Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

РЕШЕНИЕ

от 28 мая 2002 года

 

Именем Российской Федерации 28 мая 2002 года Красноярский краевой суд в составе:

 

председательствующего Асташова С.В.,

при секретаре Ускове Д.А.,

с участием прокурора Провалинской Т.Б.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению прокурора Красноярского края о признании недействующим и не подлежащим применению Закона Красноярского края "Об упразднении муниципальных образований, находящихся в границах Ермаковского района" от 18 мая 2001 г. N 14-1294,

 

установил:

 

Законом Красноярского края "Об упразднении муниципальных образований, находящихся в границах Ермаковского района" от 18 мая 2001 г. N 14-1294 постановлено упразднить муниципальные образования, находящиеся в границах Ермаковского района: Араданский, Верхнеусинский, Григорьевский, Жеблахтинский, Ивановский, Мигнинский, Нижнесуэтукский, Новополтавский, Ойский, Разъезженский, Салбинский, Семенниковский, Танзыбейский сельсоветы. Статьей 2 этого Закона установлено, что он вступает в силу в день, следующий за днем его опубликования в газете "Красноярский рабочий".

Прокурор Красноярского края обратился в суд с заявлением о признании указанного Закона края недействующим и не подлежащим применению, ссылаясь на то, что при принятии этого Закона в нарушение положений ст. 13 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" не было учтено мнение всего населения соответствующих муниципальных образований. В частности, сходы граждан по вопросу об упразднении муниципальных образований были проведены не во всех населенных пунктах упраздняемых муниципальных образований. Так, не были проведены сходы в п. Маралсовхоз, д. Усть - Золотая, д. Усть - Уса, п. В.Кебеж, д. Покровка, с. Вознесенка. Кроме того, результаты проведенных сходов не могли служить основанием для принятия оспариваемого Закона края, поскольку порядок проведения общего собрания (схода) должен быть определен в уставе муниципального образования, а на момент проведения сходов уставы в упраздняемых муниципальных образованиях отсутствовали. Статья 2 вышеуказанного Закона края, по мнению прокурора, противоречит п. 5 ст. 8 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", который устанавливает, что законы и иные нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.

Законодательное Собрание Красноярского края, несмотря на надлежащее извещение и разъяснение обязанности доказывания, письменных объяснений по заявлению прокурора, а также каких-либо иных материалов не представило.

Совет администрации Красноярского края в письменных объяснениях возражает против удовлетворения требований прокурора, ссылаясь на то, что проведение собраний (сходов) граждан, как формы прямого волеизъявления, возможно и в отсутствие уставов муниципальных образований; учет мнения населения упраздняемых муниципальных образований не имеет обязательной юридической силы; действующее законодательство не требует проведение сходов в каждом из населенных пунктов муниципального образования; сходы граждан были проведены в Григорьевском сельсовете в д. Покровка, а в с. Григорьевка с участием жителей д. В.Кебеж, в Мигнинском сельсовете проведен единый сход с участием представителей с. Вознесенка, аналогичным образом были проведены сходы в Разъезженском и Танзыбейском сельсоветах; в сходах приняли участие более 50% избирателей; законность упразднения муниципальных образований подтверждают результаты районного референдума о согласии с дополнениями и изменениями, вносимыми в Устав Ермаковского района в связи с созданием единого муниципального образования; упразднение муниципальных образований не влечет ликвидацию местного самоуправления, поскольку население продолжает осуществлять местное самоуправление в границах всего района; оспариваемый Закон был опубликован в установленном порядке; данный Закон не регулирует вопросы защиты прав и свобод человека, а только регулирует вопросы изменения границ муниципальных образований и не носит нормативного характера.

Администрация Ермаковского района, привлеченная судом к участию в деле (т. 1, л. д. 130), в письменных объяснениях с требованиями прокурора не согласилась, ссылаясь на то, что мнение населения было учтено надлежащим образом, на территории каждого сельсовета были проведены сходы граждан, что подтверждается протоколами сходов. Кроме этого, в районе был проведен референдум по вопросу о принятии изменений в Устав Ермаковского района в связи с созданием единого муниципального образования и упразднением остальных муниципальных образований. В ходе референдума 68,4% избирателей высказались за внесение указанных изменений и дополнений в Устав района. По мнению администрации Ермаковского района, доводы о том, что решения сходов должны иметь юридическую силу, необоснованны, поскольку на сходах не принималось решений об упразднении муниципальных образований, а высказывалось мнение населения.

В судебном заседании прокурор Провалинская Т.Б. требования прокурора края поддержала, ссылаясь по существу на те же доводы, которые изложены в заявлении прокурора, а кроме того, ссылаясь на то, что указанные в протоколах сходов данные о проведении сходов граждан, о количестве граждан, принявших участие в них, не соответствуют действительности.

Представители Законодательного Собрания края, а также администрации Ермаковского района, извещенные надлежащим образом о месте и времени судебного заседания, в судебное заседание не явились. Каких-либо ходатайств и заявлений от них не поступило. В материалах дела имеется заявление Законодательного Собрания Красноярского края о рассмотрении дела в отсутствие их представителей (т. 1, л. д. 72).

Представитель Совета администрации Красноярского края Иванов А.Ю., выступающий на основании доверенности N 11-01378 от 14.05.2002, требования прокурора не признал, ссылаясь по существу на те же доводы, которые изложены в письменных объяснениях, а кроме того, пояснил, что при отсутствии процедуры проведения схода граждан порядок его проведения и принятия решения устанавливается самим сходом.

Выслушав прокурора, представителя Совета администрации Красноярского края, исследовав материалы дела, суд находит требования прокурора подлежащими удовлетворению.

Как установлено в судебном заседании, до принятия оспариваемого прокурором Закона края на территории Ермаковского района существовало 14 муниципальных образований (сельсоветов), в которых население осуществляло местное самоуправление, в том числе через выборные представительные органы местного самоуправления (за исключением 5 муниципальных образований) и глав муниципальных образований (т. 2, л. д. 34).

В связи с принятием оспариваемого Закона края все эти муниципальные образования были упразднены, прекратили деятельность выборные органы и должностные лица муниципальных образований. Путем принятия изменений и дополнений в Устав Ермаковского района на территории района образовано единое муниципальное образование - Ермаковский район.

Таким образом, принятие оспариваемого прокурором Закона связано с разрешением вопроса о праве населения самостоятельно осуществлять местное самоуправление на территории соответствующих муниципальных образований.

В соответствии со ст. 12 Конституции Российской Федерации, относящейся к основам конституционного строя, в Российской Федерации признается и гарантируется местное самоуправление.

Согласно подпункту "н" п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, установление общих принципов организации системы местного самоуправления находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Принятые по предмету совместного ведения законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, как это установлено п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации, не могут противоречить федеральным законам, принятым по тому же предмету ведения.

Территориальные основы местного самоуправления относятся к общим принципам организации системы местного самоуправления.

Оспариваемый Закон Красноярского края об упразднении муниципальных образований касается территориальных основ местного самоуправления соответствующих муниципальных образований, в связи с чем, исходя из вышеуказанных положений Конституции Российской Федерации, он не может противоречить федеральным законам, а кроме того, в соответствии с п. 4 ст. 15 Конституции Российской Федерации, не может противоречить общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам Российской Федерации.

Согласно ст. 130 Конституции Российской Федерации, местное самоуправление как публичная (муниципальная) власть осуществляется гражданами путем референдума, выборов, других форм прямого волеизъявления, через выборные и другие органы местного самоуправления.

В соответствии с преамбулой Европейской хартии местного самоуправления, ратифицированной Российской Федерацией, существование облеченных реальной властью органов местного самоуправления обеспечивает эффективное и одновременно приближенное к гражданину управление.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", местное самоуправление осуществляется на территориях муниципальных образований - городов, поселков, станиц, районов (уездов), сельских округов (волостей, сельсоветов) и других муниципальных образований. Ограничение права граждан на осуществление местного самоуправления допускается на отдельных территориях федеральным законом в целях защиты конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Согласно ч. 2 ст. 3, ст. 12, ч. 2 ст. 130 Конституции Российской Федерации, субъектом права на самостоятельное осуществление муниципальной власти - непосредственно и через органы местного самоуправления - выступает население муниципального образования. Оно вправе защищать свои права и свободы, реализуемые на уровне местного самоуправления. Кроме того, в соответствии со ст. 133 Конституции Российской Федерации местное самоуправление гарантируется правом на судебную защиту.

Таким образом, упразднение муниципальных образований прямо и непосредственно связано с разрешением вопроса о праве граждан на самостоятельное осуществление местного самоуправления на соответствующей территории - в городе, поселке, станице, районе (уезде), сельском округе (волости, сельсовете) и другом муниципальном образовании.

При этом не имеют значения доводы Совета администрации Красноярского края о том, что после упразднения отдельных муниципальных образований граждане продолжают осуществлять местное самоуправление в пределах другого - большего муниципального образования, поскольку речь идет о праве населения упраздняемого муниципального образования на самостоятельное осуществление муниципальной власти на соответствующей территории как наиболее эффективного и приближенного к гражданам управления.

В связи с изложенным, нормами международного права и законодательством Российской Федерации устанавливается защита территориальных разграничений органов местного самоуправления.

Так, согласно п. 2 ст. 131 Конституции Российской Федерации, изменение границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление, допускается с учетом мнения населения соответствующих территорий.

В соответствии со ст. 5 Европейской хартии о местном самоуправлении, при любом изменении местных территориальных разграничений необходимо консультироваться с соответствующими органами местного самоуправления, возможно, там, где это позволяет закон, путем проведения референдума.

В соответствии со ст. 12 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", установление и изменение границ муниципального образования, в том числе при упразднении муниципальных образований, осуществляются с учетом исторических и иных местных традиций по инициативе населения, органов местного самоуправления, а также органов государственной власти субъекта Российской Федерации. Изменение границ муниципального образования не допускается без учета мнения населения соответствующих территорий. Законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации устанавливают законом гарантии учета мнения населения при решении вопросов изменения границ территорий, в которых осуществляется местное самоуправление. Порядок образования, объединения, преобразования или упразднения муниципальных образований, установления и изменения их границ и наименований определяется законом субъекта Российской Федерации.

Статьей 109 Устава Красноярского края установлено, что решения об изменении административно - территориального устройства края должны приниматься с учетом мнения заинтересованного населения, выявляемого в необходимых случаях с помощью местных референдумов или голосования на сходах (собраниях) граждан, и мнения заинтересованных органов местного самоуправления.

Согласно статье 32 Конституции Российской Федерации, относящейся к главе второй - права и свободы человека и гражданина, граждане Российской Федерации имеют право участвовать в управлении делами государства и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления. Это право, в соответствии со ст. 6 Конституции Российской Федерации, принадлежит в равной мере каждому гражданину, независимо от того, в каком населенном пункте он проживает, независимо от его места работы и его принадлежности к общественным организациям.

В силу вышеуказанных положений Конституции Российской Федерации и федерального законодательства, изменение границ муниципального образования, а тем более упразднение муниципальных образований, требует всестороннего учета мнения и интересов всего, без исключения, населения, проживающего на территориях упраздняемых муниципальных образований.

Более того, вышеуказанным Федеральным законом, установлено, что упразднение муниципальных образований требует наличия установленных законом субъекта Российской Федерации гарантий учета мнения населения, а также порядка упразднения муниципальных образований.

На момент принятия Законодательным Собранием края оспариваемого Закона, каких-либо гарантий учета мнения населения упраздняемых муниципальных образований установлено не было. Не был также определен и порядок упразднения муниципальных образований.

Статья 109 Устава Красноярского края и статья 14 Закона Красноярского края "О местном самоуправлении в Красноярском крае" по существу воспроизводят вышеуказанные положения ст. 13 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и устанавливают, что порядок образования, объединения, преобразования или упразднения муниципальных образований, установления и изменения их границ и наименований должен быть определен законом края. Статья 109 Устава края устанавливает лишь то, что мнение населения должно выявляться в необходимых случаях с помощью местных референдумов или голосования на сходах (собраниях) граждан.

Как указано выше, на момент упразднения муниципальных образований Ермаковского района такой закон, который бы устанавливал, в том числе, гарантии учета мнения населения, принят не был. Кроме того, в упраздняемых муниципальных образованиях, за исключением Ермаковского сельсовета, также отсутствовали уставы, которые предусматривали бы гарантии учета мнения населения и порядок разрешения вопросов об упразднении муниципальных образований. Устав Ермаковского сельсовета не регулирует отношений по изменению территориальных основ местного самоуправления.

Таким образом, оспариваемый прокурором Закон края, в нарушение положений ст. 13 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", принят в отсутствие законодательно установленных гарантий учета мнения населения. Так, в частности, не определен минимальный уровень участия населения в сходах по разрешению вопроса об упразднении муниципальных образований и минимальное количество голосов, требуемое для положительного решения по вопросу об упразднении муниципальных образований.

Кроме того, в силу вышеуказанных положений Федерального закона, разрешение вопроса об упразднении муниципальных образований, в которых осуществляется местное самоуправление, должно производиться в законодательно установленном порядке. Отсутствие законодательно закрепленного порядка упразднения муниципальных образований может привести к произвольному разрешению данного вопроса, и тем самым реализация предписаний Конституции Российской Федерации, гарантирующей осуществление местного самоуправления на всей территории Российской Федерации, в каждом конкретном случае, на определенной территории муниципального образования, может быть поставлена в зависимость от произвольного усмотрения органов государственной власти субъекта Российской Федерации.

Такая правовая позиция была сформулирована Конституционным судом Российской Федерации в п. 5 Постановления от 30 ноября 2000 г. N 15-П по делу о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного закона) Курской области.

Кроме того, суд, исследовав материалы дела, находит, что при принятии оспариваемого Закона, в отсутствие установленных Законом гарантий учета мнения населения упраздняемых муниципальных образований, требования Конституции Российской Федерации, Европейской хартии местного самоуправления, Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления", Устава Красноярского края и Закона Красноярского края "О местном самоуправлении в Красноярском крае" об обязательном учете мнения всего населения не были выполнены.

Обязанность доказывания законности принятия нормативного акта лежит на издавшем его органе. Таким образом, обязанность доказывания надлежащего учета мнения населения возложена на Законодательное Собрание края и Совет администрации Красноярского края. Между тем представленные доказательства не подтверждают полного и всестороннего учета мнения всего населения, а, напротив, свидетельствуют о том, что учет мнения населения производился ненадлежащим образом, в частности учитывалось мнение не всего населения, а только его части.

Как указано выше, в соответствии со ст. ст. 6, 12 и 32 Конституции Российской Федерации, каждому гражданину в равной мере принадлежит и гарантируется право на участие в осуществлении местного самоуправления на территории соответствующего муниципального образования.

Упразднение муниципального образования по существу прекращает самостоятельное осуществление его населением местного самоуправления на соответствующей территории, что непосредственным образом затрагивает конституционные права каждого гражданина на участие в осуществлении местного самоуправления.

Таким образом, в соответствии с указанными положениями Конституции Российской Федерации, ст. 13 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", ст. 109 Устава Красноярского края и ст. 14 Закона Красноярского края "О местном самоуправлении в Красноярском крае", каждый имеет равное право на учет его мнения при разрешении вопроса об упразднении муниципальных образований, в которых осуществляется местное самоуправление. В связи с этим учет мнения населения должен производиться таким образом, чтобы каждому была предоставлена равная возможность в установленном законом порядке выразить свое мнение, которое подлежит обязательному учету.

Между тем, как видно из материалов дела, сходы граждан по вопросу о ликвидации муниципальных образований были проведены не во всех населенных пунктах, т.е. изначально мнение граждан, проживающих в этих населенных пунктах не принималось во внимание при разрешении вопроса об упразднении муниципальных образований. Так, в частности, не были проведены сходы в п. Маралсовхоз, д. Усть - Золотая, д. Усть - Уса.

Данные обстоятельства не оспариваются лицами, участвующими в деле.

При проведении конференции в Ермаковском сельсовете были грубо нарушены права граждан на равный учет их мнений по вопросу об упразднении муниципальных образований.

Так, делегаты на конференцию были избраны менее чем от половины жителей, обладающих избирательным правом. Таким образом, мнение большинства населения заведомо не учитывалось при упразднении муниципального образования. Данных о том, по какой причине не было организовано избрание делегатов от большей части населения суду, не представлено.

Как следует из материалов дела, делегаты избирались по признаку их принадлежности к тому или иному предприятию, организации или учреждению и по признаку принадлежности к общественным организациям. Такое избирательное формирование состава делегатов нарушает принцип равенства прав граждан на учет их мнения при упразднении муниципальных образований, поскольку исключает возможность учета мнения граждан, не принадлежащих к указанным трудовым коллективам и общественным организациям.

Кроме того, Уставом Ермаковского сельсовета предусмотрена возможность проведения местного референдума, однако не предусмотрена возможность проведения конференции, не урегулирован порядок ее проведения и порядок избрания делегатов (ст. 9, гл. 5 Устава, т. 2, л. д. 154 - 162).

Во всех остальных случаях, как видно из протоколов проведения сходов, учитывалось общее количество граждан, участвующих в сходе, однако из протоколов сходов и остальных, представленных в суд материалов, невозможно установить, являлись ли они жителями данного населенного пункта и обладали ли избирательными правами. Указанное обстоятельство лишает возможности проверить правомочность сходов граждан для принятия решения об упразднении муниципальных образований. Кроме того, не представлено доказательств надлежащего извещения граждан о месте и времени проведения сходов, по вопросу об упразднении муниципальных образований и, таким образом, не представлено доказательств того, что всем гражданам упраздняемых муниципальных образований была гарантирована возможность принять участие в сходе и высказать свое мнение по данному вопросу. Во многих случаях вопрос об упразднении муниципального образования и соответственно о прекращении осуществления населением этого муниципального образования самостоятельного решения вопросов местного значения на соответствующей территории разрешался заведомым меньшинством населения: п. Арадан, с. В.Усинское, с. Н.Усинское, с. Б.Речка, с. Григорьевка, с. Жеблахты, с. Н.Суэтук, с. Новополтавка, п. Ойский, с. Салба, с. Семенниково, п. Танзыбей, с. Мигна (т. 1, л. д. 81).

Кроме того, имеется существенное различие между заверенными надлежащим образом выписками из протоколов сходов (т. 1, л. д. 7 - 53) и подлинниками этих протоколов, исследованных в судебном заседании, что вызывает неустранимые сомнения в достоверности этих данных. Так, в частности, отсутствуют указания об участии в сходах жителей д. В.Кебеж, д. Ч.Речка, д. Червизюль.

Указанные обстоятельства не позволяют сделать вывод о том, что при упразднении муниципальных образований было надлежащим образом учтено мнение всего населения и что каждому жителю было гарантировано право и предоставлена возможность выразить свое мнение по данному вопросу.

Между тем во многих муниципальных образованиях имелись выборные органы местного самоуправления, сформированные в установленном законом порядке путем непосредственного волеизъявления населения. В связи с упразднением муниципальных образований были фактически упразднены и данные органы местного самоуправления, что в отсутствие гарантированного учета мнения всего населения по существу являлось противопоставлением волеизъявлению избирателей на состоявшихся муниципальных выборах.

Доводы о том, что наличие юридической силы у решений сходов не имеет значения, поскольку на сходах выяснялось мнение населения, а не принималось решение об упразднении муниципальных образований, суд находит необоснованным.

Так, из материалов дела видно, что выражение мнения присутствовавших на сходах граждан производилось в форме принятия решений путем голосования. Таким образом, данные решения как средство выявления мнения населения могут рассматриваться лишь с учетом их юридической силы.

В соответствии со ст. 24 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", ст. ст. 16 и 20 Закона Красноярского края "О местном самоуправлении в Красноярском крае", порядок созыва и проведения собрания (схода) граждан, принятия и изменения решений, пределы его компетенции и юридическая сила решений устанавливаются уставом муниципального образования. Ни Федеральным законом, ни Уставом Красноярского края, ни законами края эти вопросы не урегулированы. Статьями 16 и 20 Закона Красноярского края "О местном самоуправлении в Красноярском крае" установлено лишь минимальное количество граждан, необходимое для правомочности схода.

Между тем во всех упраздняемых муниципальных образованиях, за исключением Ермаковского сельсовета, уставы приняты не были (т. 2, л. д. 17). В Ермаковском сельсовете имелся Устав, однако, как указано выше, он не предусматривает проведение конференции, как это имело место (т. 2, л. д. 154 - 162).

Таким образом, на момент принятия решений по вопросу об упразднении муниципальных образований порядок созыва и проведения собрания (схода) граждан, принятия и изменения решений, пределы его компетенции и юридическая сила решений, в том числе по вопросу об ограничении права граждан на осуществление местного самоуправления на соответствующей территории муниципального образования, определены не были. В частности, не установлено необходимое количество голосов, требуемое для принятия решения, порядок голосования и подсчета голосов, порядок определения результатов голосования, что не может гарантировать свободу волеизъявления граждан и достоверность определения результатов голосования, которые являются существенными при решении вопросов, касающихся конституционных прав граждан.

Как видно из протоколов сходов, голосование проводилось открытым способом, при участии в сходах нескольких сотен граждан, в частности в с. Верхнеусинском, с. Мигна, п. Ойский - более 500 человек, счетные комиссии не избирались, кто и каким образом производил подсчет голосов и определял результаты голосования, неизвестно.

При таких обстоятельствах нельзя сделать вывод о свободе волеизъявления граждан и достоверности результатов голосования при принятии решений по вопросу об упразднении муниципальных образований.

Доводы о том, что упразднение муниципальных образований было впоследствии одобрено жителями района при проведении референдума по вопросу о внесении изменений в Устав Ермаковского района, не имеют правового значения, поскольку данный референдум проводился не по вопросу об упразднении муниципальных образований, а по вопросу о внесении изменений в Устав Ермаковского района. Кроме того, этот референдум проводился в ином муниципальном образовании - Ермаковском районе, а не в упраздняемых муниципальных образованиях, вследствие чего результаты этого референдума не могут рассматриваться как мнение населения упраздняемых муниципальных образований.

При таких обстоятельствах суд находит, что оспариваемый Закон Красноярского края принят в нарушение ст. 131 Конституции Российской Федерации, ст. 5 Европейской хартии о местном самоуправлении, ст. 13 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации", ст. 109 Устава Красноярского края, ст. 14 Закона Красноярского края "О местном самоуправлении в Красноярском крае".

Доводы о том, что при разрешении вопроса об упразднении муниципальных образований мнение населения не имеет решающего значения, не могут служить основанием для отказа в удовлетворении требований прокурора, поскольку учет мнения населения, в силу прямого указания ст. 131 Конституции Российской Федерации, вышеприведенных норм международного права, федерального законодательства и Закона Красноярского края, является обязательным.

Таким образом, данный Закон подлежит признанию недействующим и не подлежащим применению.

Согласно подпункту "н" п. 1 ст. 72 Конституции Российской Федерации, установление общих принципов организации системы органов государственной власти находится в совместном ведении Российской Федерации и ее субъектов.

Принятые по предмету совместного ведения законы и иные нормативные акты субъектов Российской Федерации, как это установлено п. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации, не могут противоречить федеральным законам, принятым по тому же предмету ведения.

Порядок обнародования и вступления в силу нормативных правовых актов субъекта Российской Федерации относится к общим принципам организации системы органов государственной власти и урегулирован ст. 8 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", согласно которой нормативные правовые акты субъекта Российской Федерации по вопросам защиты прав и свобод человека и гражданина вступают в силу не ранее чем через десять дней после их официального опубликования.

Оспариваемый прокурором Закон края имеет нормативный характер, поскольку разрешает вопросы о праве неопределенного круга лиц на осуществление местного самоуправления в соответствующих муниципальных образованиях. Поскольку данный Закон касается конституционных прав неопределенного круга граждан на осуществление местного самоуправления в соответствующих муниципальных образованиях, то в соответствии со ст. 8 Федерального закона РФ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" данный Закон мог вступить в силу не ранее чем через десять дней после его официального опубликования.

Таким образом, ст. 2 оспариваемого Закона края, предусматривающая вступление этого Закона в силу в день, следующий за днем опубликования, прямо противоречит ст. 8 вышеуказанного Федерального закона.

С учетом изложенного, данный Закон подлежит признанию недействующим и не подлежащим применению в полном объеме.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 191 - 194, 196, 197, 203, 231, 232, 239-7 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

заявление прокурора Красноярского края удовлетворить.

Признать недействующим и не подлежащим применению со дня вступления настоящего Решения в законную силу Закон Красноярского края "Об упразднении муниципальных образований, находящихся в границах Ермаковского района" от 18 мая 2001 г. N 14-1294.

Сообщение о настоящем Решении подлежит опубликованию в газете "Красноярский рабочий".

Решение может быть обжаловано и опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в течение десяти дней со дня его вынесения в окончательной форме путем подачи жалобы или протеста в Красноярский краевой суд.

 

Председательствующий

С.В.АСТАШОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь