Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

 

РЕШЕНИЕ

 

Верховный суд Республики Бурятия в составе:

председательствующего Мурзиной Е.А. (единолично),

при секретаре Шомоевой Т.Г.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Прокурора Республики Бурятия о признании противоречащими федеральному законодательству, не действующими и не подлежащими применению пункт 4 статьи 6, статью 16, абзац 23 пункта 1 статьи 19, абзац 7 пункта 1 статьи 31, статью 65, пункт 2 статьи 66, пункт 2 статьи 70 и статью 79 Закона Республики Бурятия "Об общих принципах организации местного самоуправления в Республике Бурятия",

 

установил:

 

Прокурор Республики Бурятия обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, не действующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Республики Бурятия от 05.09.1995 N 176-I "Об общих принципах организации местного самоуправления в Республике Бурятия" (в ред. Законов Республики Бурятия от 25.09.1996 N 386-I; от 16.09.1997 N 561-I; от 14.04.1998 N 743-I).

В обоснование своих доводов Прокурор Республики Бурятия ссылается на следующие обстоятельства:

1) пункт 4 статьи 6 Закона, предусматривая возможность органов местного самоуправления обжаловать в судебном порядке отказ в регистрации Устава о муниципальном образовании, не предусмотрел такую возможность для граждан, что противоречит пункту 4 статьи 8 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации";

2) статья 16 Закона устанавливает полномочия органов государственной власти Российской Федерации в области местного самоуправления в то время, как деятельность этих органов регулируется нормами федерального законодательства;

3) абзац 23 пункта 1 статьи 19 Закона относит к полномочиям муниципальных образований вопросы усыновления (удочерения), что противоречит ст. 125 Семейного кодекса Российской Федерации;

4) абзац 7 пункта 1 статьи 31 Закона относит к ведению представительных органов местного самоуправления принятие решений об образовании валютного и целевых внебюджетных фондов, утверждение положений о них и отчетов об использовании средств фондов и муниципальной казны, тем самым противоречит Бюджетному кодексу Российской Федерации;

5) статья 65 Закона устанавливает понятие самообложения населения, представляющее собой разовое добровольное внесение жителями средств на финансирование конкретных мероприятий по благоустройству, развитию коммунального хозяйства и культурно - бытовой сферы, вступая в противоречие с Налоговым кодексом Российской Федерации, в котором отсутствует такое понятие, как "самообложение".

6) пункт 2 статьи 66 Закона закрепляет право органов местного самоуправления получать часть валютной выручки от продажи продаваемых на их территории природных ресурсов, что противоречит Федеральному закону "О недрах", устанавливающему исчерпывающий перечень платежей за пользование недрами, поступающие в местные бюджеты, а также Федеральному закону "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" не предусматривающему подобных платежей в местный бюджет;

7) пункт 2 статьи 70 Закона регулирует гражданско - правовые отношения, предусматривая ответственность, в том числе и имущественную, по возмещению ущерба, причиненного действиями граждан, предприятий, учреждений, организаций, общественных объединений и их должностных лиц органам местного самоуправления, тогда как гражданское законодательство отнесено к исключительному ведению Российской Федерации;

8) статья 79 Закона регулирует деятельность органов прокуратуры Российской Федерации, что противоречит ст. 3 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".

В судебном заседании представители Прокурора Республики Бурятия - прокуроры отдела прокуратуры Республики Бурятия Сангаева Г.Б. и Налетова М.М., действующие на основании постоянных доверенностей, поддержали требования, изложенные в заявлении, внеся некоторые уточнения. В частности, внесли уточнения в наименование оспариваемых норм, заменив части на пункты, подпункты на абзацы и нумерацию абзацев. Кроме того, просили признать противоречащим федеральному законодательству абзац 23 пункта 1 статьи 19 Закона только в части отнесения к полномочиям органов местного самоуправления вопросов усыновления (удочерения); в отношении статьи 65 Закона изменили обоснование своих доводов, просят признать данную статью противоречащей федеральному закону в связи с тем, что в ней не изложен механизм осуществления самообложения, в остальной части поддержали требования в полном объеме.

Представитель Народного Хурала Республики Бурятия - начальник Правового Управления Усенов К.О., действующий на основании распоряжения Председателя Народного Хурала Республики Бурятия от 30.10.2000 N 305-II, пояснил, что Народный Хурал Республики Бурятия согласен с мнением заявителя в отношении пункта 4 статьи 6, статьи 16, абзаца 23 пункта 1 статьи 19, абзаца 7 пункта 1 статьи 31, пункта 2 статьи 66, пункта 2 статьи 70, статьи 79 Закона Республики Бурятия "Об общих принципах организации местного самоуправления в Республике Бурятия" о их противоречии федеральному законодательству.

В отношении статьи 65 Закона выразил несогласие с заявленными требованиями, пояснив, что оспариваемая норма содержит только понятие самообложения населения как разового добровольного внесения жителями средств на финансирование конкретных мероприятий по благоустройству, развитию коммунального хозяйства и культурно - бытовой сферы. Содержание данной статьи не противоречит федеральному законодательству, предусматривающему возможность принятия решения населением муниципального образования о разовых добровольных сборах средств граждан в соответствии с уставом муниципального образования, о чем прямо указано в пункте 3 статьи 8 Федерального закона "О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации".

Представитель Президента Республики Бурятия - заместитель начальника Государственно - правового управления Президента Республики Бурятия Будацыренов А.П., действующий на основании постоянной доверенности N 101-0207 от 09.10.2000, заявленные требования признал частично. Выразил согласие с заявленными требованиями о признании противоречащими федеральному законодательству абзаца 7 пункта 1 статьи 31, пункта 2 статьи 66, статьи 79 Закона.

В остальной части заявленные требования не признал, пояснив, что право граждан на судебную защиту их прав на осуществление местного самоуправления предусмотрено пунктом 7 статьи 3 названного Закона, в связи с чем не требуется дополнительного указания о праве граждан обжаловать отказ в регистрации Устава в судебном порядке в оспариваемом пункте 4 статьи 6 Закона. Статья 16 Закона дублирует статью 4 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", имеющую аналогичное содержание, в связи с чем не может быть признана противоречащей федеральному законодательству. Абзац 23 пункта 1 статьи 19 Закона не вступает в противоречие с Законом Российской Федерации от 06.07.1991 N 1550-1 "О местном самоуправлении в Российской Федерации", предусматривающим в полномочиях районной и городской администрации решение вопросов усыновление (удочерения). Кроме того, в соответствии с пунктом 2 статьи 125 Семейного кодекса Российской Федерации для установления усыновления ребенка требуется заключение органов опеки и попечительства, которые согласно ст. 34 ГК РФ являются органами местного самоуправления. Статья 65 Закона устанавливает понятие самообложения, не противоречащее федеральному законодательству. Пункт 2 статьи 70 Закона является отсылочным к действующему законодательству, в связи с чем не может быть признан противоречащим федеральному законодательству.

Суд, выслушав доводы, прокурора, представителей Народного Хурала Республики Бурятия и Президента Республики Бурятия, исследовав материалы дела и положения законодательства, находит заявление Прокурора Республики Бурятия подлежащим частичному удовлетворению.

В соответствии с пунктом "н" статьи 72 Конституции Российской Федерации установление общих принципов организации местного самоуправления отнесено к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов.

Согласно части 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации, законы и нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, издаваемые по предметам совместного ведения, не могут противоречить федеральным законам.

Пункт 3 статьи 7 Федерального закона от 23.08.1995 N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" предусматривает, что законы субъектов Российской Федерации, устанавливающие нормы муниципального права, не могут противоречить Конституции Российской Федерации и настоящему Федеральному закону, ограничивать гарантированные ими права местного самоуправления.

Пунктом 4 статьи 6 Закона Республики Бурятия "Об общих принципах организации местного самоуправления в Республике Бурятия предусмотрено, что отказ в регистрации Устава о муниципальном образовании может быть обжалован органом местного самоуправления в судебном порядке.

Федеральный закон "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" определил в пункте 4 статьи 8, что не только органы местного самоуправления, но и граждане вправе обжаловать в судебном порядке отказ в государственной регистрации Устава муниципального образования.

Таким образом, федеральным законодательством в данной норме дополнительно уточнены гарантированные Конституцией Российской Федерации права граждан на судебную защиту в области местного самоуправления.

При таких обстоятельствах довод представителя Президента Республики Бурятия о том, что оспариваемая норма не противоречит федеральному законодательству, поскольку гарантия судебной защиты права граждан на осуществление местного самоуправления предусмотрена пунктом 7 статьи 3 Закона Республики Бурятия, не может быть признан состоятельным. Указанная норма содержит общее положение о том, что гражданам Республики Бурятия гарантируется судебная защита права на осуществление местного самоуправления. В то же время отсутствие указания в Законе Республики Бурятия на право граждан обжаловать в судебном порядке отказ в государственной регистрации Устава муниципального образования ограничивает их права, установленные федеральным законодательством, вступая в противоречие с ним.

Статья 16 Закона Республики Бурятия закрепляет полномочия органов государственной власти Российской Федерации в области местного самоуправления.

Довод Прокурора о том, что данная норма противоречит федеральному законодательству, поскольку вторгается в компетенцию Российской Федерации по регулированию деятельности органов государственной власти Российской Федерации, не может быть признан состоятельным.

Согласно части 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации законы субъектов Российской Федерации, принятые по предметам совместного ведения, не могут противоречить федеральным законам.

В данном случае статья 16 Закона Республики Бурятия воспроизводит положения статьи 4 Федерального закона, не вступая в противоречие с ним, в связи с чем не может быть признана противоречащей федеральному законодательству.

Таким образом, требования Прокурора в части признания статьи 16 Закона противоречащей федеральному законодательству подлежат отказу в удовлетворении.

Абзац 23 пункта 1 статьи 19 республиканского Закона относит к полномочиям муниципального образования в числе местных вопросов решение вопросов усыновления (удочерения).

Статья 125 Семейного кодекса Российской Федерации устанавливает судебный порядок усыновления (удочерения), закрепляя, что рассмотрение судом дел об усыновлении производится с участием органов опеки и попечительства. Дела об установлении усыновления рассматриваются в порядке особого (неискового) производства по правилам, предусмотренным Гражданско - процессуальным кодексом Российской Федерации. При этом законодательством устанавливается обязанность органов опеки и попечительства представить суду свое заключение об обоснованности и о соответствии усыновления интересам усыновляемого ребенка, акты обследования условий жизни будущих усыновителей и другие необходимые для разрешения дела по существу документы (статья 263-3 ГПК РСФСР).

Вопросы усыновления федеральным законодательством не отнесены к категории местных вопросов, каковыми являются вопросы непосредственного обеспечения жизнедеятельности населения муниципального образования.

При таких обстоятельствах доводы представителя Президента Республики Бурятия о соответствии абзаца 23 пункта I статьи 19 республиканского Закона федеральному законодательству являются несостоятельными.

Абзац 23 пункта 1 статьи 19 Закона Республики Бурятия "Об общих принципах организации местного самоуправления в Республике Бурятия" подлежит признанию противоречащим федеральному законодательству.

Статья 65 Закона Республики Бурятия устанавливает, что самообложение населения предусматривает разовое добровольное внесение жителями средств для финансирования конкретных мероприятий по благоустройству, развитию коммунального хозяйства и культурно - бытовой сферы.

Доводы прокурора о противоречии данной нормы федеральному закону в связи с тем, что в ней не не изложен механизм осуществления самообложения, не может быть признан состоятельным.

Пункт 3 статьи 81 Федерального закона от 25.09.1997 N 126-ФЗ (в ред. от 09.07.1999 N 159-ФЗ) "О финансовых основах местного самоуправления в Российской Федерации", устанавливая полномочия органов местного самоуправления по формированию местных бюджетов, предусматривает право населения муниципального образования непосредственно принимать решения о разовых добровольных сборах средств граждан в соответствии с уставом муниципального образования. Собранные в соответствии с указанными решениями средства самообложения используются исключительно по целевому назначению. Органы местного самоуправления информируют население муниципального образования об использовании средств самообложения.

Таким образом, федеральным законодательством предусматривается такое понятие как "самообложение" и устанавливается механизм его осуществления.

Содержание оспариваемой прокурором статьи 65 республиканского Закона не противоречит понятию самообложения, изложенному в вышеназванном Федеральном законе. Отсутствие указания механизма осуществления самообложения в республиканском Законе не может расцениваться как противоречие федеральному законодательству.

Пункт 2 статьи 70 республиканского Закона предусматривает, что предприятия, учреждения, организации, общественные объединения, их должностные лица, граждане несут ответственность, в том числе имущественную, возмещают ущерб, причиненный их действиями или бездействием органам местного самоуправления, в порядке, установленном законодательством.

Данная норма противоречит федеральному законодательству, поскольку регулирует гражданско - правовые отношения, регулирование которых осуществляется нормами гражданского законодательства. Согласно пункт "о" статьи 71 Конституции Российской Федерации, вопросы гражданского законодательства находятся в исключительном ведении Российской Федерации.

В отношении абзаца 7 пункта 1 статьи 31, пункта 2 статьи 66, статьи 79 Закона Республики Бурятия Народный Хурал Республики Бурятия и Президент Республики Бурятия признали доводы прокурора обоснованными и выразили свое согласие о противоречии указанных норм федеральному законодательству.

В соответствии со ст. ст. 34, 165 ГПК РСФСР ответчик вправе признать иск, суд при принятии признания иска выносит решение об удовлетворении заявленных требований.

Поскольку признание Народным Хуралом Республики Бурятия и Президентом Республики Бурятия доводов прокурора, изложенное в их письменных отзывах на заявление прокурора, приобщенных к материалам дела, не противоречит закону, не нарушает права и охраняемые законом интересы других лиц, суд считает возможным принять признание Народным Хуралом Республики Бурятия и Президентом Республики Бурятия заявленных прокурором требований и удовлетворить их.

В соответствии с Постановлением Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 25.05.2000 N 19 "О внесении изменений и дополнений в некоторые постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации" в случае удовлетворения заявления прокурора о признании противоречащим федеральному закону закона субъекта Российской Федерации в резолютивной части решения должно быть указано об этом, а также о том, что данный закон признается не действующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу.

Согласно статье 35 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" решение по делу о признании противоречащим закону нормативного правового акта или сообщение о таком решении должно быть опубликовано в средстве массовой информации, в котором был опубликован данный нормативный правовой акт.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191 - 194, 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявление Прокурора Республики Бурятия удовлетворить частично.

Признать пункт 4 статьи 6 в части ущемления права граждан на обжалование отказа в регистрации Устава муниципального образования, абзац 23 пункта 1 статьи 19 в части к полномочиям местного самоуправления решения вопросов усыновления (удочерения), абзац 7 пункта 1 статьи 31, пункт 2 статьи 66, пункт 2 статьи 70, статью 79 Закона Республики Бурятия "Об общих принципах организации местного самоуправления в Республике Бурятия" противоречащими федеральному законодательству, не действующими и не подлежащими применению.

В остальной части заявление Прокурора Республики Бурятия оставить без удовлетворения.

Сообщение о данном решении подлежит опубликованию в газете "Бурятия".

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней со дня оглашения через Верховный суд Республики Бурятия.

 

Председательствующий

Е.А.МУРЗИНА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь