Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Дело N 3-82 24 августа 2001 года

 

РЕШЕНИЕ

 

Архангельский областной суд, судебная коллегия по гражданским делам в составе:

председательствующего - судьи областного суда Мартынова Е.А.,

при секретаре судебного заседания Калухиной А.Н.,

с участием прокурора Ананьева В.М.

рассмотрел в открытом судебном заседании в г. Архангельске 21 августа 2001 года гражданское дело по заявлению прокурора Архангельской области о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пункта 3 статьи 19 в части, подпункта "з" пункта 6 статьи 19 в части и пункта 4 статьи 27 Устава Архангельской области.

Рассмотрев заявление прокурора Архангельской области, заслушав объяснения представителей: прокурора Архангельской области - прокурора Ананьева В.М., Архангельского областного Собрания депутатов Доронцова В.М., главы администрации Архангельской области Выдриной Н.А., мнение представителя Управления Министерства юстиции РФ по Архангельской области Гулевой Г.В., исследовав в судебном заседании представленные доказательства, областной суд

 

установил:

 

Решением Архангельского областного Собрания депутатов от 20 марта 2001 года N 104 были внесены изменения и дополнения в Устав Архангельской области, принятый решением от 23 мая 1995 года N 36, и принята новая его редакция.

Прокурор Архангельской области обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пункта 3 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что депутат областного Собрания в течение всего срока своих полномочий не может быть выборным должностным лицом местного самоуправления, подпункта "з" пункта 6 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что полномочия депутатов областного Собрания прекращаются досрочно в случае избрания его выборным должностным лицом органа местного самоуправления, и пункта 4 статьи 27 Устава Архангельской области, ссылаясь на то, что содержащиеся в указанных нормах законодательного акта положения противоречат федеральному законодательству.

Представитель Архангельского областного Собрания депутатов Доронцов В.М. с требованиями прокурора области не согласен, ссылаясь в обоснование своих возражений на то, что оспариваемые положения Устава Архангельской области приняты в соответствии с действующим федеральным законодательством.

Представитель главы администрации Архангельской области Выдрина Н.А. с требованиями прокурора согласна частично. Она полагает правильными требования прокурора в отношении пункта 3 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что депутат областного Собрания в течение всего срока своих полномочий не может быть выборным должностным лицом местного самоуправления, подпункта "з" пункта 6 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что полномочия депутата областного Собрания прекращаются досрочно в случае избрания его выборным должностным лицом органа местного самоуправления, но не согласна с требованиями прокурора в отношении пункта 4 статьи 27 Устава Архангельской области.

Оценив собранные по делу и исследованные в судебном заседании доказательства, областной суд находит заявление прокурора области подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 27 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" правовые акты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, противоречащие Конституции Российской Федерации, федеральным законам, конституции (уставу) и законам субъекта Российской Федерации, подлежат опротестованию соответствующим прокурором или его заместителем в установленном законом порядке.

В соответствии со статьями 22 и 23 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" прокурору и его заместителю предоставлено право принесения протеста на противоречащий закону правовой акт в орган или должностному лицу, которые издали этот акт, либо в вышестоящий орган или вышестоящему должностному лицу, либо обращения в суд или в арбитражный суд в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством Российской Федерации, с требованием о признании правовых актов недействительными.

Согласно разъяснению, содержащемуся в пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993 г. N 5 в редакции от 21.12.1993 г. N 11, от 25.10.1996 г. N 10, от 25.05.2000 г. N 19 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону", законодательный акт субъекта Российской Федерации признается недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу, если он издан законодательным (представительным) органом с превышением предоставленной им законом компетенции или в пределах компетенции, но с нарушением действующего законодательства (Конституции РФ, федеральных законов, указов, распоряжений Президента РФ и т.д.).

Прокурором оспариваются следующие положения Устава Архангельской области в редакции решения Архангельского областного Собрания депутатов от 20 марта 2001 года N 104:

"Глава IV. АРХАНГЕЛЬСКОЕ ОБЛАСТНОЕ СОБРАНИЕ ДЕПУТАТОВ

 

Статья 19. Депутат Архангельского областного Собрания депутатов

 

...

 

3. Депутат областного Собрания в течение всего срока своих полномочий не может быть депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, судьей, занимать иные государственные должности Российской Федерации, государственные должности федеральной государственной службы, главой администрации Архангельской области, занимать иные государственные должности Архангельской области или государственные должности государственной службы Архангельской области, не может быть выборным должностным лицом местного самоуправления, муниципальным служащим, если иное не предусмотрено федеральным законом.

 

...

 

6. Полномочия депутатов областного Собрания прекращаются досрочно в случае:

...

з) избрания его депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, членом Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, выборным должностным лицом органа местного самоуправления;

...

 

Глава V. АДМИНИСТРАЦИЯ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ.

ГЛАВА АДМИНИСТРАЦИИ АРХАНГЕЛЬСКОЙ ОБЛАСТИ

 

Статья 27. Администрация Архангельской области

 

...

 

4. Администрация области имеет право создавать совместные с федеральными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления в Архангельской области формирования областной государственной исполнительной власти.".

В соответствии с частью 5 статьи 76 Конституции РФ законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам совместного ведения.

Согласно статье 72 (подпункт "н" пункта 1) Конституции РФ в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится установление общих принципов организации органов государственной власти и местного самоуправления, в том числе, как отмечается в Постановлении Конституционного Суда РФ от 30 ноября 1995 года N 16-П по делу о проверке конституционности статей 23 и 24 Временного положения об обеспечении деятельности депутатов Калининградской областной Думы, утвержденного Постановлением Калининградской областной Думы от 8 июля 1994 года, и тех принципов, которые относятся к статусу, правам и обязанностям депутата законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации.

Областной суд считает, что пункт 3 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что депутат областного Собрания в течение всего срока своих полномочий не может быть выборным должностным лицом местного самоуправления, подпункт "з" пункта 6 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что полномочия депутатов областного Собрания прекращаются досрочно в случае избрания его выборным должностным лицом органа местного самоуправления, и пункт 4 статьи 27 Устава Архангельской области приняты Архангельским областным Собранием депутатов в нарушение действующего федерального законодательства.

В пункте 7 статьи 4 Федерального закона от 19.09.1997 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" установлено, что ограничения, связанные со статусом депутата, выборного должностного лица, в том числе с невозможностью входить в состав законодательного (представительного) органа государственной власти, устанавливаются Конституцией РФ, федеральными законами, конституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации.

Определяя принципы деятельности законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, Российская Федерация в пункте 1 статьи 12 Федерального закона от 06.10.1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" установила ограничения, связанные с депутатской деятельностью, согласно которым в течение срока своих полномочий депутат не может быть депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, судьей, занимать иные государственные должности Российской Федерации, государственные должности федеральной государственной службы, иные государственные должности субъекта Российской Федерации или государственные должности государственной службы субъекта Российской Федерации, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Указанный Федеральный закон вступил в законную силу 18 октября 1999 года (опубликован - "Собрание законодательства РФ", 18.10.1999, N 42, ст. 5005), то есть до принятия Архангельским областным Собранием депутатов решения от 20 марта 2001 года N 104 "О внесении изменений и дополнений в Устав Архангельской области".

Перечень ограничений, связанных с депутатской деятельностью, установленный пунктом 1 статьи 12 Федерального закона от 06.10.1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", носит исчерпывающий характер, и допускается возможность их сокращения в соответствии только с федеральным законом.

Указанная норма Закона не содержит ограничения, связанного с депутатской деятельностью, состоящего в избрании депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ выборным должностным лицом органа местного самоуправления.

Поскольку Федеральный закон от 06.10.1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" был принят позднее, чем Федеральный закон от 19.09.1997 года N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", то действует закон, который вступил в силу позднее, а ранее принятый закон действует в части, не противоречащей ему.

Ссылку представителя Архангельского областного Собрания депутатов Доронцова В.М. о приоритетном действии Федерального закона от 19.09.1997 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" суд находит необоснованной, так как в соответствии со статьей 1 настоящего Федерального закона он определяет основные гарантии реализации гражданами РФ конституционного права на участие в референдуме РФ, референдуме субъекта Российской Федерации, местном референдуме, а также права избирать и быть избранными в федеральные органы государственной власти, органы государственной власти субъектов Российской Федерации, иные федеральные государственные органы и государственные органы субъектов Российской Федерации, предусмотренные Конституцией РФ, конституциями, уставами субъектов Российской Федерации и избираемые непосредственно гражданами, а также в органы местного самоуправления и не регулирует непосредственную деятельность законодательных (представительных) органов исполнительной власти субъекта Российской Федерации, в частности деятельность их депутатов.

Оспариваемым прокурором пунктом 4 статьи 27 Устава Архангельской области администрации области предоставлено право создавать совместные с федеральными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления в Архангельской области формирования областной государственной исполнительной власти.

Вместе с тем такое право администрации не может быть предоставлено, так как действующее законодательство не предусматривает возможность создания совместных органов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Согласно статье 11 Конституции РФ государственную власть в Российской Федерации и субъектах Российской Федерации осуществляют образуемые ими органы государственной власти, между которыми имеется разграничение предметов ведения и полномочий, осуществляемое на основании Конституции РФ, федеративным и иными договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.

В соответствии с подпунктом "г" статьи 71 Конституции РФ в исключительном ведении Российской Федерации находятся вопросы установления системы федеральных органов законодательной, исполнительной и судебной власти, порядка их организации и деятельности, а также формирования федеральных органов государственной власти.

Согласно статье 12 Федерального конституционного закона от 17.12.1997 г. N 2-ФКЗ в редакции от 31.12.1997 г. N 3-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" федеральные органы исполнительной власти создаются и контролируются Правительством РФ.

Система органов государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливается самими субъектами Российской Федерации самостоятельно в соответствии с основами конституционного строя Российской Федерации и общими принципами организации представительных и исполнительных органов государственной власти, установленными федеральным законом (пункт 1 статьи 77 Конституции РФ).

В статье 78 Конституции РФ предусмотрено, что как федеральные органы исполнительной власти, так и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации по соглашению между собой могут передавать друг другу осуществление части своих полномочий, если это не противоречит Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Указанный принцип взаимоотношений между федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации установлен Федеральными законами от 06.10.1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и от 24.06.1999 г. N 119-ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации".

Согласно подпункту "ж" пункта 1 статьи 1 Федерального закона от 06.10.1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", в соответствии с Конституцией РФ деятельность органов государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляется в соответствии с принципом самостоятельного осуществления органами государственной власти субъектов Российской Федерации принадлежащих им полномочий.

Действующее законодательство, включая Конституцию РФ (статью 12, часть 1 статьи 130, часть 1 статьи 132), не предусматривает вхождение в систему исполнительной власти субъекта Российской Федерации органов местного самоуправления и создание каких-либо совместных органов, что признано Постановлением Конституционного Суда РФ от 15 января 1998 года N 3-П по делу о проверке конституционности статей 80, 92, 93 и 94 Конституции Республики Коми и статьи 31 закона Республики Коми от 31 октября 1994 года "Об органах исполнительной власти в Республике Коми".

Пункт 2 статьи 132 Конституции РФ и пункт 4 статьи 6 Федерального закона от 28.08.1995 г. N 154-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" предусматривают наделение органов местного самоуправления отдельными государственными полномочиями, но не создание совместных с государственными органами формирований.

Доводы представителя главы администрации Архангельской области Выдриной Н.А. о том, что понятие "формирования" не означает органы власти, суд находит необоснованными, так как представитель Архангельского областного Собрания депутатов Доронцов В.М. пояснил, что под данным термином понималось создание органа, в который входили бы представители от федеральных органов, органов Архангельской области и органов местного самоуправления для решения возникающих задач в интересах области.

Ссылка представителя главы администрации Архангельской области Выдриной Н.А. на то, что указанные в пункте 4 статьи 27 Устава Архангельской области формирования в соответствии с областным законом от 20.02.2001 г. N 15-3-ОЗ "О схеме управления Архангельской областью" не входят в структуру администрации области, не может быть принята судом, так как в оспариваемой прокурором норме идет речь не о фактическом создании совместных формирований, а о праве администрации Архангельской области создавать такие формирования.

Исходя из изложенного, областной суд считает, что пункт 3 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что депутат областного Собрания в течение всего срока своих полномочий не может быть выборным должностным лицом местного самоуправления, подпункт "з" пункта 6 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что полномочия депутата областного Собрания прекращаются досрочно в случае избрания его выборным должностным лицом органа местного самоуправления, и пункт 4 статьи 27 Устава Архангельской области противоречат указанному выше действующему федеральному законодательству, в связи с чем подлежат признанию недействующими и не подлежащими применению с момента вступления решения суда в законную силу.

С учетом разъяснений, сформулированных в пункте 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.04.1993 года N 5 с последующими изменениями и дополнениями "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону", и на основании статьи 35 Закона РФ "О средствах массовой информации" областной суд считает необходимым по вступлении решения в законную силу обязать редакцию областной газеты "Волна" опубликовать официальное сообщение о принятом решении.

На основании вышеизложенного, руководствуясь статьями 191 - 197, 203 ГПК РСФСР, областной суд

 

решил:

 

Заявление прокурора Архангельской области о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пункта 3 статьи 19 в части, подпункта "з" пункта 6 статьи 19 в части и пункта 4 статьи 27 Устава Архангельской области удовлетворить.

Пункт 3 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что депутат областного Собрания в течение всего срока своих полномочий не может быть выборным должностным лицом местного самоуправления, подпункт "з" пункта 6 статьи 19 Устава Архангельской области в части указания о том, что полномочия депутата областного Собрания прекращаются досрочно в случае избрания его выборным должностным лицом органа местного самоуправления, и пункт 4 статьи 27 Устава Архангельской области признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению с момента вступления решения суда в законную силу.

По вступлении решения суда в законную силу обязать редакцию газеты "Волна" опубликовать официальное сообщение о принятом решении.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в течение 10 дней со дня вынесения решения в окончательной форме с подачей жалобы через Архангельский областной суд.

 

Председательствующий

Е.А.МАРТЫНОВ

 

 

 

 

 

ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

Дело N 87пв02-пр 17 июля 2002 года

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

Президиум Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председателя Лебедева В.М.,

членов Президиума Радченко В.И., Сергеевой Н.Ю., Верина В.П., Смакова Р.М., Попова Г.Н., Свиридова Ю.А., Меркушова А.Е., Вячеславова В.К.,

с участием заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г.

рассмотрел в порядке надзора по протесту заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Давыдова В.И. гражданское дело по заявлению прокурора Архангельской области о признании недействующими и не подлежащими применению некоторых положений пунктов 3 и 6 ст. 19 и п. 4 ст. 27 Устава Архангельской области.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Гуцола Ю.А., заключение заместителя Генерального прокурора Российской Федерации Кехлерова С.Г., полагавшего протест удовлетворить, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

установил:

 

Прокурор Архангельской области обратился в суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению некоторых положений пунктов 3 и 6 ст. 19 и п. 4 ст. 27 Устава Архангельской области, которые устанавливают, что депутат областного Собрания депутатов в течение всего срока своих полномочий не может быть выборным должностным лицом местного самоуправления. Полномочия депутатов областного Собрания прекращаются досрочно в случае избрания его выборным должностным лицом органа местного самоуправления.

Пунктом 4 ст. 27 Устава предусматривалось, что администрация области имеет право создавать совместные с федеральными органами исполнительной власти и органами местного самоуправления в Архангельской области формирования областной государственной исполнительной власти.

В обоснование своих требований прокурор сослался на то, что ограничений совмещения полномочий депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации с полномочиями выборного должностного лица местного самоуправления федеральный закон не содержит; создание совместных органов не предусмотрено законодательством, в связи с чем указанные статьи Устава Архангельской области противоречат федеральному законодательству.

Решением Архангельского областного суда от 24.08.2001 г. заявление прокурора Архангельской области удовлетворено.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 11.10.2001 г. решение Архангельского областного суда оставлено без изменения.

В протесте, внесенном в Президиум Верховного Суда Российской Федерации, поставлен вопрос об отмене состоявшихся по делу судебных постановлений и вынесении нового решения об отказе прокурору Архангельской области в удовлетворении его заявления.

Проверив материалы дела, обсудив доводы протеста, Президиум находит протест подлежащим удовлетворению частично.

В соответствии с частью 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Установление общих принципов организации органов государственной власти и местного самоуправления в силу ст. 72 Конституции Российской Федерации находится в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации.

Соглашаясь с доводами прокурора о том, что федеральный закон не содержит ограничений совмещения полномочий депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации с полномочиями выборного должностного лица местного самоуправления, суд первой инстанции сослался на положение ст. 12 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" N 184-ФЗ от 6 октября 1999 г. о том, что в течение срока своих полномочий депутат не может быть депутатом Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации, судьей, занимать иные государственные должности Российской Федерации, государственные должности федеральной государственной службы, иные государственные должности субъекта Российской Федерации или государственные должности государственной службы субъекта Российской Федерации, если иное не предусмотрено федеральным законом (в редакции, действовавшей до 07.05.02 г.).

Содержащийся в данной норме перечень ограничений является исчерпывающим постольку, поскольку его изменение возможно лишь в случае, предусмотренном федеральным законом.

Однако судом не учтено, что пунктом 7 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" закреплено, что ограничения, связанные со статусом депутата, выборного должностного лица, в том числе и невозможностью находиться на государственной или муниципальной службе, входить в состав законодательного (представительного) органа местного самоуправления, заниматься иной, оплачиваемой деятельностью, устанавливаются Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституциями, уставами, законами субъектов Российской Федерации.

В настоящее время на федеральном уровне отсутствует закон, определяющий статус должностного лица местного самоуправления и перечень ограничений в связи с осуществлением этим лицом своих полномочий. Однако его отсутствие не свидетельствует о том, что субъект Российской Федерации не вправе осуществлять собственное правовое регулирование по данному вопросу.

Конституция Российской Федерации в статье 12 закрепляет основной принцип, что органы местного самоуправления не входят в систему органов государственной власти.

В связи с приведенными нормативными актами и в силу положений ст. 12 Федерального закона от 24.06.99 г. "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации" субъект Российской Федерации до принятия федерального закона по вопросу, отнесенному к предмету совместного ведения, вправе осуществить собственное правовое регулирование.

При таких обстоятельствах нельзя согласиться с выводами суда о неправомерности принятия Архангельским областным Собранием депутатов пунктов 3 и 6 ст. 19 Устава Архангельской области.

Таким образом, обжалуемые пункты Устава Архангельской области приняты законодательным Собранием Архангельской области в пределах его компетенции и не противоречат федеральному законодательству, в связи с чем доводы в протесте о неправильном применении судебными инстанциями норм материального права как оснований к отмене судебных постановлений в этой части в порядке надзора, следует признать обоснованными.

В остальной части, в части признания незаконными положений пункта 4 ст. 27 Устава Архангельской области, выводы судебных инстанций являются правильными и в протесте не оспариваются.

Руководствуясь п. 5 ст. 329 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Президиум Верховного Суда Российской Федерации

 

постановил:

 

Отменить решение Архангельского областного суда от 24 августа 2001 г. и определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации от 11 октября 2001 г. в части удовлетворения требования прокурора, касающегося пунктов 3 и 6 статьи 19 Устава Архангельской области, и вынести в этой части новое решение об отказе прокурору Архангельской области в удовлетворении заявления о признании недействующими и не подлежащими применению некоторых положений пунктов 3 и 6 статьи 19 Устава Архангельской области.

В остальной части те же судебные постановления оставить без изменения, а протест заместителя Генерального прокурора - без удовлетворения.

 

Председатель

В.М.ЛЕБЕДЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь