Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 13 марта 2002 г. N 3-9/02

 

Именем Российской Федерации

 

Санкт-Петербургский городской суд в составе судьи Антоневич Н.Я., с участием прокурора Лыжовой Н.А., при секретаре Деревягиной Е.С.

рассмотрел в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Санкт-Петербурга о признании недействующими и не подлежащими применению ч. 3, 4 ст. 2 Закона Санкт-Петербурга N 191-35 "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга", установил:

 

Прокурор Санкт-Петербурга обратился в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением о признании недействующими и не подлежащими применению абз. 4, 5, 6, 7 ст. 2, а также ч. 2 п. 2 ст. 12 Закона Санкт-Петербурга "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга" как противоречащего в этой части Федеральному закону "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" и п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса РФ (л.д. 4-5).

Определением Санкт-Петербургского городского суда от 13 марта 2002 года производство по настоящему делу в части требований прокурора о признании недействующими и не подлежащими применению ч. 5 ст. 2 (абз. 7 ст. 2), ч. 2 п. 2 ст. 12 Закона Санкт-Петербурга "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга" было прекращено (л.д. ).

После уточнения своих требований прокурор Санкт-Петербурга просил суд признать недействующими и не подлежащими применению ч. 3, 4 ст. 2 Закона Санкт-Петербурга N 191-35 "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга", которыми определяется, кто может быть инвестором в соответствии с данным законом (л.д. ). В обоснование своего заявления прокурор Санкт-Петербурга указал, что настоящий закон Санкт-Петербурга в оспоренной части противоречит п. 2 ст. 4 Закона РФ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", поскольку исключает из числа потенциальных инвесторов объединения юридических лиц, не имеющих статуса юридического лица и действующих на основании договора о совместной деятельности, государственные органы и органы местного самоуправления, создавая тем самым для одной категории инвесторов более благоприятные условия инвестиционной деятельности по сравнению с другими.

В судебном заседании представитель прокурора Санкт-Петербурга Лыжова Н.А. просила удовлетворить заявление прокурора Санкт-Петербурга с учетом его уточненных требований.

Законодательное Собрание Санкт-Петербурга возражало против удовлетворения заявления прокурора Санкт-Петербурга, ссылаясь на то, что оспоренные прокурором Санкт-Петербурга положения Закона Санкт-Петербурга не противоречат Федеральному закону "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", представив в суд письменные отзывы на заявление прокурора (л.д. 7-8, ).

В судебном заседании представитель Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Трускова О.И. после уточнения позиции Законодательного Собрания по спорному вопросу пояснила, что оспоренная формулировка Закона Санкт-Петербурга, содержащая указание на то, что инвесторами могут быть юридические лица, не исключают возможности участия в инвестиционной деятельности в качестве инвесторов объединений юридических лиц без образования юридического лица, учитывая, что носителями гражданских прав и обязанностей в данном случае являются юридические лица, входящие в это объединение. Не исключается также возможность участия в инвестиционной деятельности органов государственной власти, которые являются юридическими лицами в соответствии с положениями, определяющими их статус, а также органов местного самоуправления, являющихся юридическими лицами в соответствии с уставами муниципальных образований.

Губернатор Санкт-Петербурга и Комитет по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга возражали против удовлетворения жалобы, также представив письменные отзывы на заявление прокурора Санкт-Петербурга (л.д.).

В судебном заседании представитель губернатора Санкт-Петербурга Крючкина О.А. после уточнения позиции губернатора по спорному вопросу и представитель Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга Соколов К.С. пояснили, что Закон Санкт-Петербурга "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга" не может рассматриваться с точки зрения его противоречия ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", так как эти законы имеют разные предметы правового регулирования.

Так, Федеральный закон определяет правовые и экономические основы инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, на территория Российской Федерации. Но данный Закон не регулирует порядок распоряжения государственным имуществом, в том числе условия и порядок принятия решений уполномоченным государственным органом о предоставлении для осуществления инвестиционной деятельности недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности.

Предметом же регулирования Закона Санкт-Петербурга является порядок управления и распоряжения недвижимым имуществом, находящимся в распоряжении Санкт-Петербурга. В силу этого установление в ч. 4 ст. 2 Закона Санкт-Петербурга перечня потенциальных инвесторов, отличного по субъектному составу от понятия "инвесторы", содержащегося в ст. 4 Федерального закона, не может рассматриваться как противоречие соответствующей норме Федерального закона.

Выслушав объяснения лиц, участвующих в деле, проверив представленные доказательства, заслушав заключение прокурора Лыжовой Н.А, полагавшей заявление прокурора Санкт-Петербурга подлежащим удовлетворению, суд находит подлежащим удовлетворению заявление прокурора Санкт-Петербурга по следующим основаниям.

В силу ч. 2 ст. 4 Закона РФ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" инвесторами могут быть физические и юридические лица, создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц, государственные органы, органы местного самоуправления, а также иностранные субъекты предпринимательской деятельности.

Между тем согласно ч. 3, 4 ст. 2 Закона Санкт-Петербурга N 191-35 "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга" инвесторы - физические и юридические лица, осуществляющие инвестиционную деятельность.

В качестве инвесторов могут выступать:

а) граждане Российской Федерации, иностранные граждане, лица без гражданства;

б) российские и иностранные юридические лица.

Таким образом, Закон Санкт-Петербурга в оспоренной прокурором Санкт-Петербурга части противоречит п. 2 ст. 4 Закона РФ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", поскольку исключает из числа потенциальных инвесторов объединения юридических лиц, не имеющих статуса юридического лица и действующих на основании договора о совместной деятельности, государственные органы и органы местного самоуправления, создавая тем самым для одной категории инвесторов более благоприятные условия инвестиционной деятельности по сравнению с другими.

При этом суд находит несостоятельными доводы губернатора Санкт-Петербурга и Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга о том, что ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" и Закон Санкт-Петербурга "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга" имеют разные предметы правового регулирования и что в силу этого установление в ч. 4 ст. 2 Закона Санкт-Петербурга перечня потенциальных инвесторов, отличного по субъектному составу от понятия "инвесторы", содержащегося в ст. 4 Федерального закона, не может рассматриваться как противоречие соответствующей норме федерального закона по следующим основаниям.

В теории права под предметом правового регулирования понимаются общественные отношения, на урегулирование которых направлены нормы права.

Как следует из преамбулы Федерального закона "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", настоящий Федеральный закон определяет правовые и экономические основы инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений на территории Российской Федерации, а также устанавливает гарантии равной защиты прав, интересов и имущества субъектов инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, независимо от форм собственности.

В силу ст. 2 Федерального закона "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", определяющей предмет регулирования данного закона, действие настоящего федерального закона распространяется на отношения, связанные с инвестиционной деятельностью, осуществляемой в форме капитальных вложений.

В соответствии со ст. 1 Закона Санкт-Петербурга "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга", определяющей предмет регулирования данного закона, настоящий закон определяет условия и порядок осуществления инвестиционной деятельности, направленной на застройку земельных участков, на завершение не законченных строительством объектов, реконструкцию зданий, сооружений, их частей, находящихся в распоряжении Санкт-Петербурга. Этот закон также определяет права и обязанности инвесторов в процессе осуществления инвестиционной деятельности в соответствии с настоящим законом, в том числе определяет порядок их взаимодействия с исполнительным органом государственной власти Санкт-Петербурга, а также определяет права и обязанности исполнительного органа государственной власти Санкт-Петербурга.

Таким образом, указанные законы имеют общий предмет правового регулирования - общественные отношения, возникающие в связи с инвестиционной деятельностью, осуществляемой в форме капитальных вложений, и относятся к области экономического развития Российской Федерации, что следует из преамбулы ФЗ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений".

В соответствии с пунктом "е" статьи 71 Конституции Российской Федерации установление основ федеральной политики в области экономического развития Российской Федерации находится в ведении Российской Федерации.

В силу ч. 1 ст. 76 Конституции Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации. Согласно ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй статьи 76 Конституции Российской Федерации.

То обстоятельство, что объектом капитальных вложений в соответствии с Законом Санкт-Петербурга является имущество, являющееся собственностью Санкт-Петербурга или находящееся в ведении Санкт-Петербурга, а не Российской Федерации, не имеет правового значения для разрешения настоящего спора, так как согласно ст. 3 указанного Федерального закона объектами капитальных вложений в Российской Федерации являются находящиеся в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности различные виды вновь создаваемого и (или) модернизируемого имущества, за изъятиями, устанавливаемыми федеральными законами. Действующим федеральным законодательством таких изъятий в отношении государственного имущества, находящегося в собственности субъектов Российской Федерации, не установлено.

Более того, как усматривается из ст. 1 Закона Санкт-Петербурга "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга", к предмету регулирования данного закона также относится определение прав и обязанностей инвесторов в процессе осуществления инвестиционной деятельности в соответствии с настоящим законом, в том числе определение порядка их взаимодействия с исполнительным органом государственной власти Санкт-Петербурга, а также определение прав и обязанностей исполнительного органа государственной власти Санкт-Петербурга. Однако определение субъектного состава инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений в соответствии с данным законом, к предмету ведения данного закона не отнесено, так как данный вопрос урегулирован Федеральным законом, являющимся базовым законом по отношению к указанному выше Закону Санкт-Петербурга.

С учетом изложенного установление в ч. 4 ст. 2 Закона Санкт-Петербурга перечня потенциальных инвесторов, отличного по субъектному составу от понятия "инвесторы", содержащегося в ст. 4 Федерального закона, следует рассматривать как противоречие соответствующей норме Федерального закона.

Суд также находит несостоятельными доводы Законодательного Собрания о том, что оспоренные положения Закона Санкт-Петербурга не противоречат ч. 2 ст. 4 Закона РФ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений" и не исключают возможности участия в инвестиционной деятельности в качестве инвесторов объединений юридических лиц без образования юридического лица и действующих на основании договора о совместной деятельности, учитывая, что носителями гражданских прав и обязанностей в данном случае являются юридические лица, входящие в это объединение, а само объединение не может быть участником гражданских правоотношений.

Действительно, простое товарищество, созданное для осуществления предпринимательской деятельности, чем по существу и является объединение юридических лиц без образования юридического лица, осуществляющее инвестиционную деятельность в форме капитальных вложений, не может быть признано самостоятельным субъектом гражданских правоотношений.

Согласно ч. 2 ст. 1044 ГК РФ в отношениях с третьими лицами полномочия товарища совершать сделку от имени всех товарищей удостоверяется доверенностью, выданной ему остальными товарищами, или договором простого товарищества, совершенным в письменной форме. Таким образом, в отношения с третьими лицами простое товарищество, действительно, правомочно вступать в силу того, что соответствующие сделки совершаются товарищем - юридическим лицом с согласия остальных членов простого товарищества, также являющихся юридическими лицами.

Однако договор простого товарищества - это единственный предусмотренный гражданским законодательством договор, регулирующий совместную деятельность, необходимость в которой неизбежно возникает при необходимости достижения какого-то результата, достижение которого в одиночку невозможно либо чрезмерно обременительно для одного лица, в том числе и при инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений. Установление законодателем в ст. 1041-1054 ГК РФ правовых норм взаимодействия лиц, объединенных договором простого товарищества, определение в законодательном порядке возможности ведения ими их общих дел, в том числе и в отношениях с третьими лицами, решение вопросов распределения общих расходов и убытков, ответственности товарищей по общим обязательствам, установление оснований и порядка прекращения договора простого товарищества дает основание сделать вывод, что хотя простое товарищество и не является самостоятельным субъектом права, однако оно является определенным образом организованной структурой, урегулированной правовыми нормами, способной действовать в качестве единой организации для достижения не противоречащей закону общей цели.

По мнению суда, именно с учетом указанных выше обстоятельств федеральным законодателем в число субъектов инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, в качестве самостоятельного субъекта включены создаваемые на основе договора о совместной деятельности и не имеющие статуса юридического лица объединения юридических лиц.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, настоящий Закон Санкт-Петербурга в оспоренной части противоречит п. 2 ст. 4 Закона РФ "Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений", исключая из числа потенциальных инвесторов объединения юридических лиц, не имеющих статуса юридического лица и действующих на основании договора о совместной деятельности, и препятствует этим объединениям в качестве самостоятельного субъекта участвовать в инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений на территории Санкт-Петербурга, что не отрицалось в судебном заседании и представителем Комитета по управлению городским имуществом Санкт-Петербурга Соколовым К.С., пояснившим, что в Санкт-Петербурге с указанными объединениями юридических лиц, не имеющими статуса юридического лица и действующими на основании договора о совместной деятельности, КУГИ не заключает договоры на осуществление инвестиционной деятельности.

Суд также находит несостоятельными доводы Законодательного Собрания о том, что оспоренная формулировка Закона Санкт-Петербурга не исключают возможности участия в инвестиционной деятельности в качестве инвесторов органов государственной власти, которые являются юридическими лицами в соответствии с положениями, определяющими их статус, и органов местного самоуправления, являющихся юридическими лицами в соответствии с уставами муниципальных образований по следующим основаниям.

Участие Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданских правоотношениях, в том числе в лице их органов, определено статьями 124-127 ГК РФ. В соответствии ч. 2 ст. 124 ГК РФ к указанным субъектам гражданского права применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данного субъекта.

Таким образом, правовой режим участия Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований в гражданском обороте приравнивается в Гражданском кодексе к режиму, установленному для юридических лиц, за изъятиями, вызванными тем, что участвуя в гражданском обороте, государственные органы и органы местного самоуправления используют имущество не данных органов, а государственное имущество и имущество муниципальных образований, а также тем, что государственные органы и органы местного самоуправления, участвуя в гражданском обороте, не утрачивают своих властных полномочий.

Так, например, согласно ч. 4 ст. 66 ГК РФ участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере могут быть граждане и юридические лица. Государственные органы и органы местного самоуправления не вправе выступать участниками хозяйственных обществ и вкладчиками в товариществах на вере, если иное не установлено законом.

Толкование ч. 2 ст. 1041 ГК РФ также позволяет сделать вывод, что государственные органы и органы местного самоуправления не могут быть стороной договора простого товарищества.

Следовательно, правовое положение государственного органа и органа местного самоуправления не тождественно правовому положению обычного юридического лица (ст. 48-50 ГК РФ), даже в том случае, если эти органы являются юридическими лицами в соответствии с положениями, определяющими их статус, или с уставами муниципальных образований.

При таких обстоятельствах, по мнению суда, является ошибочным утверждение Законодательного Собрания Санкт-Петербурга о том, что понятием "юридические лица", которым оспоренным Законом Санкт-Петербурга предоставлено право осуществлять инвестиционную деятельность, охватываются государственные органы и органы местного самоуправления.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 191, 197 ГПК РСФСР, суд решил:

 

Заявление прокурора Санкт-Петербурга удовлетворить.

Признать недействующим и не подлежащим применению со дня вступления решения в законную силу ч. 3, 4 ст. 2 Закона Санкт-Петербурга "Об инвестициях в недвижимость Санкт-Петербурга".

Сообщение о данном решении суда подлежит опубликованию в журнале "Вестник Законодательного Собрания Санкт-Петербурга" после вступления решения суда в законную силу.

Решение может быть обжаловано в Верховный Суд Российской Федерации через Санкт-Петербургский городской суд в течение 10 дней.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь