Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Дело N 22-1758 28 августа 2001 года

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по уголовным делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего Кашутина В.И.,

судей Файзулина М.Г., Ротькина В.Ф.,

с участием прокурора Рогозиной Н.В.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 28 августа 2001 года дело по кассационной жалобе осужденного А. на приговор Каргопольского районного суда Архангельской области от 10 июля 2001 года, по которому:

А., <...> года рождения, уроженец г. <...> Архангельской области, в силу ст. 86 УК РФ судимости не имеющий,

осужден к лишению свободы по ч. 1 ст. 213 УК РФ - 2 года, по ч. 1 ст. 105 УК РФ - 11 лет.

На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно определено 12 лет лишения свободы с отбытием в исправительной колонии строгого режима начиная с 27 апреля 2001 года.

Взыскано с А. в возмещение материального ущерба в пользу Ш. 600 рублей.

Заслушав доклад судьи Ротькина В.Ф., мнение осужденного А., поддержавшего доводы кассационной жалобы, заключение прокурора Рогозиной Н.В. об оставлении приговора без изменения, судебная коллегия

 

определила:

 

А. признан виновным в хулиганстве 8 января 2001 г., сопровождавшемся уничтожением чужого имущества, и умышленном убийстве 27 апреля 2001 г. Ш., совершенных им в дер. Казаково Каргопольского района при изложенных в приговоре обстоятельствах.

В судебном заседании А. вину признал частично.

В кассационной жалобе осужденный с приговором не согласен.

Приводит доводы о том, что судебное разбирательство проведено без участия прокурора, суд не учел нахождение его в состоянии стресса и аффекта после употребления сильнодействующего лекарства, а также то обстоятельство, что он ранее проходил лечение по поводу психического заболевания, указывает, что потерпевшая была жива еще около часа после происшествия, а показания свидетелей непоследовательны и противоречивы.

Также указывает, что имеет на иждивении ребенка и ожидает рождения второго, мать страдает сердечным заболеванием.

Просит объективно разобрать дело и смягчить наказание.

Изучив материалы дела, проверив доводы, изложенные в кассационной жалобе, судебная коллегия находит приговор подлежащим изменению в части квалификации действий А., в остальном - законным и обоснованным.

Вывод суда о виновности А. в совершении преступлений соответствует фактическим обстоятельствам дела, основан на совокупности доказательств, полно исследованных в судебном заседании, изложенных и проанализированных в приговоре.

Так, по эпизоду о хулиганстве виновность А. в кассационной жалобе не оспаривается и подтверждается, кроме его признательных показаний, соответствующих установленным судом обстоятельствам дела, показаниями потерпевшего Ш. о том, что А. неоднократными действиями разбил все стекла в окнах квартиры, причинив ущерб на сумму в 600 руб., аналогичными показаниями свидетеля Ш., протоколом осмотра места происшествия, при котором установлены указанные обстоятельства, справкой о размере ущерба, другими доказательствами.

По эпизоду о причинении смерти Ш. осужденный А. показал, что после употребления таблеток лег спать, дальнейших событий не помнит, пришел в себя у дома Ш., при этом видел, что его одежда была в крови, из кармана выпал окровавленный нож.

Потерпевший Ш. пояснил, что был на работе, куда прибежал сын и сообщил об убийстве жены, которая, когда он пришел домой, была мертва, а задержанный сотрудниками милиции А. говорил, что он убил потерпевшую.

Согласно показаниям свидетеля Ш., она поссорилась с сожителем А., который после прогулки с ребенком отказался впустить ее в дом, и она ушла к родителям, куда вскоре пришел А. и звал ее домой, схватил за руку, а когда мать сказала, что вызовет милицию, и побежала из квартиры, А. выбежал следом и на лестничной площадке нижнего этажа нанес той удары ножом.

Свидетель С. пояснила, что видела, как лежавшей в подъезде Ш. А. нанес удар ножом.

По показаниям свидетеля В., она видела в подъезде державшуюся за грудь Ш., рядом с которой находился А.

Согласно заключению судебно-медицинской экспертизы, смерть Ш. наступила от геморрагического шока, развившегося в результате расценивающихся как тяжкий вред здоровью проникающих колото-резаных ран: двух - в области грудной клетки и одной - в области поясницы с повреждением внутренних органов, образование которых возможно от ударов ножом. Кроме того, у нее имелись колото-резаные раны в левой лобно-височной и подвздошной областях, не расценивающиеся как вред здоровью.

При осмотре места происшествия установлено наличие на трупе Ш. следов насильственного причинения смерти, в ходе дополнительного осмотра также обнаружен кухонный нож, при осмотре которого на клинке имелись потеки и пятна бурого цвета, похожие на кровь.

По заключению стационарной судебно-психиатрической экспертизы, А., хотя и обнаруживает остаточные признаки органического поражения головного мозга прентального генеза с изменением личности по возбудимому типу, способен в полной мере сознавать фактический характер и общественную опасность своих действий, руководить ими, во время совершения преступлений, а также после этого, не страдает и не страдал хронической психической болезнью или временным расстройством душевной деятельности, причем ранее выставляемый диагноз "олигофрения" не подтвердился в связи с отсутствием снижения интеллекта.

Дав оценку приведенным и другим добытым доказательствам, в том числе заключению судебно-психиатрической экспертизы, согласующемуся с показаниями указанных свидетелей по делу, суд обоснованно признал А. виновным в совершении преступлений, указав на отсутствие сомнений в его психической полноценности.

Судебная коллегия находит несостоятельными доводы кассационной жалобы, как касающиеся обстоятельств дела, а также оценки показаний свидетелей, которые полны, последовательны на предварительном следствии и в судебном заседании, при отсутствии оснований сомневаться в их достоверности, так и относящиеся к психическому состоянию осужденного, в том числе нахождению в состоянии аффекта.

Неявка прокурора в судебное заседание, о чем суд до начала судебного заседания был уведомлен сообщением прокуратуры, не препятствует производству судебного разбирательства.

Квалификация действий А. по эпизоду о хулиганстве судом произведена правильно.

В то же время в соответствии с ч. 1 ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием в том числе характера вины.

Преступным деянием, предусмотренным диспозицией ч. 1 ст. 105 УК РФ, является убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку.

Такое преступное деяние не описано в приговоре, где указано, что А. побежал следом за Ш. и "на почве ранее имеющихся у него неприязненных отношений, догнав ее в коридоре дома, нанес множественные колото-резаные раны в область грудной клетки, поясничной области, лобно-височной области (количеством шесть), причинив тяжкий вред здоровью, от полученных телесных повреждений потерпевшая сразу скончалась", причем характер вины не указан в приговоре и при правовой оценке преступления.

Изложенное описание преступного деяния, указанное в приговоре, соответствует диспозиции ч. 4 ст. 111 УК РФ, предусматривающей умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего.

Поэтому судебная коллегия переквалифицирует действия А. с ч. 1 ст. 105 УК РФ на ч. 4 ст. 111 УК РФ.

Однако судебная коллегия не находит оснований для смягчения наказания А. ни в связи с переквалификацией деяния, ни по мотивам, изложенным в кассационной жалобе, поскольку назначенное ему наказание является далеко не максимальным по санкции ч. 4 ст. 111 УК РФ и соразмерно содеянному как за каждое из преступлений, так и по их совокупности.

Правильно, в соответствии с размером причиненного ущерба, судом разрешен вопрос о его возмещении.

Руководствуясь ст. 339 УПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Приговор Каргопольского районного суда Архангельской области от 10 июля 2001 года в отношении А. изменить.

Действия А. переквалифицировать с ч. 1 ст. 105 на ч. 4 ст. 111 УК РФ, по которой назначить наказание в виде 11 лет лишения свободы.

По совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 111 и ч. 1 ст. 213 УК РФ, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний окончательно определить 12 лет лишения свободы с отбытием в исправительной колонии строгого режима начиная с 27 апреля 2001 года.

Этот же приговор в остальном оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь