Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВОЛГОГРАДСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

 

от 23 января 2002 года Дело N 3-4/2002

 

Судебная коллегия по гражданским делам Волгоградского областного суда, рассмотрев в открытом судебном заседании в городе Волгограде 23 января 2002 г. дело по заявлению прокурора Волгоградской области в государственных и общественных интересах о признании противоречащим федеральному законодательству Закона Волгоградской области "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" N 388-ОД от 31 марта 2000 года (в части)

 

установила:

 

прокурор Волгоградской области в государственных и общественных интересах обратился в суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению: пункта 1 ст. 1, абзаца 3 ст. 10, ст. 13, абзацев 3 и 4 пункта 1 ст. 14, абзаца 1 ст. 15 Закона Волгоградской области N 388-ОД от 31 марта 2000 года "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области", мотивируя тем, что указанные нормы Закона противоречат федеральному законодательству.

Законом области N 388-ОД определена компетенция Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области, учрежденная в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, соблюдения и уважения их государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами Волгоградской области (п. 1 ст. 1 Закона). Исходя из смысла этой нормы, в свете требований Федерального закона N 184-ФЗ от 06.10.99 "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" о разграничении предметов ведения, компетенция Уполномоченного по правам человека может быть распространена на органы государственной власти области.

Между тем в Законе области содержатся нормы, противоречащие федеральному законодательству.

В частности, ст. 10 рассматриваемого Закона области установлено, что Уполномоченный принимает к рассмотрению только те жалобы на решения или действия (бездействие) государственных органов, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, если заявитель уже исчерпал возможные способы защиты своих прав в административном и судебном порядке, но несогласен с решениями, принятыми по его жалобе. Таким образом, областной законодатель наделил должностное лицо области компетенцией Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, определенной ему Федеральным конституционным законом N 1-ФКЗ от 26.02.97 "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации".

В отличие от федерального должностного лица Уполномоченный по правам человека Волгоградской области не вправе разрешать заявления, связанные с деятельностью федеральных государственных структур, тем более с решениями судов. Порядок организации и деятельности федеральных органов государственной власти, судопроизводство являются исключительной компетенцией Российской Федерации.

По этим же основаниям Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области не вправе знакомиться с уголовными, гражданскими делами и делами об административных правонарушениях, решения (приговоры) по которым вступили в законную силу, а также с прекращенными производством делами и материалами, по которым отказано в возбуждении уголовных дел (абз. 7 п. 2 ст. 13 Закона области), присутствовать при судебном рассмотрении дела в порядке надзора (абз. 3 п. 1 ст. 14 Закона области). Федеральным законодательством, в том числе уголовно - процессуальным, гражданско - процессуальным, эта категория должностных лиц субъектов Федерации таковыми полномочиями не наделена.

Вне пределов компетенции Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области является обращение в суд с заявлением на вступившее в законную силу решение, приговор, определение или постановление суда.

Пунктом 1 ст. 14 Закона области (абз. 4) заявления и жалобы, направляемые Уполномоченным в суд или прокуратуру, освобождаются от государственной пошлины. Государственная пошлина является федеральным налогом, и решение об освобождении от нее принимается федеральным центром.

Льготы по уплате государственной пошлины по делам, рассматриваемым в судах, предоставлены ст. 5 Федерального закона от 09.12.91 "О государственной пошлине". Кроме того, пунктом 9 этой статьи законодательным (представительным) органам субъектов Российской Федерации запрещено предоставлять льготы по уплате государственной пошлины по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, арбитражными судами и Конституционным Судом Российской Федерации.

В судебном заседании прокурор Сагатова Г.П. отказалась от требований в части признания противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пунктов 3, 4, 5, 6 ст. 13 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области", ссылаясь на то, что не усматривает в указанных нормах противоречий федеральному законодательству. Определением судебной коллегии по гражданским делам Волгоградского областного суда от 15 января 2002 года дело в части требований прокурора Волгоградской области о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению пунктов 3, 4, 5, 6 ст. 13 Закона Волгоградской области N 388-ОД от 31 марта 2000 года "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" производством прекращено.

В дальнейшем в ходе судебного заседания прокурор Сагатова Г.П. изменила (уменьшила) требования заявления прокурора области и в остальной части, просит суд признать противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению:

пункт 1 ст. 1, абзац 3 ст. 10, абзацы 2 и 4 пункта 1 ст. 13, пункт 2 ст. 13 в части распространения их действия на федеральные структуры;

абзац 3 пункта 1 ст. 14;

второе предложение абзаца 4 пункта 1 ст. 14;

абзац 1 ст. 15 в части, касающейся прокурора Волгоградской области.

Заявление прокурора Волгоградской области (л.д. 2 - 3) в остальной части прокурор Сагатова Г.П. не поддержала.

Свои окончательные требования прокурор дополнительно мотивировал тем, что полномочия Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области не могут распространяться на федеральные государственные органы, а редакции оспариваемых норм Закона N 388-ОД и практика деятельности Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области допускают вмешательство в деятельность федеральных государственных органов. Редакция первого абзаца ст. 15 незаконно возлагает на прокурора области обязанность дать ответ Уполномоченному в течение месяца.

Представитель Волгоградской областной Думы Бондаренко И.Ю. требования прокурора не признал, ссылаясь на то, что оспариваемые прокурором нормы соответствуют федеральному законодательству, приняты в пределах полномочий Волгоградской областной Думы. Заявление прокурора построено на неправильном понимании лингвистических тонкостей рассматриваемого Закона и непонимании того, что каждое должностное лицо является гражданином Российской Федерации и обладает всей полнотой прав гражданина как такового. Никаких обязанностей на работников федеральных государственных органов оспариваемыми нормами не возлагается. Им лишь предоставляется право выполнить просьбы Уполномоченного по своему усмотрению. Областная Дума вправе была принять оспариваемые нормы, которые распространяют свои действия только на государственные органы Волгоградской области. Освобождая Уполномоченного от уплаты госпошлины, областная Дума не вышла за пределы своих полномочий, а лишь процитировала в Законе N 388-ОД норму Федерального закона.

Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области Таранцов М.А. и его представители Бобрик А.Ю. и Панкратова Н.А. также требования прокурора не признали и суду пояснили, что оспариваемые прокурором нормы Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" не противоречат федеральному законодательству, не допускают вмешательства в деятельность федеральных государственных органов. Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области только обращается к ним со своими просьбами, предложениями, которые необязательны для федеральных государственных органов. Оспариваемые нормы не дают Уполномоченному право самостоятельно принять решение по вопросам, входящим в компетенцию судов и других федеральных государственных органов. Федеральный закон, регулирующий полномочия Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации, до настоящего времени не принят, и до его принятия субъекты РФ вправе осуществить законодательное регулирование по предмету совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Полномочия Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области аналогичны полномочиям, приведенным в ст. 5 и в главе 3 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации". Федеральный закон N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" отношения к делу не имеет.

Выслушав лиц, участвующих в деле, изучив материалы дела, заслушав заключение прокурора Сагатовой Г.П., полагавшей необходимым удовлетворить только уточненные требования прокурора, приведенные в заявлении от 17 января 2002 года (исх. N 7-5-2001), суд считает заявление прокурора подлежащим удовлетворению в части признания не соответствующими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению: абзаца 3 ст. 10, абзацев 2 и 4 пункта 1 ст. 13, пункта 2 ст. 13, абзаца 3 пункта 1 ст. 14 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" в части распространения их действия на федеральные государственные органы; второго предложения абзаца 4 пункта 1 ст. 14 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области". В остальной части требования прокурора подлежат оставлению без удовлетворения по следующим основаниям.

Согласно ст. 13 ГК РФ ненормативный акт государственного органа или органа местного самоуправления, а в случаях, предусмотренных Законом, также нормативный акт, не соответствующие Закону или иным правовым актам и нарушающие гражданские права и охраняемые Законом интересы гражданина или юридического лица, могут быть признаны судом недействительными.

В п. 8 Постановления N 5 от 27 апреля 1993 г. "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении дел по заявлениям прокуроров о признании правовых актов противоречащими закону" (с последующими изменениями и дополнениями) Пленум Верховного Суда РФ указал: "Правовой акт может быть признан судом противоречащим закону, если он издан органом либо должностным лицом с превышением предоставленной им законом компетенции или в пределах компетенции, но с нарушением действующего законодательства (Конституции РФ, других законов, указов, распоряжений Президента РФ, решений представительных органов власти краев, областей и т.д.)".

Согласно п. 1 ст. 5 ФКЗ N 1-ФКЗ от 26 февраля 1997 года "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" в соответствии с конституцией (уставом), законом субъекта Российской Федерации может учреждаться должность Уполномоченного по правам человека в субъекте Российской Федерации.

Статья 3 Устава (Основного закона) Волгоградской области допускает учреждение института Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области путем принятия соответствующего закона Волгоградской области.

Оспариваемым прокурором пунктом 1 ст. 1 Закона области N 388-ОД от 31 марта 2000 года только учреждается должность Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, соблюдения и уважения их государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами Волгоградской области.

В этой норме Уполномоченный не наделяется никакими полномочиями, в том числе не наделяется полномочиями, противоречащими федеральному законодательству. Из редакции п. 1 ст. 1 рассматриваемого Закона области не следует, что его действия распространяются на федеральные государственные органы. В данной норме прямо сказано, что должность Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области учреждается в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, соблюдения и уважения их государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами Волгоградской области.

Довод прокурора, что данную норму надо рассматривать в совокупности с другими оспариваемыми нормами Закона N 388-ОД, нельзя признать состоятельным, поскольку п. 1 ст. 1 имеет самостоятельное правовое значение. В нем отсутствуют ссылки на другие, в том числе оспариваемые прокурором нормы.

При таких обстоятельствах не подлежит удовлетворению требование прокурора признать п. 1 ст. 1 Закона N 388-ОД от 31.03.2000 противоречащим федеральному законодательству в части распространения его действия на федеральные структуры. Других требований по данной норме в судебном заседании прокурор не поддержал. Не подлежит удовлетворению и требование прокурора в части признания противоречащим федеральному законодательству абзаца 1 ст. 15 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" в части, касающейся прокурора Волгоградской области. В указанной норме только на Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области возложена обязанность: "не позднее чем через месяц по окончании календарного года Уполномоченный направляет доклад о своей деятельности Главе Администрации Волгоградской области, в Волгоградскую областную Думу и прокурору Волгоградской области". На прокурора Волгоградской области никакой обязанности абзацем 1 ст. 15 Закона не возлагается. Кроме того, направление прокурору области доклада Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области соответствует требованиям ст. ст. 1, 10, 21, 26 - 29, 32, 35 п. 3, 36 и др. Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", из которых следует, что прокуратура - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации (п. 1 ст. 1).

В целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства прокуратура Российской Федерации осуществляет:

надзор за исполнением законов федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций, а также за соответствием законам издаваемых ими правовых актов;

надзор за исполнением прав и свобод человека и гражданина федеральными министерствами, государственными комитетами, службами и иными федеральными органами исполнительной власти, представительными (законодательными) и исполнительными органами субъектов Российской Федерации, органами местного самоуправления, органами военного управления, органами контроля, их должностными лицами, а также органами управления и руководителями коммерческих и некоммерческих организаций (ст. 1 п. 2);

прокуроры опротестовывают противоречащие закону решения, приговоры, определения и постановления судов (п. 3 ст. 1).

В органах прокуратуры в соответствии с их полномочиями разрешаются заявления, жалобы и иные обращения, содержащие сведения о нарушении законов (ст. 10).

Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов (п. 2 ст. 21).

Более того, ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" также предусматривает направление по окончании календарного года Уполномоченным по правам человека (федеральным) доклада о своей деятельности Генеральному прокурору РФ (ст. 33).

Доказательств, что абзац 1 ст. 15 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" возлагает на прокурора области какие-либо обязанности, в судебном заседании не добыто. Ссылки прокурора на ст. ст. 6, 7, 37 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации" в подтверждение довода, что абзац 1 ст. 15 Закона "Об Уполномоченном..." возлагает на прокурора обязанность дать ответ Уполномоченному по правам человека в течение месяца, нельзя признать состоятельными, поскольку в них идет речь только об обязательности исполнения требований прокурора (ст. 6), об участии прокурора в заседаниях представительных (законодательных) и исполнительных органов (федеральных и субъектов РФ) и органов местного самоуправления (ст. 7) об отзыве протеста (ст. 37).

Редакции абзаца 3 ст. 10, абзацев 2 и 4 пункта 1 ст. 13, пункта 2 ст. 13 и абзаца 3 пункта 1 ст. 14 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области", регулирующие компетенцию Уполномоченного (ст. 10), действия Уполномоченного по рассмотрению жалоб (ст. 13), действия Уполномоченного по результатам рассмотрения жалоб, заявлений и обращений, перечисляя субъектов, на которых распространяются: компетенция Уполномоченного, действия Уполномоченного по рассмотрению жалоб, действия Уполномоченного по результатам рассмотрения жалоб, заявлений и обращений, в числе прочих указывают государственные органы. Однако при этом не уточняют, какие именно государственные органы - федеральные или субъекта Российской Федерации - Волгоградской области, что позволяет распространить компетенцию Уполномоченного, действия Уполномоченного по рассмотрению жалоб, действия Уполномоченного по результатам рассмотрения жалоб, заявлений и обращений на федеральные государственные органы, а это противоречит следующему федеральному законодательству (приведенные выше нормы в остальной части прокурор в судебном заседании не оспаривал).

Конституция РФ, согласно которой государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, каждая из которых действует самостоятельно (ст. 10); судоустройство, прокуратура, уголовное, уголовно - процессуальное, гражданско - процессуальное законодательство находятся в исключительном ведении Российской Федерации (ст. 71 п. "о").

Действующим Гражданским процессуальным кодексом, которым только Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации предоставлено право знакомиться с гражданским делом (ст. 322.1). Причем только с тем гражданским делом, по которому решение вступило в законную силу. Уполномоченному по правам человека в субъекте РФ таких прав Гражданским процессуальным кодексом не предоставлено.

Действующим Уголовно - процессуальным кодексом, которым также только Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации предоставлено право знакомиться с уголовным делом (ст. 375.1). Причем только с тем уголовным делом, приговор по которому вступил в законную силу, либо с делом, производство по которому прекращено, а также с материалами об отказе в возбуждении уголовного дела. Уполномоченному по правам человека в субъекте РФ таких прав действующим Уголовно - процессуальным кодексом не предоставлено. Более того, вновь принятым Уголовно - процессуальным кодексом РФ (пока не вступившим в силу) такими правами уже не наделяется и Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

Действующим Кодексом об административных правонарушениях, которым ни Уполномоченному по правам человека в Российской Федерации, ни Уполномоченному по правам человека в субъекте РФ не предоставлено право знакомиться с материалами административного дела. Вновь принятый Кодекс об административных правонарушениях (пока не вступивший в силу) также не предусматривает таких прав у Уполномоченного по правам человека в субъекте РФ и у Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации.

Федеральным законом РФ "О прокуратуре Российской Федерации", в соответствии с которым органы прокуратуры осуществляют полномочия независимо от каких-либо органов и общественных объединений (ст. 4 п. 2), не допускается воздействие в какой-либо форме любых органов, общественных объединений, средств массовой информации, должностных лиц на прокурора или следователя с целью повлиять на принимаемое им решение (ст. 5 п. 1), прокурор и следователь не обязаны давать каких-либо объяснений по существу находящихся в их производстве дел и материалов, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных федеральным законодательством (ст. 5 п. 2).

Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации", в соответствии с которым судебная власть самостоятельна и действует независимо (ст. 1 п. 2), суды осуществляют судебную власть самостоятельно, независимо от чьей бы то ни было воли (ст. 5 п. 1), в Российской Федерации не могут издаваться законы и иные нормативные правовые акты, отменяющие или умаляющие самостоятельность судов, независимость судей (ст. 5 п. 4).

Законом РФ "О статусе судей в Российской Федерации", в соответствии с которым судебная власть независима и действует самостоятельно (ст. 1 п. 2), судьи независимы и в своей деятельности по осуществлению правосудия они никому не подотчетны (ст. 1 п. 4), независимость судьи обеспечивается запретом, под угрозой ответственности, чьего бы то ни было вмешательства в деятельность по осуществлению правосудия (ст. 9 п. 1), судья не обязан давать каких-либо объяснений по существу рассмотренных или находящихся в производстве дел, а также предоставлять их кому бы то ни было для ознакомления, иначе как в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законом (ст. 10 п. 2). Как указано выше, Уголовно - процессуальный и Гражданский процессуальный кодексы не предоставляют таких прав Уполномоченному по правам человека в субъекте РФ.

Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", в соответствии с которым деятельность органов государственной власти субъекта Российской Федерации осуществляется в соответствии с принципом разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации (подп. "е" п. 1 ст. 1).

Распространив действие абзаца 3 ст. 10, абзацев 2 и 4 пункта 1 ст. 13, пункта 2 ст. 13, абзаца 3 пункта 1 ст. 14 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" на федеральные государственные органы, областной законодатель фактически наделил Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области полномочиями Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, предусмотренными Федеральным конституционным законом "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации".

Неправомерность распространения действия абзаца 3 ст. 10, абзацев 2 и 4 пункта 1 ст. 13, пункта 2 ст. 13, абзаца 3 пункта 1 ст. 14 Закона области N 388-ОД от 31.03.2000 на федеральные государственные органы признается заключением правового управления Волгоградской областной Думы (л.д. 28 - 29), в пункте втором которого указано, что, рассматривая законность оспариваемых прокурором норм, необходимо руководствоваться ст. 1 Закона, "где четко и точно установлено, на кого распространяется юрисдикция Уполномоченного". Из содержания ст. 1 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" следует, что компетенция Уполномоченного распространяется на государственные органы, органы местного самоуправления и должностных лиц Волгоградской области (п. 1 ст. 1), учреждение должности Уполномоченного не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, действующих в сфере защиты и восстановления нарушенных прав и свобод (п. 2 ст. 1). Представитель Волгоградской областной Думы Бондаренко И.Ю. в судебном заседании также признал, что компетенция Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области распространяется только на "областные государственные органы, а не федеральные".

Ссылки на то, что в оспариваемых прокурором нормах Уполномоченному по правам человека в Волгоградской области предоставлены те же полномочия, что приведены в ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", нельзя признать состоятельными, поскольку в этом Федеральном законе определены компетенция, организационные формы и условия деятельности только Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации (см. преамбулу Закона). В данном Законе не указано, что компетенцией, организационными формами и условиями деятельности Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации может обладать и Уполномоченный по правам человека в субъекте РФ. Из этого вытекает, что полномочия, организационные формы и условия деятельности Уполномоченных по правам человека в Российской Федерации и в субъекте Российской Федерации различны. Это федеральный законодатель подтвердил и тем, что указанными в ст. 322.1 ГПК РФ и ст. 375.1 УПК РФ правами наделен только Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации.

Неправомерны и ссылки на нормы Гражданского процессуального и Уголовно - процессуального кодексов, регулирующие представительство в суде, так как Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области без доверенности, выданной и оформленной в соответствии с законом (ч. 1 ст. 45 ГПК РФ), не может быть представителем гражданина и таковым, как следует из содержания Закона области "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области", ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", Гражданского процессуального и Уголовно - процессуального кодексов, не является. Права Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области, имеющего доверенность, выданную и оформленную в соответствии с законом, по конкретному делу, то есть когда Уполномоченный по правам человека в Волгоградской области является представителем конкретного человека и гражданина по конкретному делу, прокурором в рамках настоящего дела не оспариваются.

Распространение действия абзаца 3 ст. 10, абзацев 2 и 4 пункта 1 ст. 13, пункта 2 ст. 13 и абзаца 3 пункта 1 ст. 14 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" на федеральные государственные органы противоречит и содержанию ст. 1 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области", в которой сказано, что должность Уполномоченного вводится в целях обеспечения гарантий государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, соблюдения и уважения их государственными органами, органами местного самоуправления и должностными лицами Волгоградской области (п. 1), учреждение должности Уполномоченного не отменяет и не влечет пересмотра компетенции государственных органов, действующих в сфере защиты и восстановления нарушенных прав и свобод (п. 2).

При таких обстоятельствах требования прокурора о признании противоречащими федеральному законодательству абзаца 3 ст. 10, абзацев 2 и 4 пункта 1 ст. 13, пункта 2 ст. 13, абзаца 3 пункта 1 ст. 14 в части распространения их действия на федеральные государственные органы (в остальной части эти нормы прокурор в судебном заседании не оспаривал) подлежат удовлетворению.

В соответствии с Конституцией РФ федеральные налоги и сборы находятся в исключительном ведении Российской Федерации (п. "з" ч. 1 ст. 71). По предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации (ч. 1 ст. 76).

Согласно ст. 19 Закона РФ "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", государственная пошлина относится к федеральным налогам.

Пунктом 9 ст. 5 Закона РФ "О государственной пошлине" законодательным (представительным) органам субъектов РФ предоставлено право устанавливать дополнительные льготы по уплате государственной пошлины для отдельных категорий плательщиков, за исключением льгот по уплате государственной пошлины по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, арбитражными судами и Конституционным Судом РФ.

Во втором предложении абзаца 4 пункта 1 ст. 14 Закона "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" Волгоградская областная Дума установила норму, в соответствии с которой освободила Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области от государственной пошлины при обращении в суд с просьбой о проверке вступившего в законную силу решения, приговора суда, определения или постановления суда, либо постановления судьи, то есть издала норму права с превышением предоставленной ей законом компетенции (приняла норму права по вопросу, относящемуся к исключительной компетенции Российской Федерации) и издала эту норму с нарушением действующего законодательства - п. 9 ст. 5 Закона РФ "О государственной пошлине", в соответствии с которым законодательный (представительный) орган субъекта РФ не имеет права устанавливать льготы по уплате госпошлины по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, арбитражными судами и Конституционным Судом Российской Федерации.

При таких данных требование прокурора о признании второго предложения абзаца 4 пункта 1 ст. 14 Закона N 388-ОД от 31 марта 2000 года противоречащим федеральному законодательству подлежит удовлетворению.

Довод представителей Волгоградской областной Думы и Уполномоченного по правам человека в Волгоградской области о том, что пунктом 13 ст. 5 Закона РФ "О государственной пошлине" предусмотрено освобождение от уплаты госпошлины по делам, рассматриваемым судами общей юрисдикции, Уполномоченного по правам человека, обращающегося в случаях, предусмотренных законом, в защиту государственных и общественных интересов, а также охраняемых законом прав и интересов других лиц, не может служить основанием к отказу в удовлетворении этого требования прокурора, поскольку Волгоградская областная Дума могла бы издать норму, предоставляющую льготу по уплате госпошлины по делам, рассматриваемым судами, если бы указанный вопрос находился в совместном ведении Российской Федерации и субъектов РФ или в ведении субъектов РФ. Однако данный вопрос находится в исключительном ведении Российской Федерации.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191 - 197 ГПК РФ, судебная коллегия

 

решила:

 

заявление прокурора Волгоградской области удовлетворить частично.

Признать не соответствующими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления в законную силу настоящего решения:

абзац 3 статьи 10 Закона Волгоградской области N 388-ОД от 31 марта 2000 года "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" в части распространения его действия на федеральные государственные органы;

абзацы 2 и 4 пункта 1 статьи 13, пункт 2 статьи 13 Закона Волгоградской области N 388-ОД от 31 марта 2000 года "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" в части распространения их действия на федеральные государственные органы;

абзац 3 пункта 1 статьи 14 Закона Волгоградской области N 388-ОД от 31 марта 2000 года "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области" в части распространения его действия на федеральные государственные органы;

второе предложение абзаца 4 пункта 1 статьи 14 Закона Волгоградской области N 388-ОД от 31 марта 2000 года "Об Уполномоченном по правам человека в Волгоградской области".

В остальной части заявление прокурора Волгоградской области оставить без удовлетворения.

Решение в течение 10 дней может быть обжаловано или опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации с подачей жалобы или протеста через Волгоградский областной суд.

 

Председательствующий

Н.Н.ВАНЮХИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь