Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА ОКТЯБРЬ 2001 ГОДА

 

ДЕЛО N 33-1999

ПЕЧОРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Исчисляя размер алиментов, взыскиваемых по решению суда в твердой денежной сумме, следует исходить из базовой суммы минимального размера оплаты труда, установленной с 1 января 2001 года в размере 100 рублей для гражданско-правовых обязательств (ст. 5 ФЗ "О минимальном размере оплаты труда").

 

Решением Печорского городского суда от 19 апреля 2001 г. с Ч.А. в пользу Ч.У. взысканы алименты в размере семикратного минимального размера оплаты труда ежемесячно с индексацией пропорционально росту минимального размера оплаты труда в централизованном порядке.

Ч.У. обратилась в суд с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя, направившей по месту работы должника распоряжение, в котором указано, что алименты должны взыскиваться из расчета минимального размера оплаты труда, равного 100 рублям. Взыскательница полагает, что алименты должны выплачиваться из расчета минимального размера оплаты труда с 4 апреля 2001 г. - 200 рублей, с 1 июля 2001 г. - 300 рублей.

Печорский федеральный суд жалобу Ч.У. удовлетворил.

В судебную коллегию с частной жалобой обратилась судебный пристав-исполнитель, так как считает свои действия законными.

Судебная коллегия определение суда отменила, указав следующее.

В соответствии со ст. 3 Федерального закона "О минимальном размере оплаты труда" минимальный размер оплаты труда, установленный с 1 января 2001 г. в сумме 200 рублей в месяц, а с 1 июля 2001 г. в сумме 300 рублей в месяц, применяется исключительно для регулирования оплаты труда, а также для определения размеров пособий по временной нетрудоспособности и выплат в возмещение вреда, причиненного повреждением здоровья в связи с исполнением трудовых обязанностей. Во всех остальных случаях, в том числе по гражданско-правовым обязательствам, исчисление платежей, установленных в зависимости от минимального размера оплаты труда, производится с 1 января 2001 г. исходя из базовой суммы, равной 100 рублям (ст. 5 ФЗ "О минимальном размере оплаты труда").

Указанная норма закона применяется к семейным отношениям в соответствии со ст. 4 Семейного кодекса РФ, поскольку не противоречит существу семейных отношений, кроме того данный вопрос не урегулирован семейным законодательством.

Так как обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся материалов, судебная коллегия вынесла по делу новое определение об отказе в удовлетворении жалобы, не передавая дело на новое рассмотрение.

 

ДЕЛО N 33-2040

СЫКТЫВКАРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Право на возмещение морального вреда, причиненного гражданину незаконным осуждением, привлечением к уголовной ответственности или незаконным применением меры пресечения в виде заключения под стражу возникает только при условии оправдательного приговора, прекращения уголовного дела за отсутствием состава преступления или за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления.

 

Д. и М. обратились в суд с иском к Министерству финансов Республики Коми о взыскании компенсации морального вреда в размере по 500 тысяч рублей, причиненного незаконным осуждением по приговору Сыктывдинского районного Суда, незаконным привлечением к уголовной ответственности и арестом.

Суд в качестве надлежащего ответчика привлек к участию в деле Министерство финансов Российской Федерации.

Требования истцов суд удовлетворил частично, взыскав по 110000 рублей каждому.

Судебная коллегия решение суда отменила в связи с неправильным применением норм материального права.

В соответствии с ч. 1 ст. 1070 ГК РФ гражданин имеет право на возмещение вреда, причиненного ему незаконным осуждением, привлечением к уголовной ответственности, незаконным применением меры пресечения в виде заключения под стражу. Вред возмещается за счет казны Российской Федерации вне зависимости от вины должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда в порядке, установленном законом.

В настоящее время такой порядок установлен Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 мая 1981 года "О возмещении ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями государственных и общественных организаций, а также должностных лиц при исполнении ими своих служебных обязанностей". Этим Указом утверждено Положение о порядке возмещения ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда.

В соответствии с указанными нормами право на возмещение вреда возникает при условии оправдательного приговора, прекращения уголовного дела за отсутствием состава преступления, за недоказанностью участия гражданина в совершении преступления.

Признавая за истцами право на компенсацию морального вреда по основаниям, предусмотренным ст. 1070 ГК РФ, суд не учел, что ни одного из предусмотренных Положением условий для компенсации морального вреда по делу не имеется.

Из материалов дела следует, что Д. и М. были осуждены приговором Сыктывдинского районного суда от 23 сентября 1998 года по части 3 ст. 148 УК РСФСР к лишению свободы соответственно на три и четыре года.

Кассационная и надзорная инстанции Верховного суда РК оставили приговор без изменения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Российской Федерации от 8 июля 1999 года приговор по делу в отношении истцов был изменен, их действия были квалифицированы по ст. 200 УК РСФСР и назначена мера наказания, не связанная с лишением свободы.

Таким образом, незаконного осуждения, незаконного привлечения к уголовной ответственности и незаконного избрания меры пресечения в виде содержания под стражей, которое дает право на возмещение ущерба, в отношении Д. и М. не установлено. Имело место не незаконное осуждение и привлечение к уголовной ответственности, а неправильная квалификация преступных действий истцов.

Так как фактические обстоятельства спора по делу установлены правильно, судебная коллегия вынесла по делу новое решение об отказе истцам в иске.

 

ДЕЛО N 33-2051

СЫКТЫВДИНСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СУД

 

В соответствии с п. 1 ст. 32 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам правоотношения родителей и детей определяются по законодательству Договаривающейся стороны, на территории которой постоянно проживают дети.

 

Т.А.В. предъявила в Сыктывдинском суде иск к Т.А.И., проживающему на Украине, о лишении его родительских прав в отношении двоих несовершеннолетних детей, указав в обоснование на то, что ответчик не выплачивает алименты на содержание дочерей, не проявляет никакой заботы об их воспитании и содержании, о существовании детей забыл.

Суд отказал в принятии заявления в связи с неподсудностью дела данному суду, сославшись при этом на ст. 20 Конвенции.

В соответствии с п. 1 указанной ст. 20 Конвенции, если в частях 2 - 5 раздела II не установлено иное, то иски к лицам, имеющим место жительства на территории одной из Договаривающихся Сторон, предъявляются независимо от гражданства в суды этой Договаривающейся Стороны.

Однако указанный раздел II содержит статью 32, п. 1 которой предусматривает регулирование правоотношений родителей и детей по законодательству Договаривающейся Стороны, на территории которой проживают дети. А в соответствии с п. 3 данной нормы по делам о правоотношениях между родителями и детьми компетентен суд Договаривающейся Стороны, законодательство которой подлежит применению в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи.

Как следует из материалов искового заявления, постоянным местом жительства детей - Т.О. и Т.Р. является с. Слудка Сыктывдинского района Республики Коми. Следовательно, в соответствии с п. 3 ст. 32 Конвенции дело о лишении отца детей родительских прав компетентен рассматривать суд Договаривающейся Стороны, на территории которой проживают дети, в данном случае Сыктывдинский районный суд, а не суд по месту жительства ответчика, как ошибочно указано в определении.

Судебная коллегия определение суда отменила, направив исковое заявление Т.А.В. в Сыктывдинский федеральный районный суд для решения вопроса о принятии его к производству суда.

 

ДЕЛО N 33-2062

ВУКТЫЛЬСКИЙ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ СУД

 

Для наступления солидарной ответственности необходимо наличие совместных действий (бездействий), которыми причинен вред, либо когда это прямо указано в законе.

 

Д. обратился в суд с иском к ответчикам М.О.А. и М.В.А. о взыскании материального ущерба, указав, что их малолетний сын 12 сентября 2001 г. разбил ветровое стекло на его автомашине ВАЗ-21103, в связи с чем он понес материальные затраты в общей сумме 3600 рублей.

Суд требования истца удовлетворил, взыскав солидарно с М.О.А. и М.В.А. возмещение расходов, связанных с затратами на приобретение ветрового стекла автомобиля, герметика и работы по установке стекла, стоимость бензина, возврат госпошлины, всего 3398 рублей 32 коп.

Разрешая спор, суд с достаточной полнотой установил обстоятельства, имеющие значение, и сделал правильный и обоснованный вывод, что материальный ущерб истцу причинен малолетним сыном ответчиков, в связи с чем в соответствии со ст. 1073 ГК РФ наступает ответственность его родителей.

Суд правильно определил размер материального ущерба, счел возможным уменьшить его на 10% на основании ч. 2 ст. 1083 ГК РФ.

Вместе с тем, судебная коллегия решение суда изменила, поскольку суд неправильно применил солидарную ответственность родителей.

В соответствии со ст. 1080 ГК РФ лица, совместно причинившие вред, отвечают перед потерпевшим солидарно. Таким образом, для наступления солидарной ответственности необходимо наличие совместных действий, которыми причинен вред. Либо в законе должны быть прямо указаны случаи солидарной ответственности.

Поскольку вред причинен истцу действиями малолетнего сына ответчиков, последние должны отвечать перед истцом в долевом отношении.

 

ДЕЛО N 33-1989

УХТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии со ст. 18 Закона "О защите прав потребителей" потребитель вправе требовать расторжения договора купли-продажи со взысканием стоимости товара, неустойки и компенсации морального вреда только в случае, если достоверно установлено, что товар продан ненадлежащего качества.

 

М. обратился в суд с иском к ООО "Июнь" о расторжении договора купли-продажи хлебопечи, взыскании стоимости данного товара, неустойки и компенсации морального вреда.

Судом договор купли-продажи хлебопечи стоимостью 3190 рублей расторгнут, в пользу М. взыскано 7594 рубля и госпошлина в доход государства.

Судебная коллегия решение суда отменила в связи с неправильным определением юридически значимых обстоятельств дела и нарушением норм материального права.

При постановлении решения по делу суд руководствовался только фактами неисполнения продавцом обязанности по доставке товара с целью проверки его качества от потребителя в магазин и нарушением продавцом сроков, установленных для проверки качества этого товара.

Вопрос о наличии либо отсутствии недостатков товара, проданного истцу, судом по существу разрешен не был, хотя в силу положений ст. ст. 18 - 23 Закона РФ "О защите прав потребителей" право потребителя на расторжение договора купли-продажи со взысканием стоимости товара, неустойки и компенсации морального вреда основано именно на достоверно установленном факте наличия таких недостатков.

В связи с указанным суду следовало более полно и всесторонне оценить все имеющиеся в деле доказательства, а при необходимости расширить их круг, в том числе и путем назначения судебной экспертизы качества товара.

Судебная коллегия по гражданским делам направила дело на новое рассмотрение в тот же суд.

 

ДЕЛО N 33-1983

ПРИЛУЗСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Согласно п. 3 ст. 267 КоАП РСФСР постановление органа (должностного лица) о наложении административного взыскания в виде штрафа обжалуется в вышестоящий орган или в районный (городской) суд.

 

Ношульское потребительское общество обратилось в Прилузский федеральный районный суд с жалобами на постановления Инспекции МНС и начальника Прилузского РОВД о привлечении к административной ответственности за нарушение Федерального закона "Об административной ответственности юридических лиц (организаций) и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции".

Суд отказал в принятии жалобы в связи с неподведомственностью данного спора суду общей юрисдикции и предложил заявителю обратиться с такой жалобой в Арбитражный суд Республики Коми.

Однако при вынесении определения судом не учтено, что порядок обжалования постановлений о привлечении к административной ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей за правонарушения в области производства и оборота спиртосодержащей продукции установлен в ч. 2 ст. 23 вышеназванного Федерального закона.

Согласно этой норме общий порядок обжалования и опротестования постановлений по делам об административных правонарушениях, предусмотренных указанным Федеральным законом, определяется нормами главы 22 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях.

В соответствии с п. 3 ст. 267 главы 22 КоАП РСФСР постановление органа (должностного лица) о наложении административного взыскания в виде штрафа обжалуется в вышестоящий орган или в районный (городской) суд.

На основании изложенного, судебной коллегией по гражданским делам определение суда отменено, жалоба направлена в суд для принятия к рассмотрению.

 

Индекс потребительских цен (индекс инфляции) по Республике Коми в октябре 2001 года по отношению к сентябрю 2001 года составил 100,62%.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь