Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА ДЕКАБРЬ 2000 ГОДА

 

КВАЛИФИКАЦИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

ДЕЛО N 22-1401

УХТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

С., Р., А. и Д. осуждены по п.п. "а", "б" ч. 3 ст. 162 УК РФ, А., кроме того, по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ.

Из приговора исключено осуждение указанных лиц по п. "а" ч. 3 ст. 162 УК РФ, поскольку в деле отсутствуют доказательства, подтверждающие наличие организованной группы. Выводы суда основаны лишь на том, что подсудимые действовали совместно и согласованно, а характер их действий свидетельствует о предварительной подготовке к совершению преступлений группой лиц. Органами следствия данный признак вменен формально, без указания и описания обязательных признаков, характеризующих организованную группу. Не мотивированы эти признаки и в приговоре.

Каких либо доказательств, подтверждающих, что осужденные заранее объединились в устойчивую организованную группу для совершения преступлений, не имеется.

Также ничем не мотивирован вывод суда о виновности А. в совершении преступления, предусмотренного п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ, не приведены доказательства его вины, в приговоре нет описаний действий А. при совершении данного преступления.

Приговор в части осуждения А. по п. "б" ч. 4 ст. 226 УК РФ отменен.

 

ДЕЛО N 22-1415

ЭЖВИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Б. осужден за вымогательство, т.е. требование передачи чужого имущества под угрозой применения насилия, совершенное неоднократно.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства содеянного Б., дал им неверную юридическую квалификацию по ст. 163 ч. 2 п. "б" УК РФ.

При вымогательстве умысел виновного направлен на получение требуемого имущества в будущем. В данном случае действия Б. были сопряжены с непосредственным изъятием имущества у потерпевшей, т.е. носили характер открытого хищения чужого имущества, совершенного неоднократно, с угрозой применения насилия, не опасного для жизни и здоровья.

Судебная коллегия приговор в отношении Б. изменила, переквалифицировав его действия со ст. 163 ч. 2 п. "б" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п.п. "б", "г" УК РФ.

 

ДЕЛО N 22-1419

ИНТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии с разъяснениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 27 января 1999 года "О судебной практике по делам об убийстве" покушение на убийство возможно лишь с прямым умыслом, т.е. когда содеянное свидетельствовало о том, что виновный осознавал общественную опасность своих действий, предвидел возможность или неизбежность наступления смерти другого человека и желал ее наступления.

К. осужден по ст. 30 ч. 3, ст. 105 ч. 1 УК РФ к 9 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Суд мотивировал вывод о наличии у осужденного умысла на убийство, исходя из характера его действий и наступивших последствий.

Вместе с тем, из показаний потерпевшей и самого осужденного видно, что прямого умысла на убийство у К. не было, об этом свидетельствуют и материалы дела: после нанесения ударов ножом в жизненно-важные органы потерпевшей К. видел, что она жива, однако каких-либо действий, направленных на лишение ее жизни, не предпринимал, хотя имел такую возможность. Сам факт нанесения нескольких ударов по телу потерпевшей при отсутствии других доказательств, подтверждающих умысел на лишение жизни потерпевшей, не может свидетельствовать о намерении К. убить Н.

Судебной коллегией действия К. переквалифицированы со ст. 30 ч. 3, 105 ч. 1 УК РФ на ст. 111 ч. 1 УК РФ.

 

ДЕЛО N 22-1425

ВОРКУТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии с ч. 1 ст. 35 УК РФ преступление признается совершенным группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два или более исполнителя.

Н., М. осуждены по ст. 158 ч. 2 п.п. "а", "б", "г" УК РФ; М. и Ю. осуждены по ст. 33 ч. 5, ст. 158 ч. 2 п.п. "а", "б", "г" УК РФ.

Судом установлено, что объективную сторону хищения по первому эпизоду осуществлял только М., а Ю. не являлся исполнителем и лишь способствовал совершению хищения путем отвлечения внимания.

По второму эпизоду кражи исполнителем являлся только Н., тогда как М. и Ю. отвлекали внимание, обеспечивая ему возможность завладения имуществом.

Учитывая изложенное, из приговора подлежит исключению осуждение Н. и М. по п. "а" ч. 2 ст. 152 УК РФ; осуждение М. и Ю. по п. "а" ч. 2 ст. 158, ст. 33 ч. 5 УК РФ.

Кроме того, судебной коллегией отменен с прекращением производства по делу обвинительный приговор в отношении Н., Ю. и Л. по ст. ст. 109 ч. 1, 148-1 ч. 2, 144 ч. 1 УК РСФСР, поскольку на день их совершения - 15 и 16 августа 1996 г. - данные преступления в соответствии со ст. 7-1 УК РСФСР не относились к категории тяжких. Учитывая также несовершеннолетний возраст осужденных при совершении этих преступлений, давность привлечения к уголовной ответственности за эти преступления в соответствии со ст. 78 ч. 1 и ст. 94 УК РФ не может превышать 3 лет; и на день вынесения приговора Н., Ю. и Л. подлежали освобождению от уголовной ответственности по этим составам.

 

ДЕЛО N 22-1426

ВОРКУТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Кража считается оконченной с момента, когда виновный приобретает реальную возможность распорядиться похищенным имуществом по своему усмотрению.

Судебная коллегия изменила приговор суда в отношении Ш., переквалифицировав действия осужденного со ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 30 ч. 3, ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, в связи с тем, что вывод суда о том, что Ш. имел реальную возможность распорядиться похищенным, противоречит материалам дела, т.к. Ш. был задержан в подъезде сразу же после выхода из квартиры, таким образом, у него не было реальной возможности распорядиться похищенным.

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

 

ДЕЛО N 22-1418

КНЯЖПОГОСТСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Д. осуждена по ст. 130 ч. 1 УК РФ к штрафу в размере двух минимальных размеров оплаты труда.

В нарушение требований ст. 415 УПК РСФСР протокол об обстоятельствах совершенного преступления не содержит ссылки на конкретные высказанные оскорбления, что свидетельствует об отсутствии данных, подтверждающих наличие преступления, не дана квалификация содеянному, поскольку отсутствует ссылка на конкретную часть ст. 130 УК РФ, не разъяснены права Д. и ей не вручена копия протокола.

Кроме того, при поступлении протокола по делу частного обвинения в суд последний в соответствии со ст. 109 ч. 5 УПК РСФСР обязан был принять меры к примирению потерпевшего с лицом, на которого подана жалоба. Таковых данных в деле нет, в том числе отметки в справочном листе о вызове их на беседу с целью примирения до возбуждения уголовного дела не имеется. Согласно протоколу судебного заседания не разъяснено право примирения потерпевшей на основании ст. 274 УПК РСФСР и на стадии судебного разбирательства.

Допущенные нарушения уголовно-процессуального закона являются существенными и влекут за собой отмену приговора с направлением дела для производства дознания.

 

ДЕЛО N 22-1427

УСТЬ-КУЛОМСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Г. осужден по ст. 264 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком на 1 год.

Постановлением от 25.07.2000 потерпевшим по делу признан Ю., однако при составлении протокола допроса Ю. следователем неверно было указано его место жительства, в связи с чем Ю. был лишен возможности реализовать свои права, предоставленные ему как потерпевшему. Уведомление об окончании предварительного следствия по делу также не было им получено по указанной выше причине.

Меры по обеспечению явки потерпевшего в судебное заседание судом не были приняты, в результате судебная повестка, направленная по другому адресу, была возвращена в суд, и в нарушение ст. 253 УПК РСФСР судом безосновательно был решен вопрос о разбирательстве дела в отсутствие потерпевшего, нарушены права и законные интересы Ю.

При таких обстоятельствах приговор в отношении Г. отменен по жалобе потерпевшего в связи с нарушением его прав, т.к. оно повлияло на всесторонность, полноту и объективность судебного разбирательства.

 

ДЕЛО N 22-1449

СЫКТЫВКАРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии с Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.04.99 N 7-П при рассмотрении уголовного дела суд не наделен правом по собственной инициативе формировать и обосновывать обвинение.

К. и Ш. осуждены за грабеж.

В судебном заседании прокурор, выступая в прениях, не сформулировал обвинение каждому осужденному в частности не назвал квалифицирующие признаки статьи, по которым он поддерживает обвинение, а по которым от обвинения отказывается.

Согласно протоколу судебного заседания прокурор, поддерживая государственное обвинение, предложил квалифицировать действия Ш. только по ст. 161 ч. 2 УК РФ без указания квалифицирующих признаков, а действия К. по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "б", "в", "г" УК РФ.

Суд же в приговоре признал Ш. виновным по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "в", "г", "д" УК РФ, К. - по ст. 161 ч. 2 п.п. "а", "б", "в", "г", "д" УК РФ, т.е. по своей инициативе сформулировал обвинение Ш. и признал К. виновным и по п. "д" ст. 161 ч. 2 УК РФ, тогда как прокурор в этой части от обвинения отказался.

Поскольку от позиции прокурора зависит объем обвинения, суд обязан был уточнить, в какой части прокурор поддерживает обвинение, а в какой от него отказывается.

Судебной коллегией приговор в отношении Ш. и К. отменен с направлением дела на новое рассмотрение.

 

ДЕЛО N 22-1484

КНЯЖПОГОСТСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии с п.п. "а" п. 8 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг." от 26 мая 2000 г. подлежат прекращению уголовные дела, находящиеся в производстве органов дознания, предварительного следствия и судов о преступлениях, совершенных до вступления в силу настоящего постановления, в отношении лиц, подозреваемых или обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено максимальное наказание, не превышающее трех лет лишения свободы.

К. осужден по ст. 188-1 УК РСФСР к 1 году лишения свободы, в соответствии со ст. 41 УК РСФСР окончательно назначено 1 год 8 месяцев лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии строгого режима.

За преступление, совершенное К., предусмотрено наказание до 2 лет лишения свободы, совершено оно до вступления в силу настоящего Постановления, ограничений, указанных в п. 12 указанного Постановления, нет.

При таких обстоятельствах суд был обязан прекратить производство по делу, не вынося обвинительный приговор.

Судебная коллегия приговор в отношении К. отменила с прекращением производства по делу в соответствии с п. 8 Постановления Государственной Думы "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.".

 

ДЕЛО N 22-1499

ПЕЧОРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Согласно ст. 314 УПК РСФСР в описательной части оправдательного приговора должны быть изложены: сущность предъявленного обвинения, обстоятельства дела, установленные судом; приведены доказательства, обосновывающие вывод суда о том, что обвинение не нашло своего подтверждения, и мотивы, по которым суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.

Н. оправдан по ст. 286 ч. 3 п. "а" УК РФ за отсутствием в его действиях состава преступления.

Указанные требования закона судом не были выполнены. Оправдательный приговор вынесен по неполно исследованным материалам дела, в частности, без оценки показаний потерпевшего, свидетелей, заключения судебно-медицинской экспертизы, на которых основывали вывод о доказанности вины Н. органы предварительного следствия.

Допущенные судом односторонность и неполнота судебного следствия явились основанием в соответствии со ст. 342 УПК РСФСР к отмене приговора в отношении Н. с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

ДЕЛО N 22-1527

ЭЖВИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии со ст. 254 УПК РСФСР разбирательство дела в суде производится только в отношении обвиняемых и лишь по тому обвинению, по которому они преданы суду.

Органами предварительного расследования М. предъявлено обвинение в совершении истязания потерпевшего, заведомо для виновного, находящегося в беспомощном состоянии, исходя из того, что в одном из эпизодов М. наносил удары спящему потерпевшему. Суд же в приговоре, квалифицируя действия осужденного, беспомощное состояние потерпевшего, признал, исходя из того, что потерпевший был связан осужденным и не мог передвигаться. Таким образом, в нарушение требований ст. 254 УПК РСФСР суд вышел за пределы предъявленного М. обвинения.

Однако и избиение спящего нельзя отнести к беспомощному состоянию лица в том понимании, которое содержится в диспозиции п. "г" ч. 2 ст. 117 УК РФ, поскольку сон является физиологически обусловленным состоянием человека.

Судебной коллегией приговор в отношении М. изменен: содеянное им переквалифицировано со ст. 117 ч. 2 п. "г" УК РФ на ст. 117 ч. 1 УК РФ со снижением назначенного наказания.

 

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ

 

ДЕЛО N 22-1402

УХТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Назначая наказание по совокупности приговоров, суд нарушил требования закона.

С., ранее судимая:

- 18.02.98 по ст. ст. 30, 158 ч. 2 п. "б", 70 УК РФ к 2 годам 3 месяцам лишения свободы;

- 05.07.2000 по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "б", "г" УК РФ к 5 годам лишения свободы,

осуждена по ст. 158 ч. 2 п.п. "б", "г" УК РФ к 4 годам лишения свободы, в соответствии со ст. 70 УК РФ к 7 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

Однако преступление, за которое осуждена С., совершено 04.06.2000, т.е. до предыдущего приговора, в связи с чем наказание по совокупности приговоров ей следовало назначать по правилам ч. 5 ст. 69, а не ст. 70 УК РФ.

Кроме того, приговором от 05.07.2000 С. было назначено наказание, превышающее пределы, предусмотренные ст. 66 УК РФ при осуждении за неоконченное преступление, и определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда Республики Коми 06.10.2000 приговор был изменен со снижением наказания.

Приговор в части назначения наказания изменен со снижением наказания.

 

ДЕЛО N 22-1413

ЭЖВИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Л., ранее судимый:

- 27.06.95 по ст. ст. 144 ч. 2, 41 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы;

- 21.07.95 по ст. ст. 144 ч. 2, 145 ч. 2, 40 ч. 3 УК РСФСР к 4 годам 6 месяцам лишения свободы;

- 09.08.95 по ст. ст. 144 ч. 2, 40 ч. 3 УК РСФСР к 5 годам лишения свободы;

- 19.04.97 по ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, по совокупности с предыдущим наказанием к 5 годам 2 месяцам лишения свободы, освободился 14.02.2000 по отбытии срока наказания,

осужден по ст. 111 ч. 1 УК РФ к 6 годам 6 месяцам лишения свободы в исправительной колонии особого режима.

Судом неверно определен вид рецидива, имеющийся в действиях Л.

Как видно из материалов дела, 19.04.97 Л. был осужден за преступления, совершенные до вынесения прежних приговоров, поэтому судимость по последнему приговору не расценивается как самостоятельная судимость за тяжкое преступление.

Судебная коллегия приговор в отношение Л. изменила, признав наличие в его действиях опасного рецидива преступлений, снизив назначенное наказание до 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

 

ДЕЛО N 22-1461

УСИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

По смыслу ст. 50 УК РФ исправительные работы как один из видов уголовного наказания могут быть применены только к трудоспособным лицам.

Г., <...> г.р., осуждена по ст. 130 ч. 1 УК РФ к 2 месяцам исправительных работ с удержанием 10% заработка в доход государства.

Учитывая пенсионный возраст Г., судебная коллегия приговор в отношении ее изменила, назначив наказание в виде штрафа в размере пенсии за один месяц на момент вынесения приговора.

 

ДЕЛО N 22-1531

УХТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии с п. 8 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года прекращению подлежат уголовные дела в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений, за которые предусмотрено максимальное наказание, не превышающее трех лет лишения свободы.

Судебная коллегия отменила постановление суда о прекращении вследствие акта амнистии уголовного дела в отношении С., обвиняемого по ч. 2 ст. 327 УК РФ, поскольку санкция данной статьи предусматривает максимальное наказание в виде 4 лет лишения свободы.

 

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК

 

ДЕЛО N 22-1432

КОРТКЕРОССКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Н. осужден по ст. 105 ч. 1 УК РФ к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строгого режима. Взыскано с Н. в пользу потерпевшей В. в счет возмещения материального и морального вреда 50000 рублей.

Суд, возложив на осужденного обязанность возместить В. 50000 руб., не конкретизировал, в какой части взыскать средства на возмещение материального ущерба и в какой - на возмещение морального вреда.

В ходе предварительного следствия В. исковые требования не заявлялись, в судебном заседании потерпевшая подала заявление о взыскании с Н. 50000 руб., приложив товарный чек о понесенных расходах в связи с похоронами на сумму 785 руб. 70 коп.

При таких обстоятельствах, когда не уточнен размер материального ущерба и морального вреда, принятое решение не аргументировано, приговор в части гражданского иска не может быть признан законным и обоснованным и подлежит в этой части отмене с направлением дела на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

 

Судебная коллегия обращает внимание на необходимость точного ведения протоколов судебных заседаний, особенно в той части, где прокурор, выступающий в прениях, формулирует обвинение.

Если во время выступления государственный обвинитель умолчал о каких-либо пунктах, частях, статьях Уголовного кодекса, по которым было предъявлено обвинение, суд вправе уточнить позицию обвинения, задав соответствующий вопрос после окончания выступления (не вступая при этом в обсуждение позиции обвинителя).

В целях устранения неточностей участники процесса в соответствии со ст. 298 УПК РСФСР вправе до удаления суда в совещательную комнату представить в письменном виде формулировку обвинения, что особенно важно для государственного обвинителя в связи с Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.04.1999 N 7-П.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь