Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

Судебная практика  по гражданским делам Верховного Суда Республики

Татарстан

 

 

З., И. и Г. обратились в суд с иском к БТИ о признании за ними права собственности на дом по мотиву, что этот дом построен их отцом З. в 1940 г. и перестроен им же в начале 90-х.

После смерти З. - отца истцам как наследникам первой очереди в оформлении наследства отказано со ссылкой на то, что дом самовольный. Вместе с тем З. - отец как в 30-е, так и в 60-е годы вел строительство с разрешения Ленинского райсовета народных депутатов, на что имеются соответствующие документы. О том, что он, выстроив дом, недооформил документы, заявители узнали только после его смерти.

Решением суда иск отклонен.

В обосновании решения суд указал, что дом согласно копии техпаспорта является самовольным строением, З. - отец построил дом с увеличением существовавшей жилой площади, кроме того, Кабинет Министров РТ от 09.03.1992 г. принял постановление об изъятии земельного участка и сносе данного дома в связи с отводом земли под новое строительство.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РТ решение оставлено без изменения.

В соответствии со ст. 222 ГК РФ самовольной постройкой является жилой дом, другое строение, сооружение или иное недвижимое имущество, созданное на земельном участке, не отведенном для этих целей в порядке, установленном законом и иными правовыми актами, либо созданное без получения на это необходимых разрешений, либо с существенным нарушением градостроительных и строительных норм и правил.

Из материалов дела видно, в 1938 г. между З. - отцом и райкомхозом Ленинского районного Совета народных депутатов был заключен договор о праве застройки свободного земельного участка, по условиям которого Ленинский райкомхоз представил З. - отцу данный участок на праве застройки сроком на 20 лет - по 1960 год.

В 1960-е годы вместо старого З. - отец выстроил новый дом, на что им также получено соответствующее разрешение, в частности, решение исполкома Ленинского райсовета депутатов трудящихся о разрешении построить новый дом на старом земельном участке с обязательным сносом старого дома. При этом строительство осуществлялось по утвержденному главным архитектором города проекту, согласованному с органами архитектурного контроля и другими соответствующими структурами.

Делая вывод о том, что З. - отец на старом земельном участке построил новый дом с увеличением существовавшей жилой площади, ни суд, ни судебная коллегия в то же время не ссылаются на подтверждающие данное обстоятельство доказательства.

Из копии техпаспорта на домовладение самовольным строением указана только квартира 2, основной же дом (квартира 1) как самовольный в техпаспорте не значится. Управлением архитектуры в адрес администрации было предоставлено письмо, из которого видно, что права владельца - пользователя земельного участка, согласно правоустанавливающим документам, возникли на основании сделок с недвижимостью, в связи с чем управлением архитектуры и градостроительства направлено на рассмотрение администрацией района изменение технических характеристик жилого дома литер А. Согласование же характеристик самовольно выстроенного дома литер Б. не представляется возможным.

С учетом данного письма БТИ района не возражало против узаконивания основного строения на З. - отца, более того, подготовило и проект постановления об этом. Однако дело судом рассмотрено без участия ответчика - представителя БТИ, не извещенного о дне слушания дела надлежащим образом, позиция которого по делу, таким образом, осталась невыясненной. К тому же БТИ является лишь структурным подразделением администрации района, узаконивание строений производится постановлением главы администрации, которого и следует привлечь к участию в деле.

В связи с изложенными обстоятельствами З., И. и Г. указывают, что к основному дому (литер 1) впоследствии возводился лишь пристрой - кухня, которая жилым помещением не является, первоначально выстроенный дом в 60-е годы перестроен З. - отцом на фундаменте старого дома без увеличения жилой площади. Эти доводы истцов по делу ничем не опровергнуты.

Необходимо отметить и то, что существовавшие в ранее действовавшем законодательстве (ст. 106 ГК РСФСР - старая редакция) ограничения размеров жилых домов, принадлежащих гражданам на праве личной собственности, в настоящее время признаны утратившими силу.

Судебным разбирательством установлено, что З. - отец при жизни действительно на перестроенный дом документацию в управлении архитектуры недооформил, однако законом это обстоятельство не предусмотрено в качестве препятствия к узакониванию выстроенного домовладения при наличии надлежаще оформленных разрешительных документов на участок и на строительство.

Не может служить препятствием к узакониванию и наличие постановления Кабинета Министров РТ об изъятии земельного участка для государственных и муниципальных нужд и сносе дома, поскольку также не предусмотрено в качестве такового нормами гражданского и жилищного законодательства. В силу же ст. 35 Конституции РФ право частной собственности охраняется законом.

Положения ст. 222 ч. 3 ГК РФ, на которые также ссылаются судебные инстанции, к возникшим правоотношениям не применимы.

Дело рассмотрено судом в порядке искового производства, тогда как оно подлежит рассмотрению в порядке обжалования действий главы администрации района, отказывающего в узаконивании жилого строения.

Президиум Верховного Суда РТ решение суда и определение судебной коллегии отменил и направил дело на новое рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

 

I квартал 2002 года

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь