Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

 

РЕШЕНИЕ

 

Верховный Суд Республики Бурятия в составе председательствующего Киселевой Л.В., при секретаре Трифоновой А.С., рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Улан-Удэ 22 декабря 2000 г. дело по заявлению прокурора Республики Бурятия в интересах государства и общества о признании противоречащими Федеральному законодательству отдельных положений Закона Республики Бурятия "О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Республике Бурятия",

 

установил:

 

Обращаясь в суд, прокурор Республики Бурятия просил признать противоречащими Федеральному законодательству ч. 1 ст. 7, ст. 10 Закона Республики Бурятия "О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Республике Бурятия" от 26.01.1995.

Часть 1 ст. 7 данного Закона Республики Бурятия устанавливает, что создание, реорганизация и ликвидация подразделений и служб общественной безопасности, содержащихся за счет федерального бюджета Российской Федерации, осуществляется Министром внутренних дел Российской Федерации в пределах ассигнований, выделенных для этих целей. Приведенное положение противоречит ч. 2 ст. 9 Закона РСФСР "О милиции" в редакции Федерального закона от 31.03.1999, в соответствии с которым данный порядок определяется Правительством Российской Федерации. Кроме того ч. 1 ст. 7 республиканского Закона регулирует деятельность Министра внутренних дел Российской Федерации, что противоречит и п. "г" ст. 71 Конституции Российской Федерации, определяющей порядок деятельности федеральных органов власти и их должностных лиц к исключительному ведению Российской Федерации.

Ст. 10 республиканского Закона предусматривает, что надзор за законностью деятельности милиции общественной безопасности осуществляют прокурор Республики Бурятия и подчиненные ему прокуроры. Между тем в соответствии с п. "г" ст. 71 Конституции Российской Федерации порядок деятельности федеральных органов власти и их должностных лиц относится к исключительному ведению Российской Федерации, а согласно ст. 3 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" деятельность прокуратуры Российской Федерации и полномочия прокуроров определяются Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и Международными договорами Российской Федерации. Определение, порядок деятельности органов прокуратуры республиканскими законами недопустимо. Данная норма (ст. 10) противоречит и ст. 38 Закона РСФСР "О милиции", в соответствии с которой надзор за законностью деятельности милиции осуществляет Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.

В судебном заседании представители прокурора Республики Бурятия Григорьева Н.Н. и Архинчеева С.Е. (по доверенности) поддержали требования прокурора в полном объеме.

Представитель Президента Республики Бурятия Диванов О.С. по доверенности от 07.12.2000 признал требования прокурора в полном объеме.

Представитель Народного Хурала Республики Бурятия в суд не явился, просил рассмотреть дело в их отсутствие. В своем письменном заявлении, адресованном в суд, признал требования заявления прокурора в полном объеме.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что требования, изложенные прокурором в заявлении, подлежат удовлетворению в полном объеме в силу следующих обстоятельств.

Согласно ст. 165 ч. 4 ГПК РСФСР в случае признания иска ответчиков и принятии его судом выносится решение об удовлетворении иска.

Президент и Народный Хурал Республики Бурятия в письменных заявлениях в адрес суда признали требования прокурора в полном объеме.

Данное признание судом принимается, поскольку действительно ч. 1 ст. 7 Закона Республики Бурятия "О милиции общественной безопасности в Республике Бурятия" об осуществлении создания, реорганизации и ликвидации служб милиции Министром внутренних дел Российской Федерации противоречит ч. 2 ст. 9 Закона РСФСР "О милиции" в редакции Федерального закона от 13.01.1999, в соответствии с которой данный порядок определяется Правительством Российской Федерации и п. "г" ст. 71 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которой определение порядка деятельности федеральных органов власти и их должностных лиц относится к исключительному ведению Российской Федерации. В свою очередь ст. 10 республиканского Закона предусматривает, что надзор за деятельностью милиции общественной безопасности осуществляет прокурор Республики Бурятия и подчиненные ему прокуроры. Данное положение противоречит п. "г" ст. 71 Конституции Российской Федерации об отнесении порядка деятельности должностных лиц федеральных органов власти к исключительному ведению Российской Федерации, также ст. 3 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", в соответствии с которой полномочия прокуроров определяются Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и Международными договорами Российской Федерации и ст. 38 Закона РСФСР "О милиции", в соответствии с которой надзор за деятельностью милиции осуществляет Генеральный прокурор Российской Федерации и подчиненные ему прокуроры.

С учетом изложенного и признании, и принятии требований прокурора суд удовлетворяет заявление.

Руководствуясь ст. ст. 191, 192, 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявленные требования прокурора Республики Бурятия удовлетворить.

Признать ч. 1 ст. 7, ст. 10 Закона Республики Бурятия "О милиции общественной безопасности (местной милиции) в Республике Бурятия" от 26.01.1995 противоречащими Федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вынесения решения.

Сообщение о принятом решении опубликовать в газете "Бурятия".

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней со дня оглашения в Верховный Суд Российской Федерации.

 

Председательствующий

Л.В.КИСЕЛЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь