Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

 

РЕШЕНИЕ

 

Верховный Суд Республики Бурятия в составе председательствующего Пащенко Н.В., с участием прокуроров Цыбиковой Э.А., и Григорьевой Н.Н., при секретаре Бубновой А.М., рассмотрев в открытом судебном заседании в г. Улан-Удэ 22 ноября 2001 г. дело по заявлению Прокурора Республики Бурятия о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Республики Бурятия N 368-I от 24.09.96 "Об охране окружающей природной среды",

 

установил:

 

24 сентября 1996 г. Народным Хуралом Республики Бурятия принят Закон N 368-I "Об охране окружающей природной среды".

Прокурор Республики Бурятия обратился в суд с заявлением о признании отдельных положений указанного закона противоречащими федеральному законодательству.

В судебном заседании, уточняя первоначально заявленные требования, представители Прокурора РБ Цыбикова Э.А. и Григорьева Н.Н. просили признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению абзац 4 ст. 6 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды", в части определения компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Республика Бурятия в области охраны окружающей природной среды, по организации и осуществлению государственной биологической экспертизы;

- абзац 6 ст. 6 в части установления компетенции указанных выше органов в обеспечении деятельности особо охраняемых природных объектов;

- абзац 7 ст. 6, предусматривающий организацию и проведение сертификации по экологическим требованиям совместно с Центром госсанэпиднадзора в Республике Бурятия, для предупреждения вреда здоровью человека и окружающей среде;

- абзац 10 ст. 6 в части выдачи и согласования разрешений на выбросы и сбросы вредных веществ в окружающую среду.

Кроме того представители Прокурора РБ просили признать противоречащими федеральному законодательству гл. 5 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды", регламентирующую порядок проведения государственной экологической экспертизы, а также гл. 13, определяющую основания и порядок возмещения вреда, причиненного экологическими правонарушениями.

При этом Цыбикова и Григорьева мотивировали тем, что в соответствии со ст. 7 ФЗ "Об охране окружающей природной среды", осуществление государственной экологической экспертизы относится к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды, а в соответствии со ст. 5 ФЗ "Об экологической экспертизе", порядок проведения государственной экологической экспертизы утверждает Правительство Российской Федерации. Кроме того, представители Прокурора РБ ссылались на ст. 6 ФЗ "Об экологической экспертизе", которая не относит к вопросам ведения субъектов Российской Федерации в области экологической экспертизы ее организацию, и осуществление, о которых упоминается в абзаце 4 ст. 6 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды".

Абзац 6 ст. 6 по мнению представителей Прокурора РБ противоречит федеральному законодательству, поскольку позволяет распространить действие указанной нормы, определяющей компетенцию специально уполномоченных органов Республики Бурятия, на особо охраняемые природные объекты федерального значения.

В то же время, в соответствии со ст. 3 ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях", принятого Государственной Думой РФ 15.02.1995, государственное управление и государственный контроль в области организации и функционирования особо охраняемых природных территорий федерального значения осуществляется Правительством РФ и специально уполномоченными на то государственными органами Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды.

Также представители заявителя пояснили, что абзац 10 ст. 6 в оспариваемой части противоречит ст. 7 ФЗ "Об охране окружающей природной среды" от 19.12.1991 (с изменениями от 21.02.92; от 2.06.93 и от 10.07.2001), так как в соответствии с ФЗ выдача разрешений на выбросы и сбросы загрязняющих веществ в окружающую природную среду отнесена к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды.

Абзац 7 ст. 10, противоречит ст. 7 ФЗ "Об охране окружающей природной среды", поскольку регулирует полномочия, входящие в компетенцию федеральных специально уполномоченных органов в области охраны природы и природопользования.

Кроме того, Законом РФ "О сертификации продукции и услуг" (ст. 7) полномочия по организации и проведение работ по обязательной сертификации возложены на федеральные органы исполнительной власти.

Глава 13 Закона РБ, противоречит федеральному законодательству, поскольку гражданское законодательство находится в ведении Российской Федерации.

Представитель Президента Республики Бурятия Будацыренов А.П. согласился в ходе судебного заседания со всеми заявленными требованиями.

Представитель Народного Хурала РБ Усенов К.О. признал заявление прокурора в части, касающейся глав 5 и 13 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды", а также согласился с требованиями по абзацам 4 и 7 ст. 6 оспариваемого Закона.

Выслушав стороны, оценив их доводы и проверив соответствие федеральному законодательству норм Закона РБ "Об охране окружающей природной среды", которые оспариваются Прокурором РБ, суд считает, что заявленные требования подлежат удовлетворению в полном объеме.

Абзац 4 ст. 6 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды", а также глава 5 этого Закона противоречат федеральному законодательству: ст. 7 ФЗ "Об охране окружающей природной среды", ст. ст. 5, 6 ФЗ "Об экологической экспертизе", поскольку устанавливают компетенцию государственных органов Республики Бурятия при организации и осуществлении государственной экологической экспертизы, порядок ее проведения; в то же время, указанные выше нормы федеральных законов, относят разрешение этих вопросов к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды.

Формулировка абзаца 6 ст. 6 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды", не уточняющая, о каких особо охраняемых природных объектах (федерального, регионального или местного значения) идет речь, позволяет отнести к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Республики Бурятия разрешение вопросов обеспечения деятельности особо охраняемых природных объектов федерального значения, что противоречит ст. 3 ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях", предусматривающей возложение функций государственного контроля и управления в области организации и функционирования особо охраняемых природных объектов федерального значения на Правительство РФ и федеральные государственные органы.

Ст. 7 ФЗ "Об охране окружающей природной среды" относит к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Российской Федерации выдачу разрешений на выбросы и сбросы загрязняющих веществ в окружающую природную среду. При этом ст. 8 этого же закона не предусматривает отнесение указанных функций к компетенции республик в составе Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды.

Исходя из изложенного, абзац 10 ст. 6 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды" в части отнесения к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Республики Бурятия выдачу и согласование разрешений на выбросы и сбросы вредных веществ в окружающую среду противоречит федеральному законодательству.

Абзац 7 ст. 10 Закона РБ "Об охране окружающей природной среды" противоречит федеральному законодательству, поскольку "проведение сертификации по экологическим требованиям" не предусмотрено статьями 7 и 8 ФЗ "Об охране окружающей природной среды" в качестве функции, входящей в компетенцию как специально уполномоченных на то государственных органов Российской Федерации в области охраны окружающей природной среды, так и в компетенцию республик в составе Российской Федерации.

Глава 13 Закона РБ, определяющая основания и порядок возмещения вреда, причиненного экологическими правонарушениями противоречит ст. 3 Гражданского кодекса РФ, определяющей, что гражданское законодательство, регулирующее вопросы возмещения вреда, устанавливающее основания и порядок наступления гражданско - правовой ответственности, находится в ведении Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191, 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявление Прокурора Республики Бурятия удовлетворить, признать противоречащими Федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению с момента вступления решения в законную силу:

Абзац 4 ст. 6 в части отнесения к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Республики Бурятия в области охраны окружающей природной среды организацию и проведение государственной экологической экспертизы.

Абзац 6 ст. 6 в той части, в которой он позволяет относить к компетенции специально уполномоченных на то государственных органов Республики Бурятия обеспечение деятельности особо охраняемых природных объектов федерального значения.

Абзац 7 ст. 6, абзац 10 ст. 6 в части выдачи и согласований разрешений на выбросы и сбросы вредных веществ в окружающую среду.

Главу 5 и главу 13 Закона Республики Бурятия "Об охране окружающей природной среды.

Сообщение о данном решении подлежит опубликованию в газете "Бурятия".

Решение может быть обжаловано или опротестовано в течение 10 дней в Верховный Суд Российской Федерации.

 

Судья

Н.В.ПАЩЕНКО

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь