Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

Судебной коллегии по гражданским делам

от 30 мая 2002 года

 

Судебная коллегия по гражданским делам Псковского областного суда в составе председательствующего Сладковской Е.В., судей Синиловой Т.П., Ельчаниновой Г.А. рассмотрела в судебном заседании 30 мая 2002 года дело по кассационной жалобе Б. и Управления юстиции Псковской области на решение Псковского городского суда от 11 апреля 2002 года, которым постановлено отказать Б. в удовлетворении иска к Управлению юстиции Псковской области о восстановлении на работе в должности судебного пристава - исполнителя Плюсского района за необоснованностью требования. Изменить Б. формулировку увольнения со ст. 33 п. 4 КЗоТ РФ на ст. 29 п. 2 КЗоТ РФ и дату увольнения с 05.11.99 на 11.04.2002. Взыскать с Управления юстиции Псковской области в пользу Б. зарплату за время вынужденного прогула с 05.11.99 по 11.04.2002 из оклада старшего судебного пристава с учетом изменения зарплаты и за дни прогула (122 х 13 + 144 х 16 + 9 х 32.65 + 494,12) = 38784 руб. 99 коп. и в возмещение морального вреда взыскать 3 тысячи рублей, а всего взыскать 41787 руб. 99 коп. за минусом заработанных 575 рублей за это время, всего 41212 руб. 99 коп. и госпошлину в доход государства в сумме 1346 руб. 39 коп.

Заслушав доклад судьи Ельчаниновой Г.А., объяснения представителя Управления юстиции Псковской области С., заключение прокурора Белоноговой Н.Ю. об изменении решения суда, судебная коллегия

 

установила:

 

Б. обратился в суд с иском к Управлению юстиции Псковской области об изменении даты и формулировки причины увольнения.

В обоснование иска указал, что с 12 апреля 1999 года он был принят на работу старшим судебным приставом - исполнителем Плюсского района временно, на период нахождения в отпуске по уходу за ребенком Ш. Однако в нарушение закона он был уволен не по п. 6 ст. 33 КЗоТ РФ, в связи с выходом на работу Ш., а по п. 4 ст. 33 КЗоТ РФ - за прогулы, которые он не совершал.

В судебном заседании Б. изменил свои исковые требования на требования о восстановлении на работе в должности старшего судебного пристава - исполнителя Плюсского района с 5 ноября 1999 года, взыскании среднего заработка за время вынужденного прогула с учетом повышения оклада и индексации, а также взыскании среднего дневного заработка за дни, засчитанные ему как прогулы, и взыскании компенсации морального вреда в сумме 10000 рублей.

Представитель ответчика иск не признал.

Судом постановлено указанное решение.

В кассационной жалобе Б. просит об его отмене, ссылаясь на то, что в связи с нарушением ответчиком требований закона при его увольнении он вправе был требовать восстановления на работе, что не было учтено судом при вынесении решения. Кроме того, при взыскании недополученного за время работы заработка суд не учел премиальные и, соответственно, неправильно исчислил средний заработок за время вынужденного прогула; не произвел индексацию этой суммы.

Управление юстиции Псковской области в кассационной жалобе также просит об отмене решения суда, считая, что факт совершения Б. прогулов бесспорно доказан, поэтому не было необходимости изменять формулировку увольнения. Возможности получить от истца объяснения в связи с совершенными им прогулами не было, поскольку Б., проживающий в Луге, на телефонные звонки и письменные уведомления не реагировал. Кроме того, Б. не представил никаких доказательств, свидетельствующих о том, что он не мог трудоустроиться по причине имевшейся в его трудовой книжке записи об увольнении за прогулы, то есть оснований для взыскания среднего заработка за время вынужденного прогула не было.

Проверив материалы дела, с учетом доводов жалоб, судебная коллегия находит решение суда в части отказа в иске о восстановлении на работе и изменении формулировки основания увольнения правильным, в части изменения даты увольнения, взыскания задолженности по заработной плате и взыскании компенсации морального вреда - подлежащим изменению, а в части взыскания оплаты за время вынужденного прогула - подлежащим отмене.

Как видно из материалов дела, Б. был принят на работу старшим судебном приставом - исполнителем Плюсского района с 12 апреля 1999 года на период нахождения в отпуске по уходу за ребенком Ш.

Таким образом, между истцом и Управлением юстиции Псковской области по их взаимному согласию был заключен срочный трудовой договор (контракт), который подлежал расторжению в случае выхода на работу Ш.

Приказом по Управлению юстиции Псковской области от 5 ноября 1999 года Б. был уволен с работы с 5 ноября 1999 года за прогулы без уважительных причин.

Основанием к увольнению Б. за прогулы послужили изложенные в служебных записках делопроизводителя Б. и судебного пристава М. данные об отсутствии истца на рабочем месте с 5 по 8 ноября 1999 года, а также 20, 28, 29 октября 1999 года.

Однако по изложенным в этих документах фактам проверка не проводилась, причина отсутствия Б. на рабочем месте не выяснялась, предусмотренные ст. 136 КЗоТ РФ письменные объяснения у истца не истребовались.

Между тем сам Б. факт совершения прогулов оспаривал, утверждая, что его отсутствие на рабочем месте было обусловлено выполнением служебных обязанностей, в частности, совершением исполнительных действий.

Данные в табеле учета рабочего времени, представленном ответчиком, не совпадают с данными о днях прогула, указанными в приказе об увольнении истца.

При таких обстоятельствах суд первой инстанции обоснованно пришел к выводу о том, что ответчиком не представлено доказательств, свидетельствующих об отсутствии Б. на работе без уважительных причин в перечисленные в приказе об увольнении дни, которые подлежат оплате как рабочие.

Как следует из решения, при присуждении истцу этих сумм суд исходил лишь из должностного оклада Б., хотя в этот период времени производились дополнительные выплаты в виде квартальной премии, что подтверждается справкой Управления юстиции Псковской области от 30.05.02. Эти данные суд первой инстанции не истребовал у ответчика, несмотря на неоднократные ходатайства истца.

С учетом изложенного судебная коллегия считает необходимым изменить решение суда в этой части, увеличив размер подлежащей взысканию оплаты за дни, указанные как прогулы, до 531 рубля 3 копеек.

Таким образом, увольнение Б. с 5 ноября 1999 года за прогулы без уважительных причин по ст. 33 п. 4 КЗоТ РФ являлось незаконным.

В то же время из приказа по Управлению юстиции Псковской области N 54-пп от 28 октября 1999 года следует, что Ш., на период отсутствия которой в отпуске по уходу за ребенком был принят Б., приступила к исполнению служебных обязанностей с 9 ноября 1999 года.

Это обстоятельство указывает на окончание срока заключенного с Б. трудового договора; трудовые отношения между сторонами по договору фактически были прекращены, о чем свидетельствует заявление Б. в Управление юстиции от 05.11.99 о выдаче ему трудовой книжки (л.д. 69).

Следовательно, заключенный с Б. срочный трудовой договор подлежал прекращению в связи с истечением его срока по п. 2 ст. 29 КЗоТ РФ, о чем суд правильно указал в своем решении.

В связи с изложенным доводы жалобы Б. о том, что из-за неправильного увольнения он подлежит восстановлению на работе, ошибочны.

Вместе с тем суд, признавая датой увольнения Б. по названному основанию 11 апреля 2002 года, вопреки изложенной в договоре воле сторон изменил одно из условий договора, что противоречит требованиям закона.

Датой увольнения Б. должен считаться последний день его работы перед выходом на работу Ш., то есть 5 ноября 1999 года.

Принимая решение о взыскании истцу зарплаты за время вынужденного прогула, суд не учел положения ст. 213 КЗоТ РФ, согласно которой такое взыскание возможно, если неправильная или не соответствующая действующему законодательству формулировка причины увольнения в трудовой книжке препятствовала поступлению работника на новую работу. Аналогичная норма содержится и в ныне действующем Трудовом кодексе Российской Федерации, ст. 394.

Между тем истцом не предоставлено суду доказательств, свидетельствующих о том, что имеющаяся в его трудовой книжке запись об увольнении за прогулы препятствовала его трудоустройству. Более того, в судебном заседании 11 апреля 2002 года Б. пояснял, что после увольнения он в течение 11 месяцев работал в одном из колхозов (л.д. 97).

С учетом изложенного судебная коллегия находит решение суда в части взыскания в пользу Б. заработка за время вынужденного прогула подлежащим отмене.

Придя к выводу о том, что Б. был уволен с нарушением требований закона, суд обоснованно взыскал в его пользу компенсацию морального вреда.

Принимая во внимание конкретные обстоятельства дела, отсутствие данных о степени понесенных истцом нравственных страданий, судебная коллегия считает необходимым снизить размер подлежащей взысканию в пользу Б. компенсации морального вреда с 3000 до 500 рублей.

Руководствуясь ст. 305 ГПК РСФСР, судебная коллегия

 

определила:

 

Решение Псковского городского суда от 11 апреля 2001 года в части даты увольнения, взыскания заработной платы за указанные как прогулы дни и компенсации морального вреда изменить: считать Б. уволенным из Управления юстиции с 5 ноября 1999 года по ст. 29 п. 2 КЗоТ РСФСР (истечение срока договора), взыскать с Управления в пользу Б. задолженность по заработной плате за 5, 7, 20, 28 октября 1999 года, с 1 по 5 ноября 1999 года в сумме 531 рубль 3 копейки и компенсацию морального вреда в сумме 500 рублей. Взыскать с Управления юстиции Псковской области госпошлину в доход государства в сумме 36 рублей 55 копеек. Решение суда в части взыскания оплаты за время вынужденного прогула отменить, постановив в этой части новое решение от отказе Б. в удовлетворении этих требований. В остальной части решение суда оставить без изменения, кассационные жалобы Б. и Управления юстиции Псковской области - без удовлетворения.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь