст. 69 УК РФ не может превышать наказания, предусмотренного санкцией статьи, по которой виновному было предъявлено обвинение. Если лицу предъявлено обвинение в совершении неоконченного состава преступления, предусмотренного ч. 3 и 4 ст. 228 УК РФ, выделение в самостоятельный состав действий по ч. 1 ст. 228 УК РФ недопустимо.

3) Необоснованное осуждение по совокупности ч. 3 и 4 ст. 228 УК РФ.

Учитывая, что ч. 2, 3, 4 ст. 228 УК РФ предусматривают ответственность за одинаковые действия (общая диспозиция, изложенная в ч. 2 ст. 228 УК РФ), различаются лишь по квалифицирующим признакам, при наличии в действиях виновного квалифицирующих признаков как ч. 3, так и ч. 4, действия следует квалифицировать только по ч. 4 ст. 228 УК РФ, с указанием словами всех квалифицирующих признаков и ч. 3 УК РФ, при этом дополнительной квалификации по ч. 3 ст. 228 УК РФ не требуется (вопрос решается по аналогии со ст. 158 УК РФ).

Так, Ветошкин И.Е. был признан виновным в том, что приобрел с целью сбыта опий - 10,62 гр. (то есть в особо крупном размере), ацетилированный опий - 1,40 гр. (крупный размер). Органы следствия, а затем суд, квалифицировали его действия по совокупности ст. 228 ч. 3 п. "в" (приобретение ацетилированного опия с целью сбыта в крупном размере) и ч. 4 ст. 228 УК РФ (приобретение с целью сбыта опия в особо крупном размере). Коллегия исключила из приговора осуждение Ветошкина по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ, как необоснованно предъявленное, ибо эти действия полностью охватываются диспозицией ст. 228 ч. 4 УК РФ, осуждение в данной ситуации виновного по совокупности преступлений, с учетом требований ст. 69 УК РФ существенно ухудшает его положение.

Бахтин осужден Индустриальным райсудом по совокупности ст. 228 ч. 3 п. "в" и ст. 228 ч. 4 УК РФ по признакам совершения аналогичных действий по ряду эпизодов в крупном размере, а по одному эпизоду - в особо крупном размере. По протесту прокурора коллегия исключила из приговора осуждение Бахтина по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ.

Приговором Лысьвенского суда Селин С.И. признан виновным в том, что 4 ноября 1997 года изготовил менее 0,01 гр. ацетилированного опия (не является крупным размером), а 3.12.1998 года изготовил 0,97 гр. ацетилированного опия (крупный размер). Суд квалифицировал его действия по первому эпизоду ст. 228 ч. 2 УК РФ, а по второму - ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, в то время как действия осужденного следовало квалифицировать только ст. 228 ч. 3 УК РФ по признакам п.п. "б, в" - как изготовление наркотических средств без цели сбыта, совершенное неоднократно, в крупном размере, исключив тем самым применение ст. 69 УК РФ. (Приговор не обжалован и не опротестован).

Такая позиция вытекает и из разъяснения, изложенного в п. 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.05.98 г.

Ошибки, связанные с неправильной оценкой фактических обстоятельств, направленностью умысла, толкованием понятий - изготовление, перевозка, сбыт наркотических средств.

1) Перевозка наркотических средств без цели сбыта.

Ответственность за незаконную перевозку наркотических средств прежде всего направлена против наркокурьеров, а потому применение данного закона там, где незаконный оборот наркотиков связан со сбытом, трудностей не вызывает. Что же касается перевозки наркотических средств без цели сбыта, то, как показала судебная практика, эта норма закона оказалась недействующей. Такую позицию следует признать правильной, ибо она согласуется с понятием преступления (ст. 14 УПК РФ) и не противоречит Постановлению Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами" от 27 мая 1998 года.

Изучение дел показало, что в отличие от предыдущих лет (особенно 1997 года) органы следствия реже предъявляли обвинение в незаконной перевозке наркотических средств без цели сбыта, а там, где такое обвинение все же предъявлялось, суды выносили оправдательные приговоры за отсутствием состава преступления. В то же время нередко изменения в этой части в приговоры вносились и судебной коллегией.

Так, Березниковский горсуд обоснованно оправдал по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ Якубова К.С. по ст. 228 ч. 4 УК РФ, не усмотрев в действиях незаконной перевозки наркотических средств без цели сбыта.

Лысьвенским горсудом Пустобаев А.В. был осужден по ст. 228 ч. 2 УК РФ за изготовление наркотического средства - ацетилированного опия, и за перевозку в г. Пермь оставшегося в шприце наркотика после его употребления. Коллегия исключила перевозку, указав, что нахождение наркотика в шприце при Пустобаеве, предусмотренного для личного употребления во время поездки осужденного из г. Лысьвы в г. Пермь, является разновидностью хранения.

Отменяя приговор Добрянского суда в отношении Дуняшева О.А. по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ (собрал на станции Ярино маковые головки и поехал в г. Пермь для приобретения уксусного ангидрида, чтобы изготовить наркотик, в электричке был задержан), коллегия указала, что умысел (прямой) на перевозку Дуняшевым маковой соломки не установлен, его действия по перемещению маковой соломки с места приобретения к месту последующего изготовления наркотического средства для личного употребления следует расценивать как хранение.

По протесту прокурора коллегия отменила по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ приговор Соликамского городского суда, указав: "По смыслу закона незаконная перевозка предполагает только прямой умысел, следовательно, необходимо установить, что транспортное средство использовано с целью перемещения наркотических средств. Один лишь факт задержания Веревкина при въезде в г. Соликамск на автомашине Неклюдова, в качестве пассажира, явно недостаточен для вывода о том, что Веревкин незаконно перевозил наркотическое средство. Из показаний Неклюдова следует, что Веревкин поехал в Соликамск посмотреть продаваемую машину, на посту ГАИ при досмотре у него в кармане брюк обнаружен наркотик, в данном случае имело место лишь незаконное хранение осужденным при себе приобретенного для личного употребления наркотического средства при отсутствии умысла на использование транспортного средства с целью перемещения наркотических средств.

Очерский суд необоснованно усмотрел в действиях Власова незаконную перевозку и осудил его по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ за то, что он из колонии, откуда освободился после отбытия наказания, перевез к месту жительства наркотики, используемые для личного потребления.

Гюлахмедова (Березниковский горсуд) везла на общественном транспорте с места приобретения к месту жительства наркотическое средство героин, предназначенный для личного потребления, при этом часть наркотика употребила недалеко от места приобретения. Коллегия отменила приговор в части осуждения ее по ст. 228 ч. 4 УК РФ.

Аналогичные изменения коллегия внесла в приговоры Кунгурского горсуда по делу Бабиева, Березниковского горсуда по делу Баранова.

При решении вопроса о наличии в действиях виновного данного состава преступления следует руководствоваться п. 4 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года, который гласит: "Не может квалифицироваться как перевозка, хранение лицом во время поездки наркотиков в небольшом количестве (небольшое количество не подлежит сравнению с такими чисто юридическими понятиями как небольшой, крупный и особо крупный размер, это абсолютно различные показатели для определения величины), предназначенных для личного употребления.

Вопрос о перевозке без цели сбыта и отграничении от хранения во время поездки должен решаться в каждом конкретном случае с учетом направленности умысла (перевозка возможна только с прямым умыслом), цели использования транспортного средства, количества, размера, объема и места нахождения наркотических средств и всех других обстоятельств дела.

Александровский суд осудил по ст. 228 ч. 4 УК РФ за незаконную перевозку наркотических средств без цели сбыта в особо крупном размере Ханеня С.В. и Панькова О.Б., мотивируя умысел тем, что подсудимые везли наркотическое средство в размере, превышающем в несколько раз разовую дозу употребления, из одного города в другой, именно для этой цели специально нашли машину, спрятали опий в чехле автомобиля. В то же время из обстоятельств, установленных и изложенных в приговоре, следует: "Подсудимые договорились приобрести для личного употребления наркотическое средство, съездить за ним в г. Кизел, с этой целью Ханеня нашел автомашину для поездки в Кизел, приехав туда приобрели 13,7 гр. героина, который перевезли в г. Александровск, где намерены были изготовить из него готовый к употреблению наркотик и употребить, по дороге машину остановили работники ГИБДД для проверки, обнаружили наркотик. Таким образом суд установил, что транспортное средство использовалось для поездки в г. Кизел, с целью приобретения наркотических средств и возвращении домой. Спрятан же наркотик под чехол был в тот момент, когда машину остановили работники милиции, не для того, чтобы беспрепятственно перевезти наркотическое средство, а чтобы избежать уголовной ответственности. Вывод суда об использовании транспортного средства непосредственно для перевозки наркотических средств из описательной части не вытекает (приговор не обжалован и не опротестован).

2) Изготовление наркотических средств.

Имели место ошибки, когда признавались изготовлением:

а) измельчение листьев конопли, а это ничто иное, как марихуана, и начинение ею гильзы сигареты;

б) измельчение маковой соломки через мясорубку;

в) выдавливание из головок мака молочка, которое в свернувшемся виде представляет собой опий;

г) разведение героина водой.

Так, обоснованно Березниковский горсуд оправдал по ст. 228 ч. 4 УК РФ Смирнова Р.Н., Скарюкина за отсутствием в их действиях незаконного изготовления наркотических средств, указав, что "преобразование героина - наркотического средства, готового к потреблению, в жидкое состояние, путем разведения водой, не является изготовлением, а является приспособлением данного наркотика к употреблению путем внутривенной инъекции".

Аналогичное решение суд принял и по делу Сухарева Л.К.

(Приговоры не обжаловались и не опротестовывались).

Обоснованно Краснокамский горсуд не усмотрел изготовление в действиях Рыбина, который развел водой героин и подогрел этот раствор на огне.

По смыслу закона (п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года, Федерального закона "О наркотических средствах и психотропных веществах") изготовление и переработка будут иметь место, когда из вещей (наркосырья) непригодных к употреблению делается готовый к употреблению наркотик путем воздействия на него (чаще термическое) с использованием специальных объектов, например прекурсоров (уксусный ангидрид, растворители, ацетон, эфедрин и т.д.), либо из одного вида наркотика готовится новый (из опия - героин). При этом переработка в отличие от изготовления направлена на рафинирование (очистку от посторонних примесей) твердой или жидкой смеси, содержащей одно или несколько наркотических средств, либо на повышение в такой смеси (препарате) концентрации наркотического средства или психотропного вещества (из опия - сырца - ацетилированный, экстракционный опий).

Изучение показало, что органы следствия чаще всего подменяют понятие - переработка понятием - изготовление, либо не подразделяют эти действия, предъявляя обвинение в изготовлении, переработке наркотических средств.

Если следствие предъявило обвинение в изготовлении, переработке наркотических средств, суд вправе уточнить фабулу обвинения, используя термин, соответствующий фактически выполненным действиям (или переработка, или изготовление). Если же виновному ошибочно предъявлено обвинение, к примеру, в изготовлении наркотических средств вместо переработки, и наоборот, суд не может в приговоре заменить одно понятие на другое.

Лямину М.И. (Свердловский райсуд) было предъявлено обвинение в приобретении, хранении и переработке наркотических средств, суд же осудил его по п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ, за незаконное изготовление наркотических средств. Изготовление Лямину не предъявлялось. По протесту прокурора коллегия исключила из приговора незаконное изготовление, действия переквалифицировала на ч. 1 ст. 228 УК РФ, указав на нарушение судом требований ст. 254 УПК РСФСР.

В качестве примера, когда органами следствия правильно предъявлено обвинение с позиции отграничения переработки от изготовления, можно привести дело по обвинению Щербакова В.Д. (Александровский суд) - "В личных целях для повышения концентрации наркотика путем очищения от примесей с применением уксуса переработал ранее приобретенное наркотическое средство - опий - сырец, получив экстракционный опий 0,85 гр.".

В п. 5 Постановления Пленум указал: "Для правильного решения вопроса о наличии или отсутствии состава изготовления или переработки наркотических средств суды в необходимых случаях должны располагать заключением эксперта о виде полученного средства, его названии, способа изготовления или переработки. Оконченным преступление следует считать с начала действий, направленных на получение готовых к употреблению наркотических средств".

К сожалению, как свидетельствует судебная практика, эти специфические особенности судами учитываются не всегда, что приводит к многочисленным ошибкам в квалификации.

Дульцев (Добрянский суд) осужден по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, в своих показаниях рассказал, что из сока головок мака, с использованием уксусного ангидрида готовил наркотик, который в процессе "варки" был изъят работниками милиции. По заключению экспертов из изъятого "варева" должен получиться ацетилированный опий, но в заключении отсутствуют данные о том, в каком количестве был бы получен наркотик. Коллегия переквалифицировала действия со ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 228 ч. 2 УК РФ.

Индустриальным райсудом по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ осужден Капустин. Из материалов дела следует, что изготовленное наркотическое средство не изъято, изъяты лишь кастрюля, в которой готовился наркотик, со следовыми остатками, вес их не установлен, следствием он указан предположительно, со слов подсудимого. Со ст. 228 ч. 3 УК РФ коллегия переквалифицировала действия на ч. 2 ст. 228 УК РФ.

Шуваловой, Укшину предъявлено обвинение в том, что они приобрели 0,64 гр. экстракта маковой соломки, из которой изготовили наркотическое средство в крупном размере. Из материалов дела и приговора следует, что из квартиры была изъята посуда с веществом, в стадии "варения", по заключению экспертизы изъятое является экстрактом маковой соломки в количестве 0,64 гр. Из приговора следует, что осужденные из 0,64 гр. экстракта маковой соломки, приобретенной Шуваловой, изготовили 0,64 гр. того же экстракта, а потому коллегия переквалифицировала их действия на ст. 30-228 ч. 3 п. "а" УК РФ.

По приговору Индустриального райсуда Холодов осужден по ст. 228 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ и ст. 228 ч. 1 УК РФ за то, что приобрел 0,52 гр. опия, 1 мл уксусного ангидрида, по предварительному сговору изготовил ацетилированный опий. Между тем, изъятое вещество, которое, как указал Холодов, было ими изготовлено, по заключению экспертизы оказалось опием, то есть исходным, используемым ими в процессе изготовления. Изменяя квалификацию на ст. 30-228 ч. 3 п. "а" УК РФ, коллегия указала, что желая получить ацетилированный опий, подсудимый выполнил все действия по его изготовлению, но новое наркотическое средство получено не было, то есть преступление не доведено до конца.

Добрянский суд признал виновным Зардиашвили в изготовлении неоднократно ацетилированного опия, соответственно 3,5 мл, 3,5 мл, 3,5 мл, 5 мл и т.д. Ацетилированный опий никогда не изымался, экспертиза для определения вида и средств, их названий и свойств, размера не проводилась. Коллегия отменила приговор за отсутствием доказательств виновности Зардиашвили в данном преступлении.

Лысьвенский горсуд, признав Быстрых С.П. виновной в том, что она у неустановленного следствием лица приобрела незаконно наркотическое средство, хранила, у себя дома без цели сбыта изготовила из приобретенного наркотического средства - наркотическое средство, осудил ее по ст. 228 ч. 2 УК РФ. Хранимое наркотическое средство изъято, является по заключению экспертизы опием - сырцом - 5,9 гр. Органы следствия предъявляли изготовление ацетилированного опия, однако он не изымался. Суд же вообще не установил и не указал в приговоре, какое наркотическое средство и в каком количестве было изготовлено Быстрых, и какое наркотическое средство приобреталось ею (приговор не опротестован и не обжалован).

Этим же судом осуждена по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ Дубовицкая О.С. Из приговора: "Приобрела без цели сбыта 4 гр. опия - сырца, из которого изготовила наркотическое средство в крупном размере". Суд не указал, что именно Дубовицкая изготовила. Согласно заключению экспертизы вещество с поверхности 4-х фрагментов полимерного материала (приобретенное наркотическое средство) и из кружки (изготовленное) являются одним и тем же наркотическим средством - опием. Возникает вопрос, какой новый вид наркотика изготовила Дубовицкая, чтобы говорить о наличии в ее действиях оконченного состава преступления. При наличии таких доказательств Дубовицкая могла нести ответственность лишь за покушение на изготовление наркотических средств и без признака крупного размера. (Приговор не обжалован).

Аналогичная ошибка допущена и по делу Головина А.И. (Лысьвенский суд). Приговором установлено: "18.12.98 года Головин приобрел экстракт маковой соломки, из которой изготовил наркотическое средство, которое было изъято. Согласно заключению экспертизы изъятое вещество является экстрактом маковой соломки в количестве 0,92 гр." Фактически изъято первоначально приобретенное им наркотическое средство и не установлено, какой наркотик им был изготовлен.

При наличии данных, свидетельствующих, что Головин подвергал экстракт маковой соломки термической обработке, он может нести ответственность лишь за покушение на изготовление по ст. 30-228 ч. 2 УК РФ (Приговор не обжалован).

Как следует из приведенных выше приговоров, наиболее распространенной является ситуация, когда преступная деятельность по изготовлению наркотических средств обнаружена на стадии термической обработки и "варево" изымается.

Возможные варианты подхода к квалификации.

а) если имеется заключение экспертизы о том, что из изъятого "варева" при доведении процесса до конца получится конкретный наркотик (указано какой именно и в каком количестве), то квалификация идет по оконченному составу преступления и по тем признакам, которые установлены, включая и крупный размер. Если вывод о количестве изготовленного наркотического средства в заключении отсутствует, то осуждение возможно только по ч. 2 ст. 228 УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков). Если выводы о количестве изготовленного наркотического средства отсутствуют - осуждение по признаку изготовления наркотических средств в крупном размере невозможно, даже в том случае, если установлен вес приобретенного и использованного наркосодержащего сырья или средства в последующем процессе изготовления наркотика готового к употреблению, ибо это совершенно различные величины;

б) согласно имеющимся доказательствам (показаниям подсудимых, изъятие предметов посуды, препаратов и т.д.) установлено, что процесс изготовления или переработки имел место, однако изъятое не признано вообще наркотическим средством, можно говорить только о покушении на изготовление и без признака "крупного размера";

в) заключение экспертизы отсутствует (ничего не изымалось), обвинение построено только на показаниях подсудимого, свидетелей - недоказуемо;

г) заключение отсутствует, но изъяты предметы, свидетельствующие об изготовлении - ст. 30-228 ч. 2 УК РФ (при отсутствии других квалифицирующих признаков);

д) если изъяты предметы, необходимые для изготовления, наркосырье, установлено, что желали изготовить наркотики, но процесс нагревания не начат - приготовление к изготовлению наркотических средств.

 

Сбыт наркотических средств

 

Изучение дел показало, что одной из причин допущенных ошибок при решении вопроса об ответственности за сбыт является неверное толкование понятия "незаконный сбыт".

Следует иметь в виду, что сбыт это любые способы распространения, отчуждения наркотических средств лицам, которым этот наркотик не принадлежит и в приобретении и изготовлении которого они не участвовали.

К Киневу (Свердловский райсуд) обратился Бузмаков с просьбой купить для него наркотик, дал деньги. Суд признал Кинева сбытчиком, в то время как он может нести ответственность только за приобретение наркотических средств, в виде оказанной Бузмакову услуги в приобретении наркотика на его деньги. Коллегия переквалифицировала действия Кинева со ст. 228 ч. 4 УК РФ на ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Мохов (Ленинский райсуд) взял деньги у Васильева, добавил свои, купил для обоих наркотическое средство. Осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ за сбыт. Коллегия переквалифицировала на ст. 228 ч. 1 УК РФ - приобретение наркотических средств, так как умысел Мохова направлен был на приобретение наркотического средства для себя и Васильева.

Соликамский горсуд направил по ходатайству прокурора на дополнительное расследование уголовное дело по обвинению Лопаева, Мочалова, Тараскина, Ременного, для предъявления Ременному и Мочалову обвинения в сбыте наркотических средств, между тем по делу установлено, что Лопаев, Мочалов, Тараскин, Ременной совместно приобрели 100 г. маковой соломки без цели сбыта, изготовили ацетилированный опий, употребили его, при этом Ременной ввел наркотик внутривенно Тараскину, а Мочалов - Лопаеву. Данное определение коллегией отменено, указано, что в соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 мая 1998 года: "Не может квалифицироваться как незаконный сбыт введение одним лицом другому лицу инъекций наркотического средства, если указанное средство принадлежит самому потребителю".

Введение же инъекции наркотического средства другому лицу, которому оно не принадлежит, является одним из способов незаконного сбыта.

Рулеев В.А. (Ленинский суд) осужден за сбыт наркотического средства Денисову и Субботину по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, в то время как по делу установлено и указано в приговоре, что они вместе договорились приобрести и употребить наркотики, на общие деньги купили опий, изготовили из него ацетилированный опий, каждый сделал себе инъекцию.

Аналогичная ошибка допущена Ленинским райсудом по делу Мохова С.В.

Кунгурским горсудом осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ Жихарев за незаконный сбыт наркотических средств в особо крупном размере Новокрещенных и Паластрову. Суд установил, что Жихарев, Паластров, Новокрещенных - наркоманы, желая употребить наркотики и не имея денег, совместно совершили квартирную кражу, продали похищенное, на вырученные деньги Жихарев приобрел наркотики и разделил между всеми. Коллегия, не усмотрев в действиях Жихарева умысла (прямого) на сбыт наркотических средств, переквалифицировала его действия на ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Значительное количество ошибок было связано и с неправильной оценкой направленности умысла виновных на сбыт, когда сам факт сбыта объективными данными не зафиксирован, следственными органами вменен только на показаниях свидетелей, либо исходя из фактических обстоятельств дела.

Пленум Верховного суда РФ в п. 5 Постановления от 27 мая 1998 года указал: "Об умысле на сбыт могут свидетельствовать как наличие соответствующей договоренности с потребителями, так и другие обстоятельства дела: приобретение, изготовление указанных средств лицом их не употребляющим, заключительное количество, удобная для сбыты расфасовка и т.д.".

Однако с позиции этого разъяснения приговор обвинительный может быть постановлен только при наличии неопровержимых доказательств, с достоверностью подтверждающих умысел на сбыт, а не носить предположительный характер.

Мотовилихинский райсуд, признавая Таурова виновным по ст. 228 ч. 4 УК РФ в приобретении с целью сбыта наркотического средства - героина в количестве 24 гр., мотивировал свой вывод тем, что сам Тауров наркотики не употребляет, изъято большое количество героина, расфасованного в удобной упаковке. Тауров пояснил, что приобрел наркотик для себя, он курит и нюхает героин, приобрел 34 пакетика, сам ничего не расфасовывал. Суд доводы подсудимого в этой части никак не опроверг, оценки им не дал. Один лишь факт обнаружения у Таурова большого количества наркотического вещества коллегия признала явно недостаточным для вывода о направленности умысла Таурова на приобретение наркотиков с целью их последующего сбыта, данный вывод является не более чем предположительным. Действия Таурова переквалифицированы на ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Березниковским горсудом Турпанов С. осужден по ст. 33 ч. 4, 5-228 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ за то, что подстрекал своего брата Турпанова О. к незаконному приобретению в целях сбыта наркотических средств и оказал ему пособничество в приобретении наркотиков. Между тем, факт приобретения братом подсудимого наркотических средств именно с целью сбыта не установлен и в приговоре не мотивирован. Коллегия переквалифицировала действия Турпанова на ст. 33, ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В качестве положительного примера мотивировки направленности умысла на приобретение наркотических средств с целью сбыта можно привести приговор Соликамского городского суда по делу Евстрат Д.М., осужденного по ст. 228 ч. 4 УК РФ.

По делу установлено, что Евстрат систематически на рынке г. Перми приобретал таблетки "Амфепрамон", сбывал их сотруднику одной из колоний Катаеву. Опровергая версию подсудимого о том, что таблетки, как он полагал, предназначены для похудения и не являются наркотическими или психотропными, приобретал он их для Катаева, суд указал в приговоре: "Евстрат систематически приобретал на рынке г. Перми таблетки "Амфепрамон" (фепранон), признанные наркотическим средством и психотропным веществом, в неустановленных местах и в незаконном порядке у частных лиц, не имеющих права торговли медицинскими препаратами, при отсутствии аннотаций на русском языке, резолюции Минздрава - "одобрено", в большом количестве, знал физическое строение Катаева, отсутствие у того избыточного веса, сам периодически употреблял наркотики, а потому не мог не знать причину появляющихся странностей в поведении Катаева в период употребления этих таблеток, Катаев сам медработник и имел больше возможностей, нежели Евстрат, в приобретении средств для похудения".

Нередко ошибки в квалификации связаны с неконкретным, в нарушение требований ст. 144 УПК РСФСР, предъявлением обвинения.

Смольниковой И.В. (Березниковский горсуд, приговор не обжалован) предъявлено обвинение в том, что она, в первых числах ноября 1998 года вступила в предварительный сговор с неустановленным лицом, на неоднократное приобретение для последующего сбыта и сбыт наркотических средств, приобретала наркотики крупными партиями и сбывала более мелкими. Так, 19 ноября 1998 года сбыла неустановленным лицам несколько пакетов с марихуаной. При задержании у нее изъято 70,68 гр. марихуаны. В приговоре суд фабулу обвинения изложил аналогично. Факт сбыта не установлен и в приговоре не описан, равно как не приведены мотивы умысла Смольниковой на приобретение изъятой у нее марихуаны с целью последующего сбыта. Смольникова по обстоятельствам давала крайне противоречивые показания, лица, которым якобы она сбывала наркотики, не установлены. При таких обстоятельствах обоснованность осуждения ее по ст. 228 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ, за совершение незаконных операций с наркотическими средствами с целью сбыта, вызывает сомнения.

 

"Предварительный сговор, группой лиц"

 

Обобщение показало, что применение п. "а" ч. 3 ст. 228 УК РФ, при совершении незаконных операций с наркотиками группой лиц вызывает определенные трудности, прежде всего, связанные со спецификой диспозиции ч. 2 ст. 228 УК РФ, где предусмотрено несколько самостоятельных составов преступления.

Для решения вопроса о наличии в действиях виновных данного квалифицирующего признака необходимо в ходе судебного разбирательства установить:

а) имела ли место договоренность между участниками группы на совместное совершение незаконных операций с наркотическими средствами до начала выполнения действий объективной стороны состава преступления, ибо совместное участие и согласованность действий являются признаком группового преступления, а не предварительного сговора;

б) каковы пределы этой договоренности, то есть на совершение каких конкретно действий, связанных с незаконным оборотом наркотиков, указанных с диспозиции ч. 2 ст. 228 УК РФ, договорились участники группы, поскольку каждый из участников группы может нести ответственность только в пределах этого соглашения;

в) какие конкретно действия объективной стороны выполнены тем или иным участником предварительного сговора.

Березниковским горсудом осуждены Помазков, Репин, Неелов по ст. 228 ч. 1, 228 ч. 4 УК РФ за то, что они по предварительному сговору, группой лиц приобрели наркотическое средство - маковую соломку, из которой изготовили экстракционный опий. Суд при этом установил и указал в приговоре, что Помазков встретил Неелова и Репина, предложил изготовить наркотик из собранного им мака и вместе употребить. Коллегия отменила приговор в отношении Неелова и Репина в части осуждения их по ст. 228 ч. 1 УК РФ, указав, что подсудимые договорились о совместном изготовлении наркотических средств, Неелов и Репин маковую соломку не приобретали, то есть объективную сторону состава преступления по ч. 1 ст. 228 УК РФ не выполняли. Кроме того, суду следовало иметь в виду, что диспозиция ч. 1 ст. 228 УК РФ никаких квалифицирующих признаков не содержит, а посему ответственность по этой статье может нести только тот, кто эти действия совершал.

Дело по обвинению Руденковой, Осиповой (Дзержинский райсуд).

Фабула в приговоре: "Осипова приобрела с целью сбыта и хранила 19,08 гр. опия, сбыла его Руденковой, которая незаконно приобрела его и хранила, по предварительному сговору с Осиповой сбыла 8,730 гр. Обеих суд осудил за приобретение, хранение, сбыт, хотя, как следует из приведенных в приговоре доказательств, Осипова самостоятельно приобрела для сбыта партию наркотиков, после чего обратилась с просьбой к Руденковой помочь в реализации. Следовательно, Руденкова могла нести ответственность только за сбыт наркотических средств, по предварительному сговору с Осиповой, то есть в пределах их договоренности и согласно направленности ее умысла.

По приговору Березниковского суда Лазариди осужден по ст. 228 ч. 4 УК РФ за сбыт наркотических средств в особо крупном размере, по предварительному сговору с Постниковой, между тем, по делу установлено, что Лазариди непосредственных действий по реализации наркотиков не совершал, а лишь, согласно имевшейся с Постниковой договоренности, обеспечивал ее охрану в квартире, с тем, чтобы она могла беспрепятственно сбывать наркотики. Коллегия переквалифицировала его действия на ст. 33-228 ч. 3 п. "в", исключив предварительный сговор (пособник и один исполнитель не образуют группу) и особо крупный размер, так как реально Постниковой было продано 0,95 гр., то есть в крупном размере.

Этим же приговором были осуждены Кропачев по ст. 33-228 ч. 3 п.п. "а, б, в", Сибирякова по ст. 228 ч. 4 УК РФ. Из обвинения Кропачева коллегия исключила п. "а" ст. 228 ч. 3 УК РФ, так как суд признал его только пособником в изготовлении наркотических средств Красильниковым (разбил группу), в то же время оставил квалифицирующий признак - "предварительный сговор, группой лиц". Из обвинения Сибиряковой по ст. 228 ч. 4 УК РФ были исключены приобретение, хранение наркотических средств с целью сбыта, сбыт, поскольку установлено приговором, что Сибирякова по договоренности с Постниковой занимались только перевозкой из г. Перми в г. Березники наркотических средств, приобретенных с целью сбыта Постниковой, то есть выполняла только роль "перевозчика".

Лысьвенский горсуд обоснованно исключил из предъявленного органами следствия обвинения Меркушеву А.П. по ст. 228 ч. 3 п.п. "а, в" УК РФ - приобретение и хранение с целью сбыта наркотических средств, так как эти действия были выполнены Абдуловым, последний лишь попросил Меркушева изготовить из приобретенного им (Абдуловым) опия - сырца - ацетилированный опий. В пределах состоявшейся договоренности Меркушев несет ответственность лишь за изготовление наркотических средств, по предварительному сговору с Абдуловым.

Березниковским горсудом Кулинская И.В. осуждена по ст. 228 ч. 3 п.п. "а, б, в" УК РФ, признана по приговору виновной в том, что неоднократно приобретала у неустановленных лиц с целью сбыта наркотическое средство - марихуану, которую продавала неустановленным лицам. 19 ноября была задержана, изъято 19 пакетиков марихуаны. Предварительный сговор не только не вытекает из материалов дела, но и не описан в приговоре. Как поясняла подсудимая, она у разных лиц приобретала за один раз примерно 10 стаканов марихуаны по 130 руб. за стакан, расфасовывала в пакетики на порции и продавала (приговор не обжалован).

Имели место ошибки, связанные с квалификацией действий участников группы, договорившихся о совместном употреблении наркотических средств, которые сами непосредственного участия в приобретении или изготовлении наркотических средств не принимали, а лишь участвовали в их совместном употреблении. Уголовная ответственность за употребление наркотических средств законом не предусмотрена, а потому употребление не может признаваться способом приобретения наркотических средств и не влечет ответственность по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

Обоснованно Лысьвенский горсуд исключил из обвинения Латышевой Е.А. и Караевой О.Н. по ст. 228 ч. 3 УК РФ п. "а", так как следствием и судом установлено, что Латышева сбыла Караевой 0,12 гр. опия, в тот же вечер Караева сбыла наркотик Клямутдинову, действия каждой были самостоятельными.

 

Квалифицирующие признаки - "крупный и особо крупный

размер" (соотношение с понятием "крупный размер"

в ч. 1 ст. 228 УК РФ)

 

Крупный размер, обозначенный в ч. 1 ст. 228 УК РФ и в п. "в" ч. 3 ст. 228 УК РФ не являются равнозначными понятиями, в первом случае - это условие уголовной ответственности, во втором - признак квалифицированного состава.

В связи с этим обвинение по ч. 1 ст. 228 УК РФ предъявляется с обязательным указанием вида, количества приобретенного наркотического средства в граммах. Отсутствие в приговоре этих данных - основание к отмене приговора. Как показало обобщение, преобладающее число судей для определения крупного размера наркотических средств, как условия ответственности по ч. 1 ст. 228 УК РФ, так и квалифицирующего признака, руководствуются только рекомендациями Постоянного Комитета по контролю наркотиков об отнесении к небольшому, крупному и особо крупному размеру наркотических средств и психотропных веществ (Перечень N 1). Это явилось следствием того, что аналогичная статья Административного Кодекса перестала действовать (в исключительных случаях, когда не установлен вес наркотика, применяется ч. 2 ст. 228 УК РФ).

Данную практику вряд ли можно признать правильной, ибо она не согласуется с п. 13 Постановления Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами..." от 27.05.98 года, из которого следует: "Имея в виду, что законом не установлены критерии отнесения находящихся в незаконном обороте наркотических средств или психотропных веществ к небольшому, крупному, особо крупному размеру, этот вопрос должен решаться судом в каждом конкретном случае, исходя из количества, свойств, степени воздействия на организм человека, других обстоятельств дела и с учетом рекомендаций, разработанных Постоянным Комитетом по контролю наркотиков. Выводы о размере наркотических средств или психотропных веществ должны быть мотивированы в приговоре.

Принимая во внимание это разъяснение, вряд ли можно согласиться с позицией, когда суды квалифицируют по п. "в" ст. 228 ч. 3 и по ст. 228 ч. 4 УК РФ действия лиц, изготовивших наркотическое средство для одноразового употребления, при отсутствии хоть какой-либо мотивировки в обоснование данного квалифицирующего признака.

Судебная коллегия переквалифицировала действия Помазкова, Репина, Неелова (Березниковский горсуд) с ч. 4 ст. 228 УК РФ на ч. 3 ст. 228 п. "а" УК РФ, указав, что изготовление осужденными 10,22 гр. экстракционного опия, то есть в количестве незначительно превышающем определенный Постоянным Комитетом по контролю наркотиков размер, как особо крупный (10 гр.), для одноразового употребления нескольких человек, не свидетельствует о направленности умысла виновных на изготовление наркотического средства в особо крупном размере, судом вывод об особо крупном размере также не мотивирован.

Лысьвенским горсудом осужден по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ Максимушкин Ю.В. за сбыт наркотических средств в крупном размере. Он предложил своему знакомому употребить наркотики, для чего наполнил марихуаной гильзу сигареты, вместе ее выкурили. Оставшаяся марихуана у Максимушкина была изъята. Количество наркотического средства, находящегося в сигарете, переданной Милишину, не установлено и не предъявлено в обвинении Максимушкину, следовательно квалифицирующий признак "крупный размер" не только не мотивирован судом, но и не установлен (приговор не обжалован).

Хомутовой Е.А. предъявлялось обвинение по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ в сбыте наркотических средств в крупном размере: начинила сигарету марихуаной, дала ее покурить Грошеву. Соликамский суд квалифицировал действия Хомутовой Е.А. по ч. 2 ст. 228 УК РФ, указав, что количество сбытого Хомутовой наркотика не установлено, сигарету Хомутова и Грошев курили поочередно, а потому квалифицирующий признак "крупный размер" подтверждения не нашел.

Согласилась коллегия с позицией Лысьвенского горсуда, постановившего оправдательный приговор в отношении Шарапова А.М. по ч. 1 ст. 228 УК РФ и оставила без удовлетворения протест прокурора. Приобретение 0,2 гр. опия суд не признал с учетом конкретных обстоятельств дела "крупным размером", мотивировал этот вывод в приговоре.

У Гаврусева С.Л. (Березниковский суд) при задержании изъята согласно заключению экспертизы смесь частиц табака с наркотическим средством - гашишным маслом, составившая в высушенном виде 0,20 гр. Чистый вес наркотического средства не определен, а потому вывод о приобретении Гаврусевым наркотического средства в крупном размере не является бесспорно установленным.

Отменялись приговоры за нарушением судами требований ст. 20 УПК РФ и неправильной оценкой доказательств, за неисследованностью обстоятельств, имеющих существенное значение по делу. Подобные ошибки вызваны тем, что суды не всегда учитывали особенности доказательственной базы по делам данной категории, специфичность предмета показывания.

Так, в обоснование вывода о виновности Шарапова А.М. по ст. 228 ч. 3 п. "в" в незаконном изготовлении наркотических средств в крупном размере, Лысьвенский суд сослался на признательные показания подсудимого, данные в предварительном следствии, и на заключение экспертизы о наличии на изъятой в доме Шарапова посуде наслоений, ацетилированного опия (размер не определен). При этом суд не учел того обстоятельства, что Шарапов обвинялся в изготовлении наркотиков 13 сентября, посуда же изымалась 15 сентября, то есть не в момент непосредственного изготовления. Версия осужденного о изготовлении в его доме после 13 сентября наркотических средств другими лицами, не проверена. Коллегия отменила приговор, дело направила на новое судебное разбирательство.

Соликамский горсуд признал Поздрина С.С. виновным в приобретении 2,5 гр. марихуаны и в последующем сбыте 1,25 гр. марихуаны Кондакову только на основании показаний Поздрина, данных в ходе расследования, от которых в судебном заседании он отказался, других доказательств виновности не привел. Из материалов дела следует, что в квартире Кондакова при обыске обнаружена марихуана, изъята из мусорного ведра. Однако это обстоятельство не является бесспорным доказательством того, что обнаруженный наркотик был сбыт Кондакову Поздриным. Оценка показаниям свидетеля Поляниной, видевшей, как Поздрин, находившийся в квартире Кондакова во время обыска, выбросил пакетик с марихуаной в ведро, не дана.

Краснокамский горсуд постановил оправдательный приговор в отношении Погорелкиной Г.А. по ст. 228 ч. 1 УК РФ за отсутствием состава преступления и доказательств виновности (совершенно различные основания оправдания), мотивируя неосведомленностью Погорелкиной о нахождении в обнаруженном в ее квартире пакете - марихуаны. При этом суд принял во внимание только показания подсудимой, данные в суде, не дано никакой оценки ее показаниям в ходе предварительного расследования, они не оглашались и не исследовались, не исследовались в судебном заседании показания работников милиции, понятых о причинах производства обыска в квартире, обстоятельствах обнаружения пакета с марихуаной, поведения Погорелкиной после обнаружения наркотиков.

По протесту прокурора отменен приговор в отношении Инсаковой Л.М. с направлением на новое судебное рассмотрение за неисследованностью и несоответствием выводов о квалификации фактическим обстоятельствам дела. Суд исключил осуждение Инсаковой по ст. 228 ч. 1 УК РФ, признав, что наркотики ею приобретались с целью сбыта, она пыталась сбыть наркотическое средство работнику милиции, а потому осудил по ст. 30-228 ч. 3 п. "в" УК РФ. При этом вывод о том, что покушалась на сбыт в крупном размере не мотивирован, этот вопрос и не исследовался. Не проверены и не получили оценки и доводы осужденной об отсутствии у нее умысла на сбыт наркотиков в момент их приобретения. Судом в приговоре вывод о приобретении Инсаковой марихуаны в количестве 7,75 гр. с целью последующего сбыта не мотивирован, доказательств тому не приведено.

Приговором Кунгурского горсуда Васенин осужден по ст. 234 ч. 2 УК РФ за приобретение, по предварительному сговору, группой лиц, уксусного ангидрида с целью сбыта. Направленность умысла на сбыт не проверялась, доводы Васенина о том, что он приобрел ангидрид по просьбе лица, в отношении которого дело выделено в отдельное производство, и на его деньги, оставлены без внимания, никто по этому обстоятельству не допрошен. Коллегия отменила приговор за нарушением требований ст. 20 УПК РФ.

С прекращением дела отменен приговор Ленинского райсуда в отношении Ореховой Е.Ю. по ст. 228 ч. 1 УК РФ, коллегия указала, что признание подсудимой своей вины может служить основанием для постановления обвинительного приговора только в случае подтверждения его совокупностью других собранных по делу доказательств. По данному делу наркотик не изымался, его вид, количество, определены со слов Ореховой - предположительно, от первоначальных показаний она отказалась.

Отменен с прекращением приговор Свердловского районного суда в отношении Хохрякова, Стеценко по ст. 229 ч. 3 УК РФ. Они признаны виновными в вымогательстве наркотических средств - реланиума, в то время как данный препарат ни к наркотическим средствам, ни к психотропным веществам не относится.

Соликамский горсуд исключил из обвинения Старкова незаконное приобретение, мотивируя тем, что не установлен источник приобретения, продавец, условия, на которых наркотическое средство было приобретено (приговор не обжалован).

С такой позицией нельзя согласиться, поскольку обстоятельства, на которые сослался суд, отношения к объективной стороне незаконного приобретения не имеют. По делу установлено, что Старков купил у незнакомого ему лица 2 гр. марихуаны на площади Восстания в г. Перми, наркотическое средство у него было изъято работниками милиции, то есть обвинение ему предъявлено с соблюдением требований ст. 144 УПК РСФСР, и в соответствии с диспозицией ч. 1 ст. 228 УК РФ.

В соответствии со ст. 71 УПК ни одно из доказательств не имеет заранее установленной силы и должно рассматриваться в совокупности с другими доказательствами. Это требование закона не было учтено при постановлении оправдательного приговора по делу Тарасова (Кировский суд). Признав, что изъятие наркотических средств в квартире Тарасова проведено с нарушением закона (нарушено право подсудимого на неприкосновенность жилища, в протоколе осмотра места происшествия отсутствуют сведения об упаковке изъятых веществ и предметов и т.д.), а потому, поставив под сомнение изъятое ли в квартире Тарасова явилось объектом экспертного исследования, суд обоснованно проигнорировал тот факт, что Тарасов не отрицал изъятие у него в квартире наркотических средств, в том числе - головок мака из духовки газовой плиты, обстоятельства изъятия в ходе предварительного расследования подтверждали допрошенные в качестве свидетелей понятые, присутствующие при осмотре места происшествия, в установочной части судебной экспертизы дано описание поступивших на исследование объектов, изъятых в квартире Тарасова (в упакованном виде, скрепленном печатью Кировского РОВД, с подписями понятых и самого Тарасова). Между тем, вещественные доказательства не осматривались в судебном заседании, понятые не допрошены, не допрошены и множественные свидетели, находившиеся в квартире в момент прихода работников милиции по обстоятельствам изъятия наркотиков в квартире.

Соликамский горсуд осудил по ст. 228 ч. 1 УК РФ Уткина М.Ю. за приобретение и хранение марихуаны - 3,20 гр., обосновывая обвинение протоколом обыска и изъятия вещества растительного происхождения, признанного по заключению экспертизы наркотическим средством. Между тем, доводы Уткина о том, что изъятый из кармана форменной рубашки пакет ему не принадлежал, проверены не были. Президиум областного суда отменил приговор за нарушением требований ст. 20 УПК РФ. При новом рассмотрении судом был постановлен оправдательный приговор. По делу установлено, что, придя с обыском в квартиру Уткина, старший группы Швецов в присутствии понятых и самого Уткина осмотрел форменную одежду (китель, рубашку), ничего обнаружено не было, все перешли в другую комнату, где продолжали обыск и составляли протокол. Работник милиции Зеленковский уходил из квартиры в отдел милиции. Вернувшись оттуда, решил еще раз осмотреть форменную одежду, обнаружил пакет с наркотиком, принес одежду в комнату, где находились все остальные участники обыска, включая понятых и подсудимого, и из кармана рубашки достал этот пакет, соответственно в протокол обыска была занесена запись об обнаружении и изъятии пакета с веществом растительного происхождения.

Суд обоснованно пришел к выводу, что при обыске и выемке были допущены нарушения уголовно - процессуального закона: при повторном осмотре форменной одежды Зеленковским в другой комнате подсудимый и понятые не присутствовали, предмет обыска не был перенесен в место составления протокола, после его первичного осмотра Швецовым к нему имелся доступ, при обыске участвующие в нем лица покидали помещение, в протоколе выемки не было указано, в каком месте и при каких обстоятельствах была изъята форма, где конкретно находился пакет, отсутствует и описание изъятого предмета, его индивидуальные признаки. Протокол обыска и выемки были признаны недоброкачественными доказательствами, других доказательств, опровергающих версию подсудимого о том, что наркотик ему был подброшен, добыто не было.

При решении вопроса о допустимости того или иного доказательства по делам данной категории, кроме общих норм, регулирующих процессуальный порядок собирания доказательств, судам следует учитывать и положения ст. 48, 49, 53 и др., закрепленных в Федеральном законе "О наркотических средствах и психотропных веществах".

 

Добровольная сдача наркотических средств

 

Приговоры в связи с неправильным применением примечания к ст. 228 УК РФ не отменялись.

При решении этого вопроса следует руководствоваться п.10 Постановления и особо обращать внимание, что применение данной нормы закона возможно только при наличии совокупности двух обязательных условий: добровольной сдачи наркотических средств и активного способствования раскрытию или пресечению преступления, в котором лицо принимало участие, и других заведомо ему известных преступлений.

Учитывая, что Пленум признал одним из оснований к применению примечания выдачу наркотиков по предложению следователя перед началом производства обыска и выемки, следователь и лицо, производящее обыск, обязаны предложить лицу, у которого проводится обыск, добровольно сдать наркотические средства. Такая обязанность предусмотрена и нормами процессуального закона, регулирующего порядок проведения данных следственных действий (ст. 170 УПК).

В отличие от указанных следственных действий нормы административного законодательства, регулирующие порядок административного задержания, досмотра лица, подозреваемого в совершении правонарушения, не предусматривают такой процедуры.

Гурская О.В. (Соликамский горсуд) в судебном заседании пояснила, что после того, как продала наркотик Вяткину, в квартиру зашли работники милиции, зафиксировали факт сбыта, ей предложили выдать наркотики, если таковые имеются, она показала на стол, сказав, что там остатки наркотика после продажи. Эти обстоятельства в судебном заседании подтвердили понятые - Хлюстов и Пьянков. Суд обоснованно исключил из обвинения Гурской хранение 1,6 гр. наркотического средства - марихуаны, изъятой со стола на основании примечания к ст. 228 УК РФ и осудил ее только за сбыт наркотиков Вяткину.

 

Практика назначения наказания

 

Осуждены:

к лишению свободы - 596 чел. или 35,1% (в 1997 году - 24,5%)

Из них:

до 1 года - 63 чел.;

до 2-х лет - 114 чел.;

до 3-х лет - 146 чел.;

до 5-ти лет - 168 чел.;

до 8-и лет - 94 чел.;

до 10-ти лет - 7 чел.;

свыше - 4 чел.;

к исправительным работам - 2 чел.;

к штрафу - 17 чел.;

к условному осуждению - 893 чел.

Освобождено от наказания:

по амнистии - 176 чел.;

оправдано - 5 чел.;

прекращены дела в отношении 52 чел.;

ранее были судимы - 463 чел.

В период условного осуждения совершили преступления, связанные с наркотиками - 261 чел.

Лишение свободы, как правило, назначалось за действия, связанные со сбытом наркотиков, в том числе и лицам, ранее несудимым, а также лицам, совершившим преступления в период условного осуждения, либо имеющим непогашенные судимости. За действия, предусмотренные ст. 228 ч. 1, 3 УК РФ без цели сбыта, лица ранее не судимые, осуждены в абсолютном большинстве с применением ст. 73 УК РФ, что в целом соответствует требованиям ст. 60 УК РФ. Вместе с тем, по значительному числу изученных дел вряд ли можно признать назначенный срок лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ соразмерным содеянному в отношении лиц ранее не судимых, при этом суды фактически не применяли другие виды наказания.

Так, 17-ти летний Вдовин Л.Л. (Березниковский суд), учащийся ПУ-40, не судимый, осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ за приобретение и хранение без цели сбыта 1,52 гр. марихуаны к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Колесов Д.В. не судимый, за приобретение 1,38 гр. марихуаны осужден к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Ушаков С.В. (Соликамский суд), не судимый, студент 3-го курса, осужден за хранение без цели сбыта 2 гр. марихуаны к 2 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Абсолютно правильную позицию занял Березниковский горсуд по делу Зуева Е.С., 1982 года рождения, который приобрел без цели сбыта 2 гр. марихуаны. В силу ст. 90 УК РФ суд освободил его от уголовной ответственности по ст. 228 ч. 1 УК РФ, и применил принудительные меры воспитательного воздействия.

Тот же суд осудил Курочкина В.М., 1981 года рождения за приобретение 0,11 гр. марихуаны к 1 году лишения свободы с испытательным сроком 2 года.

У Белкина Д.Ю. (Соликамский суд) на дискотеке изъято 0,15 гр. марихуаны, данных о том, что он наркоман в деле нет. Осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно, с испытательным сроком в 2 года. По данному делу у суда имелись все основания к применению ст. 90 УК, либо ст. 14 УК РФ, 44 АК, так как размер изъятого наркотика незначительно превышает крупный размер, рекомендованный Постоянным Комитетом, кроме того, в соответствии с п. 13 Постановления Пленума суду следовало исходить из количества и вида наркотика, эффективности его воздействия такого количества на организм при употреблении.

Изучение дел показало, что принудительное лечение применяется крайне редко, а посему значительное количество лиц, осужденных по ст. 228 ч. 1 УК РФ к условной мере наказания, вновь совершают аналогичные преступления в период испытательного срока, что свидетельствует о малоэффективности данного вида наказания.

По приговорам судов лечение от наркомании в порядке ст. 97 УК РФ назначено только в отношении 248 человек (только по ст. 228 ч. 1 УК осуждено 1111 человек), в отношении остальных вопрос о необходимости применения такого лечения в ходе расследования не решался, медицинские освидетельствования не проводились.

Так, Мотовилихинским райсудом 14.02.1998 года осужден за приобретение и изготовление для личного потребления наркотических средств Михеев В.Н., 1980 года рождения к условному наказанию, лечение не применено. 12 мая 1999 года вновь задержан с наркотиками, осужден к лишению свободы, лечения вновь не применено.

19 декабря 1997 года Чусовским горсудом осужден к условному наказанию Дмитриев В.А. за изготовление из собранных растений мака наркотического средства - опия, в августе 1998 года в доме вновь обнаружена маковая соломка. Из пояснений жены Дмитриева, последний после первого приговора систематически употреблял наркотики. Осужден к лишению свободы, лечение от наркомании снова не назначено.

За 1999 год 15 лиц, осужденных за незаконные операции с наркотическими средствами, вновь совершили аналогичные преступления, отбывая наказание в местах лишения свободы.

Имело место изменение приговоров как вследствие мягкости, так и чрезмерной суровости назначенного наказания.

По протесту прокурора отменен приговор Дзержинского районного суда в отношении Николаевой. Она признана виновной в приобретении и хранении с целью сбыта 62,72 гр. опия и в сбыте его (4 эпизода) по ст. 228 ч. 4 УК РФ. Назначая условное наказание, суд указал в приговоре: "Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, особую тяжесть содеянного, суд считает, что наказание должно быть назначено в виде лишения свободы, однако с учетом здоровья ее детей, признания вины, раскаяния, суд считает возможным, признав эти обстоятельства исключительными, применить ст. 64 и 73 УК РФ". Коллегия указала, что суд не привел в приговоре мотивы, по которым пришел к выводу о возможности исправления Николаевой без изоляции от общества, более того, допустил противоречивое суждение в выводах. Кроме того, суд не учел в полной мере тяжесть содеянного Николаевой, то, что в 1994 году она привлекалась к уголовной ответственности за сбыт наркотических средств, дело прекращалось по амнистии.

Ветошкин И.Е. (Чусовской суд) осужден к 7 годам лишения свободы по ст. 228 ч. 4 УК РФ за приобретение с целью сбыта 10,62 гр. опия (1 эпизод) к 7 годам лишения свободы, что явно несоразмерно как тяжести совершенного преступления и степени осуществления преступного посягательства (сбыт не установлен), так и данным о личности.

Допускались судами ошибки, связанные с применением уголовного закона при назначении наказания по совокупности преступлений (ст. 69 ч. 5) и совокупности приговоров (ст. 70, 74 ч. 5 УК РФ).

Щеткин А.И. (Краснокамский суд) в период испытательного срока совершил преступление по ст. 228 ч. 1 УК РФ, за которое суд назначил ему наказание в виде штрафа и указал на самостоятельное исполнение данного приговора и приговора с условным осуждением по ст. 158 ч. 2 п.п. "а, в" УК РФ, в то время как в соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ обязан был отменить условное осуждение по первому приговору и направить Щеткина для отбытия его в колонию.

По делу Старикова С.С. суд, назначая наказание по правилам ст. 69 ч. 5 УК РФ, сложил условное наказание по первому приговору и реальное наказание в виде лишения свободы по настоящему приговору, в то время как первый приговор следовало исполнить самостоятельно, в соответствии с разъяснениями, содержащимися в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ "О практике назначения наказания" от 11 июня 1999 года.

Необоснованно, при осуждении по ст. 228 ч. 4 УК РФ за действия, не связанные со сбытом наркотических средств (чаще всего это изготовление без цели сбыта в особо крупном размере), некоторыми судами применялась конфискация имущества, хотя в соответствии со ст. 52 УК РФ данное наказание применяется только за совершение корыстных преступлений.

Следует также обратить внимание, что рядом судов не контролируется должным образом исполнение приговоров в части уничтожения вещественных доказательств - наркотических средств, направленных в органы внутренних дел по месту расследования дел и хранения вещественных доказательств (Березниковский, Чайковский, Соликамский, Александровский суды).

 

Судебная коллегия по уголовным делам

 

ПРИЛОЖЕНИЕ

 

В ходе обобщения изучены дела Лысьвенского, Соликамского, Березниковского, Чайковского, Александровского, Краснокамского судов Пермской области в количестве 160; приговоры судов, определения судебной коллегии по делам, находившимся на кассационном рассмотрении в областном суде.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь