Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБЗОР

от 13 мая 2002 года

 

О ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ КРАЯ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ

О МОШЕННИЧЕСТВЕ И ПРИСВОЕНИИ ИЛИ РАСТРАТЕ

(СТ. 159, СТ. 160 УК РФ)

 

 

В связи с заданием Верховного Суда Российской Федерации изучена практика рассмотрения судами края уголовных дел о мошенничестве, присвоении и растрате, рассмотренных в 2001 году. При этом использованы данные официальной статистики, материалы кассационной и надзорной практики, изучено 181 дело в отношении 228 человек, в том числе по ст. 159 УК - 123 дела в отношении 156 человек и по ст. 160 УК - 58 дел в отношении 72 человек.

Судимость по указанным категориям дел выглядит следующим образом:

 

       Осужд. ст.       

  1999 год 

  2000 год 

  2001 год 

159, ч. 1               

     174   

    101    

    162    

159, ч. 2               

     290   

    331    

    292    

159, ч. 3               

      30   

     73    

     68    

Всего                   

     494   

    505    

    522    

160, ч. 1               

      83   

     50    

     77    

160, ч. 2               

     284   

    363    

    291    

160, ч. 3               

      -    

     14    

     19    

Всего                   

     367   

    427    

    387    

 

Из приведенной таблицы видно, что в 2001 году незначительно увеличилось число лиц, осужденных за мошенничество (+17), и снизилось количество осужденных за присвоение или растрату (-40).

В целом число лиц, осужденных за мошенничество, составило 1,6% от общего числа осужденных в 2001 году, а осужденных по ст. 160 УК РФ - соответственно 1,2%. Данные показатели находятся на уровне трех последних лет.

Изучение показало, что объектом преступной деятельности в большинстве случаев (25,1% от числа проверенных) являлось имущество коммерческих фирм (ООО, ЗАО, АОО, банков). Преступники, располагая сведениями о наличии в фирме того или иного товара, по поддельным документам завладевали им (ст. 159 УК), либо лица, занимающие руководящие посты в фирмах, злоупотребляли служебным положением и путем составления фиктивных документов похищали имущество.

Как правило, именно по таким делам размер причиненного ущерба определялся как крупный, и лица привлекались к ответственности по ч. 3 ст. 159 и ст. 160 УК РФ.

В 2001 году, согласно данным статистики, по ч. 3 ст. 159 УК было осуждено 68 человек, а по ч. 3 ст. 160 - 19 человек. Однако следует учитывать, что в это число входят и лица, ранее два или более раз судимые за хищение, и лица, совершившие преступление организованной группой, но процент их крайне незначительный. Так, из 171 изученного дела таких дел было 11, или 6,4%.

По проверенным делам осуждено директоров фирм и их замов:

по ст. 160 УК РФ - 12 человек;

по ст. 159 - 9 человек;

бухгалтеров предприятий:

по ст. 160 УК - 9 человек;

по ст. 159 УК - 8 человек.

Как правило, дела в отношении указанных категорий лиц являются многотомными, объемными, что объясняется и размером причиненного ущерба, и изощренными способами сокрытия преступления.

Значительно проще в расследовании и рассмотрении дела, по которым лица обвиняются в совершении преступлений вне сферы экономической деятельности, хотя по некоторым из них количество потерпевших значительно. Обычно это касается лиц, которые брали деньги в долг без намерения вернуть их, карточное мошенничество, продажа квартир двум или более лицам.

 

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ О МОШЕННИЧЕСТВЕ (СТ. 159)

 

В ч. 1 ст. 159 УК РФ мошенничество определено как хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем обмана или злоупотребления доверием.

Такое определение позволяет выделить две разновидности мошенничества - хищение чужого имущества и приобретение права на чужое имущество, и содержит указание на конкретные способы его совершения - обман или злоупотребление доверием. Право это может быть закреплено в разных документах: доверенности, завещании, ценных бумагах.

Обман в юридической литературе определяется как "сознательное искажение истины (активный обман) или умолчание об истине, состоящие в сокрытии фактов или обстоятельств, которые при добросовестном и соответствующем закону совершении имущественной сделки должны быть сообщены (пассивный обман)", а злоупотребление доверием - как "использование виновным доверительного отношения к нему потерпевшего во вред последнему".

Все признаки хищения являются и признаками мошенничества, из чего следует, что в судебном заседании должно быть доказано, что похищается чужое имущество противоправно, безвозмездно, с корыстной целью и собственнику или владельцу причинен ущерб. Как показало обобщение, в отдельных случаях суды не принимали надлежащих мер к исследованию указанных обстоятельств, вследствие чего осуждались лица при отсутствии в их действиях состава преступления.

Ачинским городским судом в ноябре 2001 года осужден по совокупности преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ и ч. 2 ст. 327 УК РФ, к 3 годам лишения свободы З.

Согласно приговору, З., работая водителем - дальнобойщиком в ООО (...), направлялся на автомобиле "КамАЗ-5312" в поездки в города Российской Федерации, получал в подотчет деньги на командировочные расходы, не пользуясь в командировке услугами гостиниц и автостоянкой. При возвращении в г. Ачинск он заполнял имеющиеся у него бланки счетов и квитанций, вносил в них ложные сведения и реквизиты об оплате услуг указанных предприятий. И таким образом в период с октября 1999 по июнь 2000 года похитил 23655 рублей. Сумма ущерба определена из того, что, в соответствии с Приказом Министерства финансов РФ от 13.08.1999, возмещение командировочных расходов производится за оплату найма жилого помещения по фактическим расходам, подтвержденным соответствующими документами, но не более 270 рублей в сутки, а при отсутствии подтверждающих документов - 7 рублей в сутки и оплата суточных 55 рублей за каждый день нахождения в командировке.

Отменяя приговор и прекращая дело производством, кассационная инстанция указала, что З., как видно из дела, находясь в длительных командировках, часто не имея возможности ночевать в гостинице из-за того, что вынужден был в отсутствие напарника либо охранника сам охранять машину с ценным грузом, терпел значительные неудобства, связанные с ночевками в автомобиле, с питанием и отдыхом. Однако порученные ему задания З. выполнял в срок. Он вправе был распоряжаться деньгами, выданными ему на командировочные расходы. Суммы, проставленные им в квитанциях, представленных для отчета, не превышали стоимости проживания в гостиницах и пребывания автомашины на автостоянках.

Фактические его расходы по командировкам укладываются в нормы командировочных расходов, предусмотренных законом, а поэтому какого-либо ущерба действиями З. Ачинскому (...) не причинено. При таких обстоятельствах судебная коллегия не нашла в действиях З. признаков преступлений, предусмотренных п. "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ и ч. 2 ст. 327 УК РФ.

Изучение судебной практики свидетельствует о том, что приговоры отменялись и вследствие неполноты и односторонности судебного следствия.

Приговор Минусинского городского суда по делу К., осужденного по п. "в" ч. 3 ст. 159 УК РФ, отменен ввиду того, что обстоятельства дела не были всесторонне полно и объективно исследованы, а это могло повлиять на вывод о виновности или невиновности К.

К. признан виновным в том, что, узнав о том, что его знакомый Р. получил от Красноярской краевой (...) для администрации Минусинского района товары на сумму 94674 рубля 20 копеек, путем обмана убедил Р. в том, что передаст указанные товары по принадлежности администрации Минусинского района. Р., введенный в заблуждение К., по указанию последнего сдал полученные товары на склад АО (...) г. Минусинска.

К., похитив указанным образом привезенные Р. товары, наценив их до суммы 103974 рубля, передал их Минусинскому (...) в счет погашения его задолженности по подоходному налогу.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что суд, исключая из обвинения К. факт использования им Р. для получения товара из краевой расчетной палаты, сформулировал обвинение таким образом, что умысел у К. на хищение товарных ценностей возник уже после получения их Р.

При описании в приговоре преступного деяния суд оставил без внимания такие существенные обстоятельства, как наличие долга Р. перед К., который они оба не оспаривают, их совместную предпринимательскую деятельность.

Суд не указал, в чем именно заключался обман К. Р. и какие конкретные действия К. совершил, чтобы ввести Р. в заблуждение, т.е. способ совершения преступления судом не установлен.

В судебном заседании К., заявляя о своей невиновности, по существу выдвинул довод о том, что имущество администрации Минусинского района похитил Р. и передал К. в счет погашения долга, при этом передал имущество в количестве, значительно превышающем размер долга, потому что получил его в результате хищения безвозмездно.

Судебная коллегия пришла к выводу, что эти доводы К. судом не опровергнуты, хотя имели существенное значение для решения вопроса о виновности К. и квалификации его действий.

В опровержение указанных доводов суд привел только показания Р., которые другими доказательствами не подтверждены, а вследствие его заинтересованности в утверждении своей непричастности к преступлению требовали тщательной проверки.

Невыполнение требований ст. 20 УПК РСФСР нередко связано с нарушением других положений процессуального закона, в частности ст. ст. 312 - 314 УПК РСФСР.

Осудив Ф. по ч. 3 ст. 30 и п. п. "а", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ за покушение на мошенничество, Советский районный суд г. Красноярска, вопреки требованию ст. 314 УПК РСФСР, при описании преступления, признанного доказанным, не указал способ совершения мошеннических действий, допустил несоответствие описательной части приговора материалам дела, исследованным во время судебного разбирательства.

В связи с невыполнением норм, содержащихся в ст. ст. 20, 314 УПК РСФСР, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

Квалифицированным видом мошенничества является

причинение значительного ущерба гражданину

(ч. 2 ст. 159 УК)

 

Ущерб является категорией объективной, т.к. это понятие характеризует результат определенного воздействия на отношения собственности. Поэтому, как показало изучение дел, суды не всегда учитывали субъективную оценку пострадавшего относительно значительности причиненного ему ущерба. И при этом исходили из материального положения, социального статуса потерпевшего, условия быта и т.д.

Заявления потерпевших о незначительности понесенного ущерба в отдельных случаях расценивались как желание смягчения участи виновного.

К примеру, по одному из уголовных дел у пенсионерки преклонного возраста родственник К. мошенническим путем завладел деньгами в сумме 5 тысяч рублей, собранными в результате длительного накопления. Указанная сумма значительно превышала размер пенсии потерпевшей, которая сама в течение двух месяцев вынуждена была занимать деньги у знакомых на питание.

Суд, оценив данные обстоятельства, обоснованно пришел к выводу о наличии в действиях К. состава преступления, предусмотренного п. "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ, не приняв во внимание пояснения потерпевшей о том, что причиненный ущерб не является для нее значительным.

Одновременно с этим, поскольку понятие "значительного" ущерба относится к оценочным категориям, суд обязан, как того требует закон, осуждая лицо по п. "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ, мотивировать наличие в его действиях данный квалифицирующий признак, что на практике не всегда соблюдается.

Так, Ленинским районным судом г. Красноярска были осуждены М. и С. по п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 159 УК РФ.

Художник С. изготовил поддельные штампы постоянной прописки в г. Красноярске и согласно договоренности с М., который на рынке КрасТЭЦ подыскивал клиентов, в паспорте граждан Ч., М., Б. выполнял оттиск штампа ОВД администрации Ленинского района г. Красноярска. При этом Ч. и Б. передали М. по 500 рублей, а М. - 800 рублей.

Признавая М. и С. виновными в хищении чужого имущества путем обмана, совершенном с причинением значительного ущерба гражданину, суд в приговоре не мотивировал вывод о наличии в их деянии указанного квалифицирующего признака и не учел, что потерпевшие имели несколько торговых точек, в связи с чем осуждение виновных по п. "г" было из приговора исключено.

Аналогичные ошибки допускались судами Уярского, Тасеевского и др. районов края.

Как показало изучение дел, при определении стоимости имущества, явившегося объектом посягательства, суды исходили из цен на момент совершения преступления и, как правило, рыночных, указанных потерпевшими.

Однако и размер материального ущерба, наступившего в результате преступного посягательства по изученным делам, также определялся с учетом стоимости имущества на день совершения преступления, а не на день принятия решения о возмещении вреда, т.е. без учета индексации, в то время как разрыв во времени между совершением преступления и осуждением виновного по некоторым делам составлял 5 лет.

Только по трем из проверенных дел была применена индексация, но при этом суды не избежали ошибок.

Так, Советским районным судом осужден Т. по ч. 3 ст. 147 УК РСФСР. Согласно приговору, Т. мошенническим путем завладел имуществом ООО (...), причинив ущерб на сумму 180774 руб. 60 коп.

Удовлетворяя исковые требования потерпевшего М., суд указал в приговоре, что взысканию подлежит сумма 343155 руб. 30 коп., исходя из банковской ставки рефинансирования на 21 сентября 2000 г., при этом суд не указал, какими нормами Гражданского кодекса РФ он руководствовался. Кроме того, приговор вынесен 31 июля 2001 г., преступление совершено в 1996 году, в приговоре отсутствует мотивировка применения банковской ставки рефинансирования и ее расчета по состоянию на 21 сентября 2000 г. Поэтому приговор в части гражданского иска отменен, а дело направлено на новое рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства.

Ознакомление с исполнительными производствами подтвердило, что и на момент исполнения приговора в порядке ст. 369 УПК РСФСР индексация при возмещении вреда применяется крайне редко.

Кроме того, как показало обобщение, при возмещении причиненного преступлением ущерба редко обращается взыскание на движимое и недвижимое имущество осужденных. Это наблюдается и по тем делам, где наложен арест на имущество, т.е. приняты меры к обеспечению иска.

Только по 15 из 171 изученного дела было обращено взыскание на имущество осужденных, а арест на имущество наложен по 48 делам.

В отличие от оценочного признака значительного ущерба, признак "крупный размер хищения" определен в законе совершенно точно. Согласно примечанию к ст. 158 УК РФ, крупным размером в статьях главы 21 УК РФ признается стоимость имущества, в пятьсот раз превышающая минимальный размер оплаты труда, установленный законодательством Российской Федерации на момент совершения преступления. Крупный размер похищенного определяется путем установления стоимости похищенного, а мнение пострадавшего здесь не учитывается.

Мошенничество считается оконченным, если имущество изъято у собственника и виновный имеет реальную возможность пользоваться или распоряжаться им по своему усмотрению.

Только по двум изученным делам судом, как посчитала кассационная инстанция, была допущена ошибка при оценке момента окончания преступного деяния.

Березовским районным судом осуждены по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ Ф. и Л., работавшие в (...) РОВД.

Судом установлено, что Ф. и Л., имея умысел на хищение путем обмана 7000 долларов США у потерпевшего К., получили у последнего с целью обеспечения последующей передачи им денег в качестве залога автомашину "Тойота" с оформлением ее по доверенности на знакомого Ф. - М. И лишь затем К. передал Ф. 30 банкнот, похожих на купюры достоинством в 100 долларов США каждая, после чего Ф. был задержан.

Судебная коллегия учла, что переданные К. Ф. купюры, закамуфлированные под доллары США, не являлись иностранной валютой и не могли быть использованы в денежном обращении, а ранее переданная им автомашина была лишь гарантом в последующем получении денег и умысла на ее хищение у них не было, и переквалифицировала их действия на ст. 30 и ч. 3 ст. 159 УК РФ - как покушение на хищение чужого имущества путем обмана, совершенное группой лиц по предварительному сговору, с использованием своего служебного положения, в крупном размере по ст. 30 ч. 3 и ст. 159 ч. 3 п. "б" УК РФ.

Аналогичная ошибка была допущена Ленинским районным судом по делу Т., чьи действия переквалифицированы на ст. ст. 30 и 159 УК РФ.

Отдельный вопрос - денежные средства, находящиеся на банковских счетах. Как ранее указывалось, к ответственности привлекались граждане, работники банков и фирм, мошеннически завладевшие безналичными денежными средствами. И на практике встал вопрос о возможности признания хищения оконченным.

К примеру, Центральный районный суд рассмотрел уголовное дело в отношении руководителя фирмы. К., который, узнав, что администрации ООО (...) требуется офисная мебель для вновь открываемого филиала, заключил договор с фирмой о поставках последней мебели. При этом К. и не собирался выполнять договорные обязательства, а намеревался завладеть авансовым платежом. Полученная на банковский счет возглавляемой К. фирмы предоплата находилась там несколько дней. За это время было установлено, что фирма (...) подобного товара не имела и не будет иметь, а предоплату К. намеревался похитить.

К. осужден за оконченное преступление, т.к., получив на счет фирмы безналичные средства, К. имел возможность в течение нескольких дней распорядиться ими по своему усмотрению, даже не обналичивая их. Мошенничество совершено в форме завладения имущественным правом путем обмана.

Как было отражено ранее, мошенники с целью изъятия имущества зачастую подделывали документы, бланки различных коммерческих организаций, а некоторые суды квалифицировали их действия по совокупности преступлений, предусмотренных ст. ст. 159 и 327 УК РФ.

Однако кассационная инстанция ст. 327 УК РФ в подобных случаях из обвинения осужденных исключала, мотивируя тем, что к официальным документам относятся документы, составленные, выданные или находящиеся в обороте государственных, муниципальных органов, учреждений и отвечающие определенным требованиям. Документы коммерческих организаций к таковым не относятся.

Например, Кировским районным судом осужден в январе 2001 года К. по п. "б" ч. 3 ст. 159, ч. 1 ст. 327 УК РФ. Согласно приговору, в феврале 1999 г. К., имея умысел на хищение чужого имущества, изготовил подложное письмо и доверенность ООО (...). 10 февраля 1999 г. он передал подложные документы в ОАО "Красречпорт", а 11 февраля 1999 г. получил путем обмана 50 автошин стоимостью 55020 руб. Приговор в части осуждения К. по ч. 1 ст. 327 УК РФ отменен по следующим основаниям. Как установлено судом, К. изготовил подложное письмо и доверенность коммерческой организации. Данные документы не могут быть признаны официальными, их изготовление и использование в целях хищения имущества являются составной частью мошенничества и не образуют состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 327 УК РФ.

Как положительный момент следует отметить, что органы следствия и суды правильно оценивали правовую ситуацию, когда лица трудоустраивались на работу по подложным документам и получали зарплату за выполнение обязанностей по должности, которую лицо не имело право занимать.

Действия в данных случаях обоснованно квалифицированы только по ст. 327 УК РФ.

В Уголовном кодексе имеется ряд составов, смежных с мошенничеством. К ним относятся лжепредпринимательство (ст. 173), незаконное получение кредита (ст. 176), незаконное использование товарного знака (ст. 180), нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм (ст. 181), заведомо ложная реклама (ст. 182), злоупотребления при выпуске ценных бумаг (эмиссии) (ст. 185), изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 186), изготовление или сбыт поддельных, кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов (ст. 187), неправомерные действия при банкротстве (ст. 195), преднамеренное банкротство (ст. 196), фиктивное банкротство, (ст. 197) и обман потребителей (ст. 200).

Мошенничество, прежде всего, схоже с лжепредпринимательством, однако если мошенничество - это одна из форм хищения, то лжепредпринимательство, напротив, не предполагает умысла на хищение чужого имущества и не обладает совокупностью признаков, характеризующих его как хищение.

Так, при получении кредита отсутствует признак противоправности изъятия имущества. Это обусловлено тем, что кредит получен на основе правомерного юридического факта регистрации коммерческой организации.

Нельзя отнести к хищению и освобождение от налогов. Различны и объекты посягательства.

Видовой объект мошенничества - отношения собственности, включающие права собственника на владение, пользование и распоряжение имуществом, а лжепредпринимательство посягает на принципы хозяйственной деятельности, а не на собственность.

Объективная сторона мошенничества выражается в одном из двух действий: хищении чужого имущества или приобретении права на чужое имущество.

Объективная сторона лжепредпринимательства состоит в создании коммерческой организации без намерения осуществлять предпринимательскую или банковскую деятельность. Мнимость создания коммерческой организации проявляется в невыполнении условий, предусмотренных уставными документами.

Кроме того, рассматриваемые составы преступлений в качестве обязательного признака объективной стороны предусматривают различные по характеру общественно опасные последствия.

Привлечение к ответственности по ст. 173 УК РФ возможно, если лжепредпринимательство причинило крупный ущерб гражданам, организации или государству, в противном случае содеянное должно квалифицироваться как покушение на лжепредпринимательство.

К примеру, Советским районным судом г. Красноярска были осуждены по ч. 3 ст. 30, ст. 173 УК РФ Б., М. Согласно приговору, 20 мая 1999 года Б. и М. учредили лжепредприятие (...), которое было зарегистрировано администрацией Советского района г. Красноярска, имея намерение под видом осуществления предпринимательской деятельности получать кредиты, извлекать иные имущественные выгоды, не собираясь заниматься деятельностью, указанной в уставе предприятия.

Б. и М. в целях сокрытия действительных намерений заключили ложные договоры с ООО (...) на закупку редкоземельных металлов и сфальсифицировали договоры на продажу изотопов редкоземельных металлов в размере 4,5 млн. долларов США международной корпорации (...).

Используя договор с ООО (...) и корпорацией (...), Б. и М. предприняли получить кредиты в главном аналитическом управлении по стабилизации промышленности и энергетической безопасности в размере 7 млн. долларов США и в Сберегательном банке РФ в размере 400 тыс. долларов США. Однако кредиты им предоставлены не были.

В связи с отсутствием доказательств направленности умысла Б. и М. на хищение, их действия были при отсутствии реального крупного ущерба квалифицированы как покушение на лжепредпринимательство.

Представляется, что в случае, когда лжепредпринимательство причинило бы крупный ущерб и было направлено на хищение чужого имущества, оно представляло бы собой оконченное мошенничество, квалифицируемое по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ, т.е. лжепредпринимательство являлось бы в подобной ситуации разновидностью мошеннического обмана.

Такой смежный с мошенничеством состав преступления, как незаконное получение кредита, предусмотрен ст. 176 УК РФ. Часть 1 этой статьи устанавливает ответственность за "получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб", а ее ч. 2 - за "незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству".

Критериями разграничения этих преступлений являются также направленность умысла и время его возникновения При этом мошенничество есть тогда, когда при представлении заведомо ложных сведений указанного содержания, т.е. до получения кредита, умысел виновного направлен на хищение имущества, составляющего кредит, следовательно, квалификация содеянного аналогична рассмотренной при ограничении мошенничества от лжепредпринимательства. При этом представление заведомо ложных сведений о хозяйственном положении или финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации является ни чем иным, как одной из разновидностей мошеннического обмана.

Незаконное использование товарного знака определено в ч. 1 ст. 180 УК, а в ч. 2 этой статьи - как "незаконное использование предупредительной маркировки в отношении не зарегистрированного в Российской Федерации товарного знака или наименования места происхождения товара, если это деяние совершено неоднократно или причинило крупный ущерб".

Указанное в этих нормах использование при реализации товаров перечисленных атрибутов, сопряженное с увеличением стоимости товара и завладением разницей между установленной и фактической стоимостью, подпадает одновременно под действие как названной статьи, так и ст. 159 УК. Причем нормы, содержащиеся в ч. ч. 1 и 2 ст. 180, являются специальными по отношению к нормам, установленным в ст. 159.

Согласно правилу квалификации преступлений, при конкуренции общей и специальной норм применяется специальная норма, т.е. ст. 180 УК.

Мошенничество имеет схожие признаки и с составами преступлений, предусмотренными ст. ст. 181, 186 и 187 УК. В них установлены условия ответственности за нарушение правил изготовления и использования государственных пробирных клейм, изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, изготовление или сбыт поддельных кредитных либо расчетных карт и иных платежных документов.

Отграничение перечисленных преступлений от мошенничества проводится по таким критериям, как предмет преступления и направленность умысла.

Содеянное является преступлением, ответственность за которое предусмотрена ст. ст. 181, 186 или 187, в случаях, когда, с одной стороны, специальный предмет преступления, обозначенный в статьях, обладает высоким качеством изготовления и, с другой - умыслом виновного охватывается высокая степень вероятности нераспознания подделки данного предмета любым получателем. Если же какой-либо из перечисленных предметов обладает невысоким качеством подделки и умысел виновного направлен на разовое его использование в расчете на дефекты зрения получателя или иные особенности ситуации, то состоявшийся обмен такого предмета на имущество представляет собой мошенничество.

К примеру, по приговору Уярского районного суда от сентября 2001 года Н. осужден за мошенничество по ч. 2 ст. 159 УК РФ, выразившееся в размене сувенирной денежной купюры достоинством 100 рублей на две купюры по 50 рублей.

Квалифицируя действия Н. по ч. 2 ст. 159 УК РФ, суд исходил из того, что имелось явное несоответствие фальшивой купюры подлинной, полностью исключающее ее участие в денежном обращении, и умысел Н. был направлен на грубый обман ограниченного числа лиц.

Мошеннические действия сочетаются с неправомерными действиями при банкротстве (ст. 195), преднамеренном банкротстве (ст. 196), фиктивном банкротстве (ст. 197 УК).

Общими признаками для указанных составов являются, во-первых, совершение действий, связанных с банкротством, и, во-вторых, специальный субъект - руководитель или собственник коммерческой организации (при неправомерных действиях при банкротстве - должника - организации) либо индивидуальный предприниматель (при неправомерных действиях при банкротстве - еще и кредитор, знающий об отданном ему предпочтении несостоятельным должником в ущерб другим кредиторам).

В этой связи вопрос об отграничении мошенничества от указанных преступлений возникает тогда, когда специальный субъект обращает в свою пользу или в пользу других лиц чужое имущество посредством представляющих собой обман действий, описанных в диспозициях ч. ч. 1 и 2 ст. 195, ст. ст. 196 или 197 УК. Такое деяние содержит признаки мошенничества, если чужое имущество обращено в пользу виновного или других лиц и умысел на это возник до совершения обмана, состоящего в неправомерных действиях при банкротстве, преднамеренном или фиктивном банкротстве.

На практике иногда вызывает затруднение разграничение квалификации обмана покупателя и мошенничества.

Центральным районным судом осуждена за мошенничество по ст. 159 ч. 1 УК РФ П. Как видно из дела, она, работая продавцом на рынке по договору с частным предпринимателем (и это отражено в приговоре), при продаже 6 арбузов обсчитала покупателя на 267 рублей, присвоив их себе.

Следовательно, П. являлась не частным лицом, а заключила соглашение с индивидуальным предпринимателем и была наделена частью его прав на реализацию товара, поэтому ее действия необходимо квалифицировать по ст. 200 УК РФ.

Из этого следует, что обман потребителей в организациях, осуществляющих реализацию товаров, или в торговле, а также в сфере оказания услуг населению со стороны их работников влечет ответственность по ст. 200 УК РФ.

 

Допускаются ошибки

при разграничении мошенничества и разбоя

 

Например, Красноярским краевым судом рассмотрено дело в отношении Б., Е. и В., которые, согласно приговору, с целью завладения квартирой Х., придя к последнему, напали на него, вывезли за пределы города и убили. Похитив в квартире паспорт Х., они подделали его и на основании поддельных документов совершили сделку купли - продажи, приобретя право на квартиру.

Органами предварительного следствия Б. и др. вменялось совершение разбойного нападения на Х., однако судебная коллегия, квалифицируя действия виновных как мошенничество, указала, что состав разбойного нападения будет иметь место лишь в том случае, когда непосредственно вслед за насилием осуществляется и преступное завладение чужим имуществом. Напав на Х., осужденные квартирой и правами на нее завладели не сразу, а приобрели их только в результате последующих мошеннических действий.

 

Не всегда суды отличают мошенничество от кражи

 

Примером служит дело К., осужденного Советским районным судом за мошенничество.

Согласно приговору, К., придя в дом знакомых, где находился брат потерпевшего, стал с вешалки брать шапку - ушанку из меха норки, принадлежащую Х.А., обманув Х.Д., которому сказал, что шапку разрешил взять его брат - Х.А.

Кассационная инстанция действия К. переквалифицировала по ч. 2 ст. 158 УК РФ и указала, что характерная для мошенничества "добровольность" передачи имущества виновному лицу отсутствовала. Он сам изымал имущество, рассчитывая на то, что Х. не осознает характера его противоправных действий, что с учетом конкретных обстоятельств соответствовало действительности.

Всего, вследствие неправильной квалификации действий осужденных, в 2001 году кассационной инстанцией изменены приговоры в отношении 3 лиц, а без изменения квалификации в отношении 20 человек.

 

РАССМОТРЕНИЕ ДЕЛ О ПРИСВОЕНИИ ИЛИ РАСТРАТЕ (СТ. 160)

 

Другим обманным видом хищения является присвоение и растрата, ответственность за которые предусмотрена ст. 160 УК РФ.

Если при мошенничестве обман направлен на изъятие имущества, то при присвоении либо растрате имущество уже находится в фактическом обладании посягателя как уполномоченного собственником лица, и, таким образом, расхититель, используя доверительное отношение к нему со стороны собственника имущества, добровольно передавшего ему свое имущество, обращает имущество в свою пользу (присвоение) либо в пользу других лиц (растрата).

Таким образом, присвоение или растрата от кражи отличается тем, что виновный использует имеющиеся у него правомочия в отношении похищенного им имущества.

Присвоение представляет активные действия, выражающиеся в изъятии вверенного виновному имущества и обращении его в свою пользу или в пользу других лиц.

Растрата - самостоятельная форма хищения, при которой вверенное имущество незаконно истрачивается, потребляется, расходуется и иным образом посредством активных действий отчуждается.

При хищении путем растраты началом совершения этого преступления, как показала практика, является передача лицом вверенного ему имущества с корыстной целью третьим лицам.

В практике отдельных судов имелись факты необоснованного осуждения лиц по ст. 160 УК РФ, в действиях которых отсутствовал состав преступления.

За отсутствием состава преступления судебная коллегия отменила приговор и прекратила по ст. 160 ч. 2 УК РФ дело в отношении Н., осужденного Кежемским районным судом.

Он был признан виновным в том, что взял во временное пользование у М. лодочный мотор "Вихрь-25", а у Е. - лодочный мотор "Ветерок-8". Указанные моторы он хозяевам не вернул, а продал их. Действия Н. квалифицированы как растрата чужого имущества, вверенного виновному. Отменяя приговор и прекращая дело, кассационная инстанция указала, что по смыслу закона под вверенным имуществом следует понимать то имущество, которое собственник передал лицу во временное пользование (оперативное управление), наделив определенными полномочиями по отношению к имуществу. При этом лицо осуществляет пользование (оперативное управление) в соответствии с наделенными полномочиями, действуя в интересах собственника.

Поскольку Н., взяв во временное пользование лодочные моторы, действовал в своих интересах, а не в интересах собственников, нельзя считать, что эти моторы были ему вверены.

Таким образом, факт продажи лодочных моторов имеет характер гражданско - правовых отношений, состав преступления, предусмотренный п. п. "б", "г" ч. 2 ст. 160 УК РФ, отсутствует.

Данных о том, что Н. уже в момент получения моторов намеревался не возвращать их потерпевшим, а продать, присвоив деньги, т.е. совершить мошенничество, в деле не имелось.

На основании этого примера напрашивается вывод о том, что по ныне действующему закону вверить свое имущество может не только организация, но и гражданин, причем частным лицам с наделением их правомочиями по распоряжению, управлению, доставке или хранению имущества. Эти полномочия в том или ином объеме могут быть переданы на основании гражданско - правовых договоров аренды, проката, комиссии, перевозки, хранения и т.д.

Иногда суды без надлежащей оценки обстоятельств дела допускали ошибки при применении материального закона, что приводило к неправильной квалификации действий виновных и, в отдельных случаях, к необоснованному осуждению.

Так, Новоселовский районный суд неполно исследовал обстоятельства, предшествовавшие событию преступления, основал свое решение на неправильной оценке сложившейся ситуации и неправильно квалифицировал действия М. по ч. 2 ст. 160 УК РФ. М., работая мастером очистных сооружений и канализационного хозяйства Новоселовского (...) и являясь материально - ответственным лицом, со склада предприятия в свой подотчет получил пиломатериал в количестве 1 м3, путем присвоения похитил его, чем причинил ущерб предприятию на сумму 300 руб.

Осуждая М. по ч. 2 ст. 160 УК РФ, суд не проверил показания осужденного о том, что пиломатериал он взял с разрешения главного инженера в обмен на трубу, которую он привозил в феврале 2000 года. В деле имелся акт о приеме трубы, привезенной М. для использования ее при ремонте квартир. Данный факт подтвердил и представитель гражданского истца. Таким образом, в действиях М. кассационная инстанция усмотрела самоуправство, то есть преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 330 УК РФ. Однако в связи с тем, что действиями М. существенный вред никому причинен не был, уголовное дело в отношении его прекращено на основании п. 2 ст. 5 УПК РСФСР.

Вместе с тем имелись ошибки обратного характера, когда суды приходили к выводу о необходимости оправдания лица, не исследовав и не оценив все доказательства по делу.

Примером тому служит дело С., оправданного Канским райсудом по ч. 2 ст. 160 УК РФ за недоказанностью участия в совершении преступления.

С. обвинялся в том, что, работая (...) Красноярского государственного центра технической инвентаризации в г. Канске, поручил работникам центра выполнить работы по технической инвентаризации объектов недвижимости, принадлежащих Канскому райпо и расположенных в селах Анцирь и Георгиевка Канского района. После проведения работ по оценке по указанию С. по поддельным доверенностям работники получили на складе Канского райпо продукты питания на 6239 рублей 83 копейки в счет оплаты работ по оценке, продукты по документам не провели, а передали С., который их присвоил.

Отменяя оправдательный приговор, судебная коллегия указала, что, в соответствии со ст. 240 УПК РСФСР, суд 1 инстанции при рассмотрении дела обязан непосредственно исследовать доказательства по делу, в том числе допросить свидетелей.

В нарушение указанного закона судом не были допрошены свидетели, указанные в списке к обвинительному заключению, чьи показания имеют существенное значение для принятия правильного решения, а показания, данные этими свидетелями в предыдущем судебном заседании, оглашены не были.

Данное нарушение процессуального закона является существенным, ссылки в приговоре по указанному выше основанию на показания свидетелей являются несостоятельными, поэтому приговор законным и обоснованным принять нельзя.

Субъект преступления, осуществляющий те или иные правомочия в отношении вверенного ему имущества в связи с занимаемой должностью, присваивая переданные ему ценности, всегда использует свое служебное положение уже в силу того, что они не оказались бы в его ведении и распоряжении без занимаемой им должности.

Из числа изученных случаев исключения судом первой или кассационной инстанции из обвинения квалифицирующего признака ст. 160 как присвоения или растраты с использованием своего служебного положения не установлено.

Вместе с тем судами допускались факты расширительного толкования данного квалифицирующего признака.

Свердловским районным судом осужден по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ С. за растрату чужого, вверенного ему имущества с использованием своего служебного положения.

С., работая в строительном управлении в должности водителя автобетоносмесителя, являясь материально ответственным лицом, по товарно - транспортной накладной вывез на строительный объект три кубометра бетона на сумму 3258 рублей и должен был доставить его фирме (...) на строительство бензозаправки.

Однако по ранее достигнутой доверенности с С., уплатившим С. 2800 рублей, доставил бетон к месту строительства гаража, причинив ущерб на 3258 рублей, т.к. стоимость бетона была оплачена. С. осужден за хищение с использованием служебного положения. Однако он работал в должности водителя автобетоносмесителя и осуществлял правомочия в отношении вверенного ему бетона, выполняя свои производственные функции по его перевозке на основании товарно - транспортной накладной, а не в связи с занимаемой должностью. Действия С. надлежало квалифицировать по ч. 1 ст. 160 УК РФ.

Кроме того, по мнению проверяющего, имелись факты осуждения лиц по ст. 160 УК РФ при наличии в их действиях кражи.

Лесосибирским городским судом в декабре 2001 года осужден по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ К. за растрату вверенного ему чужого имущества с использованием своего служебного положения. Преступление, как указано в приговоре, совершено при следующих обстоятельствах.

К., работая в цехе ОАО (...) в должности сортировщика пиломатериала, 20 сентября 2001 года перед началом работы, с целью обеспечения своего рабочего места инструментами, на посту охраны комбината под роспись в журнале выдачи материальных ценностей получил увязочную машину стоимостью 9718 рублей. В обед через лаз он вышел с территории комбината и продал машину за 300 рублей и на деньги приобрел спиртные напитки. Суд посчитал, что К. совершил преступление с использованием служебного положения.

Однако субъектами преступления, предусмотренного п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ, являются должностные лица и иные служащие, использующие свое служебное положение для присвоения имущества. К., работая сортировщиком пиломатериала, никакими правомочиями в отношении проданного имущества наделен не был, а имел доступ к инструменту в связи с выполнением чисто производственных функций, которые не порождали на его стороне никаких прав по владению, пользованию, распоряжению или ответственной охране. Поэтому представляется, что правильнее было бы квалифицировать действия как кража чужого имущества.

Как и действия Ф. и П., работавших в МУПП (...) в должности водителей автомашины. Каждый из них получил для заправки своей машины дизельное топливо и часть его, слив с бензобака, продал. Центральный районный суд осудил их по п. "в" ч. 2 ст. 160 УК РФ, однако, как видно из материалов дела, дизельное топливо было выдано для работы автомобиля, осужденные имели к нему доступ в связи с порученной работой, но не являлись лицами, обладающими правомочиями в отношении похищенного имущества.

Растрата признается оконченным преступлением, когда завершается процесс полного отчуждения имущества, вверенного виновному. А присвоение считается оконченным с момента изъятия и обособления имущества от остального товара материальной массы и одновременного присоединения его к личному имуществу.

Обобщение показало, что суды правильно определяли момент окончания преступного деяния, подтверждением чему служат и данные кассационной и надзорной практики: в 2001 году ни один приговор в этой части изменен не был.

Правильно применялось положение закона (ст. 34 УК РФ), согласно которому лицо, не являющееся субъектом преступления, специально указанным в соответствующей статье (в данном случае ст. 160 УК), участвовавшее в совершении преступления, предусмотренный этой статьей, несет уголовную ответственность за данное преступление в качестве его организатора, подстрекателя или пособника.

Вместе с тем допускались ошибки другого плана.

К примеру, Нижнеингашским районным судом в январе 2001 года осуждены М. - по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 160 УК и Ш. по ст. 33 и ст. 160 ч. 2 п. "а" УК РФ.

М., работая прорабом в учреждении У-235/29 и имея в подотчете рейку, вступил в сговор с осужденным Ш. на ее хищение.

С этой целью он отдал распоряжение о погрузке 1404,7 погонного метра рейки стоимостью 5885 рублей и вывозе ее обманным путем с территории учреждения на рабочий объект в распоряжение Ш., который, реализуя договоренность на хищение рейки, продал ее за 600 рублей, а деньги с М. поделили.

Изменяя приговор, кассационная инстанция указала, что действия Ш. квалифицированы как пособничество М. в совершении хищения путем растраты вверенного имущества.

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях М. и Ш. признака совершения преступления группой лиц по предварительному сговору является ошибочным.

Из обвинения М. исключено осуждение по п. "а" ч. 2 ст. 160 УК РФ, а действия Ш. переквалифицированы на ст. 33 и ч. 1 ст. 160 УК РФ, а всего изменено в 2001 г. судебной коллегией краевого суда по ст. 160 УК 2 приговора.

К сожалению, качество предварительного расследования по делам указанной категории (ст. ст. 159, 160 УК РФ) оставляет желать лучшего.

Имеются факты направления в суд дел без надлежащей проверки всех обстоятельств дела, возникших версий и доводов обвиняемых.

В 2001 году, по данным статистической отчетности, было постановлено 5 оправдательных приговоров (из них по ст. 160 - 4, по ст. 159 - 1), поскольку выводы следствия о виновности привлекаемых лиц не были подтверждены доказательствами.

Как показало обобщение, нередко причиной отмены приговоров как по ст. 159, так и по ст. 160 УК РФ является невыполнение органами следствия уголовного процессуального закона, оставляемое без внимания судов.

Так, приговор Илимпийского районного суда в отношении Я., осужденной по ч. 3 ст. 160 УК РФ, отменен с направлением дела на новое расследование, поскольку постановление о привлечении в качестве обвиняемого и обвинительное заключение составлены за пределами сроков следствия.

Кежемский районный суд, осудив Х. по ч. 2 ст. 160 УК РФ, оставил без внимания нарушения ст. 144 УПК РСФСР, в то время как предъявленное ей обвинение было неконкретным, в процессуальных документах не были отображены обстоятельства совершения Х. хищения.

Аналогичные нарушения допущены по делу П., осужденной Тасеевским райсудом по ч. 2 ст. 159 и ст. 160 УК РФ.

Иногда причиной отмены приговоров является невыполнение требований УПК, касающихся прав подсудимых.

В частности, Ленинским районным судом г. Красноярска в октябре 2001 года осужден К. по ч. 3 ст. 159 УК РФ, однако на следствии было нарушено его право на защиту, т.к. обвиняемый ходатайствовал, чтобы у него был адвокат Д. Следователь своим постановлением от 29.05.2001 удовлетворил заявленное ходатайство, однако адвоката не заменил.

Суд также не принял мер к вызову Д. в судебное заседание, нарушив права обвиняемого, что повлекло отмену приговора.

Всего в 2001 году в кассационном порядке в связи с нарушением уголовно - процессуального закона отменены приговоры: по ст. 159 УК - в отношении 4 лиц, по ст. 160 УК - в отношении 6 лиц, а по другим основаниям: по ст. 159 УК - 2 лиц, по ст. 160 - 1 лица.

В 2001 году направлено на дополнительное расследование 160 дел в отношении 211 человек, из них:

- по ст. 159 - 80 дел в отношении 100 чел.;

- по ст. 160 УК - 80 дел в отношении 111 чел.

Вместе с тем имелись факты необоснованного возвращения судами дел для производства дополнительного расследования.

Судебная коллегия за анализируемый период отменила 19 определений о направлении дела для дополнительного расследования, из них по ст. 159 УК - 9, а по ст. 160 УК - 10.


Например, Назаровским городским судом направлено на новое расследование дело в отношении Ф., Г. и др., обвиняемых в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Органами предварительного расследования К. и др. обвинялись в том, что в период с октября 1999 г. по март 2000 г. производили в составе организованной группы хищение крупного рогатого скота с ЗАО (...) на сумму 237600 рублей. Суд направил дело на дополнительное расследование, указав на невыполнение органами следствия предыдущих судебных определений.

Отменяя определение суда, судебная коллегия указала, что, направляя дело на доследование по мотиву неполноты предварительного следствия, суд собранные по делу доказательства не исследовал.

После дополнительного расследования дело передано в суд на законных основаниях, оно принято судом к производству без указания на нарушения органами предварительного расследования требований ст. 205 УПК РСФСР и поэтому подлежало разрешению по существу предъявленного подсудимым обвинения.

Рыбинский районный суд при направлении дела по обвинению С. для дополнительного расследования в постановлении сослался на неполноту предварительного следствия, тогда как она могла быть восполнена и в судебном заседании.

Направляя дело в отношении К., обвинявшегося по ч. 3 ст. 159 УК РФ, для дополнительного расследования, Железнодорожный районный суд отметил, что по делу необходимо провести криминалистическую экспертизу и устранить противоречия в показаниях свидетелей. Судебная коллегия постановление отменила, указав, что суд вправе сам назначить экспертизу и допросить свидетелей, приняв меры к выяснению причин противоречий в их показаниях.

В кассационном порядке приговоры по делам о мошенничестве и присвоении или растрате обжалуются и опротестовываются редко. Так, из 522 чел., осужденных по ст. 159 УК, обжаловали приговор 155 чел., или 29%, а по ст. 160 УК из 387 осужденных - 73 чел., или 18,8%.

Это связано с тем, что к уголовной ответственности, как правило, привлекаются лица, ранее не судимые, и к ним применяются меры наказания, не связанные с лишением свободы.

Наиболее наглядно это видно из следующей таблицы.

 

Ст.

 Осужден. 

  Лиш. свободы

    Штраф   

Исправ. работ.

     Условн.    

 99

 00

 01

 99

  00

 01

 99

 00

 01

 99

 00

 01

  99

  00

  01

159,
ч. 1

174

101

162

11 
 6,3

  4 
  3,9

 4 
 2,4

 9 
 5,1

 8 
 7,9

4 
2,4

 6 
 2,4

 7 
 6,9

10 
 6,1

132 
 75,8

 63 
 62,3

140 
 86,4

159,
ч. 2

290

331

292

82 
28,2

128 
 38,6

95 
32,5

 7 
 2,4

 2 
 0,6

6 

 - 

 1 
 0,3

 - 

201 
 69,3

199 
 60,1

190 
 65,0

159,
ч. 3

 30

 73

 68

23 
76,6

 40 
 54,7

48 
70,5

 - 

 - 

 -

 - 

 - 

 - 

  7 
 23,3

 31 
 42,4

 20 
 29,4

160,
ч. 1

 83

 50

 77

 2 
 2,4

  - 

 1 

 3 
 3,6

 3 
 6,0

6 
7,7

19 
22,8

 6 
12,0

11 
14,2

 52 
 62,6

 31 
 62,0

 57 
 74,0

160,
ч. 2

284

363

291

43 
15,1

 23 
  6,3

16 
 5,4

12 
 4,2

16 
 4,4

8 
2,7

 - 

 - 

 2 

226 
 79,5

308 
 84,8

257 
 88,3

160,
ч. 3

 -

 14

 19

 - 

  2 
 14,2

 8 
42,1

 - 

 - 

 -

 - 

 - 

 - 

  - 

 12 
 85,7

 10 
 52,0

 

Из приведенной таблицы видно, что одним из основных видов наказания является условное осуждение. В 2001 г. по ч. 1 ст. 159 УК оно составило 86,4%; по ч. 2 ст. 159 УК - 65% и только по ч. 3 ст. 159 УК РФ - 29,4%; а к 70,5% лиц было применено реальное лишение свободы, что обусловлено тяжестью совершенного преступления.

Более гуманно выглядит наказание, назначаемое лицам, осужденным по ст. 360 УК РФ. Так, условное осуждение по ч. 1 ст. 160 УК было назначено 74,0%; осужденных по ч. 2 ст. 160 - 88,3%; и даже по ч. 3 ст. 160 УК РФ - 52,0% лиц; реально осуждено к лишению свободы - 42,1%.

Отчасти это объясняется тем, что значителен процент женщин, осужденных по данной категории дел и привлекаемых к уголовной ответственности впервые: так, из 522 осужденных:

- по ст. 159 УК - 177 женщин, или 33,9%;

- по ст. 160 УК - 171 женщин, или 44,1%;

- из числа осужденных по ст. 160 УК только 14 лиц ранее были судимы, 3,6%;

- а по ст. 159 УК - 81, или 15,5%, имело высшее образование;

- 38,9% - осужденных по ст. 159 УК РФ;

- 12,1% - осужденных по ст. 160 УК РФ.

Внимание судов не раз обращалось на необходимость соблюдения общих начал назначения наказания. Прежде всего, наказание должно быть справедливым, и только в этом случае могут быть достигнуты цели, предусмотренные ст. 43 УК РФ.


При этом обязательно должны учитываться характер преступления (относящийся к качественной стороне) и степень общественной опасности (количественная сторона преступления). Последнее зависит от размера причиненного вреда. То есть хищение имущества в различных размерах предусматривает и различные наказания, поскольку степень общественной опасности разнится.

К сожалению, данное обстоятельство судами не всегда учитывается, что ведет к назначению чрезмерно мягкого наказания.

К примеру, Норильским городским судом в феврале 2001 года осуждены по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ на 6 лет лишения свободы условно С. и К.

Преступление, как признал установленным суд, совершено в г. Норильске в 1997 году, когда осужденные по фиктивным трудовым соглашениям похитили на (...) заводе ОАО (...): К. - 294472500, С. - 376413000, а оба всего 670884500 (неденоминированных) рублей, т.е. в крупном размере.

Определяя условное осуждение, суд не учел, что ущерб не возмещен и мер к его возмещению за прошедшие годы осужденные не предпринимали. Придя к выводу, что совершению преступления способствовало отсутствие надлежащего контроля за расходованием денежных средств, оформлением и исполнением трудовых соглашений со стороны руководства ОАО (...), суд без достаточных оснований признал это обстоятельство смягчающим наказание.

По кассационному протесту прокурора приговор отменен за мягкостью назначенного наказания.

И напротив, имеются факты, когда судами переоценивается степень общественной опасности содеянного и при относительно небольшом размере ущерба назначается реальное лишение свободы.

Тем же Норильским городским судом в августе 2001 года осужден по п. "а" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 2 годам лишения свободы Р.

Он, работая в управлении администрации г. Норильска, с 4 июля по 31 августа 1998 года находился в отпуске без выезда из г. Норильска, однако 6 октября 1998 года сдал в бухгалтерию авиабилеты на свое имя, жены и двоих детей. По поддельным авиабилетам Р. незаконно путем обмана получил 9115 рублей, причинив на эту сумму ущерб управлению.

Судебная коллегия краевого суда применила ст. 73 УК РФ, указав, что ущерб на день рассмотрения дела в суде возмещен, со дня совершения преступления прошло более двух лет. Р. впервые привлекался к уголовной ответственности и за время нахождения на подписке о невыезде ничего предосудительного не совершил.

При назначении наказания суд обязан учитывать личность виновного, в том числе как биологические, так и ее социальные свойства: состояние здоровья, наличие физических и психических недостатков, отношение к труду, общественному долгу и т.д.

Игнорирование данных обстоятельств, в свою очередь, сказывается как на исправлении осужденного, так и на условиях жизни его семьи.

Ужурским районным судом осуждена по п. "б" ч. 3 ст. 160 УК РФ к 5 годам лишения свободы З., которая с января 1999 по май 2000 года, работая бухгалтером Ужурского филиала центра технической инвентаризации, умышленно занижала заработную плату работников филиала, разницу присваивала, причинив ущерб на общую сумму 48229 руб. Как следовало из дела, З. вину в преступлении, совершенном впервые, признала полностью, раскаялась, ущерб возместила полностью, имела на иждивении двух несовершеннолетних детей, <...> и <...> годов рождения, которых воспитывала одна, страдала рядом заболеваний.

Реальное осуждение матери крайне негативно сказывалось на условиях жизни детей. В связи с чем кассационная инстанция, учитывая всю совокупность обстоятельств, сочла возможным применить ст. 73 УК РФ, назначив испытательный срок 2 года.

В то же время должны оцениваться и обстоятельства, отягчающие наказание, вытекающие из личности виновного: рецидив, особо активная роль в совершении преступления и т.д., в противном случае не соблюдается условие о соответствии между преступлением и наказанием.

Так, Сосновоборским городским судом осужден в апреле 2001 года С. по п. "в" ч. 3 ст. 159 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года.

С. мошенническим путем завладел вещами Б., причинив ей ущерб на сумму 2000 рублей. Как видно из дела, он ранее неоднократно судим за кражи чужого имущества, освободился из мест лишения свободы условно досрочно и вскоре после отбытия наказания вновь совершил тяжкое преступление, по месту жительства характеризовался отрицательно. Эти обстоятельства суд оставил без учета при применении к С. ст. 64 и ст. 73 УК РФ. Приговор отменен за мягкостью назначенного наказания.

Всего, согласно статистике, в кассационном порядке в 2001 году изменены приговоры со снижением наказания в отношении 5 лиц, из них по ст. 159 - 3 человека, по ст. 160 УК - 2 чел.; отменены за мягкость в отношении 4 человек: по ст. 159 УК - 3 лиц и по ст. 160 - 1 чел.

Изменения имели Ачинский, Назаровский, Курагинский, Сосновоборский суды.

Полученные в результате обобщения данные позволяют сделать вывод о том, что отдельные приговоры имеют дефекты и, в частности, гражданского иска. А именно: некоторые суды продолжают взыскивать компенсацию морального вреда, причиненного хищением имущества, в то время как ст. ст. 151, 1099 ГК РФ таковая к данным случаям не предусмотрена (дело Л. - Железногорский горсуд, дело З., Х. - Назаровский горсуд).

По делу Ю., осужденного Центральным районным судом по ч. 2 ст. 159 УК РФ, суд взыскал в пользу потерпевшего Ш. 43392 рубля в счет возмещения материального вреда. Однако на предварительном следствии потерпевшим Ш. гражданский иск заявлен не был, и в судебном заседании потерпевший отказался. При таких обстоятельствах суд не вправе был принимать решение об удовлетворении иска.

Значительное число дел рассматривается судами за пределами процессуальных сроков, предусмотренных законом: по ст. 159 УК - 17,6%, а по ст. 160 УК - 19,8%.

Обычно нарушение сроков имеет место по делам многоэпизодным, с большим объемом обвинения, когда затруднена явка, проходящая по делу, потерпевших и свидетелей.

Но установлены случаи и недобросовестного отношения к обязанностям.

Так, дело по обвинению О. поступило в Центральный районный суд 16 января 2001 года, постановление о назначении дела к слушанию датировано 16 февраля 2001 года и назначено к рассмотрению на 21 марта 2001 г., однако лежало без движения, какие-либо протоколы об отложении дела отсутствуют, и только 19 декабря 2001 года оно рассмотрено по существу.

Дополнительно по заданию Верховного Суда РФ изучена практика рассмотрения административных материалов по ст. 7.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях за июль - август 2002 года.

Истребованы информации из районных и городских судов, изучено 38 материалов, 115 уголовных дел на 129 человек.

В силу ст. 1 ФЗ "О введении в действие кодекса РФ "Об административных правонарушениях" от 30 декабря 2001 года, с 1 июля 2002 года введен в действие Кодекс РФ об административных правонарушениях, в соответствии со ст. 7.27 которого предусмотрена административная ответственность за совершение мелкого хищения путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты.

Согласно примечанию к данной статье, хищение чужого имущества признается мелким, если стоимость похищенного имущества не превышает пяти минимальных размеров оплаты труда, установленных законодательством РФ.

По представленным информациям, районные и городские суды края, исходя из положения Конституции РФ (ч. 2 ст. 54), имеющей прямое действие, и требований ст. 10 УК РФ, согласно которым, если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон, в июле - августе 2002 года прекратили 204 уголовных дела в отношении 229 человек, в том числе по ст. 158 УК РФ - 194 дела на 219 чел., по ст. 159 УК РФ - 6 дел на 6 чел., по ст. 160 УК РФ - 4 дела на 4 чел.

За этот же период привлечено к административной ответственности по ст. 7.27 КоАП РФ 83 человека.

Из 229 человек, дела в отношении которых прекращены, ранее были судимы за хищение 83 чел., в том числе два и более раз - 38 человек.

В связи со стойкой антисоциальной установкой были арестованы и находились под стражей 38 человек, которые в связи с прекращением дела из-под стражи освобождены.

К примеру, К., ранее более трех раз судимый за карманные кражи, на остановке автотранспорта похитил из сумки потерпевшего кошелек с деньгами, причинив ущерб на 1259 рублей. Органами следствия ему предъявлено обвинение по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ, избрана мера пресечения - арест, но на день рассмотрения дела в суде действия К. перестали быть уголовно наказуемыми, вследствие чего Ленинским районным судом уголовное преследование прекращено по ч. 2 ст. 24 УПК РФ, а К. из-под стражи освобожден.

Кировским районным судом г. Красноярска прекращено дело в отношении К. и С., привлекаемых к ответственности по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ за хищение имущества в сумме 1460 рублей, с освобождением их из-под стражи. Из дела следовало, что указанные лица совершили преступление вскоре после освобождения из мест лишения свободы, не желая встать на путь исправления.

Изучение дел показало, что многие лица совершали преступления в период отбытия наказания (42 из 129 чел., или 32%, на которых дела проверены) и окончательное наказание им назначалось по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ. Однако на момент рассмотрения дела в суде кассационной инстанции их действия перестали быть уголовно наказуемыми, что вело к прекращению дел.

К., ранее судимый по ч. 2 ст. 158 УК РФ к условной мере, отбывая наказание, вновь совершил кражу на сумму 1200 рублей, за что Емельяновским районным судом осужден по ч. 2 ст. 158, ст. 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы. Кассационной инстанцией приговор отменен с прекращением дела за отсутствием состава преступления. Предыдущий приговор постановлено исполнять самостоятельно.

Всего кассационной инстанцией в июле - августе 2002 года отменено приговоров с полным прекращением дела: по ч. 2 ст. 158 УК РФ - в отношении 38 человек, по ст. 159 УК РФ - в отношении 1 человека и по ст. 160 УК РФ - 1 чел., а всего - в отношении 40 человек.

Частично исключено осуждение по отдельным эпизодам краж в отношении 39 человек (ст. 158 ч. 2) и по мошенничеству в отношении 1 человека.

За этот же период (июль - август) президиумом Краевого суда освобождено от наказания за хищение 10 человек по ч. 2 ст. 158 УК РФ и один по ч. 2 ст. 159 УК РФ.

К примеру, Д., осужденный Кежемским районным судом по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы, совершил преступление в условиях особо опасного рецидива, похитив в июле 2001 года имущество на 1080 рублей и в сентябре - на 1067 рублей, что не превышало пятикратный размер оплаты труда, установленный на день совершения преступления.

В связи с отсутствием состава уголовного деяния он президиумом Краевого суда от наказания и из-под стражи освобожден.

По изученным делам обращает на себя внимание тот факт, что лица, в отношении которых прекращалось уголовное преследование, не находившиеся под стражей, практически оставались безнаказанными.

Из числа проверенных только Свердловский районный суд г. Красноярска, прекращая уголовные дела, направляет информацию в ГУВД для решения вопроса о привлечении правонарушителя к административной ответственности за мелкое хищение. Однако они оставлены без рассмотрения, в результате никто к административной ответственности из числа тех лиц не привлечен.

Имеются факты прекращения уголовного преследования в отношении одного и того же лица в нескольких судах края, но при этом ни один суд не ставил вопрос об административной ответственности указанных лиц.

К примеру, Ленинский, Кировский, Центральный суды г. Красноярска прекратили уголовные дела по ч. 2 ст. 24 УПК РФ в отношении Г., который привлекался по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ как лицо, ранее судимое за грабеж и вымогательство.

В марте 2002 года Г. из павильона, расположенного в Кировском районе г. Красноярска, похитил имущество на сумму 380 рублей, в тот же месяц на рынке КрасТЭЦ в Ленинском районе украл с прилавка дорожку стоимостью 1000 рублей и в начале апреля из павильона в Центральном районе похитил товары на 670 рублей.

В результате прекращения дел Г. остался безнаказанным, так как вопрос о привлечении его К. административной ответственности не поставлен.

Как уже ранее отмечалось, к административной ответственности за мелкое хищение по ст. 7.27 КоАП за анализируемый период привлечено, по данным судов края, 83 человека, из них 17 ранее судимы за хищение (20,4%).

Согласно статистической отчетности, за мелкое хищение в 2001 году было привлечено 642 чел., а за первое полугодие - 398 граждан, т.е. в среднем ранее в месяц рассматривалось по 53 - 64 материала, то сейчас несколько меньше - 41.

Обращает на себя внимание тот факт, что в таких крупных районах и городах края, как Свердловский, Октябрьский, Канск, Норильск, не было привлечено к административной ответственности за указанных два месяца ни одного лица.

По линии УВД не представлялось возможным из-за отсутствия статистических данных установить, сколько административно - правовых нарушений по ст. 7.27 было выявлено сотрудниками милиции, в том числе и в указанных городах и районах края.

По изученным делам административно наказанных мужчин - 80, женщин - 3, в возрасте от 16 до 17 лет - 2.

Анализ показал, что мелкие хищения в основном совершались по месту работы (25%), торговых павильонов и складов (38%) и граждан (37%).

Все материалы рассмотрены в установленные законом сроки, лишь по 3 из проверенных рассмотрение дел откладывалось в связи с неявкой правонарушителя по уважительным причинам, о чем имелись их ходатайства.

Мерой административного взыскания являлся штраф.

Наложено взыскание на сумму 28719 рублей, взыскано 17516 рублей.

Случаев оправдания судом подсудимых по статьям 158 - 162 УК РФ в тех случаях, когда стоимость похищенного имущества не превышала предела, установленного для мелких хищений, не установлено.

 

Судья

Красноярского краевого суда

Е.Г.КИЕВСКАЯ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь