Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА 4 КВАРТАЛ 2001 ГОДА

 

ДЕЛО N 44у-665

ЭЖВИНСКОГО РАЙСУДА

 

Решения, принимаемые судом апелляционной инстанции, предусмотрены ст. 494 УПК РСФСР. В соответствии с данной нормой уголовно-процессуального закона апелляционная инстанция не имеет такого полномочия, как направление дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Я.С.А. обратился к мировому судье Веждинского судебного участка Эжвинского района г. Сыктывкара с жалобой на К.В.Н. по факту нанесения побоев.

Постановлением от 27 июня 2001 года мировым судьей дело по жалобе Я.С.А. прекращено в связи с неявкой последнего в судебное заседание.

Судом апелляционной инстанции указанное постановление мирового судьи отменено и дело возвращено на новое рассмотрение в связи с тем, что Я.С.А. представлены доказательства неявки в судебное заседание по уважительной причине.

Постановление суда апелляционной инстанции отменено с направлением дела на новое рассмотрение в Эжвинский суд в связи с нарушением норм уголовно-процессуального закона.

Поскольку пересмотр дела апелляционной инстанцией происходит в полном объеме, без каких-либо ограничений, причем по правилам производства в первой инстанции, то любые ошибки, допущенные мировым судьей, могут быть устранены непосредственно апелляционным судом. Так, в соответствии с требованиями ч. 3 ст. 499 УПК РСФСР если мировым судьей было допущено какое-либо существенное нарушение уголовно-процессуального закона, то суд апелляционной инстанции проводит судебное разбирательство, принимая при этом меры по устранению допущенного нарушения, затем отменяет приговор мирового судьи и с учетом результатов рассмотрения дела постановляет новый приговор.

Кроме того, уголовно-процессуальным законом, а именно ст. 60 УПК РСФСР, установлена недопустимость повторного участия судьи в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции в случае отмены определения о прекращении дела, постановленных с его участием.

При таких обстоятельствах постановление суда апелляционной инстанции о направлении дела на новое рассмотрение мировому судье не основано на законе, поскольку противоречит требованиям ст. ст. 60, 494, ч. 3 ст. 499 УПК РСФСР.

 

ДЕЛО N 44у-655

ПЕЧОРСКОГО ГОРСУДА

 

Постановлением Президиума Верховного суда Республики Коми приговор суда изменен в связи с несоответствием резолютивной части приговора фактически установленным и отраженным в установочной части приговора обстоятельствам дела.

Из материалов дела усматривается, что органами предварительного следствия А. было предъявлено обвинение в совершении преступления предусмотренного ст. ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п.п. "б", "в" УК РФ.

В установочной части приговора указано, что А. с целью совершения кражи взломал замок с двери магазина, проник внутрь, похитил сигареты, вышел на улицу, но был тут же задержан с похищенным помощником оперативного дежурного, в связи с чем, не смог довести свой преступный умысел до конца. Признавая А. виновным в совершении оконченного преступленного, предусмотренного ст. 158 ч. 2 п.п. "б", "в" УК РФ, суд вышел за пределы предъявленного ему обвинения, поскольку он обвинялся в совершении покушения на кражу.

 

ДЕЛО N 44у-631

СЫКТЫВКАРСКОГО ГОРСУДА

 

Суд правильно установив фактические обстоятельства и верно квалифицировав содеянное Т.К.В. и П.А.Н., однако, при постановлении приговора допустил существенные нарушения уголовного и уголовно-процессуального закона.

Так, в нарушение ст. 315 УПК РСФСР суд в резолютивной части приговора указал, что Т.К.В. признан виновным по ст. 163 ч. 3 п. "г" УК РФ, а наказание назначил по ст. 163 ч. 3 п. "б" УК РФ, что в силу ст. 345 ч. 1 УК РФ признается существенным и влечет отмену приговора.

Поскольку в порядке ст. 368 УПК РСФСР такие вопросы не разрешаются, то внесение изменений в приговор путем вынесения судом постановления является незаконным.

Кроме того, суд ошибочно в вводной части приговора указал на наличие у Т.К.В. судимости от 30.04.1991, поскольку она погашена.

Как видно из материалов дела, Т.К.В. осужден 30.04.1991 по ст. 206 ч. 2 УК РСФСР к 2 годам исправительных работ с удержанием 20% заработка в доход государства, освобожден 21.06.1997. В соответствии со ст. 86 УК РФ данная судимость погашается по истечении одного года после отбытия наказания, т.е. 21.06.1998, новое преступление Т.К.В. совершил 10.06.1999.

Суд неправильно усмотрел в действиях П.А.Н. наличие опасного рецидива преступлений, вместо особо опасного рецидива, что повлекло назначение наказания без учета правил ст. 68 ч. 2 УК РФ, также необоснованно мягкого наказания по ст. 69 УК РФ и ошибочного определения отбывания наказания в ИК строгого режима вместо особого.

В соответствии со ст. 18 ч. 3 п. "в" УК РФ в действиях П.А.Н. имеется особо опасный рецидив, поскольку он совершил особо тяжкое преступление и ранее был осужден за умышленное тяжкое преступление (ст. 146 ч. 2, ст. 111 ч. 1), поэтому мера наказания П.А.Н. должна быть не менее 3/4 от 15 лет, т.е. 11 лет 3 месяца, тогда как П.А.Н. назначено 9 лет.

В силу ст. 58 УК РФ мужчинам при особо опасном рецидиве преступлений отбывание лишения свободы назначается в ИК особого режима.

На основании изложенного, судебные решения в отношении Т.К.В. и П.А.Н. отменены с направлением на новое судебное рассмотрение.

 

ДЕЛО N 44у-611

ВОРКУТИНСКОГО ГОРСУДА

 

Нахождение потерпевшего в состоянии алкогольного опьянения, а также в бессознательном состоянии не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии и служить основанием для квалификации действий виновного по данному квалифицирующему признаку.

Согласно приговору осужденные К.О., К.Р., К.У. и присоединившийся к ним Ф.И. из хулиганских побуждений, не имея умысла на причинение В.А.Е. смерти, в связи с внезапно возникшим умыслом на причинение В.А.Е. телесных повреждений, группой лиц, начали беспричинно умышленно избивать потерпевшего. При этом они нанесли каждый по несколько ударов руками и ногами, обутыми в плотную обувь, по лицу, голове и туловищу потерпевшего.

В результате нанесенных множественных беспричинных ударов руками и ногами, в том числе по голове и грудной клетке, В.А.Е. потерял сознание.

После этого осужденные ушли из квартиры.

Через непродолжительное время они вернулись в квартиру, где находился В.А.Е. К.Р. взял деревянную палку и, используя ее как предмет в качестве оружия, умышленно, с целью причинения тяжкого вреда здоровью, нанес несколько ударов по голове и телу В.А.Е. После того, как палка сломалась, К.О. умышленно обломком палки нанес несколько ударов по голове и телу В.А.Е.

В результате умышленных совместных действий осужденных В.А.Е. были причинены телесные повреждения, не причинившие вреда здоровью, а также травма тела, которая относится к телесным повреждениям, причинившим тяжкий вред здоровью, в данном случае повлекшие смерть потерпевшего.

Таким образом, из фактических обстоятельств дела, установленных судом, в частности из показаний осужденных и потерпевшей усматривается, что данное преступление совершено в отношении лица, которое не являлось заведомо для виновных находящимися в беспомощном состоянии.

По смыслу закона, беспомощное состояние, в котором заведомо для виновного находилось лицо, в отношении которого совершается преступление, может определяться его возрастом - малолетним или престарелым, состоянием здоровья, увечностью и другими обстоятельствами, не дающими потерпевшему возможности оказать сопротивление или уклониться от посягательства.

В.А.Е. в силу своего возраста, физических данных не может быть признан лицом, заведомо находящимся в беспомощном состоянии.

Таким образом Президиум Верховного суда Республики Коми пришел к выводу, что квалифицирующий признак - совершение в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии подлежит исключению из обвинения осужденных, судебные решения в этой части изменены.

 

ДЕЛО N 44у-556

СЫКТЫВКАРСКОГО ГОРСУДА

 

Постановлением Сыктывкарского городского суда Республики Коми по представлению Коми республиканской психиатрической больницы К.Е.Н. амбулаторное принудительное лечение было заменено на принудительное лечение в психиатрическом стационаре общего типа.

Как следует из материала, К.Е.Н. проходила принудительное лечение в психиатрической больнице со строгим наблюдением с декабря 1996 года.

Решением Советского районного суда г. Казани от 21.06.1999 К.Е.Н. была изменена форма принудительного лечения с переводом ее на амбулаторное лечение по месту жительства.

Дальнейшее изменение вида лечения К.Е.Н. должно было производиться с соблюдением требований ст. 102 УК РФ.

Согласно требованиям закона лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ, в частности. Правом на помощь адвоката, законного представителя или иного лица. Лицу, в отношении которого решается вопрос о госпитализации предоставляется право лично участвовать при рассмотрении данного вопроса в судебном заседании. Аналогичные права предоставлены гражданам и Законом РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании".

Как следует из материалов дела, К.Е.Н. о времени и месте рассмотрения представления не извещалась, была лишена права на участие в судебном заседании и в оказании права помощи адвоката.

Кроме того, как следует из представления, акта освидетельствования К.Е.Н., основанием для возбуждения производства явилось изменение в ее поведении. Однако ухудшение поведения К.Е.Н. было спровоцировано бытовым конфликтом ввиду неправомерного поведения матери К.Е.Н.

При указанных обстоятельствах обращение в суд лечебного учреждения не может быть признано правомерным, а постановление суда об изменении формы принудительного лечения К.Е.Н. - законным, в связи с чем данное судебное решение отменено с прекращением производства по делу.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь