Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЛИПЕЦКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

БЮЛЛЕТЕНЬ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПО ИТОГАМ I ПОЛУГОДИЯ 2002 ГОДА

от 21 мая 2002 года

 

ПРИЧИНЫ ОТМЕНЫ ПРИГОВОРОВ

 

НАРУШЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ СТ. 20 УПК РСФСР

ПОВЛЕКЛО ОТМЕНУ ПРИГОВОРА И НАПРАВЛЕНИЕ ДЕЛА

НА ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ РАССЛЕДОВАНИЕ

 

1. Приговором Грязинского городского суда от 19 декабря 2001 года осужден П. по ст. 264 ч. 1 УК РФ на 1 год 6 месяцев лишения свободы.

Постановлено на основании ст. 73 УК РФ назначенное наказание считать условным с испытательным сроком 1 год.

Приговором П. признан виновным в том, что 19 июля 2001 года, управляя автомобилем ВАЗ-21213, в с. Малей Грязинского района нарушил требования знака 2.4 "Уступи дорогу", пп. 13.9, 10.1 Правил дорожного движения. При совершении поворота налево с ул. Российской на ул. Ленина не убедился в безопасности маневра, выехал со второстепенной дороги на главную и совершил столкновение с автомобилем УАЗ-32206 под управлением К. В результате столкновения автомобилей пассажиру автомобиля УАЗ Г. был причинен тяжкий вред здоровью.

Определением судебной коллегии по уголовным делам приговор отменен по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности П. в совершении преступления основаны на недостаточно полно исследованных в судебном заседании доказательствах, а предварительное следствие проведено неполно и односторонне. Бесспорных доказательств того, что именно по вине лишь П. произошло столкновение автомобилей, судом в приговоре не приведено, а его версия о том, что правила нарушил К., не опровергнута.

При таких обстоятельствах судебная коллегия пришла к выводу, что предварительное следствие проведено не в соответствии с требованиями ст. 20 УПК РСФСР, а приговор суда не может быть признан законным и обоснованным.

 

НЕДОПУСТИМЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛУ

 

2. Приговором Данковского городского суда осужден П. по ст. 111 ч. 4 УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда П. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего Г.

Определением судебной коллегии по уголовным делам приговор отменен и дело направлено прокурору Данковского района для дополнительного расследования.

Как видно из материалов дела, оно возбуждено 26 ноября 2000 года. Из заключения судебно-медицинской экспертизы трупа Г. видно, что экспертиза начата 25 ноября 2000 года, то есть до возбуждения уголовного дела, данных об окончании экспертизы не имеется. Более того, как в постановлении о назначении экспертизы, так и в акте экспертизы имеются исправления числа о назначении экспертизы, из приобщенной же судом к материалам дела ксерокопии 1 листа экспертизы видно, что она была назначена 20 ноября 2000 года.

При таких обстоятельствах заключение указанной экспертизы является недопустимым по делу доказательством, и суд в приговоре не имел права ссылаться на данное заключение как на доказательство, подтверждающее вину П. в совершении преступления.

Кроме того, органами предварительного следствия, как следует из материалов дела, не установлены лица, взломавшие дверь в квартире потерпевшего, тогда как установление данных лиц является необходимым и влияет на установление фактических обстоятельств дела.

Названный приговор нельзя признать законным и обоснованным.

 

ОБЯЗАННОСТЬ СУДА НЕПОСРЕДСТВЕННО

ИССЛЕДОВАТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ПО ДЕЛУ

 

3. Приговором Добровского суда осужден Ш. по ст. 286 ч. 3 УК РФ на 3 года лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ.

Приговором суда Ш. признан виновным в превышении должностных полномочий, повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, с применением насилия.

Судебной коллегией приговор отменен в связи с существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

Согласно ст. 315 ч. 1 УПК РСФСР в резолютивной части приговора должен быть указан, в частности, уголовный закон, по которому подсудимый признан виновным. Однако суд не выполнил этого требования. Он не указал в резолютивной части обвинительного приговора на соответствующий обвинению пункт ч. 3 ст. 286 УК РФ.

Отсутствие в приговоре указания на пункт ч. 3 ст. 286 УК РФ, предусматривающий соответствующий данному обвинению квалифицирующий признак превышения должностных полномочий, является существенным нарушением уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

В силу ст. 342 ч. 1 п. 4 УПК РСФСР основаниями к отмене или изменению приговора при рассмотрении дела в кассационном порядке являются существенные нарушения уголовно-процессуального закона.

Кроме того, суд положил в основу приговора показания свидетелей К. и Г., не исследовав их в судебном заседании, чем нарушил ст. 240 ч. 1 УПК РСФСР, предусматривающую обязанность суда непосредственно исследовать доказательства по делу, в частности, огласить протоколы и другие документы. В п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.04.1996 "О судебном приговоре" указывается, что суд в подтверждение своих выводов не вправе ссылаться на собранные по делу доказательства, если они не были исследованы судом и не нашли отражения в протоколе судебного заседания. Ссылка в этом, в частности, и в ином судебном заседании допустима только при оглашении судом этих показаний в случаях, предусмотренных ст. 281, 286 УПК РСФСР. При этом следует иметь в виду, что фактические данные, содержащиеся в оглашенных показаниях, как и другие доказательства, могут быть положены в основу выводов и решений по делу лишь после их проверки и всестороннего исследования в судебном заседании.

Как усматривается из протокола судебного заседания, суд отклонил ходатайство прокурора об оглашении показаний свидетелей К. и Г., однако положил их показания в основу приговора.

Приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

ИЗМЕНЕНИЕ ВИДА ИСПРАВИТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ

 

4. Постановлением Усманского районного суда С. переведен для отбывания лишения свободы в тюрьму сроком на 2 года.

Основанием его перевода в тюрьму послужило отрицательное поведение, систематическое злостное нарушение режима содержания.

Постановление отменено по следующим основаниям.

Согласно ст. 78 УИК РФ в зависимости от поведения и отношения к труду осужденным к лишению свободы может быть изменен вид исправительного учреждения. Осужденные, являющиеся злостными нарушителями установленного порядка отбывания наказания, могут быть переведены в исправительную колонию строгого режима.

Из материалов дела видно, что 30 сентября 2000 года за отказ надеть форменную одежду установленного образца С. водворен в штрафной изолятор на 5 суток, 6 октября 2000 года за отказ от дежурства по карантину водворен в штрафной изолятор сроком на 3 суток, 12 октября 2000 года за такое же нарушение водворен в штрафной изолятор сроком на 15 суток и одновременно признан злостным нарушителем режима содержания. 31 октября 2000 года за отказ от работы по ст. 106 УИК РФ переведен в единое помещение камерного типа сроком на 12 месяцев.

За этот срок С. допустил 13 нарушений режима содержания, за которые подвергнут мерам взыскания, предусмотренным ст. 115 УИК РФ. Последнее нарушение режима имело место 11 июля 2001 года, за что применен выговор.

При рассмотрении дел данной категории распространяется требование ст. 20 УПК РСФСР о всесторонности, полноте и объективности обстоятельств дела.

В нарушение указанной нормы права вопрос о наличии медицинских показаний С. для выписки из лечебного учреждения и направления его в тюрьму судом не исследовался.

Так, осужденным заявлялось, что на день рассмотрения дела он находился в стационаре лечебного учреждения. Согласно выписке из медицинской карты он дважды направлялся в областную больницу УИН с диагнозами вегетососудистая дистония, язвенная болезнь ДПК, в настоящее время состояние удовлетворительное. Однако данный документ без даты, и из него невозможно сделать вывод об отсутствии противопоказания для перевода.

Соответствующее заключение об этом в материалах дела отсутствует.

Кроме того, судом не проверены требования ст. 117 ч. 1 УИК РФ о запрещении налагать несколько взысканий за одно нарушение.

При таких данных постановление суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

ОТМЕНА УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ

 

5. Приговором Елецкого городского суда осужден А. по ст. 228 ч. 1 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к штрафу в размере 30 минимальных размеров оплаты труда в сумме 3 тыс. рублей в доход государства. Постановлено приговор Елецкого районного суда в отношении А. исполнять самостоятельно.

Данным приговором А. признан виновным в незаконном приобретении и хранении без цели сбыта наркотического средства - марихуаны, общим весом 0,47 гр. в высушенном состоянии, с которым он был задержан 13 сентября 2001 года.

В соответствии со ст. 74 ч. 5 УК РФ суд был обязан отменить условное осуждение по приговору Елецкого районного суда от 30 октября 2000 года и окончательно определить наказание по правилам ст. 70, 71 ч. 2 УК РФ.

Приговор отменен с направлением дела на новое судебное рассмотрение.

 

НАРУШЕНИЕ ТРЕБОВАНИЙ СТ. 67-1 УПК РСФСР

ПОВЛЕКЛО ОТМЕНУ ПРИГОВОРА

 

6. Приговором Добровского районного суда осужден К. по ст. 158 ч. 2 п. "а", "г" УК РФ на 2 года лишения свободы. На основании п. 3 постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года К. от наказания освобожден.

Приговором суда он признан виновным в том, что 6 мая 2001 года по предварительному сговору с неустановленным лицом в с. М.Хомутец похитил принадлежащую Б. лошадь стоимостью 6000 рублей.

Судебная коллегия по уголовным делам отменила приговор по следующим основаниям.

В соответствии с требованиями ст. 67-1 УПК РСФСР адвокат, представитель профессионального союза и другой общественной организации не вправе участвовать в деле в качестве защитника или представителя потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика, если он ранее участвовал в качестве судьи, прокурора...

Защищавший права К. в настоящем судебном процессе адвокат С. ранее, будучи судьей, участвовал в рассмотрении данного дела.

Данное нарушение уголовно-процессуального закона является существенным и влекущим за собой безусловную отмену приговора.

 

ПО ДЕЛАМ ЧАСТНОГО ОБВИНЕНИЯ В СУДЕБНОМ ЗАСЕДАНИИ

ОБВИНЕНИЕ ПОДДЕРЖИВАЕТ ЧАСТНЫЙ ОБВИНИТЕЛЬ

 

7. Приговором Усманского районного суда Н. осуждена по ст. 129 ч. 1 УК РФ к 6 месяцам исправительных работ по месту работы с удержанием в доход государства 10% заработка ежемесячно.

Судебная коллегия приговор отменила и дело направила на новое рассмотрение ввиду существенных нарушений УПК РСФСР.

Как следует из ч. 3 ст. 27 УПК РСФСР, в исключительных случаях, если дело о каком-либо преступлении, предусмотренном ст. 115, 116, 129 ч. 1, 130, 146 ч. 1 и 147 ч. 1 УК РФ, имеет особое общественное значение или если потерпевший по этому делу либо по делу о преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 131 УК РФ, в силу беспомощного состояния зависимости от обвиняемого или по иным причинам не в состоянии защищать свои права и законные интересы, прокурор вправе возбудить такое дело и при отсутствии жалобы потерпевшего.

Из материалов дела усматривается, что прокурор Усманского района возбудил уголовное дело по признакам ст. 129 ч. 1 УК РФ, однако в постановлении отсутствует его описательная часть и неясно, по каким основаниям он пришел к выводу, что потерпевшая лишена возможности защищать свои права и законные интересы. Суд данный вопрос не исследовал и не дал оценки о законности и обоснованности возбуждения дела прокурором.

Согласно постановлению о назначении дела к слушанию суд указал, что дело будет рассматриваться с участием адвоката. Однако из материалов дела усматривается, что Н. отказалась от услуг адвоката, однако реального участия адвоката в судебном заседании не было, ордера адвоката в деле не имеется и не имеется об этом записи и в протоколе судебного заседания, что является нарушением права подсудимой на защиту.

Согласно ст. 474 УПК РСФСР по делу частного обвинения в судебном заседании обвинение поддерживает частный обвинитель. Из протокола судебного заседания усматривается, что прокурор в судебном заседании не участвовал, а частный обвинитель П. отказалась от выступления в прениях, и суд не выяснил у нее, поддерживает ли она обвинение в отношении Н., что является существенным нарушением УПК РСФСР и надлежит выполнить при новом судебном рассмотрении.

В соответствии со ст. 297 УПК РСФСР после окончания судебных прений председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово.

Как следует из протокола судебного заседания, последнее слово Н. суд не предоставил и удалился в совещательную комнату для вынесения приговора, чем лишил подсудимую последнего слова, то есть нарушил ее право на защиту.

При таких существенных нарушениях уголовно-процессуального закона приговор отменен.

 

НАРУШЕНИЕ СТ. 133 УПК РСФСР

ПОВЛЕКЛО ОТМЕНУ ПРИГОВОРА

 

8. Приговором Измалковского районного суда осужден Ц. по совокупности преступлений, предусмотренных ст. 264 ч. 2, 265 УК РФ, на 2 года лишения свободы.

Судебная коллегия отменила данный приговор в связи с нарушением ст. 133 УПК РСФСР.

В соответствии со ст. 133 УПК РСФСР при возвращении судом дела для производства дополнительного следствия срок дополнительного следствия устанавливается прокурором в пределах до одного месяца с момента принятия дела к производству. Как видно из материалов дела, суд возвращал данное дело для производства дополнительного расследования 22 февраля 2001 года. Прокурор Измалковского района 16 марта 2001 года установил срок следствия до одного месяца в постановлении. 19 марта из следственного отдела дело передано следователю Л. с указанием провести расследование в полном объеме. Несмотря на данные указания, следователь только 23 июня 2001 года приступил к расследованию, то есть спустя месяц, установленный прокурором для производства дополнительного следствия, что является существенным нарушением закона и влечет за собой отмену приговора с направлением дела на новое расследование. Все следственные действия проведены за рамками установленного следствия.

 

НАРУШЕНИЕ СТ. 314 УПК РСФСР ЯВЛЯЕТСЯ СУЩЕСТВЕННЫМ

НАРУШЕНИЕМ УГОЛОВНО-ПРОЦЕССУАЛЬНОГО ЗАКОНА,

ВЛЕКУЩИМ ОТМЕНУ ПРИГОВОРА

 

9. Приговором Тербунского районного суда осуждены Е., М. по ст. 213 ч. 2 п. "а" УК РФ к условной мере наказания.

Данный приговор судебная коллегия отменила в связи с существенным нарушением норм УПК РСФСР.

Согласно ст. 68 УПК РСФСР при разбирательстве уголовного дела в суде подлежит доказыванию, в частности, событие преступления, виновность подсудимого в совершении преступления и мотивы преступления.

С учетом этих требований и в силу ч. 1 ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным судом, с указанием места, времени, способа его совершения, характера вины, мотивов и последствий преступления.

Однако в нарушение этих требований в описательной части приговора суда в отношении Е. и М. указано лишь, в чем они обвиняются. Из приговора не видно, в чем же суд признал их виновными.

Более того, суд, указывая, что они обвиняются в применении насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти - директора колхозного рынка П., их действия квалифицирует как хулиганство, т.е. грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, сопровождающееся применением насилия к гражданам, совершенное группой лиц. Следовательно, описательная часть приговора противоречит резолютивной части приговора.

Кроме того, из протокола судебного заседания видно, что государственный обвинитель просил переквалифицировать действия Е. и М. со ст. 318 ч. 1 УК РФ на ст. 115 УК РФ. Однако суд в приговоре не мотивировал, почему он не согласился с такой позицией прокурора.

Данный приговор нельзя признать законным и обоснованным.

 

10. Приговором Усманского районного суда З. осужден по ст. 119 УК РФ на 1 год 4 месяца лишения свободы.

На основании ст. 69, 71 УК РФ постановлено к назначенному наказанию присоединить частично неотбытое наказание по приговору от 4 июня 2001 года и окончательно к отбытию назначено 1 год 5 месяцев лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

По ст. 129 ч. 1, 130 ч. 1 УК РФ уголовное дело прекращено из-за отсутствия жалоб потерпевших и отказа Ф. от обвинения.

З. признан судом виновным в том, что 13 августа 2001 года в с. Новоуглянка Усманского района в ссоре с Ф. угрожал ей убийством, замахиваясь топором.

В соответствии с требованиями ст. 314 УПК РСФСР описательная часть обвинительного приговора должна содержать описание преступного деяния, признанного доказанным, с указанием места, времени, способа его совершения; характер вины, мотивов и последствий преступления; доказательства, на которых основаны выводы суда, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства; указания на обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность; в случае признания части обвинения необоснованной - основания к этому; мотивы изменения обвинения, если таковое было произведено в суде.

В описательной части оправдательного приговора излагается сущность обвинения, по которому обвиняемый был предан суду; обстоятельства дела, установленные судом; приводятся доказательства, послужившие основанием для оправдания подсудимого, с указанием мотивов, объясняющих, почему суд отвергает доказательства, на которых было основано обвинение.

В соответствии со ст. 34 УПК РСФСР приговор - решение, вынесенное судом в заседании по вопросу о виновности или невиновности подсудимого и о применении или неприменении к нему наказания. Следовательно, по смыслу закона, прекращение уголовного дела приговором не допускается, и в этой части суду при наличии оснований следовало вынести отдельное определение.

Судом эти требования закона нарушены и решения по обвинению З. в угрозе убийством Ф. не принято вообще, а уголовное дело по ст. 129, 130 УК РФ прекращено приговором.

Более того, при решении вопроса о назначении наказания по совокупности приговоров суд ошибочно сослался на ст. 69 УК РФ, а не ст. 70 УК РФ, нарушив, таким образом, уголовный закон.

Судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила, поскольку указанные нарушения закона являются существенными.

 

ЗАКОНОМ ГАРАНТИРУЮТСЯ ПРАВА ПОДСУДИМОГО

ПРИ ПРОИЗНЕСЕНИИ ПОСЛЕДНЕГО СЛОВА

 

11. Приговором Октябрьского суда г. Липецка осужден К. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ на 10 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда К. признан виновным в разбойном нападении на Б. с целью завладения чужим имуществом неоднократно, с применением ножа, используемого в качестве оружия, с незаконным проникновением в жилище, с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшей.

Приговор отменен в связи с нарушением ст. 297 УПК РСФСР.

В соответствии со ст. 297 УПК РСФСР после окончания судебных прений председательствующий предоставляет подсудимому последнее слово.

Как следует из протокола судебного заседания и пояснений осужденного в кассационной инстанции, суд предоставил К. последнее слово, в котором тот сказал, что он не может сейчас говорить по состоянию здоровья. После чего суд, не приняв никаких мер по установлению состояния здоровья подсудимого и возможного оказания ему медицинской помощи, удалился в совещательную комнату для вынесения приговора, чем лишил подсудимого последнего слова, то есть нарушил его право на защиту.

 

ПРИЧИНЫ ИЗМЕНЕНИЯ ПРИГОВОРОВ

 

ПОГАШЕНИЕ СУДИМОСТЕЙ

 

12. Приговором Грязинского городского суда осужден Д. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на 5 лет лишения свободы.

Д. признан судом виновным в том, что, ранее дважды судимый за хищение, вновь 10 августа 2001 года совершил кражу велосипеда, стоимостью 1000 рублей, принадлежащего Ф.

Правильно установив фактические обстоятельства по делу, суд, вместе с тем, дал неправильную правовую оценку действиям Д.

Судебная коллегия не согласилась с выводами суда о наличии у него двух непогашенных судимостей за хищение.

Как видно из материалов дела, постановлением президиума Липецкого областного суда от 14 июля 2000 года внесены изменения в приговор суда от 5 июня 2000 года и определение кассационной инстанции от 15 июня 2000 г. в отношении Д.: он от назначенного наказания по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ освобожден по акту амнистии как больной, отнесенный к 1 группе диспансерного учета.

Следовательно, судимость от 5 июня 2000 года снята в связи с применением амнистии. На день совершения кражи велосипеда у Д. имелась одна непогашенная судимость по приговору от 21 февраля 1997 года.

Таким образом, действия Д. следует квалифицировать по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ.

С учетом небольшого объема похищенного, раскаяния осужденного в содеянном, возмещения ущерба, состояния здоровья Д. судебная коллегия применила в отношении него ст. 64 УК РФ и, не применяя требование ст. 68 ч. 2 УК РФ о назначении наказания при рецидиве преступлений, по ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ назначила наказание в виде лишения свободы сроком на два года.

 

13. Приговором Тербунского районного суда осужден Б. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на 5 лет лишения свободы.

Судебная коллегия изменила приговор: переквалифицировала действия Б. по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 2 пп. "б", "в" УК РФ и назначила по данной статье наказание в виде 4 лет лишения свободы.

Основанием изменения приговора послужило следующее.

Б. судим 26 сентября 1995 года по ст. 144 ч. 2 УК РСФСР, приговорен к 3 годам 6 месяцам лишения свободы, освобожден от наказания условно-досрочно 29 мая 1997 года на 1 год 21 день. Следовательно, срок погашения судимости в этом случае исчисляется исходя из фактически отбытого срока наказания с момента освобождения от отбытия наказания, то есть с 29 мая 1997 года. Фактически им отбыто 2 года 5 месяцев, судимость погасилась по истечении 3 лет - 29 мая 2000 года (ст. 57 УК РСФСР). Суд неправильно посчитал данную судимость непогашенной.

 

ОШИБОЧНАЯ ОЦЕНКА СУДОМ

ФАКТИЧЕСКИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ДЕЛА ПОВЛЕКЛА

ПЕРЕКВАЛИФИКАЦИЮ ДЕЙСТВИЙ ОСУЖДЕННОГО

СО СТ. 213 Ч. 1 УК РФ НА СТ. 115 УК РФ

 

14. Приговором Правобережного суда г. Липецка осужден С. по ст. 213 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы.

Данным приговором С. признан виновным в том, что 23 мая 2001 года в 20 часу грубо нарушая общественный порядок, выражая явное неуважение к обществу, у дома 143 по улице Бабушкина г. Липецка в присутствии граждан, применяя насилие, брошенным кирпичом причинил Ш. легкий вред здоровью в виде ушибленной раны на коже волосистой части головы справа и ссадины на лбу слева.

Судебная коллегия изменила приговор по следующим основаниям.

В основу вывода о виновности осужденного в совершении хулиганства положены показания С. о том, что после ссоры с матерью он спал, а сожитель матери Ш. разбудил его. После чего он бросил в него кирпич.

В суде версия осужденного о его действиях на почве личных отношений подтверждается как потерпевшим, так и свидетелем С.

Согласно закону хулиганство есть умышленное преступление, совершенное с прямым умыслом. При этом лицо сознает, что грубо нарушает общественный порядок и выражает явное неуважение к обществу.

Бесспорных доказательств, свидетельствующих о наличии прямого умысла на совершение хулиганства, о том, что С. сознавал грубое нарушение общественного порядка своими действиями, выражал явное неуважение к обществу, не добыто.

Поэтому действия С. в рамках предъявленного обвинения судебная коллегия переквалифицировала со ст. 213 ч. 1 УК РФ на ст. 115 УК РФ как умышленное причинение легкого вреда здоровью, вызвавшее кратковременное расстройство здоровья, и назначила наказание в виде 1 года исправительных работ с удержанием в доход государства 15% заработка ежемесячно.

 

ОСНОВАНИЯ ПРИЗНАНИЯ ОСУЖДЕННОГО

ЗЛОСТНЫМ НАРУШИТЕЛЕМ ПОРЯДКА

ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

15. Постановлением Елецкого городского суда от 16 января 2002 года удовлетворено представление администрации учреждения ЮУ-323/3 гор. Ельца, и осужденный Ф. переведен в тюрьму по основаниям, изложенным в постановлении.

Судебная коллегия постановление отменила по следующим основаниям.

При рассмотрении дел, в том числе материалов о переводе на тюремный режим, суду надлежит руководствоваться положениями ст. 20 УПК РСФСР, обязывающей всесторонне и полно исследовать предоставленные материалы. Решение суда должно быть мотивировано и основано на материалах, исследованных в ходе судебного разбирательства.

Эти положения закона не были соблюдены судом при рассмотрении материалов в отношении осужденного Ф.

Так, суд сослался в постановлении, что к выводу о необходимости удовлетворения представления администрации учреждения ЮУ-323/3 он пришел после изучения материалов личного дела осужденного. Однако в протоколе судебного заседания отсутствуют данные об обозрении личного дела и оглашение каких-либо документов из него. Нет ссылок на конкретные документы личного дела и в постановлении суда. Изучение материалов личного дела осужденного позволило бы суду проверить доводы осужденного о том, что он не совершал ряда указанных в представлении администрации нарушений.

В постановлении суда отсутствует анализ нарушений, допущенных Ф., и вывод о том, являются ли они злостными, предусмотренными ст. 116 УИК РФ. Представленные администрацией исправительного учреждения постановления (л.д. 8, 9) не имеют даты их вынесения.

Ст. 116 ч. 4 УИК РФ предусматривает, что признание осужденного злостным нарушителем установленного порядка отбывания наказания происходит одновременно с наложением на него дисциплинарного взыскания. Однако в постановлении начальника учреждения сведения об этом отсутствуют.

Судом в постановлении указано, что осужденный Ф. отрицательно воздействует на других осужденных, однако каких-либо рапортов либо иных документов, на основании которых суд сделал такой вывод, в материалах дела нет.

Изложенное выше свидетельствует о недостаточной полноте проведенного судебного разбирательства при рассмотрении представления администрации о переводе осужденного на тюремный режим и несоответствии выводов суда, изложенных в постановлении, исследованным материалам дела.

 

НОРМЫ, РЕГЛАМЕНТИРУЮЩИЕ ПОРЯДОК РАССМОТРЕНИЯ ЖАЛОБЫ

НА ДЕЙСТВИЯ СЛЕДСТВЕННЫХ ОРГАНОВ

 

16. А. и О. обратились в Советский суд города Липецка с жалобой, в которой ставили вопрос об отмене постановления прокурора отдела Липецкой областной прокуратуры от 2 ноября 2001 года об отказе в возбуждении уголовного дела по факту фальсификации доказательств следователем прокуратуры Правобережного района С. при расследовании уголовного дела в отношении их сына.

Решением Советского суда от 25 января 2002 года в удовлетворении жалобы отказано по тем основаниям, что прокуратурой Липецкой области проводилась проверка фактов, указанных в заявлении А. и О. Оснований для возбуждения дела не установлено. Доказательства, на которые ссылаются заявители, проверялись в ходе судебного разбирательства дела и последующего кассационного рассмотрения. Эти доказательства положены в основу обвинительного приговора, вступившего в законную силу.

Постановленное решение подлежит отмене по следующим основаниям.

Заявителями ставился вопрос об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела, так как, по их мнению, выносивший это постановление начальник отдела областной прокуратуры не в полной мере проверил их доводы, не зарегистрировал их заявление о преступлении. Они не согласны с основанием отказа - отсутствием события преступления.

С учетом этого суду надлежало установить, имелся ли повод для возбуждения уголовного дела, предусмотренный ст. 108 УПК РСФСР; проверить, был ли при принятии и рассмотрении заявлений соблюден порядок, предусмотренный ст. 109 УПК РСФСР по рассмотрению заявлений о преступлении; своевременно ли была проведена проверка по жалобе и в чем она заключалась; соответствовало ли решение об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления требованиям ст. 5 и 113, т.е. проанализировать процессуальную сторону принятого решения. Такого анализа принятое судом решение не содержит, в силу чего оно не может быть признано обоснованным.

Кроме того, при рассмотрении дела нарушены процессуальные нормы, регламентирующие порядок рассмотрения жалобы на действия следственных органов. Жалобу заявителей следовало бы рассмотреть в порядке, аналогичном порядку судебной проверки законности и обоснованности ареста или продления срока содержания под стражей, предусмотренном ст. 220-2 УПК РСФСР, и вынести постановление, а не решение.

При указанных обстоятельствах судебная коллегия отменила решение.

 

В ПРЕЗИДИУМЕ

 

17. По приговору Хлевенского районного суда Ф. осужден по ст. 264 ч. 2 УК РФ с применением ст. 64, 73 УК РФ на 3 года лишения свободы условно, без лишения права управлять транспортным средством.

Постановлением президиума областного суда приговор отменен в связи с неправильным применением уголовного закона.

Согласно приговору Ф. признан виновным в нарушении Правил дорожного движения, повлекшем по неосторожности смерть человека. А именно: 19 ноября 2000 года, около 16.30, будучи в состоянии алкогольного опьянения, Ф. возвращался с полевых работ на управляемом им комбайне, с находившимся на его подножке Ж., в село Верхняя Колыбелка Хлевенского района. Зная о неисправности тормозной системы, на спуске Ф. не выбрал скорость, обеспечивавшую безопасность движения, не справился с управлением комбайна, в результате чего он опрокинулся, придавил Ж., и последний от полученных повреждений на месте происшествия скончался. Своими действиями Ф. допустил нарушение пп. 1.5; 2.3.1; 2.7; 10.1 Правил дорожного движения РФ.

Вину в инкриминируемом деянии Ф. признал в части допущенных им нарушений Правил дорожного движения, повлекших опрокидывание комбайна, что касается смерти потерпевшего, то показал, что ему не было известно о следовании на подножке комбайна Ж., который запрыгнул на нее без его ведома и вне видимости из кабины. Если бы стало известно ему о нахождении Ж. на подножке комбайна, он бы остановился и его прогнал.

Как видно из материалов дела, вина Ф. в нарушении Правил дорожного движения, повлекших аварию, доказана, однако наличию его вины в смерти Ж. суд не дал оценки в свете положений ч. 1 ст. 28 УК РФ, предусматривающих, что "деяние признается совершенным невиновно, если лицо, его совершившее, не осознавало и по обстоятельствам дела не могло осознавать общественной опасности своих действий".

Из приговора усматривается, что суд не установил осведомленность Ф. о следовании с ним на подножке комбайна Ж. и исключил из его обвинения нарушение п. 22.8 Правил дорожного движения, предусматривающего запрет на перевозку людей вне кабины автомобиля, трактора и других транспортных средств (л.д. 47).

При изложенных обстоятельствах Ф. не мог осознавать, что в результате допущенных им нарушений Правил дорожного движения может пострадать Ж., и в его действиях отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 264 УК РФ.

Невиновность Ф. также подтверждается более полно изложенными его показаниями, данными на допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого. Он показывал, что, возвращаясь на комбайне с поля в мастерскую, остановился возле плотины, поговорил с механизаторами, среди которых был Ж., и, когда все поехали на тракторе в село, развернувшись, поднялся на плотину и начал спускаться.

После того как по его вине комбайн перевернулся, подъехал С., стал спрашивать о Ж., и только в это время он, Ф., узнал, что на подножке ехал потерпевший. Его он не видел, так как подножка находится сзади кабины, а он следил за дорогой и "все время смотрел вперед". "Если бы я видел, что Сергей едет на подножке, я бы либо его посадил с собой в кабину, либо вообще согнал бы его с комбайна" (л.д. 37 - 38, 43 - 44).

В ходе предварительного следствия свидетель Г. показал, что, исходя из конструкции комбайна, Ф. не располагал возможностью увидеть из кабины самовольно запрыгнувшего на подножку комбайна Ж., и более того, кабина имела затемненные стекла, а свидетель С. показал, что, двигаясь на машине за Ф., видел, как тот перед спуском с плотины приостановил комбайн, "видимо, переключал скорость", и "в это время на подножку заскочил Ж.", находившийся чуть сзади водителя. При съезде комбайн перевернулся (л.д. 27 - 28, 32).

Достоверность показаний свидетелей и обвиняемого у органов предварительного следствия сомнений не вызывала.

Постановлением президиума в связи с неправильным применением уголовного закона на основании ст. 342, 346 УПК РСФСР приговор отменен, а дело производством прекращено на основании п. 2 ст. 5 УПК РСФСР за отсутствием в действиях Ф. состава преступления.

 

18. Приговором Елецкого городского суда осуждена А. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ст. 111 ч. 4 УК РФ - на 5 лет лишения свободы.

На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 9 лет лишения свободы в исправительной колонии общего режима с конфискацией имущества.

По приговору суда А. признана виновной в разбое, то есть нападении в целях хищения чужого имущества с причинением тяжкого вреда здоровью потерпевшего, а также в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни потерпевшего, повлекшего по неосторожности его смерть.

Преступления, как указано в приговоре, совершены при следующих обстоятельствах.

Вечером 14 декабря 2000 года А. и Ж. распивали спиртные напитки. По предложению А., с целью дальнейшего распития спиртного, они пришли в квартиру К., где А. стала требовать, чтобы К. дал ей 10 рублей. В ответ на отказ такого требования А. взяла со стола кухонный нож и нанесла им удар в область шеи К. От полученных телесных повреждений К. 16 декабря 2000 года умер.

По протесту заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации приговор суда и определение судебной коллегии по уголовным делам президиум изменил по следующим основаниям.

Квалифицируя действия А. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ, суд в приговоре указал: "Разбойное нападение в целях хищения денег у К. подтверждается показаниями самой подсудимой о том, что при разговоре она просила у него деньги, также и показаниями свидетеля Ж. о том, что после удара ножом подсудимая продолжала требовать у К. деньги".

По смыслу ст. 162 УК РФ уголовная ответственность за разбой наступает при условии нападения с целью хищения, то есть безвозмездного изъятия имущества собственника и обращения чужого имущества в пользу виновного или других лиц.

Однако анализ имеющихся доказательств дает основание прийти к выводу, что такие условия, предусмотренные законом, в действиях А. отсутствуют.

Судом установлено, что А. нанесла ножевое ранение потерпевшему в шею не при разбойном нападении на него, а во время ссоры, возникшей между нею и потерпевшим, по поводу отказа К. одолжить ей деньги в сумме 10 рублей.

При таких обстоятельствах осуждение А. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ следует признать необоснованным и дело в этой части подлежит прекращению на основании ст. 5 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР за отсутствием в ее действиях состава преступления.

Президиум Липецкого областного суда изменил судебные решения: в части осуждения А. по ст. 162 ч. 3 п. "в" УК РФ отменил и дело в этой части прекратил на основании ст. 5 ч. 1 п. 2 УПК РСФСР - за отсутствием в ее действиях состава преступления, исключил указание о назначении наказания на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ.

 

19. Постановлением Октябрьского суда г. Липецка отклонено представление администрации ЮУ-323/5 об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания в отношении У.

Приговором суда У. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью Н., повлекшем по неосторожности его смерть, и осужден по ст. 108 ч. 2 УК РСФСР к 7 годам лишения свободы.

Определением судебной коллегии по уголовным делам строгий режим отбывания наказания заменен на общий.

21 сентября 2001 года администрация учреждения ЮУ-323/5 обратилась в суд с представлением об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания У. Постановлением Октябрьского суда г. Липецка представление было отклонено.

Президиум постановление суда отменил и дело направил на новое судебное рассмотрение в тот же суд в связи с нарушением требований закона о полном, объективном исследовании обстоятельств дела.

Согласно ст. 369 УПК РСФСР рассмотрение дела начинается докладом судьи, после чего он заслушивает явившихся в заседание лиц.

Из протокола судебного заседания следует, что судья не докладывал дело, не заслушивал осужденного, материалы дела были формально оглашены, но не исследовались, не было выяснено, за что конкретно поощрялся У. и нуждается ли он в дальнейшем отбывании наказания.

При таких обстоятельствах постановление судьи является незаконным и подлежит отмене.

 

20. Постановлением Добровского суда уголовное дело по обвинению Б. прекращено в связи с освобождением Б. от уголовной ответственности в связи с примирением обвиняемого с потерпевшим.

Б. обвинялся в том, что 3 октября 2000 года, управляя автомобилем ВАЗ-2101 и двигаясь по автотрассе Липецк - Мичуринск, при въезде в с. Кореневщино, будучи в состоянии алкогольного опьянения, нарушил Правила дорожного движения, не справился с управлением автомобилем, выехал на полосу встречного движения и совершил столкновение с автомобилем ВАЗ-2106 под управлением К. В результате аварии К. были причинены средней тяжести телесные повреждения.

Суд постановил уголовное дело прекратить, ссылаясь на ст. 76 УК РФ, ст. 9 УПК РСФСР.

Президиум областного суда отменил постановление по следующим основаниям.

В силу ст. 9 УПК РСФСР суд вправе на основании соответствующего заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред.

При рассмотрении дела потерпевший К. заявил ходатайство о прекращении дела в отношении Б., поскольку они помирились, подсудимый обязался выплатить компенсацию морального вреда.

Б. не судим, совершил преступление небольшой тяжести.

Однако данных о компенсации Б. морального вреда не имеется.

Из написанной Б. расписки следует, что он обязался выплатить потерпевшему К. компенсацию морального вреда в сумме 6000 рублей до 1 января 2002 года.

Тем самым вред, причиненный К., Б. реально не загладил, в данной им расписке только обязался в счет компенсации морального вреда выплатить денежные средства потерпевшему.

 

21. Постановлением президиума областного суда приговор Лев-Толстовского суда в отношении Б. в части режима исправительной колонии изменен со строгого на общий.

Из материалов дела видно, что Б. совершил преступление в несовершеннолетнем возрасте, к моменту вынесения приговора ему уже исполнилось 18 лет.

Согласно п. 19 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 12.11.2001 "О практике назначения судами видов исправительных учреждений" если лицо, совершившее тяжкое или особо тяжкое преступление в несовершеннолетнем возрасте, на момент постановления приговора достигло совершеннолетия, ему следует назначить отбывание наказания в исправительной колонии общего режима.

 

22. Определением мирового судьи Чаплыгинского судебного участка N 2 производство по уголовному делу по обвинению П. в совершении преступления, предусмотренного ст. 116 УК РФ, прекращено в связи с отказом потерпевшей от обвинения.

Постановлением президиума областного суда определение отменено по следующим основаниям.

Постановлением мирового судьи была принята к производству жалоба частного обвинителя В. о привлечении к уголовной ответственности П. по факту причинения ей телесных повреждений.

Дело назначено к слушанию на 31 июля 2001 года, о чем была извещена частный обвинитель В. Однако в судебное заседание 31 июля 2001 г. она не явилась.

В соответствии с ч. 3 ст. 474 УПК РСФСР при неявке частного обвинителя в суд без уважительных причин дело подлежит прекращению в связи с отказом частного обвинителя от обвинения.

Между тем, как следует из справки врача участковой больницы, В. в указанный период находилась на стационарном лечении.

Таким образом, причину неявки частного обвинителя В. в судебное заседание следует считать уважительной, и, следовательно, прекращение дела в связи с отказом частного обвинителя от обвинения - незаконным.

 

ПРАКТИКА ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

 

1. Действия лица, не принимавшего непосредственного участия в нападении на потерпевшего, но содействовавшего совершению преступления советами, указанием места совершения преступления, участием в разработке плана действий и осведомленного об орудии преступления, следует квалифицировать как пособничество разбойному нападению, не соисполнительство.

2. Статья 302 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за принуждение подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля к даче показаний либо эксперта к даче заключения путем применения угроз, шантажа или иных действий, если они совершены следователем или лицом, производящим дознание.

3. Хранение лицом во время поездки наркотического средства в небольшом количестве, приобретенного для личного потребления, не может квалифицироваться как незаконная перевозка наркотических средств.

4. Правила, изложенные в ч. 3 ст. 58 УК РФ, применяются лишь в случаях, когда статья (или часть статьи) Особенной части УК РФ содержит указание на судимость лица как на квалифицирующий признак при совершении нового преступления. На другие квалифицирующие признаки, в том числе и "неоднократность", правила ч. 3 ст. 68 УК РФ не распространяются.

5. Тайное хищение чужого имущества, стоимость которого не превышает на момент совершения преступления одного минимального размера оплаты труда, является административным правонарушением.

Федеральным законом "О внесении изменений в статью 49 Кодекса РСФСР об административных правонарушениях" от 30 января 1999 года установлена административная ответственность за мелкое хищение чужого имущества, совершенное путем кражи, мошенничества, присвоения или растраты, если стоимость похищенного имущества не превышает одного минимального размера оплаты труда, установленного законодательством Российской Федерации.

6. По смыслу ст. 232, 345 УПК РСФСР проведение предварительного следствия по материалам, выделенным из другого дела в отдельное производство в отношении иного лица по новому обвинению без возбуждения уголовного дела, является существенным нарушением уголовно-процессуального законодательства.

7. Рассмотрение дела в отсутствие адвоката представителя потерпевшего, имеющего соглашение на защиту в суде его интересов, признано существенным нарушением уголовно-процессуального закона.

8. В соответствии со ст. 64 УПК РСФСР следователь не может принимать участие в расследовании дела при наличии оснований, предусмотренных ст. 59 УПК РСФСР, в частности, если он является свидетелем по данному делу или имеются иные обстоятельства, дающие основание считать, что следователь заинтересован в этом деле.

9. Установленные ст. 239-1 УПК РСФСР шести- и девятимесячные сроки содержания подсудимого под стражей следует исчислять с момента поступления дела в суд и до вынесения судебного решения по существу дела: до постановления приговора, вынесения определения о возвращении дела на дополнительное расследование или прекращения производства по делу.

Назначение и проведение по делу судебных экспертиз не приостанавливает течения шести- и девятимесячных сроков содержания подсудимого под стражей.

10. В соответствии со ст. 188 УПК РСФСР время пребывания в психиатрическом лечебном учреждении засчитывается в срок содержания под стражей.

11. Суд возвратил дело на дополнительное расследование, признав существенным нарушением уголовно-процессуального закона то обстоятельство, что большинство следственных документов изготовлены почерком, не поддающимся прочтению.

Согласно ч. 1 ст. 345 УПК РСФСР существенными нарушениями уголовно-процессуального закона признаются не только те, которые лишили или стеснили права участников процесса, но и те, которые иным путем помешали суду всесторонне разобрать дело и могли повлиять на принятие законного и обоснованного решения.

 

Составила судья

Липецкого областного суда

Т.Е.ГРАЧЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь