Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

 

Именем Российской Федерации

 

РЕШЕНИЕ

от 22 января 2002 г. N 3п1-6/2002

 

Верховный суд Республики Татарстан в составе:

председательствующего судьи: Габдуллина Р.Г.

с участием прокурора Мухаметзянова И.А.

при секретаре Хузиной Э.Х.

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Республики Татарстан в государственных и общественных интересах о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Республики Татарстан "Об энергосбережении" от 21 октября 1998 года N 1816

 

установил:

 

Прокурор Республики Татарстан обратился в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением в государственных и общественных интересах о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Республики Татарстан N 1816 от 21 октября 1998 года "Об энергосбережении", указав на то, что Государственный Совет Республики Татарстан, принимая данный закон, вышел за пределы предоставленных ему федеральным законодательством полномочий.

В соответствии со статьей 71 Конституции Российской Федерации в ведении Российской Федерации находятся федеральные энергетические системы, стандарты, эталоны, официальный статистический учет. Федеральный закон от 3.04.1996 г. N 28-ФЗ "Об энергосбережении" в соответствии со статьей 76 Конституции Российской Федерации имеет прямое действие на всей территории Российской Федерации, в силу статьи 2 указанного федерального закона законодательные и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации по вопросам энергосбережения составляют наряду с федеральным законом законодательство Российской Федерации об энергосбережении, но при этом законы и иные нормативные правовые акты субъектов Федерации в области энергосбережения могут приниматься в соответствии с договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти федерации и ее субъектов. Договор Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года относит к совместным полномочиям федерации и субъекта федерации лишь координацию управления общей энергетической системой, что относится к управленческой деятельности, и, по мнению прокурора, не предполагает законодательного регулирования Республикой Татарстан вопросов энергосбережения.

Также прокурор указывает в своем заявлении, что и отдельные положения Закона Республики Татарстан "Об энергосбережении", в частности, содержащиеся в статье 5, статье 7, статье 9, статье 10, статье 15 и статье 17 республиканского закона, противоречат федеральному законодательству.

Представители Государственного Совета Республики Татарстан Сафронова А.Ю., Хаснуллин М.М., Симкачев Д.А. с заявлением прокурора согласились частично, пояснив, что Государственный Совет Республики Татарстан вправе регулировать вопросы энергосбережения в целях осуществления республиканскими органами государственной власти полномочий по координации управления энергетической системой вопросы энергосбережения не относятся к исключительному ведению Российской Федерации.

В части признания противоречащими федеральному законодательству положений статей 7, 9, 10, 15, 17 Закона Республики Татарстан "Об энергосбережении" представители Государственного Совета с заявлением прокурора согласились.

Представитель привлеченной к участию в деле в качестве заинтересованного лица Государственной инспекции по энергетическому надзору Республики Татарстан Варламов Н.И. с заявлением прокурора также согласился частично.

Представитель Кабинета Министров Республики Татарстан, привлеченный к участие в деле в качестве заинтересованного лица, в суд не явился, извещен надлежащим образом.

Суд считает возможным рассмотреть дело в его отсутствие.

Выслушав объяснения прокурора Прокуратуры Республики Татарстан Мухаметзянова И.А., представителей Государственного Совета Республики Татарстан и Государственной инспекции по энергетическому надзору Республики Татарстан, заслушав также заключение прокурора, Верховный суд Республики Татарстан считает, что заявление прокурора подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно пункту "и" статьи 71 Конституции Российской Федерации в ведении Российской Федерации находятся федеральные энергетические системы.

В соответствии с преамбулой принятого 3 апреля 1996 года Федерального закона N 28-ФЗ "Об энергосбережении" настоящий Федеральный закон регулирует отношения, возникающие в процессе деятельности в области энергосбережения, в целях создания экономических и организационных условий для эффективного использования энергетических ресурсов.

В силу статьи 2 данного закона законодательство Российской Федерации "Об энергосбережении" состоит из настоящего Федерального закона и принимаемых в соответствии с ним других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, а также законов и иных нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации по вопросам энергосбережения, принимаемых в соответствии с договорами по разграничению предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Договором Российской Федерации и Республики Татарстан от 15 февраля 1994 года о разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан к совместным полномочиям федерации и субъекта отнесена координация управления общей энергетической системой (п. 12 ст. 3).

Прокурор Республики Татарстан просит в своем заявлении признать Закон Республики Татарстан "Об энергосбережении" в полном объеме противоречащим федеральному законодательству. При этом в обоснование своих доводов прокурор указывает, что совместные полномочия федерации и субъекта в области координации управления общей энергетической системой относятся непосредственно к управленческой деятельности и не предполагает законодательного регулирования Республикой Татарстан вопросов энергосбережения. Принимая данный закон, Государственный Совет Республики Татарстан вышел за пределы предоставленных ему федеральным законодательством полномочий, в том числе статьей 5 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации".

Однако, с данным доводом прокурора Республики Татарстан согласиться нельзя. В статье 1 Федерального закона указано, что в понятие энергосбережения входит реализация правовых, организационных, научных, производственных, технических и экономических мер, направленных на эффективное использование энергетических ресурсов и на вовлечение в хозяйственный оборот возобновляемых источников энергии. Аналогичное понятие содержится и в статье 1 Закона Республики Татарстан от 21 октября 1998 года N 1816 "Об энергосбережении".

Из изложенного следует, что вопросы энергосбережения не могут относиться только к исключительному ведению Российской Федерации, данными вопросами создания экономических и организационных условий повышения эффективности использования энергетических ресурсов вправе заниматься и регулировать эти вопросы в пределах своей компетенции не только субъекты Федерации, но и отдельные юридические и физические лица.

Довод прокурора о том, что в силу пункта "и" статьи 71 Конституции Российской Федерации в ведении Российской Федерации находятся федеральные энергетические системы, не свидетельствует о том, что субъекты федерации не вправе регулировать вопросы энергосбережения в пределах своей компетенции. Напротив, создание экономических и организационных условий для повышения эффективности использования энергетических ресурсов является прямой обязанностью органов государственной власти Российской Федерации, субъектов федерации и органов местного самоуправления Российской Федерации.

Отнесение к совместным полномочиям Российской Федерации и Республики Татарстан в соответствии с Договором от 15 февраля 1994 года вопросов координации управления общей энергетической системой говорит о том, что вопросы энергосбережения, которые являются составной частью управления энергетической системой, поскольку касаются решения вопросов эффективного использования энергетических ресурсов, также отнесены к совместной компетенции Российской Федерации и Республики Татарстан.

Кроме того, и в утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 января 1998 года N 80 Федеральной целевой программе "Энергосбережение России" (1998 - 2005 годы) указано, что для обеспечения задач региональной энергетической политики разрабатывается нормативно-правовой блок, основу которого составляют региональный Закон "Об энергосбережении" с нормами преимущественно прямого действия, а также нормативные правовые документы, принимаемые субъектами Российской Федерации (пункт 12).

Таким образом, суд не находит оснований для удовлетворения заявления прокурора в той части, что прокурор просит признать противоречащим федеральному законодательству Закон Республики Татарстан "Об энергосбережении" в целом по тем основаниям, что, принимая данный закон, Государственный Совет Республики Татарстан вышел за пределы предоставленных ему федеральным законодательством полномочий.

С учетом изложенного, не подлежит удовлетворению заявление прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству положений статьи 5 Закона Республики Татарстан о том, что к компетенции Государственного Совета Республики Татарстан относится определение основных направлений политики Республики Татарстан и области энергосбережения, а к компетенции Кабинета Министров Республики Татарстан - разработка государственных программ энергосбережения.

Поскольку субъект федерации вправе принимать региональный закон "Об энергосбережении", то и законодательный орган государственной власти субъекта федерации вправе определять основные направления политики субъекта в области энергосбережения в пределах своей компетенции.

На необходимость создания региональной среднесрочной программы энергосбережения на период до 2005 года указано в пункте 12 Федеральной целевой программы "Энергосбережение России", утвержденной Постановлением Правительства Российской Федерации от 24 января 1998 года N 80.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что каких-либо правовых оснований для удовлетворения заявления прокурора в данной части не имеется. В остальной части заявление прокурора Республики Татарстан является обоснованным и подлежит удовлетворению.

В статье 2 Закона Республики Татарстан указано, что правовое регулирование в области энергосбережения осуществляется настоящим Законом и иными нормативными правовыми актами. При этом в указанной статье не упоминается Федеральный закон "Об энергосбережении", что не свидетельствует о том, что данный Федеральный закон не действует на территории Республики Татарстан, поскольку в статье 2 оспариваемого закона имеется указание о том, что правовое регулирование осуществляется иными нормативными правовыми актами. В то же время отсутствие указания в данной статье на Федеральный закон "Об энергосбережении", который в соответствии с пунктом 1 статьи 76 Конституции Российской Федерации имеет прямое действие по всей территории Российской Федерации, нельзя признать правомерным.

В связи с изложенным Верховный суд Республики Татарстан считает необходимым признать противоречащим федеральному законодательству положения статьи 2 Закона Республики Татарстан в части указания на осуществление правового регулирования в области энергосбережения иными нормативными правовыми актами с целью приведения положений данной статьи в соответствие с федеральным законодательством.

Статья 7 Закона Республики Татарстан возлагает государственный надзор за использованием энергоресурсов на Государственную инспекцию энергетического надзора Республики Татарстан, а координацию этой деятельности на Кабинет Министров республики, что противоречит положениям статьи 9 Федерального закона, согласно которой государственный надзор за эффективным использованием энергоресурсов организует и проводит уполномоченный на то Президентом Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти.

Положения статьи 9 части первой Закона Республики Татарстан о том, что порядок оснащения бюджетных организаций приборами для учета энергоресурсов устанавливается Кабинетом Министров Республики Татарстан, противоречат положениям статьи 11 Федерального закона, согласно которой правила оснащения организаций приборами для учета расхода энергетических ресурсов устанавливаются в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Статья 10 Закона Республики Татарстан указывает, что государственное статистическое наблюдение за величиной и структурой потребления энергоресурсов и их эффективным использованием осуществляется в порядке, определяемом Кабинетом Министров Республики Татарстан, что противоречит положениям статьи 12 Федерального закона, согласно которой государственное статистическое наблюдение за величиной и структурой потребления энергетических ресурсов и их эффективным использованием организует и проводит уполномоченный на то федеральный орган исполнительной власти по статистике в порядке, определяемом Правительством Российской Федерации.

Статья 15 Закона Республики Татарстан допускает возможность заключения республикой международных договоров, что противоречит федеральному законодательству.

Статья 17 Закона Республики Татарстан устанавливает, что средства от штрафов, налагаемых административными комиссиями при местных администрациях, распределяются ежеквартально в следующем порядке: 60 процентов - в республиканский бюджет Республики Татарстан, 40 процентов - в местные бюджеты. Данное положение противоречит статье 46 Бюджетного кодекса Российской Федерации, согласно пункту 1 которой штрафы подлежат зачислению в местные бюджеты по месту нахождения органа или должностного лица, принявшего решение о наложении штрафа.

Дело судом в соответствии со статьей 195 Гражданского процессуального кодекса РСФСР разрешено в пределах заявленных прокурором РТ требований, другие доводы, кроме приведенных выше, для признания противоречащим федеральному законодательству Закона Республики Татарстан "Об энергосбережении", указаны не были, они не установлены и в судебном заседании.

На основании изложенного и руководствуясь статьями 191 - 193, 197 и 239.7 Гражданского процессуального кодекса РСФСР, Верховный суд Республики Татарстан

 

решил:

 

Заявление прокурора Республики Татарстан удовлетворить частично.

Признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению положения статьи 2 Закона Республики Татарстан от 21 октября 1998 года N 1816 "Об энергосбережении" в части указания на осуществление правового регулирования в области энергосбережения иными нормативными правовыми актами, положения статьи 7, части первой статьи 9, статьи 10, статьи 15, статьи 17 этого же закона.

В остальной части заявления отказать.

Решение подлежит опубликованию в официальных средствах массовой информации Республики Татарстан: газеты "Республика Татарстан" и "Ватаным Татарстан", Ведомости Государственного Совета Республики Татарстан.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Верховный суд Республики Татарстан в течение 10 дней.

 

Судья

Р.Г.ГАБДУЛЛИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь