Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ИМЕНЕМ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

РЕШЕНИЕ

от 7 сентября 2001 г. N 3-58-2001

 

Верховный Суд Республики Коми в составе:

председательствующего Сажина А.В.,

при секретаре Махлинец Т.В.,

с участием прокурора Юдина А.В.,

рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Сыктывкаре 7 сентября 2001 г. дело по заявлению прокурора Республики Коми о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими, не подлежащими применению пунктов 1 и 4 ст. 3, ст. ст. 23, 24, подпунктов 5, 6, 7, 9 пункта 2 ст. 34, пункта 2 ст. 35, пункта 1 ст. 40, пункта 1 ст. 72, ст. ст. 88, 89, 90, 91, 92, ст. 100, пункта 1 ст. 102, пункта 3 ст. 103 Регламента Государственного Совета Республики Коми, принятого постановлением Государственного Совета Республики Коми от 7 февраля 1995 г. N 1-1/11 (в редакции постановления Государственного Совета Республики Коми от 20 июня 2001 г. N 11-7/126),

 

установил:

 

Прокурор Республики Коми обратился в Верховный Суд Республики Коми с заявлением (уточнив заявленные требования в ходе судебного разбирательства) о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пунктов 1 и 4 ст. 3, ст. ст. 23, 24, подпунктов 5, 6, 7, 9 пункта 2 ст. 34, пункта 2 ст. 35, пункта 1 ст. 40, пункта 1 ст. 72, ст. ст. 88, 89, 90, 91, 92, ст. 100, пункта 1 ст. 102, пункта 3 ст. 103 Регламента Государственного Совета Республики Коми, принятого постановлением Государственного Совета Республики Коми от 7 февраля 1995 г. N 1-1/11 (в редакции постановления Государственного Совета Республики Коми от 20 июня 2001 г. N 11-7/126), указав, что оспариваемые нормы неосновательно затрагивают вопросы, отнесенные к предмету исключительного ведения Российской Федерации в областях федеративного устройства, введения чрезвычайного положения, формирования, порядка организации и деятельности федеральных органов государственной власти, нарушают принципы суверенитета Российской Федерации, разделения властей, законотворческой деятельности, избирательные права граждан, незаконно ограничивают права депутатов и высшего должностного лица Республики Коми.

Представитель Государственного Совета Республики Коми в суд не явился. Из имеющегося в деле сообщения следует, что Государственный Совет Республики Коми заявленные прокурором требования признает частично.

Суд считает необходимым в соответствии со ст. 157 ГПК РСФСР рассмотреть дело в отсутствие представителя законодательного органа, поскольку сведения о причинах неявки отсутствуют, а оснований для отложения разбирательства не имеется.

Исследовав материалы дела и оценив имеющиеся доказательства, Верховный Суд Республики Коми находит заявление прокурора подлежащим удовлетворению частично по следующим основаниям.

Пунктом 1 ст. 3 Регламента Государственного Совета Республики Коми предусмотрено, что депутат Государственного Совета Республики Коми (далее - депутат Государственного Совета) не может быть депутатом более чем двух представительных органов власти в Республике Коми, находиться на государственной или муниципальной службе, занимать должности в судебных органах и органах прокуратуры.

Эта норма Регламента противоречит ст. 12 Федерального закона от 06.10.99 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", которая содержит исчерпывающий перечень ограничений, связанных с депутатской деятельностью.

Согласно п. "г" ст. 71 Конституции Российской Федерации вопросы формирования, порядка организации и деятельности федеральных органов государственной власти находятся в исключительной компетенции Российской Федерации.

Правовой анализ ст. ст. 23 и 24 Регламента, устанавливающих право комитетов Государственного Совета Республики Коми, уполномоченных ими органов и специалистов проводить проверки с целью контроля за соблюдением и исполнением Конституции Республики Коми и законов Республики Коми, единообразным применением законодательства Республики Коми министерствами, ведомствами, органами местного самоуправления, предприятиями, учреждениями, организациями, расположенными на территории Республики Коми, независимо от их ведомственной подчиненности и форм собственности, а также обязанность соответствующих органов и должностных лиц представлять в назначенный срок запрашиваемые документы и материалы, позволяет сделать вывод, что оспариваемые нормы распространяются и на федеральные органы исполнительной власти. Субъекты Российской Федерации согласно ст. 76 Конституции Российской Федерации не могут регулировать вопросы, входящие в компетенцию Российской Федерации по предметам ее исключительного ведения. Это противоречит принципу конституционности, установленному ст. 3 Федерального закона от 24 июня 1999 г. N 119-ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации". Поэтому названные нормы Регламента в указанной части противоречат федеральному законодательству.

Вместе с тем суд не может согласиться с доводом прокурора, оспаривающего законность норм Регламента в части права законодательного органа с целью контроля соблюдения законов Республики Коми проводить проверки и запрашивать необходимые документы других организаций и учреждений (в том числе органов местного самоуправления), не относящихся к федеральным органам государственной власти. В этой части указанные положения Регламента не противоречат пункту 4 ст. 5 Федерального закона от 06.10.99 г. N 184-ФЗ, согласно которому законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации в пределах и формах, установленных конституцией (уставом) субъекта Российской Федерации и законами субъекта Российской Федерации:

а) осуществляет наряду с другими уполномоченными на то органами контроль за соблюдением и исполнением законов субъекта Российской Федерации, исполнением бюджета субъекта Российской Федерации, соблюдением установленного порядка распоряжения собственностью субъекта Российской Федерации;

б) осуществляет иные полномочия, установленные федеральными законами и законами субъекта Российской Федерации.

Подпункт 6 пункта 2 ст. 34 Регламента предусматривает возможность приостановления Государственным Советом Республики Коми действия актов Главы Республики Коми, эта норма нарушает принцип разделения властей, установленный ст. 10 Конституции и ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации". Согласно п. 4 ст. 23 названного федерального закона законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации может обратиться к высшему должностному лицу субъекта РФ с предложениями о внесении изменений или дополнений в изданные правовые акты и обжаловать их в судебном порядке, но не наделен правом приостановления их действия.

Недействующими следует признать и подпункты 7 и 9 пункта 2 ст. 34 Регламента, устанавливающие возможность рассмотрения на внеочередной сессии Государственного Совета РК вопросов приостановления действия на территории Республики Коми законов и (или) иных нормативных правовых актов Российской Федерации, ущемляющих интересы Республики Коми, а также ратификации международных и межгосударственных договоров и соглашений.

Приведенные нормы противоречат частям 1 и 2 ст. 4, ст. ст. 71, 72, 76 Конституции Российской Федерации и ст. 1 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", согласно которым суверенитет Российской Федерации распространяется на всю ее территорию, Конституция РФ и федеральные законы имеют верховенство по отношению к правовым актам государственной власти субъектов Российской Федерации. Заключение международных договоров согласно пункту "к" ст. 71 Конституции РФ и ст. 3 Федерального закона "О международных договорах Российской Федерации" является исключительной компетенцией Российской Федерации. Субъекты Российской Федерации в пределах полномочий, предоставленных им Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством и договорами между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации о разграничении предметов ведения и полномочий, обладают правом на осуществление международных и внешнеэкономических связей с субъектами иностранных федеративных государств, административно - территориальными образованиями иностранных государств, а также на участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели. Субъекты Российской Федерации с согласия Правительства Российской Федерации могут осуществлять такие связи и с органами государственной власти иностранных государств. Органы государственной власти субъекта Российской Федерации в пределах полномочий, предоставленных Конституцией Российской Федерации, федеральным законодательством и законодательством субъектов Российской Федерации, имеют право на ведение переговоров с иностранными партнерами, а также на заключение с ними соглашений об осуществлении международных и внешнеэкономических связей. Соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенные органами государственной власти субъекта Российской Федерации, независимо от формы, наименования и содержания не являются международными договорами (ст. ст. 1, 2 и 7 Федерального закона от 04.01.99 г. N 4-ФЗ "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации").

По тем же основаниям следует признать противоречащим федеральному законодательству (ст. ст. 88, 102 Конституции РФ, ст. 5 Федерального закона "О чрезвычайном положении", ст. 8 Федерального закона "О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера") пункт 2 ст. 35 Регламента, устанавливающий, что на чрезвычайной сессии Государственного Совета могут рассматриваться вопросы, связанные с введением Главой РК чрезвычайного положения в Республике Коми или отдельных ее местностях.

Пунктом 1 ст. 40 Регламента предусмотрено, что заседания Государственного Совета проводятся на коми и русском языках и обеспечиваются синхронным переводом. Между тем в соответствии с пунктом 1 ст. 68 Конституции РФ государственным языком Российской Федерации на всей территории является русский язык. Республики вправе устанавливать свои государственные языки. В силу ст. 11 Закона РСФСР от 25.10.91 г. "О языках народов Российской Федерации" (в редакции от 24.07.98 г.) работа в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления осуществляется на государственном языке Российской Федерации. В органах государственной власти, органах местного самоуправления, государственных учреждениях республик наряду с государственным языком Российской Федерации могут употребляться государственные языки республик. Поскольку специальная норма права, содержащаяся в ст. 11 названного Закона РСФСР, подчеркивает обязательность осуществления работы в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Российской Федерации и органах местного самоуправления на государственном языке Российской Федерации и возможность употребления государственного языка республики, противоречие оспариваемой нормы Регламента, называющей в первую очередь коми язык как язык, на котором проводятся заседания Государственного Совета, федеральному законодательству следует признать существенным.

Вопреки требованиям п. 4 ст. 7 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", предписывающего рассмотрение проекта закона субъекта Российской Федерации не менее, чем в двух чтениях, п. 1 ст. 72 Регламента устанавливает правило, согласно которому рассмотрение законопроектов в Государственном Совете осуществляется, как правило, в двух чтениях.

В соответствии со ст. 76 Конституции Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации, которые не могут противоречить Федеральным законам. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует Федеральный закон.

Содержащиеся в ст. ст. 88, 89, 90, 91, 92 Регламента положения, устанавливающие отрешение Главы Республики Коми от должности в случае умышленного нарушения данной им присяги, противоречат ст. 19 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", которая не предусматривает оспариваемого основания отрешения от должности высшего должностного лица субъекта Российской Федерации. Установление законодательным органом субъекта Российской Федерации дополнительных оснований отрешения Главы Республики от должности является незаконным.

По тем же основаниям следует признать недействующим подпункт 5 пункта 2 ст. 34 Регламента.

Пункт 1 ст. 102 и пункт 3 ст. 103 Регламента предусматривают назначение Государственным Советом 9 членов Избирательной комиссии Республики Коми, в то время как согласно п. 1 ст. 23 Кодекса Республики Коми о выборах и референдумах, основанного на ст. 23 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", Избирательная комиссия Республики Коми состоит из 12 человек, половину состава которой назначает Государственный Совет, а другую половину - Глава Республики Коми. С учетом изложенного, приведенные правовые нормы также противоречат не только федеральному, но и республиканскому законодательству.

По мнению суда, оснований для удовлетворения требований прокурора Республики Коми о признании недействующими п. 4 ст. 3 и ст. 100 Регламента не усматривается.

В соответствии со ст. ст. 13, 14 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" обладает неприкосновенностью в течение всего срока его полномочий. Он не может быть привлечен к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, задержан, арестован, подвергнут обыску или допросу без согласия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, кроме случаев задержания на месте преступления, а также подвергнут личному досмотру, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей. Неприкосновенность депутата распространяется на занимаемые им жилое и служебное помещения, на его багаж, личные и служебные транспортные средства, переписку, используемые им средства связи, а также на принадлежащие ему документы. В случае возбуждения дела, предусматривающего уголовную или административную ответственность, налагаемую в судебном порядке, в отношении действий депутата, не связанных с осуществлением им своих полномочий, по завершении дознания, предварительного следствия или производства по административным правонарушениям такое дело не может быть передано в суд без согласия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации. В отношении депутата следственные действия и порядок производства по административным правонарушениям осуществляются под непосредственным надзором прокурора субъекта Российской Федерации. Вопрос о лишении депутата неприкосновенности решается по представлению прокурора субъекта Российской Федерации. Для получения согласия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации на привлечение депутата к уголовной или административной ответственности, налагаемой в судебном порядке, на его задержание, арест, обыск или допрос, кроме случаев задержания на месте преступления, а также на личный досмотр, за исключением случаев, когда это предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других людей, прокурор субъекта Российской Федерации вносит представление в законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации. Получение такого согласия предусматривается в отношении действий депутата, связанных с осуществлением им своих полномочий. Представление прокурора субъекта Российской Федерации вносится также для получения согласия законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации на передачу дела в суд в случаях, предусмотренных пунктом 4 статьи 13 настоящего Федерального закона. Законодательный (представительный) орган государственной власти субъекта Российской Федерации в порядке, установленном регламентом или иным актом, определяющим порядок его деятельности, рассматривает представление прокурора субъекта Российской Федерации и не позднее чем через четырнадцать дней со дня получения представления принимает по нему мотивированное решение.

Правовой анализ пункта 4 ст. 3 Регламента, предусматривающего, что депутат Государственного Совета Республики Коми на территории Республики Коми обладает депутатской неприкосновенностью в течение всего срока полномочий и может быть лишен депутатской неприкосновенности по решению Государственного Совета по представлению прокурора Республики Коми с учетом заключения комитета Государственного Совета РК по законодательству и депутатской этике, позволяет сделать вывод об отсутствии противоречия оспариваемой нормы федеральному законодательству.

Пункт 1 ст. 100 Регламента предусматривает, что прокурор Республики Коми назначается на должность в соответствии с Федеральным законом "О прокуратуре Российской Федерации" Генеральным прокурором Российской Федерации по согласованию с Государственным Советом Республики Коми. Суд находит, что приведенная норма соответствует ст. 13 ч. 1 Федерального закона от 17.01.92 г. N 2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", согласно которой прокуроры субъектов Российской Федерации назначаются на должность Генеральным прокурором Российской Федерации по согласованию с органами государственной власти субъектов Российской Федерации, определяемыми субъектами Российской Федерации. Ссылка прокурора на то, что в нарушение требований ст. 3 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" законодательный орган Республики Коми вышел за пределы своей компетенции, регламентируя порядок организации и деятельности прокуратуры, является ошибочной и не может служить основанием для признания оспариваемой нормы недействующей.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191-197, 239-7 ГПК РСФСР, Верховный Суд Республики Коми

 

решил:

 

Заявление прокурора Республики Коми удовлетворить частично, признав противоречащими федеральному законодательству, недействительными и не порождающими правовых последствий: пункт 1 ст. 3, ст. ст. 23, 24 в части, устанавливающей право комитетов Государственного Совета Республики Коми, уполномоченных ими органов и специалистов проводить проверки с целью контроля за соблюдением и исполнением Конституции Республики Коми и законов Республики Коми, единообразным применением законодательства Республики Коми федеральными органами исполнительной власти и обязанность названных органов и должностных лиц представлять в назначенный срок запрашиваемые документы и материалы, подпункты 5, 6, 7 и 9 пункта 2 ст. 34, пункт 2 ст. 35 в части, устанавливающей рассмотрение на чрезвычайной сессии вопросов, связанных с введением Главой Республики Коми чрезвычайного положения в Республике Коми или отдельных ее местностях, пункт 1 ст. 40, часть 1 ст. 72, статьи 88, 89, 90, 91 и 92, пункт 1 ст. 102 и пункт 3 ст. 103 Регламента Государственного Совета Республики Коми, принятого постановлением Государственного Совета Республики Коми от 07.02.95 г. N 1-1/11 (в ред. Постановлений ГС РК от 04.12.1998 N 1-13/94;от 15.03.2000 N II-4/46; от 30.06.2000 N II-5/22; от 15.11.2000 N II-6/49; от 20.06.2001 N II-7/126).

В удовлетворении остальной части заявленных прокурором Республики Коми требований отказать.

Решение по делу или сообщение о нем должно быть опубликовано в газете "Республика".

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в 10-дневный срок со дня изготовления мотивированного решения.

Мотивированное решение составлено в совещательной комнате 11 сентября 2001 г.

 

Председательствующий

А.В.САЖИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь