Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КАЛМЫКИЯ

 

УПРАВЛЕНИЕ СУДЕБНОГО ДЕПАРТАМЕНТА ПРИ ВЕРХОВНОМ СУДЕ

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В РЕСПУБЛИКЕ КАЛМЫКИЯ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ И НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ

ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ЗА 2000 Г.

 

В 2000 году городским и районными судами Республики Калмыкия рассмотрено 17091 гражданское дело, из них с вынесением решений - 15985, что соответственно на 431 и 107, или на 2,5 и 0,7% больше, чем за предыдущий год. При этом удовлетворяемость исков составила - 96,7% (в 1999 г. - 97%).

Увеличение загруженности судов определили иски об оплате труда, дела особого производства, вытекающие из административно-правовых отношений, прочие исковые дела.

В истекшем году судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК в кассационном порядке проверила 1578 дел, против - 706 в предыдущем.

Анализ статистических данных свидетельствует о том, что в последние годы в республике наметилась устойчивая тенденция к увеличению поступления гражданских дел, как по первой, так и по второй инстанции.

Например, по сравнению с 1994 г. <*> число оконченных дел городским и районными судами увеличилось в 3,9 раза (389%), а с 1990 г. - почти в 6 раз (584%).

 

--------------------------------

<*> 1995 г. не берется для анализа, поскольку тогда нагрузка резко увеличилась за счет исков вкладчиков обанкротившихся финансовых пирамид.

 

Количество кассационных дел, рассмотренных судебной коллегией по гражданским делам Верховного суда, соответственно в 4,8 (485%) и 9,2 раза (917%).

Изучение судебной практики показало, что подавляющее большинство гражданских дел рассмотрено судами в соответствии с нормами материального и процессуального права.

Вместе с тем итоги обобщения кассационной и надзорной практики свидетельствуют о том, что суды не всегда соблюдали действующие нормы материального и процессуального закона, допускали существенные ошибки при рассмотрении гражданских дел.

В кассационном порядке отменено 159 судебных решений районных судов, из них с направлением дел на новое судебное рассмотрение - 113, прекращено - 9, изменено - 30. Удовлетворено 16 частных жалоб и протестов заинтересованных лиц на определения (постановления) нижестоящих судов.

Таким образом, судебной коллегией выявлено 205 судебных ошибок, в предыдущем году - 212.

В надзорном порядке отменено 43 и изменено 9 решений нижестоящих судов, отменено 14 иных постановлений, в предыдущем году соответственно - 69,7, и 27.

Общее количество отмененных и измененных решений по сравнению с предыдущим годом уменьшилось на 22, или на 8,4% (1999 г. - 263; 2000 г. - 241).

Уменьшилось и число отмененных иных судебных постановлений: в 2000 г. отменено 16 определений (постановлений), в 1999 г. - 25.

Всего по республике отменено и изменено 271 судебное постановление городского и районных судов (в 1999 г. - 315).

Качество рассмотрения гражданских дел по республике составило 98,6%, против 98,4% в предыдущем году (+0,2%).

Как свидетельствуют данные, большинство допущенных ошибок исправляется в кассационном порядке. При этом судебная коллегия при наличии к тому оснований использовала процессуальные возможности вынесения нового решения без направления кассационных дел на новое судебное рассмотрение, что, несомненно, способствовало повышению оперативности правосудия, а самое главное, своевременному восстановлению нарушенных прав и свобод участников процесса.

Больше всего ошибок допущено при рассмотрении трудовых споров - 26, или 10,8%, жилищных дел и дел, вытекающих из прав собственности - по 11, или 4,6%, жалоб на незаконные действия государственных и административных органов - 25, или 10,4%, и прочих исковых дел - 53, или 22%.

Из года в год не улучшается качество рассмотрения гражданских дел в Городовиковском, Ики-Бурульском, Лаганском, Сарпинском, Яшалтинском и Яшкульском районных судах. На судей вышеназванных судов приходится более трети допущенных по республике судебных ошибок (95).

По сравнению с прошлым периодом несколько улучшились качественные показатели работы Элистинского городского суда. Однако коренного перелома в этой сфере деятельности добиться не удалось. Судьями этого суда допущено 155 судебных ошибок, что составляет 57,2% от их общего количества.

Анализ данных свидетельствует, что основаниями отмены и изменения судебных постановлений являются неправильное определение юридически значимых обстоятельств, несоответствие выводов суда, изложенных в решении, обстоятельствам дела, неправильное применение материального права и нарушение процессуального законодательства.

Причины допущенных ошибок - упущения при подготовке гражданских дел к судебному разбирательству, просчеты в организации судебного процесса, невнимательность и небрежность при отправлении правосудия, а в некоторых случаях - слабое знание судьями законодательства и судебной практики.

 

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРАВА

 

1. В соответствии с действующим законодательством член сельскохозяйственного производственного кооператива имеет право на получение стоимости пая или имущества только в случае его выхода из кооператива. Выходящему члену кооператива стоимость его паевого взноса или имущество, соответствующее его взносу, выдается в размерах, в сроки и на условиях, предусмотренных уставом кооператива.

Прокурор Ики-Бурульского района обратился в суд с иском в интересах Б. и Ю. к СПК "Л" о взыскании стоимости паев.

В подтверждение требований указал, что истцы работали в совхозе "Л", который в 1999 г. был реорганизован в сельскохозяйственный производственный кооператив. Б. и Ю. имеют в кооперативе паи, однако, ответчик отказывается выплатить истцам их стоимость.

Решением Ики-Бурульского районного суда исковые требования прокурора удовлетворены. Взыскано с СПК "Л" в пользу Б. 1643 руб., в пользу Ю. 17781 руб.

Состоявшееся по делу судебное решение отменено в кассационном порядке ввиду неправильного применения норм материального закона и существенного нарушения норм процессуального законодательства.

В соответствии с п. 1 ст. 111 ГК РФ член кооператива вправе по своему усмотрению выйти из кооператива. В этом случае ему должна быть выплачена стоимость пая или выдано имущество, соответствующее его паю, а также осуществлены другие выплаты, предусмотренные уставом кооператива.

Выплата стоимости пая или выдача другого имущества выходящему члену кооператива производится по окончании финансового года и утверждении бухгалтерского баланса кооператива, если иное не предусмотрено уставом кооператива.

Согласно п. 5 ст. 18 Федерального закона "О сельскохозяйственной кооперации" выходящему члену кооператива паевой взнос возвращается в порядке, установленном уставом.

В силу п. 3.2 и п. 4.1 Устава СПК "Л" каждый член и каждый ассоциированный член имеет право по своему желанию выйти из кооператива, уведомив председателя о своем выходе путем подачи заявления не позднее, чем за две недели до выхода. Моментом выхода считается дата, указанная в заявлении. Возврат паевых взносов и причитающихся членам и ассоциированным членам выплат осуществляется в случае выхода или исключения из кооператива по решению общего собрания. Выходящему ассоциированному члену и члену кооператива выплата паевого взноса осуществляется по итогам финансового года в течение десяти лет равными долями со дня принятия общим собранием решения о выводе из числа членов или ассоциированных членов или исключении, если иное не будет принято на общем собрании членов кооператива.

Анализ приведенных норм федеральных законов и положений Устава СПК "Л" свидетельствует о том, что член сельскохозяйственного производственного кооператива имеет право на получение стоимости пая или имущества только в случае его выхода из кооператива. Выходящему члену кооператива стоимость его паевого взноса или имущество, соответствующее его взносу, выдается в размерах, в сроки и на условиях, которые предусмотрены уставом кооператива.

Однако суд не установил, обращались ли истцы с заявлением о выходе из кооператива, принято ли по этому вопросу соответствующее решение.

Между тем из дела видно, что Б. и Ю. с такими заявлениями в правление СПК "Л" не обращались. Заявления о выходе из кооператива они направили в суд, который не уполномочен рассматривать их, поскольку разрешение этого вопроса отнесено к компетенции кооператива.

Суд не принял во внимание доводы ответчика о том, что кооператив находится в стадии ликвидации, а потому по делу неправильно определен размер паевых взносов, причитающихся истцам. Эти обстоятельства имеют значение для правильного разрешения дела, поскольку размер, сроки и условия выплаты паевых взносов определены в уставе кооператива.

Из дела видно, что суд принял исковое заявление прокурора, не соответствующее требованиям ст. 126 ГПК РСФСР, в котором не указаны обстоятельства, на которых основаны заявленные требования, и подтверждающие их доказательства. Некритическое отношение суда к форме и содержанию искового заявления привело к неправильному определению юридически значимых обстоятельств, а это в свою очередь привело к вынесению незаконного и необоснованного решения.

 

(судья Матвеев Н.В.)

 

2. Задолженность гражданина по оплате за пользование газом не является основанием для прекращения его подачи путем отключения квартиры абонента от сети.

С. обратился в суд с жалобой на Городовиковский филиал ОАО "Калмгаз". В обоснование своих требований указал, что он проживает в квартире, которая отапливается природным газом. 10 августа 2000 г. работники горгаза отключили подачу газа по тем основаниям, что он имеет задолженность по оплате за его пользование. В соответствии с Законом РФ "Об образовании" он и его супруга, как учителя сельской средней школы, имеют право на жилую площадь с бесплатным освещением и отоплением.

Считая действия газоснабжающей организации незаконными, просил суд обязать Городовиковский филиал ОАО "Калмгаз" произвести подключение газа к его квартире и взыскать в его пользу денежную компенсацию морального вреда в размере 5000 руб.

Решением Городовиковского районного суда жалоба С. оставлена без удовлетворения.

Отказывая в удовлетворении жалобы, суд указал, что заявитель имеет задолженность по оплате за газ, а в соответствии с договором, заключенным между ним и ОАО "Калмгаз", поставщик вправе при наличии у абонента задолженности по оплате за потребленный газ прекратить его подачу.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РК решение суда отменила и вынесла по делу новое решение о частичном удовлетворении жалобы заявителя по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 548 ГК РФ к отношениям, связанным со снабжением через присоединенную сеть газом, нефтью и нефтепродуктами, водой и другими товарами, правила о договоре энергоснабжения (ст.ст. 539-547) применяются, если иное не установлено законом, иными правовыми актами или не вытекает из существа обязательства.

В Федеральном законе РФ "О газоснабжении в Российской Федерации" и Правилах поставки газа в Российской Федерации, утвержденных Постановлением Совета Министров РФ от 5 февраля 1998 г., не содержится норм, предусматривающих случаи прекращения или ограничения подачи газа абоненту газоснабжающей организацией.

Следовательно, при разрешении жалобы С. надлежит руководствоваться положениями ст.ст. 539-547 ГКРФ.

Согласно п.п. 2 и 3 ст. 546 ГК РФ перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии допускаются по соглашению сторон, за исключением случая, когда удостоверенное органом государственного энергетического надзора неудовлетворительное состояние энергетических установок абонента угрожает аварией или создает угрозу жизни и безопасности граждан. О перерыве в подаче, прекращении или об ограничении подачи энергии энергоснабжающая организация должна предупредить абонента.

Перерыв в подаче, прекращение или ограничение подачи энергии без согласования с абонентом и без соответствующего его предупреждения допускаются в случае необходимости принять неотложные меры по предотвращению или ликвидации аварии в системе энергоснабжающей организации при условии немедленного уведомления абонента об этом.

Таким образом, газоснабжающая организация вправе в одностороннем порядке прекратить подачу газа только в случаях, прямо указанных в п.п. 2, 3 ст. 546 ГК РФ.

В соответствии с вышеназванными положениями гражданского закона задолженность гражданина по оплате за пользованием газом не является основанием для прекращения подачи газа газоснабжающей организацией в одностороннем порядке без соответствующего предупреждения абонента.

Ссылка суда на п. 4.5 договора, заключенного между ОАО "Калмгаз" и С., который предусматривает возможность прекращения поставки газа в случае неуплаты, не может быть признана обоснованной, поскольку его положения как противоречащие ст. 546 ГК РФ не подлежали применению.

При таких данных обжалуемые действия газоснабжающей организации являются незаконными.

Поскольку по делу допущена ошибка в применении норм материального закона, судебная коллегия вынесла новое решение о возложении на Городовиковский филиал ОАО "Калмгаз" обязанности возобновить подачу газа в квартиру заявителя.

В удовлетворении требований о взыскании компенсации морального вреда отказано, так как С. не представил доказательств о причинении ему такого вреда.

 

(судья Удодова А.Я.)

 

3. Порядок предоставления компенсаций и льгот зависит от того, к какой категории относятся лица, подвергшиеся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы.

 

Т. обратился в суд с иском к Региональному отделению фонда социального страхования по Республике Калмыкия о взыскании денежной компенсации за неиспользованную санаторно-курортную путевку. В обоснование своих требований указал, что он является инвалидом 3 группы вследствие чернобыльской катастрофы и имеет право на бесплатное ежегодное обеспечение санаторно-курортным лечением или получение денежной компенсации в размере средней стоимости путевки. Администрация предприятия по месту его работы направила необходимые документы для получения денежной компенсации в региональное отделение фонда социального страхования, однако, в выплате компенсации ему было отказано.

Решением Элистинского городского суда в удовлетворении исковых требований Т. отказано.

Принимая решение, суд первой инстанции исходил из того, что истец как участник ликвидации последствий чернобыльской катастрофы имел право на получение санаторно-курортной путевкой, однако, с заявлением о предоставлении путевки в фонд социального страхования не обращался. А поскольку денежная компенсация выплачивается только в случае невозможности ее предоставления, исковые требования не подлежат удовлетворению.

Кассационная инстанция решение суда отменила, указав следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 14 Закона РФ "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" инвалидам вследствие чернобыльской катастрофы гарантируется бесплатное ежегодное обеспечение санаторно-курортным лечением или получение денежной компенсации в размере ее средней стоимости.

Согласно п. 2 ст. 15 Закона участникам ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС гарантируется первоочередное бесплатное ежегодное обеспечение путевкой в санаторно-курортное или другое оздоровительное учреждение, а в случае невозможности предоставления путевки - денежная компенсация в размере ее средней стоимости.

Анализ законодательных положений свидетельствует о том, что порядок предоставления компенсаций и льгот зависит от того, к какой категории относятся лица, подвергшиеся воздействию радиации вследствие чернобыльской катастрофы. Лица из числа инвалидов имеют право на получение денежной компенсации не в зависимости от того, имелась ли у органа социального страхования возможность обеспечения их санаторно-курортной путевкой.

Как видно из материалов дела, Т. является инвалидом 3 группы вследствие аварии на Чернобыльской АЭС. Таким образом, в силу п. 1 ст. 14 Закона РФ он имеет право выбора: получение санаторно-курортной путевки либо денежной компенсации в размере ее средней стоимости.

Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены, судом допущена ошибка в применении норм материального закона, судебная коллегия вынесла новое решение об удовлетворении требований инвалида вследствие чернобыльской катастрофы.

 

(судья Машаева О.В.)

 

4. В силу п. 1 ст. 1085 ГК РФ размер возмещения дополнительных расходов не может быть снижен по мотиву грубой неосторожности потерпевшего, содействовавшей возникновению или увеличению вреда.

 

М. обратился в суд с иском к А. о возмещении материального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием. В подтверждение своих требований указал, что А., управляя принадлежащим ему автомобилем, совершил наезд, в результате которого истцу был причинен тяжкий вред. В течение 7 месяцев он находился на излечении в республиканской больнице, перенес несколько операций.

Просил взыскать с ответчика стоимость понесенных им расходов на лечение и приобретение лекарств.

В судебном заседании истец М. увеличил размер своих требований и просил возместить расходы на приобретение лекарств в сумме 25000 руб., а также взыскать с А. денежную компенсацию морального вреда - 25000 руб.

Ответчик А. иск не признал и пояснил, что он не виновен в совершении дорожно-транспортного происшествия, наезд произошел вследствие грубой неосторожности М.

Решением Элистинского городского суда исковые требования удовлетворены частично.

Судебная коллегия состоявшееся по делу решение суда изменила ввиду неправильного применения судом норм материального права.

Принимая решение о возложении материальной ответственности на А, суд пришел к обоснованному выводу о том, что вред, причиненный истцу источником повышенной опасности, должен быть возмещен владельцем этого источника А. независимо от его вины и правильно руководствовался положениями ст. 1079 ГК РФ.

Вместе с тем, снижая размер возмещения дополнительных расходов в связи с лечением и приобретением лекарств до 4206,35 руб., суд исходил из того, что возникновению вреда способствовала грубая неосторожность самого потерпевшего, а потому его размер подлежит уменьшению.

Однако с таким выводом согласиться нельзя, поскольку он сделан без учета положений материального закона.

В соответствии с абзацами 2 и 3 п. 2 ст. 1083 ГК РФ при грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное.

Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (п. 1 ст. 1085).

Согласно п. 1 ст. 1085 ГК РФ при причинении гражданину увечья или ином повреждении его здоровья возмещению подлежит утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь, а также дополнительно понесенные расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе расходы на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профессии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и не имеет права на их бесплатное получение.

Как видно из дела, М. в результате дорожно-транспортного происшествия понес дополнительные расходы (расходы на лечение, приобретение лекарств), связанные с повреждением здоровья, в сумме 6412,70 руб., что подтверждается представленными истцом письменными доказательствами и не оспаривается ответчиком и его представителем.

При таких данных суд не вправе был учитывать вину потерпевшего при решении вопроса о возмещении дополнительных расходов, а надлежало возместить их истцу в указанном выше размере (6412,70 руб.).

 

(судья Машаева О.В.)

 

5. К. обратилась в суд с иском к С. о возмещении материального ущерба, ссылаясь на то, что в результате дорожно-транспортного происшествия по вине водителя Ц., управлявшего автомашиной ГАЗ-322132, принадлежащей на праве собственности С., был поврежден ее автомобиль "Ниссан". Вследствие этого ей причинен материальный ущерб на общую сумму 54127,07 руб., который остался не возмещенным.

К участию в деле в качестве соответчика привлечен С., владевший автомашиной ГАЗ 322132 на основании доверенности, выданной ее собственником.

Решением Элистинского городского суда взыскано в пользу К. с С. и С. в солидарном порядке 54127,07 руб.

Кассационная инстанция решение суда в части возложения ответственности за вред на собственника транспортного средства С. отменила ввиду неправильного применения судом норм материального права.

В соответствии со ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или праве оперативного управления либо ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче источника повышенной опасности и т.п.).

Как установлено судом, С. передала принадлежащую ей автомашину по доверенности на право управления транспортным средством С., который являлся индивидуальным предпринимателем и осуществлял предпринимательскую деятельность по автомобильной перевозке пассажиров.

Таким образом, С. владел автомашиной на законном основании, а потому у суда не было правовых оснований считать, что владельцем источника повышенной опасности является его собственник С.

Из материалов дела усматривается, что виновный в дорожно-транспортном происшествии водитель Ц. фактически находился в трудовых отношениях с предпринимателем С. и по договору найма осуществлял на автомашине перевозку пассажиров по городскому маршруту.

По смыслу ст. 1079 ГК РФ не признается владельцем источника повышенной опасности и не несет ответственность за вред перед потерпевшим лицо, управляющее источником повышенной опасности в силу трудовых отношений с владельцем этого источника (шофер, машинист, оператор и др.).

Следовательно, Ц., управлявший автомашиной, не может нести ответственность за вред, причиненный истице К., такая ответственность должна быть возложена на владельца источника повышенной опасности С.

Судом также необоснованно возложена на ответчиков солидарная ответственность за вред, при этом свой вывод об этом суд ничем не мотивировал.

В силу ст. 1080 ГК РФ солидарная ответственность может быть возложена только в случае совместного причинения вреда.

В данном же случае материальный ущерб причинен К. действиями третьего лица.

Решение суда в части взыскания ущерба с С. отменено и обязанность по возмещению вреда возложена на фактического владельца источника повышенной опасности С.

 

(судья Куликова Н.В.)

 

6. По смыслу ст. 152 ГК РФ иск об опровержении сведений, распространенных ответчиком, может быть удовлетворен лишь при условии, если эти сведения не только не соответствуют действительности, но и порочат честь, достоинство или деловую репутацию истца.

Избирательная комиссия Республики Калмыкия обратилась в суд с иском к редакции газеты "Вечерняя Элиста", Калмыцкому региональному отделению "Общероссийская политическая общественная организация "Отечество" и Б. о защите чести, достоинства, деловой репутации и взыскании компенсации морального вреда, мотивируя свои требования тем, что в газете "Вечерняя Элиста" был опубликован доклад заместителя председателя Совета КРО "Отечество" Б., в котором содержатся сведения, порочащие честь, достоинство и деловую репутацию избирательной комиссии и ее членов.

Решением Элистинского городского суда исковые требования Избирательной комиссии Республики Калмыкия удовлетворены частично.

Судебная коллегия решение суда о частичном удовлетворении заявленных требований отменила по следующим основаниям.

Принимая решение о признании сведений несоответствующими действительности, суд сослался на то, что ответчики не доказали, что они соответствуют действительности.

Однако с этим выводом согласиться нельзя ввиду неправильного применения судом норм материального закона.

Согласно ст. 152 ГК РСФСР гражданин или юридическое лицо вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности.

По смыслу указанной нормы иск об опровержении сведений, распространенных ответчиком, может быть удовлетворен только при условии, если эти сведения не только не соответствуют действительности, но и порочат честь, достоинство или деловую репутацию истца.

В силу закона порочащими являются не соответствующие действительности сведения, содержащие утверждения о нарушении гражданином или организацией действующего законодательства или моральных принципов (о совершении нечестного поступка, неправильном поведении в трудовом коллективе, быту и другие сведения, порочащие производственно-хозяйственную и общественную деятельность, деловую репутацию и т.п.), которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина или юридического лица.

Как видно из дела, доклад Б. не содержит сведений о том, что члены Избирательной комиссии РК нарушили действующее законодательство или моральные принципы, в нем отражена лишь оценка КРО "Отечество" относительно порядка формирования избирательных комиссий, к которому члены избирательной комиссии не имеют никакого отношения.

Анализ оспариваемых положений доклада свидетельствует о том, что утверждение истца о недостоверности сведений, умаляющих честь и достоинство, является лишь его умозаключением.

Таким образом, у суда первой инстанции не было правовых оснований для удовлетворения иска Избиркома об опровержении вышеназванных сведений.

Поскольку судом допущена ошибка в применении норм материального закона, обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения возникшего спора, установлены, судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, вынесла решение об отказе в удовлетворении исковых требований о признании распространенных сведений недействительными, порочащими честь, достоинство и деловую репутацию избирательной комиссии.

 

(судья Дорджиев Б.Д.)

 

7. Отсутствие согласия лиц, проживающих с нанимателем, на приватизацию жилья не является основанием для изменения договора приватизации жилого помещения.

В этом случае сделка признается недействительной на основании ст. 168 ГК РФ с приведением сторон в первоначальное положение.

У.Т.А. обратилась в суд с иском к У.В.Г. о признании недействительными договора приватизации квартиры, а также всех последующих сделок, совершенных на его основе.

В обоснование своих требований указала, что в январе 1989 г. вступила в брак с У.А.Г. (братом ответчика) и стала проживать с ним.

В мае 1994 г. брак между ними был расторгнут, из-за семейных скандалов она была вынуждена выехать из квартиры.

В 1998 г. ей стало известно, что она снята с регистрационного учета по месту жительства, а также узнала, что квартира была приватизирована ее свекром У.Г.В., которую впоследствии по завещанию унаследовал его сын - ответчик У.В.Г.

Полагая, что при передаче квартиры в собственность У.Г.Б. были нарушены ее жилищные права, а также права ее несовершеннолетних детей, просила признать договор приватизации жилого помещения и другие последующие сделки недействительными.

Впоследствии У.Т.А. уточнила свои требования, просила изменить договор приватизации квартиры, включив ее и двоих несовершеннолетних детей в число сособственников, определив за каждым из них право собственности по 1/5 доли жилого помещения, а также признать недействительным свидетельство о праве на наследство по завещанию в части включения в наследственную массу 4/5 долей спорной квартиры.

Решением Элистинского городского суда исковые требования У.Т.А. удовлетворены.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда Республики Калмыкия решение отменила ввиду неправильного применения судом норм материального закона.

Изменяя договор приватизации жилья и включая истицу и ее детей в число сособственников спорной квартиры, суд сослался на то, что на передачу жилья в собственность У.Г.Б. не было получено согласие истицы.

При этом суд руководствовался п. 2 ст. 450 ГК РФ, согласно которому договор может быть изменен или расторгнут по требованию одной из сторон при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных настоящим Кодексом, а также другими законами или договором.

Между тем анализ содержащихся в ст. 450 ГК РФ положений свидетельствует о том, что договор может быть изменен и расторгнут только по требованию одной из сторон.

Как видно из дела, договор приватизации жилого помещения был заключен между комитетом по управлению муниципальным имуществом и нанимателем жилья У.Г.Б. Истица же стороной в указанном договоре не являлась.

Следовательно, она не вправе была ставить вопрос об изменении этого договора.

Кроме того, Гражданский кодекс РФ, специальное законодательство о приватизации жилых помещений и оспариваемый договор не предусматривают случаев, когда возможно изменение договора о передаче жилых помещений в собственность граждан по мотиву существенного нарушения его положений.

В соответствии со ст.ст. 2, 7 Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" на приватизацию жилого помещения требуется согласие всех совместно проживающих совершеннолетних членов семьи, а также несовершеннолетних в возрасте от 14 до 18 лет.

Согласно ст. 168 ГК РФ и п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 августа 1993 г. "О некоторых вопросах применения судами Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) отсутствие согласия указанных в законе лиц на приватизацию жилья является основанием для признания сделки недействительной с приведением сторон в первоначальное положение.

При таких обстоятельствах у суда не было правовых оснований для удовлетворения требований У.Т.А.

 

(судья Кулакова Н.В.)

 

8. Аналогичная ошибка допущена при разрешении иска Э. к Элистинскому филиалу ГУП "Калмтоппром" и Я. и по делу Т. к Б. об изменении договора приватизации жилого помещения.

 

(судья Надбитова В.К.)

 

9. Судами не всегда учитываются положения ст. 54 ЖК 1 РСФСР о том, что совершеннолетние члены семьи нанимателя и другие лица приобретают право на жилое помещение только при условии, если при их вселении не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Решением Элистинского городского суда удовлетворены исковые требования Г. о признании за ней и ее малолетним сыном права пользования жилым помещением.

Г. обратилась в суд с указанным иском к Ч., мотивируя свои требования тем, что ответчица приходится матерью умершего ее мужа. С 1996 г. она и ее супруг проживали в спорной квартире, где у них родился ребенок. Полагает, что, вселившись в качестве члена семьи нанимателя Ч., она приобрела право пользования жилым помещением.

Судебная коллегия решение суда в части признания за Г. права пользования спорной квартирой отменила и вынесла новое решение об отказе в удовлетворении иска в этой части.

В соответствии со ст. 54 ЖК РСФСР граждане, вселенные нанимателем в соответствии с правилами настоящей статьи, приобретают равное с нанимателем и остальными членами его семьи право пользования жилым помещением, если эти граждане являются или признаются членами его семьи (ст. 53) и если при вселении между этими гражданами, нанимателем и проживающими с ними членами его семьи не было иного соглашения о порядке пользования жилым помещением.

Как видно из объяснений Ч., при вступлении истицы в брак с ее сыном была достигнута договоренность о временном проживании их в ее квартире до покупки им жилого помещения.

Эти обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения возникшего спора, в судебном заседании истица Г. не оспаривала и подтвердила их в суде кассационной инстанции.

Кроме того, в пользу утверждения Ч. свидетельствует и тот факт, что истица не была зарегистрирована на спорной жилой площади.

Таким образом, указанные обстоятельства позволяют сделать вывод о том, что между сторонами было достигнуто соглашение о временном проживании Г., следовательно, истица не приобрела право пользования квартирой, нанимателем которой является Ч.

 

(судья Надбитова В.К.)

 

10. Б.Н.И. и Б.И.В. обратились в суд с иском к Б.Н.П. о признании отсутствия права на жилое помещение, снятии с регистрационного учета и выселении, мотивируя свои требования тем, что они являются сособственниками трехкомнатной квартиры. В июле 1997 г. без права на жилую площадь в их квартире была временно прописана В.Н.П. Впоследствии В.Н.П. заключила брак с Б.И.В., который усыновил ее ребенка. В 1998 г. у них родилась дочь. В августе 1999 г. Б.И.В. выехал за пределы республики, а в декабре этого года брак между ними был расторгнут.

Истица Б.Н.И. по состоянию здоровья нуждается в постороннем уходе, в связи с чем желает выехать по месту жительства своих детей. Ответчица препятствует ей в этом, создает невыносимую обстановку своим поведением, приглашает посторонних лиц, с которыми распивает спиртные напитки, курит.

Поскольку при вселении ответчицы между ними было достигнуто соглашение о том, что она не будет претендовать на жилую площадь, истцы просят признать отсутствие права на жилплощадь у В.Н.П. (после вступления в брак Б.Н.П.), снять ее с регистрационного учета и выселить с несовершеннолетними детьми в ранее занимаемое жилое помещение.

Решением Элистинского городского суда исковые требования Б-ко удовлетворены. В удовлетворении встречного иска Б.Н.П. отказано.

Судебная коллегия решение суда в части выселения ответчицы и ее детей из спорной квартиры отменила, а в остальном решение суда оставила без изменения.

Удовлетворяя требования о выселении Б.Н.П. из квартиры, суд сослался на то, что она своим поведением создает невыносимую обстановку для совместного проживания, постоянно без согласия истицы вселяет своих родственников, зачастую в квартире остаются ночевать незнакомые лица, с которыми ответчица распивает спиртные напитки до позднего вечера, оставляет детей без присмотра, приходя домой под утро, при этом суд руководствовался ст. 98 ЖК РСФСР.

Однако с таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку суд неправильно применил норму материального закона.

В соответствии со ст. 98, 136 ЖК РСФСР если наниматель, члены его семьи или другие совместно проживающие с ним лица систематически нарушают правила общежития, делая невозможным проживание с ними других лиц, а меры предупреждения или общественного воздействия оказались безрезультатными, то выселение виновных производится без предоставления другого жилого помещения.

По смыслу закона выселение возможно только в том случае, когда виновное поведение нарушителя в быту уже было предметом рассмотрения суда, правоохранительных, других компетентных органов или общественных организаций и за указанное поведение нарушителю сделано предупреждение либо он подвергся общественному воздействию, но принятые к нему меры реагирования оказались безрезультатными.

Как видно из материалов дела, поведение ответчицы не было предметом разбирательства и она не подвергалась соответствующим мерам предупреждения и воздействия в установленном порядке.

Вопреки требованиям ст. 50 ГПК РСФСР истцы не представили доказательств в обоснование своих требований.

Более того, в суде кассационной инстанции истица Б-ко пояснила, что поведение ответчицы не разбиралось компетентными органами и к ней не применялись меры воздействия.

Таким образом, судебная коллегия считает, что Б.Н.П. не может быть выселена из спорного жилого помещения, поскольку в данном случае нет условий, при наличии которых возможно выселение на основании ст. 98 ЖК РСФСР.

Вывод суд о выселении несовершеннолетних детей ответчицы суд обосновал тем, что по смыслу ст. 54 ЖК РСФСР ребенок в случае раздельного проживания родителей приобретает право на жилую площадь в квартире того из родителей, с кем он постоянно проживает, а поскольку Б.Н.П. не приобрела право на жилую площадь в квартире истцов и местом ее постоянного жительства является <...>, то ее дети приобретают право постоянного пользования по месту ее жительства.

Между тем такой вывод суда основан на неправильном истолковании норм жилищного законодательства.

Из материалов дела усматривается, что малолетние дети Б-ко, как члены семьи своего отца, вселились в его квартиру в установленном порядке, постоянно проживали совместно с ним, при этом при их вселении не было иного соглашения о порядке пользования жильем. Эти обстоятельства сторонами не оспаривались. Следовательно, в силу ст. 54, ч. 2 ст. 127 ЖК РСФСР они приобрели право на жилое помещение с момента их вселения.

Факт же нахождения детей с матерью и отсутствие у нее права на спорное жилье не являются основанием для выселения детей из жилого помещения, право пользования на которое они приобрели в силу закона.

По этим же основаниям не имеет правового значения ссылка суда на то, что Борисенко согласен забрать на постоянное место жительство детей к себе в <...>, и в случае достижения согласия бывших супругов о проживании детей по месту жительства отца, они приобретут право пользования жилым помещением в его квартире с момента вселения по новому месту жительства.

Судебная коллегия, не передавая дело на новое рассмотрение, вынесла новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований о выселении ответчицы и ее детей из спорной квартиры без предоставления другого жилого помещения

 

(судья Куликова Н.В.)

 

11. При решении вопроса о восстановлении работника, уволенного по сокращению штата, по мотиву непредставления ему другой работы, необходимо иметь в виду, что под другой работой в указанном случае понимается предоставление работнику вакантной должности (работы) как соответствующей той, которую он занимал до увольнения, так и вакантной нижестоящей должности (ниже оплачиваемой работы), которую он может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

Р. работала в ОАО "Швейная компания "Рай" в должности секретаря-машинистки. Приказом внешнего управляющего она уволена с занимаемой должности по сокращению штата на основании п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ.

Считая увольнение незаконным, истица обратилась в суд с иском о восстановлении на работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда и возмещении расходов по оплате помощи представителя, ссылаясь на то, что при увольнении ей не предложили другую работу, хотя ответчик имел такую возможность. Кроме того, просила взыскать заработную плату за время простоя не по ее вине и начисленную, но невыплаченную заработную плату.

Решением Элистинского городского суда требования Р. удовлетворены.

Признавая увольнение незаконным, суд сослался на то, что истице не предлагалась работа сторожа-вахтера, также должность инспектора по кадрам, которую занимала работница, находящаяся в отпуске по беременности и родам.

Судебная коллегия решение суда в части восстановления истицы на прежней работе, взыскании оплаты за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда отменила ввиду неправильного определения юридически значимых обстоятельств.

В соответствии с п. 1 ст. 33 КЗоТ РФ трудовой договор (контракт), заключенный на неопределенный срок, а также срочный трудовой договор (контракт) до истечения срока его действия могут быть расторгнуты работодателем в случае ликвидации предприятия, учреждения, организации, сокращения численности или штата работников.

Увольнение по этому основанию допускается, если невозможно перевести работника, с его согласия, на другую работу.

По смыслу закона под другой работой в указанном случае понимается предоставление работнику вакантной должности (работы) как соответствующей той, которую он занимал до увольнения, так и вакантной нижестоящей должности (ниже оплачиваемой работы), которую он может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

Суд не дал оценки возражениям представителя ответчика, имеющим значение для правильного разрешения возникшего спора, о том, что администрация не располагала возможностью предоставить Р. другую работу в соответствии с ее квалификацией и образованием; должность инспектора по кадрам, которую занимает временно отсутствующий работник, нельзя признать вакантной, к тому же на этой работе требовались навыки работы с компьютером и другой оргтехникой, которыми истица не обладала; должность сторожа-вахтера не входит в штатное расписание, эти работники принимались в случае необходимости по срочному контракту и должны осуществлять охрану территории, автостоянки, в том числе и в ночное время, мытье автомашин и т.п., оплата работы производится за счет вырученных средств от автостоянки.

При новом рассмотрении суду предложено проверить доводы ответчика, установить, имелись ли у работодателя вакантные должности, которые Р., с ее согласия, может занимать с учетом ее образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

 

(судья Шовгурова Т.А.)

 

12. У. обратилась в суд с иском к муниципальному учреждению "Классическая гимназия" о восстановлении на работе и взыскании компенсации морального вреда, мотивируя свои требования следующим.

Истица работала в должности заместителя директора по учебной работе. Приказом директора гимназии от 6 сентября 2000 г. она была переведена на должность заместителя директора по социально-правовым вопросам. Позднее приказом от 8 сентября 2000 г. была изменена формулировка первоначального приказа и указано, что она назначена на новую должность в порядке перемещения на основании ст. 25 КЗоТ РФ. В результате неправомерного перевода на другую должность она заболела, о чем поставила в известность администрацию. Однако, несмотря на это, 9 сентября 2000 г. администрация уволила ее за прогулы без уважительных причин.

Считая приказы о переводе и увольнении незаконными, У. просила восстановить ее на прежней работе заместителя директора по учебной части и компенсировать ей причиненный моральный вред в сумме 25000 руб.

Решением Элистинского городского суда требования истицы удовлетворены частично. У. восстановлена в должности заместителя директора по социально-правовым вопросам и взыскано в ее пользу компенсация морального вреда в сумме 800 руб., в остальной части иска отказано.

Судебная коллегия решение суда в части отказа в иске о восстановлении У. в должности заместителя директора по учебной части отменила и вынесла новое решение об удовлетворении ее требований.

Принимая решение, суд исходил из того, что У. была перемещена, а не переведена на другую работу, потому ее согласие на это не требовалось. При этом суд сослался на то, что должности заместителей директора по учебной части и по социально-правовым вопросам равнозначны по системе оплаты труда и тарификационному разряду, их функциональные обязанности содержат различия ввиду специфики курируемых вопросов, однако не требуют определенной специальности и квалификации.

Между тем с таким выводом суда согласиться нельзя, поскольку он противоречит фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии со ст. 25 КЗоТ РФ перевод на другую работу на том же предприятии, в учреждении, организации, а также перевод на работу на другое предприятие, в учреждение, организацию либо в другую местность, хотя бы вместе с предприятием, учреждением, организацией, допускается только с согласия работника.

Не считается переводом на другую работу и не требует согласия работника перемещение его на том же предприятии, в учреждении, организации на другое рабочее место, в другое структурное подразделение в той же местности, поручение работы на другом механизме или агрегате в пределах специальности, квалификации или должности, обусловленной трудовым договором (контрактом).

По смыслу указанной нормы переводом на другую работу, требующим согласия работника, считается поручение ему работы, при выполнении которой изменяется размер заработной платы, льготы, преимущества и иные существенные условия труда, обусловленные при заключении трудового договора (контракта).

Как видно из штатного расписания гимназии, должности заместителя директора по учебной работе и заместителя директора по социально-правовым вопросам являются неравнозначными, имеют свои особенности, отличные как по характеру функциональных обязанностей, так и по объему выполняемой работы.

В частности, заместитель по учебной работе ведает вопросами учебного процесса, его деятельность распространяется на весь ученический и педагогический коллектив. Заместитель же по социально-правовым вопросам работает с учащимися, их семьями, правоохранительными органами, разрешая узкие (специфические) вопросы.

Между указанными должностями имеются различия и в оплате труда, тарификационный разряд заместителя директора по учебной работе выше разряда заместителя директора по социально-правовым вопросам.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу о том, что в данном случае имел место перевод истицы на другую работу, произведенный без ее согласия.

 

(судья Куликова Н.В.)

 

13. В истекшем году допускались ошибки при решении вопроса взыскания компенсации морального вреда по трудовым спорам, не связанным с восстановлением на работе.

Элистинский городской суд частично удовлетворил исковые требования Л. к ГП "Авиаотряд" об изменении даты увольнения, взыскании заработной платы и компенсации морального вреда.

В кассационном порядке решение суда в части взыскания компенсации морального вреда отменено и в иске Л. в этой части отказано.

Возлагая на ответчика обязанность, выплатить Л. денежную компенсацию за причиненный моральный вред, суд сослался на нарушение администрацией установленного порядка ее увольнения и руководствовался ч. 5 ст. 213 КЗоТ РФ.

Однако вывод суда не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В соответствии с ч. 5 ст. 213 КЗОТ РФ в случае увольнения без законного основания или с нарушением установленного порядка увольнения либо незаконного перевода на другую работу суд вправе по требованию работника вынести решение о возмещении работнику денежной компенсации морального вреда, причиненного ему указанными действиями.

Суд не указал в решении, в чем конкретно выразилось нарушение установленного порядка увольнения истицы.

Как видно из дела, увольнение Л. произведено по ее инициативе и добровольному волеизъявлению, при этом предусмотренный ст. 31 КЗоТ РФ порядок увольнения администрацией был соблюден. Доказательств о причинении истице морального вреда в деле не имеется.

 

(судья Куликова Н.В.)

 

ПРИМЕНЕНИЕ НОРМ ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ПРАВА

 

14. Установление факта нахождения лица на иждивении умершего имеет значение для получения наследства, если оказываемая помощь являлась для заявителя постоянным и основным источником средств к существованию.

В качестве заинтересованных лиц к участию в деле должны быть привлечены компетентная нотариальная контора и наследники умершего.

Ч. обратилась в суд с заявлением об установлении факта нахождения ее двоих несовершеннолетних детей на иждивении умершего Ш.

В подтверждение своих требований указала, что с 1996 г. она состояла в фактических брачных отношениях с одиноким Ш, который умер 13 июля 2000 г. С ним они вели совместное хозяйство, проживали в его двухкомнатной квартире. С указанного времени ее дети находились на иждивении умершего.

Установление факта нахождения детей на иждивении необходимо для оформления права детей на открывшееся после смерти Ш. наследство, в состав которого входит принадлежащая ему квартира.

Решением Элистинского городского суда заявление Ч. удовлетворено в полном объеме.

Президиум Верховного суда Республики решение суда отменил по следующим основаниям.

В соответствии с п. 2 ст. 247 ГПК РСФСР, ст. 532 ПС РСФСР установление факта нахождения лица на иждивении умершего имеет значение для получения наследства, если оказываемая помощь являлась для заявителя постоянным и основным источником средств к существованию.

Удовлетворяя требования Ч., суд сослался на объяснения заявительницы и показания свидетелей Б. и М.

Между тем указанные доказательства свидетельствуют лишь о том, что Ч. проживала с детьми в квартире Ш., вела с ним общее хозяйство, последний оказывал ей помощь по содержанию детей.

Судом не установлен характер оказываемой помощи, являлась ли эта помощь для детей заявительницы постоянным и основным источником средств к существованию. Могли пенсионер Ш. в силу своего материального положения оказывать такую поддержку (из дела видно, что Ш. получал пенсию в размере 793,65 руб., сама же Ч. получала пособие на детей и заработную плату около 700 руб.).

В соответствии со ст. 246 ГПК РСФСР суд рассматривает дела особого производства с участием заявителя и заинтересованных лиц или органов.

Однако в нарушение требований процессуального закона суд разрешил дело без участия заинтересованных лиц, указав на отсутствие наследников и на то, что представитель нотариальной конторы просил рассмотреть дело без его участия.

Между тем из материалов дела видно, что о времени и месте судебного разбирательства был извещен частный нотариус, который не мог быть участником процесса, поскольку в силу ст. 36 Основ законодательства РФ "О нотариате" нотариальные действия, связанные с оформлением наследства, совершают не частные нотариусы, а нотариусы, работающие в государственных нотариальных конторах.

В связи с этим суду следовало привлечь к участию в деле в качестве заинтересованного органа компетентную нотариальную контору, каковой является первая Элистинская государственная нотариальная контора.

Невыполнение судом требований закона о надлежащей подготовке дела к судебному разбирательству привело к тому, что к участию в деле также не был привлечен в качестве заинтересованного лица наследник умершего, поскольку в надзорной инстанции было установлено, что по завещанию, удостоверенному нотариусом первой Элистинской государственной нотариальной конторы, Ш. оставил квартиру своему племяннику.

Решение суда как не отвечающее требованиям законности и обоснованности отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

 

(судья Шовгурова Т.А.)

 

15. Суд не вправе в обоснование принятого решения ссылаться на признание представителем ответчика заявленного иска, если право представителя признать иск специально не оговорено в доверенности, выданной представляемым.

А. обратилась в суд с иском к Государственной регистрационной палате Республики Калмыкия о признании недействительным постановления о ликвидации юридического лица.

В подтверждение своих требований истица указала, что 28 сентября 1998 г. между нею и закрытым акционерным обществом "М" был заключен договор возмездного оказания услуг, согласно которому она обязалась оказать услуги по консультационному сопровождению деятельности общества, а последнее оплатить их до 1 июля 1999 г.

Однако ЗАО "М" не исполнило свои обязательства по оплате выполненных ею работ.

Постановлением Государственной регистрационной палаты Республики Калмыкия от 15 июля 1999 г. N 1245 ЗАО "М" было ликвидировано.

Ликвидационная комиссия не известила о ликвидации юридического лица, чем существенно нарушила ее права кредитора, что является достаточным основанием для признания постановления о ликвидации ЗАО "М" недействительным.

Решением Элистинского городского суда исковые требования А. удовлетворены.

Президиум Верховного Суда республики решение суда отменил по следующим основаниям.

Вывод суда об удовлетворении требований А. основан на признании иска представителем ответчика И.

Между тем в силу ст. 46 ГПК РСФСР право представителя признать иск должно быть специально оговорено в доверенности, выданной представляемым.

Как видно из доверенности, выданной руководителем Государственной регистрационной палаты РК, полномочие представителя И. на совершение вышеназванного процессуального действия специально оговорено не было. Более того, доверенность на его участие в качестве представителя регистрационной палаты выдано лишь после того, как по делу состоялось судебное решение.

Таким образом, в судебном заседании И. не обладал полномочиями представителя ответчика, а потому суд не вправе был ссылаться на признание им заявленного иска в обоснование принятого решения.

Кроме того, в нарушение требований ст. 197 ГПК РСФСР суд не указал материальный закон, которым руководствовался при вынесении решения, не установил, какие действия ответчика послужили основанием для признания обжалуемого постановления недействительным.

 

(судья Дорджиев Б.Д.)

 

16. В силу ст. 54 ГПК РСФСР обстоятельства дела, которые по закону должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими средствами доказывания.

Решением Элистинского городского суда взыскано с К. в пользу Б-вых в возмещение затрат труда 1675 руб., расходы за услуги по оценке в сумме 120 руб., возврат госпошлины 81,80 руб., всего - 1876 руб.

Удовлетворяя иск Б-вых, суд сослался на объяснения истцов и показания свидетелей А. и Г.

Между тем из дела усматривается, что сделка совершена устно, тогда как в силу п. 2 ст. 161 ГК РФ, она должна была быть заключена в письменной форме, поскольку стоимость работ, которая, по мнению истцов, должна быть взыскана с К. в их пользу, превышает десятикратный минимальный размер минимальной оплаты труда.

Согласно п. 1 ст. 162 ГК РФ несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания.

Следовательно, вывод суда об удовлетворении заявленных требований основан на недопустимых доказательствах.

Кассационная инстанция решение суда отменила и направила дела на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суду предложено предоставить истцам возможность представить соответствующие доказательства, отвечающие требованиям закона об их относимости и допустимости, и в зависимости от установленного разрешить возникший спор по существу.

 

(судья Надбитова В.К.)

 

17. К. обратилась в суд с заявлением об отложении исполнения решения Элистинского городского суда, по которому она и П. выселены из жилого помещения, принадлежащего Л.

Определением Элистинского городского суда, оставленным без изменения кассационной инстанцией, исполнение решения суда о выселении отложено до рассмотрения гражданского дела по иску К. к Л. о возмещении материального ущерба.

Президиум Верховного Суда республики состоявшиеся по делу судебные постановления отменил, указав следующее.

В соответствии со ст. 360 ГПК РСФСР и ст. 19 Федерального закона "Об исполнительном производстве" суд может отложить исполнительные действия при наличии обстоятельств, препятствующих совершению исполнения.

По смыслу вышеназванных норм закона, отложение исполнительных действий возможно при наличии обстоятельств, временно затрудняющих или делающих невозможным совершение исполнительных действий в определенный период времени.

Наличие же в производстве суда другого гражданского дела не препятствует исполнению решения суда о выселении, поскольку требования Л. о выселении и требования К. о возмещении ущерба не взаимосвязаны между собой и не направлены к зачету.

Надзорная инстанция вынесла новое решение об отказе в удовлетворении заявления К. об отложении исполнения вступившего в законную силу решения суда.

 

(судья Шовгурова Т.А.)

 

18. Суд вправе прекратить производство по делу об административном правонарушении лишь по основаниям, указанным в ст. 227 КоАП РСФСР. При этом перечень таких оснований для прекращения производства является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Д. обратился в суд с жалобой на постановление начальника отделения ГИБДД, по которому он лишен права управления транспортными средствами на срок один год на основании ч. 1 ст. 117 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях (далее - КоАП). При этом указал, что административный орган наложил взыскание без учета обстоятельств дела, тяжести совершенного проступка и обстоятельств, смягчающих ответственность, а потому просил применить иную меру взыскания - штраф.

Решением Городовиковского районного суда постановление начальника ГИБДД отменено и производство по делу об административном правонарушении в отношении Д. прекращено.

Принимая решение, суд сослался на то, что содержание постановления об административном правонарушении не соответствует требованиям закона, при наложении взыскания не учтены личность Д., его имущественное положение, обстоятельства, смягчающие ответственность.

Между тем обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении, указаны в ст. 227 КоАП, перечень этих обстоятельств является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит. Положенные судом в основу принятого им решения обстоятельства, к таковым не относятся, а потому суд не вправе был прекращать производство по делу об административном правонарушении в отношении Д.

В соответствии со ст. 238 ГПК РСФСР и ст. 272 КоАП РСФСР суд обязан был в полном объеме проверить законность и обоснованность постановления начальника отделения ГИБДД и принять решение об удовлетворении либо об отказе в удовлетворении жалобы заявителя, то есть разрешить ее по существу.

Поскольку при наложении взыскания административный орган не учел ряд обстоятельств, смягчающих ответственность Д., что не отрицалось представителем ГИБДД, и об этом указывалось и в решение суда, кассационная инстанция вынесла новое решение об удовлетворении жалобы заявителя.

 

(судья Шиханова О.Г.)

 

19. Решением Городовиковского районного суда отказано в удовлетворении жалобы Ж. об отмене постановления административной комиссии при муниципальном образовании г. Городовиковска, согласно которому он подвергнут штрафу за правонарушение, предусмотренное ст. 146-5 КоАП РСФСР.

Судебная коллегия решение суда первой инстанции отменила, указав следующее.

Рассматривая требования заявителя, суд ограничился лишь проверкой обстоятельств совершенного им правонарушения, а вопрос о подведомственности дела оставил без внимания.

Между тем в силу ст. 202 КоАП РСФСР дела о правонарушении, предусмотренном ст. 146-5 КоАП РСФСР, подведомственны районным (городским) судам.

Таким образом, административная комиссия рассмотрела дело, не отнесенное к ее компетенции, а потому постановление комиссии не может быть признано законным.

 

(судья Удодова А.Я.)

 

20. Приговором Лаганского районного суда О. и У. осуждены по ч. 3 ст. 256 УК РФ. Определением районного суда изъятые по уголовному делу прибор "Гар" и маломерное судно "Сарента" как орудия преступления обращены в доход государства.

С. обратился в суд с заявлением об исключении из описи вышеназванного имущества, указав, что оно принадлежит ему на праве собственности, которое он передал во временное пользование осужденному О.

Решением Лаганского районного суда требование заявителя удовлетворено частично, исключен от ареста прибор "Гар", в остальном требования оставлены без удовлетворения.

Судебная коллегия решение суда отменила и производство по делу прекратила по следующим основаниям.

Как видно из дела, С. ставит вопрос об исключении из описи имущества, которое было арестовано в процессе расследования уголовного дела в отношении О. и У.

Между тем отношения, возникающие при расследовании уголовного дела, нормами гражданского процессуального права не регулируются, и заявление об исключении имущества из описи, произведенной при расследовании уголовного дела, в порядке гражданского судопроизводства рассмотрено быть не может.

Правила совершения следственных действий по уголовному делу определены в уголовно-процессуальном законодательстве. Оспаривание этих действий производится в порядке, предусмотренном этим законодательством. В связи с этим С. мог реализовать свое право на судебную защиту в соответствии со ст. 331 УПК РСФСР.

При таких обстоятельствах дело не подлежало рассмотрению и разрешению в порядке гражданского судопроизводства, суду следовало производство по нему прекратить на основании п. 1 ст. 219 ГПК РСФСР.

 

(судья Ангриков А.В.)

 

21. Кассационная инстанция отменила решение Элистинского городского суда, состоявшееся по делу по иску Ш. к финансовому отделу Мэрии г. Элисты и А. об исключении имущества из описи и по иску А. к МВД РК, подразделению службы судебных приставов Министерства юстиции РК по г. Элисте и Управлению федерального казначейства РК о возмещении материального ущерба и взыскании компенсации морального вреда.

В соответствии со ст. 34 ГПК РСФСР истец вправе изменить основание или предмет иска, увеличить или уменьшить размер исковых требований или отказаться от иска.

По смыслу приведенной нормы и в силу установленного ст. 9 ГК РФ принципа диспозитивности предмет и основание иска не могут быть изменены судом без согласия на то истца.

Принимая решение о взыскании с Министерства финансов РФ в пользу Ш. 112000 руб., суд первой инстанции без согласия истца изменил предмет его иска и взыскал в его пользу денежную сумму, хотя такие требования он не заявлял, а просил исключить из описи принадлежащую ему автомашину, которая была арестована в связи с возбуждением уголовного дела в отношении сына А.

Кроме того, разрешая дело по существу, суд неправильно руководствовался ст. 1070 ГК РФ, предусматривающей возмещение вреда в связи с незаконной деятельностью органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

Как видно из дела, ни Ш., ни А. не были незаконно осуждены, незаконно привлечены к уголовной ответственности и к ним не применялись другие незаконные меры взыскания.

Не обсуждался судом и вопрос о том, подлежали ли заявленные требования рассмотрению в порядке гражданского судопроизводства, поскольку из материалов дела усматривается, что они вытекают из уголовно-правовых отношений.

 

(судья Сергеев Б.В.)

 

22. Все еще не изжиты случаи представления дел в кассационную инстанцию без оплаты кассационной жалобы государственной пошлиной, по жалобам лиц, не имеющих полномочий на обжалование судебных постановлений, после истечения срока кассационного обжалования, по жалобам на определения судов, которые не преграждали возможность дальнейшего движения дела, а, следовательно, не подлежали обжалованию.

Так, по этим и другим причинам снято с кассационного рассмотрения и возвращено в суды 43 дела, тогда как в предыдущем году без рассмотрения было оставлено 28 дел.

Указанные в настоящем обзоре недостатки в рассмотрении гражданских дел следует проработать на семинаре судей Республики Калмыкия при подведении итогов работы за 2000 г. с целью их устранения.

 

Судебная коллегия Верховного Суда

Республики Калмыкия

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь