Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

 

РЕШЕНИЕ

 

Верховный Суд Республики Бурятия в составе председательствующего судьи Пащенко Н.В., при секретаре Шомоевой Т.Г., рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Улан-Удэ 15 декабря 2000 г. дело по заявлению Прокурора Республики Бурятия о признании противоречащими федеральному законодательству, не действующими и не подлежащими применению статей 1, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия",

 

установил:

 

25 декабря 1997 г. Народным Хуралом Республики Бурятия принят Закон "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия".

Прокурор Республики Бурятия, обращаясь в суд, просил признать не действующими и не подлежащими применению статьи 1, 3, 4, 5, 6, 8, 9, 10 указанного закона в связи с несоответствием их федеральному законодательству.

При этом заявление Прокурора мотивировано тем, что ст. 1 Закона РБ "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" противоречит преамбуле Федерального закона "О государственной социальной помощи" от 17 июля 1999 г., поскольку содержит указание на предоставление адресной социальной помощи в виде льгот, хотя предметом регулирования Федерального Закона "О государственной социальной помощи" не являются отношения, связанные с предоставлением гражданам льгот и социальных гарантий.

Ст. 3 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" устанавливает принципы и дифференциацию видов адресной и социальной помощи в зависимости от материального положения, состояния трудоспособности на основе прожиточного минимума, установленного в Республике Бурятия в качестве одного из принципов адресной социальной помощи, что по мнению заявителя противоречит с. 3 и 4 Федерального закона "О государственной социальной помощи", поскольку согласно ст. 4 Федерального закона принятие федеральных законов и иных нормативных правовых актов Российской Федерации по вопросам установления основ правового регулирования в области оказания государственной социальной помощи относится к ведению Российской Федерации.

Кроме того, учет критерия трудоспособности при оказании адресной социальной помощи противоречит 3 Федерального закона, предусматривающей оказание государственной социальной помощи в целях поддержания уровня жизни малоимущих семей, а также малоимущих одиноко проживающих граждан, среднедушевой доход которых ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации.

Ст. 4 Закона Республики Бурятия также противоречит ст. 3 Федерального закона, поскольку определяет круг лиц, имеющих право на адресную социальную помощь не только исходя из размера их среднедушевого дохода, но и с учетом их трудоспособности и других критериев.

Ст. 5 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" противоречит ст. 6 Федерального закона "О государственной социальной помощи", поскольку предусматривает период оказания государственной социальной помощи в три месяца, хотя ст. 6 Федерального закона предусматривает период оказания государственной социальной помощи не менее трех месяцев.

Ст. 6 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" противоречит ст. 11 Федерального закона "О государственной социальной помощи", поскольку определяет, что размер социальной помощи не может превышать разницу между среднедушевым доходом и прожиточным минимумом; в то же время, в соответствии со ст. 11 Федерального закона размер социальной помощи определяется в пределах разницы между суммой величин прожиточных минимумов и общим доходом членов малоимущей семьи или малоимущего одиноко проживающего гражданина.

Ст. 8 Закона Республики Бурятия противоречит по мнению Прокурора п. 2 ст. 8 соответствующего Федерального закона, так как предусматривает возможность назначения государственной социальной помощи по заявлению представителя органа государственной власти, местного самоуправления, общественного объединения.

Также Прокурор указал, что статьи 9 и 10 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" противоречат п. 4 ст. 8 Федерального закона "О государственной социальной помощи", поскольку определяют порядок исчисления среднедушевого дохода и виды доходов, учитываемые при этом, для оказания адресной социальной помощи, что должно устанавливаться Федеральным Законом, а до его принятия Правительством Российской Федерации.

В судебном заседании представители Прокурора Республики Бурятия на основании доверенностей Налетова М.М. и Бирюкова Г.П. поддержали заявленные требования, уточнив при этом, что статьи 3, 4, 9, 10 Прокурор Республики Бурятия просит признать не действующими и не подлежащими применению в полном объеме, а ст. 1, 5, 6, 8 лишь в части, противоречащей Федеральному законодательству.

Представители Президента Республики Бурятия на основании доверенностей Будацыренов А.П. и Москвитина О.Д. требования прокурора, касающиеся статей 1, 5, 6, 8, 9, 10 признали в полном объеме и не согласились с тем, что ст. 4 Закона Республики Бурятия, определяющая круг лиц, имеющих право на получение адресной социальной помощи противоречит Федеральному Закону, а также полагали, что ст. 3 Закона Республики Бурятия в части установления принципа заявительного характера предоставления адресной социальной помощи не может быть признана не подлежащей применению, поскольку не противоречит Федеральному закону "О государственной социальной помощи".

При этом Будацыренов А.П. пояснил, что, по его мнению, ст. 7 Федерального закона, которой, по утверждению Прокурора РБ, противоречит ст. 4 Закона Республики Бурятия, носит рекомендательный характер, поскольку содержит словосочетание "могут быть" в формулировке, определяющей круг лиц, имеющих право на получение социальной помощи. Кроме того, ст. 7 ФЗ "О государственной социальной помощи" приводит к увеличению расходов субъекта Российской Федерации, ее исполнение не обеспечено бюджетным финансированием, что дает основание полагать, что указанная норма закона носит рекомендательный характер и не может применяться.

По пояснениям Москвитиной О.Д. п. 2 ст. 3 Закона Республики Бурятия не противоречит Федеральному законодательству, так как заявительный порядок назначения социальной помощи предусмотрен ст. 8 ФЗ "О государственной социальной помощи".

Представитель Народного Хурала Республики Бурятия Усенов К.О. полностью согласился с требованиями, заявленными Прокурором Республики Бурятия и уточненными в судебном заседании его представителями.

Выслушав пояснения участников процесса, исследовав представленные материалы, Верховный Суд Республики Бурятия считает требования, заявленные Прокурором Республики Бурятия обоснованными и подлежащими удовлетворению.

Согласно ст. 72 Конституции Российской Федерации вопросы социальной защиты, включая социальное обеспечение, находятся в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

В соответствии с ч. 2 ст. 76 Конституции РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

При этом законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с ч. 2 ст. 76 (ч. 5 ст. 76 Конституции РФ).

Как установлено в судебном заседании и признано Представителями Президента Республики Бурятия и Народного Хурала Республики Бурятия, статьи 9, 10 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" противоречат в полном объеме, а статьи 1, 5, 6, 8 частично Федеральному закону "О государственной социальной помощи".

При этом статьи 9 и 10 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия", определяющие порядок исчисления среднедушевого дохода и виды доходов, учитываемые при его расчете, принят с превышением компетенции Народного Хурала Республики Бурятия и в противоречие п. 4 ст. 8 Федерального закона "О государственной социальной помощи", поскольку согласно п. 4 ст. 8 ФЗ порядок расчета среднедушевого дохода и учета доходов, в том числе доходов от принадлежащего на праве собственности имущества устанавливается Федеральным Законом, а до его принятия Правительством Российской Федерации.

Положения ст. 1 и 5 Закона Республики Бурятия, предусматривающие возможность оказания социальной помощи путем предоставления льгот противоречат преамбуле Федерального закона "О государственной социальной помощи", которая указывает на то, что предметом регулирования настоящего Федерального закона не являются отношения, связанные с предоставлением гражданам льгот и социальных гарантий, установленных законодательством Российской Федерации.

Статьи 5 и 6 Закона Республики Бурятия противоречат статьям 6 и 11 Федерального закона и ухудшают положение получателей адресной социальной помощи, поскольку ст. 5 ограничивает период оказания государственной социальной помощи тремя месяцами - в Федеральном законе этот период определен сроком не менее трех месяцев (6 ФЗ), а ст. 6 Закона РБ ограничивает размер социальной помощи, устанавливая его в пределах разницы между среднедушевым доходом и прожиточным минимумом, хотя Федеральный закон предусматривает размер оказываемой социальной помощи в пределах разницы между суммой величин прожиточных минимумов и общим доходом членов малоимущей семьи.

Возможность назначения государственной социальной помощи по заявлению представителя органа государственной власти, местного самоуправления, общественного объединения (ст. 8 Закона РБ) противоречит п. 2 ст. 8 ФЗ "О государственной социальной помощи", не предусматривающей назначение социальной помощи по заявлениям представителей указанных органов.

Указанные обстоятельства позволяют признать ст. 9, 10 Закона РБ "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" и ст. 1, 5, 6, 8 этого же закона в соответствующей части противоречащими федеральному законодательству, не действующими и не подлежащими применению.

Верховный Суд Республики Бурятия считает, что статьи 3 и 4 Закона Республики Бурятия также противоречат Федеральному закону "О государственной социальной помощи".

Статья 3 Закона РБ не может быть признана соответствующей Федеральному законодательству уже на том основании, что устанавливает принципы оказания адресной социальной помощи, что свидетельствует о превышении Народным Хуралов Республики Бурятия своей компетенции в указанном вопросе, поскольку принятие нормативных правовых актов по вопросам установления основ правового регулирования в области оказания государственной социальной помощи относится к ведению Российской Федерации.

В связи с изложенным довод представителя Президента РБ о том, что о заявительном характере адресной социальной помощи свидетельствуют положения ст. 8 Федерального закона, не имеет правового значения.

Кроме того, Федеральный закон "О государственной социальной помощи" не предусматривает вообще никакой "дифференциации видов адресной социальной помощи" в зависимости от материального положения и состояния трудоспособности, как это предусмотрено ст. 3 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия".

Статья 4 Закона Республики Бурятия противоречит ст. 7 Федерального закона, поскольку ограничивает круг лиц, имеющих право на получение адресной социальной помощи по сравнению с действующим федеральным законодательством.

Ст. 7 ФЗ "О государственной социальной помощи" устанавливает, что получателями государственной социальной помощи могут быть малоимущие семьи и малоимущие одиноко проживающие граждане, которые по независящим от них причинам имеют среднедушевой доход ниже величины прожиточного минимума, установленного в соответствующем субъекте Российской Федерации.

В то же время ст. 4 Закона Республики Бурятия, предусматривает, что право на адресную социальную помощь имеют следующие категории лиц, имеющие среднедушевой доход ниже прожиточного минимума:

- одинокие неработающие пенсионеры по возрасту, по случаю потери кормильца или супружеские пары, достигшие пенсионного возраста, у которых отсутствуют родственники обязанные по закону их содержать;

- инвалиды I и II группа;

- многодетные семьи;

- неполные семьи с несовершеннолетними детьми;

- дети социально неблагополучных семей;

- семьи родителей инвалидов, имеющие несовершеннолетних детей;

- дети - инвалиды и осуществляющие за ними уход, и проживающие совместно с ними родители или лица их заменяющие;

- опекунские семьи;

- сироты - студенты вузов, учащиеся средних специальных и профессиональных учебных заведений очного обучения, студенты вузов, учащиеся средних специальных и профессиональных учебных заведений очного обучения, имеющие несовершеннолетних детей;

- выпускники детских домов и школ интернатов для детей - сирот и детей, оставшихся без попечения родителей в возрасте до 21 года, лица, попавшие в трудные жизненные и экстремальные ситуации.

Таким образом, согласно приведенной нормы Закона Республики Бурятия, другие лица, имеющие по независящим от них причинам среднедушевой доход ниже прожиточного минимума и не относящиеся к категориям граждан, перечисленных в ст. 4 Закона РБ "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" лишаются права на получение социальной помощи, что безусловно нарушает их законные права и интересы, закрепленные в Федеральном законе "О государственной социальной помощи" в связи с чем ст. 4 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" должна быть признана не подлежащей применению.

Довод представителя Президента Республики Бурятия о том, что ст. 7 ФЗ носит рекомендательной характер и не может применяться в связи с тем, что не обеспечена бюджетным финансированием, не может быть принят во внимание.

Словосочетание "могут быть" содержащееся в ст. 7 ФЗ указывает на наличие права на получение социальной помощи у тех граждан, которые перечислены в данной статье, однако это не свидетельствует о рекомендательном характере статьи и праве субъекта Федерации ограничить категорию возможных получателей социальных пособий по сравнению с Федеральным законом.

Утверждение о невозможности применения ст. 7 ФЗ "О государственной социальной помощи" в связи с тем, что ее исполнение не обеспечено бюджетным финансированием, не имеет правового значения для решения вопроса о соответствии ст. 4 Закона Республики Бурятия Федеральному законодательству и может иметь значение лишь при реализации данной нормы.

Указанная ст. 7 Федерального закона в настоящее время является действующей и не признана недействительной, в связи с чем ст. 4 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия" не может ей противоречить согласно ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191, 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Удовлетворить заявление Прокурора Республики Бурятия.

Признать противоречащими Федеральному законодательству, не действующей и не подлежащими применению следующие положения Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия":

Статью 1 в части указания на оказание адресной социальной помощи путем предоставления льгот;

Статью 3;

Статью 4;

Статью 5 в части указания на предоставление социальной помощи в виде льгот, а также в части указания на период предоставления адресной социальной помощи сроком на один квартал;

Статью 6 в части определения размера адресной социальной помощи в виде разницы между среднедушевым доходом и прожиточным минимумом;

Статью 8 в части указания на назначение адресной социальной помощи по заявлению представителя органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественного объединения;

Статьи 9 и 10 Закона Республики Бурятия "Об адресной социальной помощи в Республике Бурятия".

Сообщение о решении суда подлежит опубликованию в газете "Бурятия".

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней.

 

Председательствующий

Н.В.ПАЩЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь