Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

Дело N 33-2679 30 августа 2001 года

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

Судебная коллегия по гражданским делам Архангельского областного суда в составе:

председательствующего судьи Мартынова Е.А.,

судей Ворониной Л.Н. и Ефремова Ю.М.

рассмотрела в открытом судебном заседании в г. Архангельске 30 августа 2001 года дело по кассационной жалобе С., Н. и С. на решение Коряжемского городского федерального суда Архангельской области от 31 мая 2001 года, по которому исковые требования С. и Н. о признании договора купли-продажи квартиры недействительным, о включении квартиры в наследственную массу, о признании права собственности на квартиру по закону, о наследовании и выселении оставлены без удовлетворения.

Заслушав доклад председательствующего по делу судьи Мартынова Е.А., судебная коллегия

 

установила:

 

С. и Н. обратились в суд с иском к К. о признании недействительным заключенного 15 сентября 1995 г. договора купли-продажи кв. <...> в д. <...> по <...> в г. Коряжме, заключенного между ответчиком и их отцом С., который умер 20 сентября 1995 г., включении указанной квартиры в наследственную массу, признании на нее права собственности в порядке наследования по закону и выселении ответчика из занимаемого спорного жилого помещения.

В обоснование своих требований они ссылаются на то, что сделка была заключена путем обмана их отца при стечении тяжелых обстоятельств. При заключении договора отец был не способен понимать значение своих действий. Кроме того, в момент заключения договора купли-продажи отец состоял в зарегистрированном браке с их матерью - С., а согласие ее на заключение договора по распоряжению совместным имуществом - спорной квартирой - получено не было.

Ответчик иск не признал.

Суд вынес указанное выше решение, с которым не согласны истцы и третье лицо - С. и просят его отменить, ссылаясь в кассационной жалобе на его незаконность.

Рассмотрев материалы дела, заслушав объяснения представителя истицы Н.С., обсудив доводы кассационной жалобы, судебная коллегия находит решение суда правильным по следующим основаниям.

Судом установлено, что С. вместе с матерью С. проживал в двухкомнатной кв. <...> д. <...> по <...> в г. Коряжме.

12 сентября 1995 г. умерла С.

15 сентября 1995 г. С., оставаясь единственным лицом, проживающим в кв. <...> д. <...> по <...> в г. Коряжме, заключил договор передачи указанной квартиры в собственность на основании Закона РФ "О приватизации жилищного фонда в РСФСР".

В тот же день, 15 сентября 1995 г., С. заключил нотариально удостоверенный договор купли-продажи данной квартиры с К.

20 сентября 1995 г. С. умер.

Судебная коллегия находит правильным вывод суда первой инстанции об отсутствии оснований, предусмотренных законом, для признания указанного договора недействительным.

Заключенная между С. и К. сделка является оспоримой. Основания, по которым истцами заявлены требования, также относятся к оспоримым сделкам.

Оснований считать, что сделка совершена С., когда он в момент ее заключение был не способен понимать значение своих действий или руководить ими, не имеется.

По заключению посмертной амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы, С. страдал хроническим алкоголизмом. Данные, которые бы свидетельствовали о степени мнестико-интеллектуального снижения личности, отсутствуют.

Из объяснений истцов, третьего лица, показаний свидетелей и других документов не усматриваются факты, которые бы свидетельствовали о том, что С. 15 сентября 1995 г. находился в состоянии, при котором был не способен понимать значение своих действий или руководить ими.

Имелось ухудшение физического, но не умственного состояния С.

Как следует из копии свидетельства о смерти С., причиной смерти явился инфильтративный туберкулез легких в фазе распада.

Отсутствуют объективные доказательство того, что при заключении договора купли-продажи квартиры имел место обман со стороны К.

Совершаемые действия со стороны С. (оформление документов по приватизации квартиры, а затем по заключению нотариально оформленного договора купли-продажи) свидетельствуют о том, что он желал распорядиться принадлежащей ему спорной квартирой.

Из показаний свидетеля Г. - нотариуса, удостоверявшей договор купли-продажи квартиры, видно, что С. были разъяснены условия договора купли-продажи. Договор был зачитан ею вслух. С. сам еще раз просмотрел текст договора и подписал его.

Ссылка на то, что после заключения договора С. говорил о том, что совершил договор обмена, не свидетельствует о недействительности заключенного договора купли-продажи, так как волеизъявление С. было удостоверено документально.

Заслуживают внимания доводы ответчика К. о том, что в случае желания совершить обмен жилыми помещениями С. не требовалось бы приватизировать квартиру.

Показания свидетеля З. сами по себе с объективной достоверностью не свидетельствуют об обмане со стороны К. при заключении договора купли-продажи квартиры с С.

Отсутствуют основания для признания сделки недействительной по тем основаниям, что сделка совершена при стечении тяжелых обстоятельств, т.к. обязательным условием указанного вида недействительности сделки является наличие крайне невыгодных для себя условий, чем другая сторона воспользовалась.

Однако указанных оснований по делу не усматривается.

Кроме того, учитывая, что договор купли-продажи квартиры от 15 сентября 1995 г. относится к оспоримым сделкам, то в соответствии со ст. 166 ГК РФ требовать признать договор недействительным вправе только сторона по сделке, а истцы к таковым не относятся.

С. при жизни требований в установленном законом порядке о признании недействительным заключенного договора от 15 сентября 1995 г. не заявлял, в связи с чем право требовать признания указанной сделки недействительной к его наследникам в порядке правопреемства не перешло.

Суд правильно оставил без удовлетворения требования истцов С. и Н. о признании договора купли-продажи от 15 сентября 1995 г. недействительным в связи с тем, что их отец распорядился совместным имуществом без согласия супруги, придя к выводу о том, что они не основаны на законе.

Из материалов дела видно, что С. состоял с 15 сентября 1978 г. в зарегистрированном браке с С., с которой длительное время совместно не проживал. Свидетельство о расторжении брака им было получено 16 сентября 1995 г.

Однако С. участвовала в процессе в качестве третьего лица и самостоятельных требований на предмет спора не заявляла.

Суд правильно рассмотрел дело в пределах заявленных исковых требований.

Право требовать признания сделки недействительной по тем основаниям, что нарушены права С., истцам С. и Н. не принадлежит.

Указанное право может быть реализовано самой С. по указанным основаниям при обращении в суд с надлежаще оформленным иском.

Доводы кассатора о том, что приватизация и регистрация квартиры произведены с грубыми нарушениями, не могут быть признаны, т.к. действия С. по приватизации квартиры и получению ее в собственность в ходе судебного разбирательства истцами не оспаривались.

Не являлись основанием заявленного иска и доводы кассатора о несоответствии в договоре купли-продажи квартиры от 15 сентября 1995 г. подписи продавца С., поэтому они не могут быть предметом судебного рассмотрения.

По заявлению истцов проверкой законности занимались органы прокуратуры.

Постановлением от 21 апреля 1999 г. уголовное дело в отношении К., возбужденное по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 147, ч. 1 ст. 170 УК РСФСР, ч. 1 ст. 159 и ч. 1 ст. 285 УК РФ, производством прекращено за отсутствием в действиях К. признаков указанных преступлений.

Ссылка кассаторов на наличие противоречий в объяснениях К. по обстоятельствам передачи денег, расторжения брака С. и т.д. является необоснованной, так как указанные обстоятельства не имеют существенного значения для решения вопроса о недействительности оспариваемого в суде приговора.

Не является основанием для отмены решения суда неполная уплата ответчиком кассационной жалобы, поданной на решение суда от 14 декабря 2000 г.

Обстоятельства, имеющие значение для дела, судом первой инстанции определены верно, материальный закон к спорным правоотношениям применен правильно, и судебная коллегия в пределах кассационной жалобы не находит оснований для отмены вынесенного судом решения.

На основании вышеизложенного, руководствуясь п. 1 ст. 305 ГПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Коряжемского городского федерального суда Архангельской области от 31 мая 2001 года оставить без изменения, а кассационную жалобу С., Н. и С. - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь