Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ПРЕЗИДИУМА САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ЯНВАРЬ - ФЕВРАЛЬ 2002 ГОДА

 

1. Юридически значимым обстоятельством для реализации права на возврат гражданам незаконно конфискованного имущества является факт незаконного изъятия или выбытия иным путем из владения имущества в связи с политическими репрессиями.

(извлечение из постановления Президиума Самарского облсуда N 07-06/58 от 08.02.2002)

В. обратилась в суд с заявлением об установлении факта применения репрессии в отношении М., факта наличия и изъятия имущества в связи с репрессией, указав, что ее мать М., 1908 г. р. в 1948 г. была выслана из Кутузовского (ныне Кошкинского) района на спецпоселение на прииск Курун-Урях Нижне-Амурской области Аяно-Майского района Якутской АССР. После ареста М. дом, имущество и скот были изъяты сельским Советом. Сведения о применении репрессии в ИЦ УВД и прокуратуре не сохранились. Факт применения репрессии могут подтвердить свидетели. В связи с этим В. просила суд установить факт применения репрессии в отношении М. в виде ссылки, установить факт владения М. домом и имуществом в момент применения репрессии, установить факт выхода из ее владения имущества в результате незаконного применения репрессии.

В соответствии со ст. 1 Закона "О реабилитации жертв политических репрессий" от 18.10.1991 N 1761-1 политическими репрессиями признаются различные меры принуждения, применяемые государством по политическим мотивам, в виде лишения жизни или свободы, помещения на принудительное лечение в психиатрические лечебные учреждения, выдворения из страны и лишения гражданства, выселения групп населения из мест проживания, направления в ссылку, высылку и на спецпоселение, привлечения к принудительному труду в условиях ограничения свободы, а также иное лишение или ограничение прав и свобод лиц, признававшихся социально опасными для государства или политического строя по классовым, социальным, национальным, религиозным или иным признакам, осуществлявшееся по решениям судов и других органов, наделявшихся судебными функциями, либо в административном порядке органами исполнительной власти и должностными лицами и общественными организациями или органами их, наделявшимися административными полномочиями.

Из архивной справки N 3568 от 15.12.2000 ИЦ Республики Саха (Якутия), имеющейся в деле, следует, что М., 1908 г. р., уроженка Куйбышевской области Кутузовского района была выслана на спецпоселение на прииск Курун-Урях на основании общественного приговора членов колхоза им. Красина Кутузовского района от 31.08.1948 в соответствии с Указом Президиума Верховного Совета СССР от 02.06.1948, как лицо, уклоняющееся от общественно - полезного труда.

Суд не дал надлежащей оценки данному доказательству.

Согласно Методических рекомендаций по рассмотрению заявлений граждан и запросов организаций о реабилитации МВД РФ от 12.04.1995 за N 34/5-893 выселение по общественным приговорам в отдаленные районы лиц, злостно уклоняющихся от трудовой деятельности и ведущих антиобщественный паразитический образ жизни, на основании Указа Президиума Верховного Совета СССР от 02.06.1948 не содержит признаков политической репрессии. Данный нормативный акт был издан после Великой Отечественной войны и относится в одинаковой мере ко всем без исключения гражданам страны.

В связи с тем, что суд не определил, была ли М. репрессирована по политическим мотивам, суд пришел к необоснованному выводу о том, что имущество вышло из владения М. в результате незаконного применения к ней репрессии.

Кроме того, суд не принял во внимание то обстоятельство, что согласно архивной справки N 3568 от 15.12.2000 решением Куйбышевского областного совета депутатов трудящихся N 634 от 13.05.1953 общественный приговор членов колхоза им. Красина был отменен за необоснованностью: М. была досрочно освобождена от спецпоселения 10.07.1953.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать правильным.

2. Расписка не может служить бесспорным доказательством, подтверждающим размер причиненного истцу материального ущерба.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского облсуда N 07-06/35 от 31.01.2002)

К. обратился в суд с иском к А. о возмещении ущерба, указав, что 13.08.2000 по вине ответчика, управлявшего автомобилем истца, произошло ДТП, в результате которого автомобилю причинены технические повреждения. Ссылаясь на то, что ответчик в возмещение ущерба обязался до 23.09.2000 выплатить 60 000 руб., однако, обязательство не выполнил, истец и просил взыскать с А. 60 000 руб.

Решением Сызранского городского суда от 12.02.2001 К. в иске отказано.

Определением судебной коллегии Самарского областного суда от 18.06.2001 данное решение отменено, дело направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении решение того же суда от 04.10.2001 в пользу К. с А. взыскано в возмещение материального ущерба 57 130 руб., 1 752 руб. - возврат госпошлины и 1 000 руб. - расходы по оплате услуг адвоката.

Из материалов дела видно, что 13.08.2000 ответчиком в результате ДТП была повреждена автомашина истца. О данном ДТП в ГИБДД УВД г. Сызрани ни истец, ни ответчик не сообщили, протокол осмотра транспортного средства не составлялся.

Удовлетворяя требования К. о возмещении материального ущерба частично - в размере 57 130 руб., суд сослался на то, что причиненный истцу А. в результате ДТП материальный ущерб в размере 60 000 руб. подтверждается распиской ответчика. Суд также указал, что ответчик затратил на приобретение деталей для аварийной автомашины и их установку 2 870 руб.

Однако, суд не учел, что в данном случае имеют место не заемные отношения и расписка не может служить бесспорным доказательством, подтверждающим размер причиненного истцу материального ущерба.

В нарушение ст. 50 ГПК РСФСР суд не предложил истцу представить доказательства, подтверждающие размер материального ущерба.

Не проверил суд с достаточной полнотой и объяснения ответчика о том, что он отремонтировал автомобиль истца за свой счет.

Данное обстоятельство фактически подтверждается объяснениями самого истца, который пояснил, что его не устраивало лишь качество выполненного ответчиком ремонта.

Однако, этим объяснениям истца суд не дал какой-либо оценки.

Не дано судом и правовой оценки наряд-заказу АОЗТ "Экорос" на ремонт аварийного автомобиля за счет ответчика.

Кроме того, не учтены судом и требования п. 3 ст. 1083 ГК РФ. Суд не выяснил имущественное положение ответчика, на иждивении которого находится 2 детей.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать правильным и оно подлежит отмене.

 

3. Военные суды рассматривают требования военнослужащих к военным организациям, непосредственно вытекающим из административно-правовых отношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой.

(Извлечение из постановления Самарского облсуда N 07-06/96 от 14.02.2002)

М. обратился в суд с иском к Окружному военному клиническому госпиталю N 358 и Самарскому военно-медицинскому институту о взыскании компенсации морального вреда в сумме 80 000 рублей, ссылаясь на неправильное лечение пальца на руке, затягивание лечения, чем ему были причинены нравственные и физические страдания, поэтому он и обратился в суд с данным иском.

Определением Октябрьского районного суда от 17.12.2000 данное дело передано на рассмотрение в Самарский гарнизонный военный суд.

Направляя дело на рассмотрение в Самарский гарнизонный военный суд, суд исходил из того, что М. является военнослужащим, обжалует он действия военных организаций, поэтому суд общей юрисдикции не должен рассматривать это дело.

Однако такой вывод суда нельзя признать правильным.

Суд при направлении дела для рассмотрения в военный суд не учел того, что в соответствии с п. 3 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 14.02.2000 N 9 "О некоторых вопросах применения судами законодательства о воинской обязанности, военной службе и статусе военнослужащих" военные суды рассматривают требования военнослужащих к военным организациям, непосредственно вытекающим из административно-правовых отношений, основанных на властных полномочиях одной стороны по отношению к другой.

По данному делу речь идет о взыскании компенсации морального вреда, полученного в результате исполнения ответчиками своих профессиональных обязанностей по оказанию медицинской помощи гражданам, а такие дела подсудны в соответствии с правилами ст. 114 ГПК РСФСР районному суду.

При таких обстоятельствах определение суда подлежит отмене.

 

4. Условием взыскания убытков (ущерба) в гражданском праве является наличие вины.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского облсуда N 07-06/18 от 24.01.2002)

Б. обратился в суд с иском к Самарской таможне о возмещении убытков в сумме 50 000 рублей и взыскании морального вреда в сумме 15 000 рублей, ссылаясь на то, что он необоснованно привлекался ответчиком к административной и уголовной ответственности за нарушение таможенных правил, в связи с чем ему приходилось обращаться за оказанием юридической помощи к адвокату, расходы на которого составили в общей сумме 50 000 рублей.

Указанную сумму истец просил взыскать в его пользу в качестве убытков, причиненных ему по вине ответчика, а нравственные страдания, причиненные ему вышеперечисленными противоправными действиями со стороны ответчика на протяжении более года, он оценивает в 15 000 рублей.

Решением мирового судьи Октябрьского района от 25.09.2001 иск Б. удовлетворен частично, с Самарской таможни в его пользу взыскано 22 000 рублей, в остальной части иска отказано.

Апелляционным определением Октябрьского районного суда от 20.11.2001 решение мирового судьи оставлено без изменения.

Принимая решение о взыскании в пользу Б. с Самарской таможни 22 000 рублей в качестве убытков, суд исходил из того, что постановление Самарской таможни от 04.10.1999 о привлечении истца к административной ответственности признано незаконным и подлежащим отмене по решению Октябрьского районного суда от 25.12.2000, поэтому по мнению суда, Б. вправе согласно ст. 15 ГК РФ требовать возмещения ему убытков, которые в данном случае состоят из расходов истца по оплате помощи представителя, и взыскал с Самарской таможни в пользу истца убытки в сумме 22 000 рублей, сославшись на ст. 91 ГПК РСФСР, предусматривающую, что расходы по оплате помощи представителя суд присуждает с другой стороны в разумных пределах.

С выводом мирового судьи согласилась апелляционная инстанция, указав в определении, что требования истца о возмещении убытков, возникших в результате привлечения адвоката, при обжаловании постановления по делу о нарушении таможенных правил, мировой судья правомерно удовлетворил, применив ст. 91 ГПК РСФСР, и уменьшив размер убытков, подлежащих возмещению, до 20 000 рублей, исходя из сложности рассмотрения дела, с учетом объема помощи.

Однако, при рассмотрении спора судебными инстанциями не учтены юридические обстоятельства, имеющие важное значение для правильного применения норм материального права.

Как следует из смысла ст. 15 ГК РФ, убытки в гражданском праве - это выраженный в денежной форме ущерб, который причинен одному лицу противоправными действиями другого.

Условием взыскания убытков (ущерба) в гражданском праве является наличие вины.

Суд эти требования закона оставил без внимания, применил указанную выше норму по данному делу без учета того, что согласно ст. 197 ГПК РСФСР вопросы, относящиеся к судебным расходам, а также вопросы возмещения расходов по оплате помощи представителя разрешаются судом или судьей при вынесении решения по делу.

На основании изложенного решение мирового судьи и постановление апелляционной инстанции подлежат отмене.

 

5. Установление данных о среднемесячной заработной плате при назначении пенсии осуществляется на основании Порядка, утвержденного Министерством труда и занятости и Министерством социальной защиты населения РФ.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 0706/187 от 21.03.2002)

Х. обратилась в суд с заявлением об установлении юридического факта - получения ею заработной платы в период работы заведующей отделением дорожной больницы г. Самары с 1963 года по 1966 год в размере 140 руб. 30 коп.

Впоследствии она дополнила заявление, просила установить факт получения заработной платы в период с 15 июля 1944 по 26 августа 1967 года в размере 197 руб. 80 коп., ссылаясь на то, что в эти годы она работала кроме основной работы еще по совместительству на 0,5 ставки, получала за совместительство 57 руб. 50 коп.

Судом постановлено решение, которым удовлетворено заявление Х.

Удовлетворяя заявление Х., суд указал в решении, что сведения о заработной плате за период с 1963 - 1967 годы не сохранились и поэтому исходил из ведомственных приказов и инструкций, определявших размер заработной платы должностей, которую занимала заявительница в этот период и показаний свидетелей.

Ст. 247 ГПК РСФСР предусматривает перечень фактов, которые имеют юридическое значение и устанавливаются судом. Пункт 10 названной статьи, которой руководствовался суд, определил установление судом других фактов, имеющих юридическое значение, если законодательством не предусмотрен иной порядок их установления.

Установление факта получения в 1963 - 1967 годы, как более выгодной для нее период заработной платы в указанных ею размерах, необходимо заявительнице для перерасчета пенсии и получения ее в большем размере.

Однако, установление данных о среднемесячной заработной плате при назначении пенсии осуществляется на основании Порядка предоставления и оформления документов для назначения пенсий, утвержденного Министерством труда и занятости РФ 13.08.1992 и Министерством социальной защиты населения РФ от 14.08.1992.

Согласно данного Порядка для перерасчета и исчисления пенсии принимаются документы, содержащие сведения о фактическом, среднемесячном заработке, выданные на основании лицевых счетов, платежных ведомостей и иных документов о фактически выплаченной заработной плате в соответствующем периоде.

При этом действующим пенсионным законодательством не предусмотрен иной особый порядок установления среднемесячной заработной платы лиц, документы которых не сохранились.

Согласно разъяснению Министерства труда и социального развития РФ и Правления Пенсионного фонда РФ от 27.11.2001, в случае не сохранения документов, подтверждающих средний заработок работника для исчисления пенсии в конкретном периоде, органами, осуществляющими пенсионное обеспечение, могут быть приняты к производству документы, косвенно подтверждающие фактический заработок работника на данном конкретном предприятии.

К таким документам могут быть отнесены учетные карточки членов партии и партийные билеты, учетные карточки членов профсоюза и профсоюзные билеты, учетные карточки членов комсомола и комсомольские билеты, приказы и другие документы, из которых можно сделать вывод об индивидуальном характере заработка работника.

Суд, удовлетворяя заявление Х., установил факт получения ею заработной платы за период с 1963 - 1967 годы на основании показаний свидетелей Н. и К.

Принимая показания этих свидетелей за доказательства, суд установил, что Х. с июля 1964 по 1967 годы работала кроме заведующей противотуберкулезным диспансерным отделением еще на 0,5 ставки работала рентгенологом, за что дополнительно получала ежемесячно 57 руб. 50 коп., а среднемесячный заработок за эти годы составлял 197 руб. 80 коп.

Между тем, из архивной справки о заработке Х. за 1966 - 1967 годы следует, что совместительство ее было разрешено только с 16.01 до 01.02.1967 и ее среднемесячный заработок составлял 151 руб. 80 коп.

При таких обстоятельствах решение суда нельзя признать законным и обоснованным.

 

6. Согласно ст. 548 ГК РФ если наследник, призванный к наследованию по закону или по завещанию, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный законом срок, право на принятие причитающейся ему доли наследства переходит к его наследникам.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 0706/183 от 21.03.2002)

Г. обратилась в суд к Я. и нотариальной конторе Советского района г. Самары о признании свидетельства о праве на наследство по закону и по завещанию недействительным, ссылаясь на то, что после смерти ее отца она вместе с матерью и Я. входила в круг наследников по закону, но наследство по закону своевременно не приняла. Я., скрыв факт смерти матери, в день ее смерти подал заявление о принятии наследства от имени матери по ее доверенности и получил свидетельство о праве на наследство по закону после умершего отца, что является нарушением закона, так как после смерти доверителя доверенность теряет свою силу.

Кроме того, Я. не указал в ее числе наследников по закону, несмотря на то, что она имеет право на обязательную долю в наследстве, так как является дочерью умершей и признана инвалидом 2 группы. При таких обстоятельствах Я. незаконно получил свидетельство о праве на наследство по завещанию матери. В связи с чем просила суд признать свидетельства о праве на наследство по закону и по завещанию недействительными.

Определением Октябрьского районного суда от 25.12.2001 прекращено производство по делу.

Суд, вынося определение, сослался на п. 8 ст. 219 ГПК РСФСР, согласно которой суд прекращает производство по делу в случае, если после смерти гражданина, являвшегося одной из сторон по делу, спорное правоотношение не допускает правопреемства.

Данный вывод суда противоречит требованиям закона.

В соответствии со ст. 40 ГПК РСФСР в случаях выбытия одной из сторон в спорном или установленном решением правоотношении (смерть гражданина и др.) суд допускает замену этой стороны ее правопреемником. Правопреемство возможно в любой стадии процесса.

Согласно ст. 548 ГК РФ если наследник, призванный к наследованию по закону или по завещанию, умер после открытия наследства, не успев его принять в установленный законом срок, право на принятие причитающейся ему доли наследства переходит к его наследникам.

Из материалов дела и из жалобы Г. усматривается, что 24.11.2001 истица умерла. Наследниками умершей истицы являются ее муж Г. и две дочери, о чем суду было известно. Указанные лица и являются правопреемниками умершей истицы.

Несмотря на данное обстоятельство и требования закона, суд не произвел замену умершей истицы ее правопреемниками, и незаконно прекратил производство по делу.

 

7. Внесение изменений в Устав ООО относится к исключительной компетенции общего собрания общества. (Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 07-06/197 от 28.03.2002)

К. обратилась в суд с иском к ООО "Юлия" о признании недействительными и противоречащими законодательству норм Устава ООО "Юлия", утвержденного общим собранием участников общества 22.12.1998, она на собрании присутствовала. Проект Устава разрабатывала юридическая фирма, которая заверила, что Устав отражает интересы участников и соответствует закону. Она этому поверила.

После проведения внеочередного собрания участников ООО "Юлия" в сентябре 2001 года по вопросам регламентации деятельности исполнительных органов у нее появились сомнения, что Устав отражает ее интересы. В связи с этим она обратилась в суд с указанным требованием и просила суд обязать ООО "Юлия" внести изменения в Устав.

Решением суда от 26.12.2001 исковые требования были удовлетворены. Признаны незаконными некоторые положения, содержащие в Уставе, и суд обязал общество внести соответствующие изменения в Устав.

Решение постановлено в связи с признанием иска ответчиком.

В соответствии с ч. 5 ст. 165 ГПК РСФСР при признании ответчиком иска и принятии его судом выносится решение об удовлетворении заявленных требований.

Интересы ООО "Юлия" в суде представлял С.

В материалах дела имеется доверенность, на которой указано, что она выдана председателем собрания ООО "Юлия", однако фамилия председателя и дата проведения собрания не указаны.

При таких обстоятельствах нельзя признать, что полномочия представителя оформлены надлежащим образом в соответствии с требованиями ГПК РСФСР.

Согласно ст. 34 ГПК РСФСР суд не принимает признание иска ответчиком и не утверждает мирового соглашения сторон, если эти действия противоречат закону или нарушают права и охраняемые законом интересы других лиц.

Принимая признание иска ответчиком, суд указал, что оно не противоречит нормам действующего законодательства и не нарушает права и интересы других лиц.

Однако, с таким выводом суда согласиться нельзя.

Удовлетворяя требования истицы, суд обязал ООО "Юлия" внести изменения в 12 пунктов Устава общества.

Вместе с тем, согласно п. 3 ст. 91 ГК РФ и п./п. 2 п. 2 ст. 33 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" внесение изменений в Устав общества относится к исключительной компетенции общего собрания общества.

Закон предусматривает особенности принятия решений о внесении изменений в Устав и учредительные договоры общества. Согласно ст. 37 Закона "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение по данным вопросам должно быть принято всеми участниками общества единогласно.

Эти требования закона оставлены судом без внимания.

Кроме того, как следует из искового заявления, истица по сути оспаривает решение общего собрания общества от 22.12.1998, на котором был утвержден Устав.

В соответствии со ст. 43 ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований закона, Устава общества и нарушающее права и законные интересы участников общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.

Такое заявление может быть подано в течении 2 месяцев со дня, когда участник общества узнал или должен был узнать о принятом решении. В случае, если участник общества принимал участие в общем собрании участников общества, принявшим обжалуемое решение, указанное заявление может быть подано в течении 2 месяцев со дня принятия такого решения.

Эти нормы материального права также не приняты судом во внимание.

 

8. Течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 07-06/234 от 11.04.2002)

Н. обратился в суд с иском к К., ООО "Романтика" о взыскании долга по договору займа, указывая, что 22.10.1996 он передал директору ИЧП "Рома" (правопреемник ООО "Романтика") К. 39.000 руб. (с учетом деноминации) с условием выплаты ежемесячно 6% на срок до 01.05.1997.

В указанный срок К. выплачивал проценты, а основной долг возвратил частично, в размере 13.000 руб.

Ссылаясь на эти обстоятельства, Н. просил взыскать оставшуюся сумму долга - 26.000 руб. и предусмотренные договором проценты, начиная с июля 1997 г. по настоящее время, всего просил взыскать 115.208 руб.

Решением суда от 25.09.2001 в удовлетворении исковых требований Н. отказано.

Отказывая в удовлетворении исковых требований Н. о взыскании долга, суд в решении указал, что заключение между ним и ИЧП "Рома" договора займа на сумму 39.000 руб. нашло подтверждение материалами дела.

Однако, суд сослался на пропуск истцом трехлетнего срока исковой давности, о применении которого заявлено стороной в споре (ст. 119 ГК РФ) указав, что срок следует исчислять со 02.05.1997 - со времени окончания срока договора.

Между тем, суд не учел, что в соответствии со ст. 302 ГК РФ течение срока исковой давности прерывается предъявлением иска в установленном порядке, а также совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга. После перерыва течение срока исковой давности начинается заново, время течения до перерыва не засчитывается в новый срок.

Суд рассмотрел дело в отсутствие истца, но в исковом заявлении Н. указывал, что в октябре ему были переданы два холодильника общей стоимостью 3.600 руб., в декабре 1998 г. было возвращено 1.400 руб., в июле 1999 г. - 3.000 руб., в мае 2000 г. - 5.000 руб.

При таких обстоятельствах вывод суда о том, что срок исковой давности следует исчислять со 02.05.1997 и он истцом пропущен, нельзя признать правильным.

 

9. В соответствии с ч. 4 ст. 1086 ГК РФ в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее пятикратного установленного законом минимального размера оплаты труда.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 07-06/209 от 04.04.2001)

О. обратился в суд с иском к Д. о возмещении вреда, причиненного здоровью в результате ДТП, указав, что 26.06.98 ответчик, управляя автомобилем, совершил на него наезд, в результате чего ему были причинены телесные повреждения.

Ссылаясь на то, что он признан инвалидом 2 группы и имеет 80% утраты профессиональной трудоспособности, О. и обратился в суд с данным иском, в котором просил взыскать утраченный заработок за время нахождения на стационарном и амбулаторном лечении в сумме 98 060 руб. единовременно и по 2 196 руб. ежемесячно с 01.11.2001 до переосвидетельствования, расходы по проведению экспертизы в сумме 1 006 руб., на медикаментозное и санаторно - курортное лечение в сумме 16 004 руб., за подготовку и ведение дела адвокатом 3000 руб.

Решением Кировского районного суда от 22.11.2001 требования О. удовлетворены частично, в его пользу взыскано 10 000 руб. на санаторно-курортное лечение, расходы по проведению экспертизы, за подготовку и ведение дела адвокатом, утраченный заработок за время нахождения на стационарном и амбулаторном лечении в сумме 4 000 руб., а начиная с 01.11.2001 до переосвидетельствования по 450 руб. ежемесячно. В остальной части исковых требований О. отказано.

Данное решение суда подлежит отмене в части взыскания утраченного заработка О., в связи с потерей профессиональной трудоспособности по следующим основаниям.

Суд определяя размер утраченного заработка О., указал, что расчет сумм возмещения ущерба, предложенный последним, завышен, поскольку рассчитан из среднего заработка электросварщика 3 разряда Метростроя, в качестве которого истец не работал.

В соответствии с ч. 4 ст. 1086 ГК РФ в случае, когда потерпевший на момент причинения вреда не работал, учитывается по его желанию заработок до увольнения либо обычный размер вознаграждения работника его квалификации в данной местности, но не менее пятикратного установленного законом МРОТ.

Из материалов дела усматривается, что О. выбрал именно заработок работника его квалификации - электрогазосварщика 3-го разряда.

Между тем, суд не учел право выбора истца по определению утраченного заработка и рассчитал его исходя из минимального размера оплаты труда.

В соответствии со ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения, причиненного гражданином с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышлено.

Между тем согласно приведенной норме закона суд приобретает право уменьшить размер возмещения вреда лишь в той мере, в какой это вызвано тяжелым имущественным положением причинителя вреда, однако в материалах дела документы, свидетельствующие о таковом положении Д. отсутствуют. Вывод суда об уменьшении размера возмещения с ответчика сделан на основании одной лишь справки имеющейся в деле о том, что Д.И., 1988 г. р., состоит на диспансерном учете в поликлинике N 5 и нуждается в санаторно-курортном лечении, однако, какое она отношение имеет к ответчику, из материалов дела не видно.

На основании изложенного решение подлежит отмене.

 

10. Высказывая суждение о виновности в ДТП, суд вышел за пределы заявленных требований, чем нарушил ст. 195 ГПК РСФСР, а также за пределы своих полномочий.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 07-06/214 от 04.04.2002)

Т. обратился в суд с жалобой на постановление начальника Октябрьского ОГИБДД г. Самара от 27.04.2001 о привлечении к административной ответственности за нарушение ПДД и совершение ДТП, указав, что он привлечен к ответственности в виде штрафа за нарушение ПДД, повлекшее ДТП с автомобилем под управлением А. Считая себя невиновным в ДТП Т. просил суд отменить постановление начальника Октябрьского ОГИБДД, административное производство в отношении него прекратить.

Решением Советского районного суда от 02.08.2001 жалоба Т. удовлетворена, постановление начальника Октябрьского ОГИБДД отменено, производство по административному материалу прекращено.

Судом установлено, что оснований для привлечения Т. к административной ответственности не имеется, так как он не нарушал ПДД. В связи с этим суд удовлетворил жалобу Т., постановление отменил, административное производство по делу прекратил. В этой части решение не опротестовывается.

Вместе с тем, в мотивировочной части решения суд указал, что виновным в данном ДТП является А., что нельзя признать законным, поскольку решение данного вопроса не относится к компетенции суда.

Высказывая суждение о виновности в ДТП, суд вышел за пределы требований, заявленных Т., а также за пределы своих полномочий.

При наличии указанных обстоятельств решение суда нельзя признать законным и обоснованным, в связи с чем следует исключить из мотивировочной части решения суждение о виновности водителя А. в нарушении ПДД.

 

11. Согласно ч. 2 п. 2 ст. 66 ФЗ "Об акционерных обществах" требования, предъявляемые к лицам, избираемым в состав Совета директоров общества, могут устанавливаться Уставом общества или внутренним документом, утвержденным общим собранием акционеров.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 07-06/167 от 14.03.2002)

Б. обратился в суд с иском к ОАО "Радуга" о предоставлении ему информации, признании недействительным Положения о Совете директоров, решений Совета директоров, решений общего собрания акционеров, указав в заявлении, что Положение о Совете директоров, принятое 20.02.1997 Советом директоров является незаконным, так как оно принято не на собрании акционеров, к тому же в нем есть пункты, которые противоречат ФЗ "Об акционерных обществах" от 24.11.1995 и ущемляют его права как акционера, просил признать его недействительным, просил также признать недействительным решение Совета директоров от 06.02.1998, по которому его не включили в список для тайного голосования при формировании Совета директоров.

Истец также просил отменить решение общего собрания акционеров от 17.06.1998 по тем же основаниям, что счетная комиссия общества не утверждалась на собрании акционеров, собрание не было ознакомлено с результатами аудиторской проверки.

Истец также просил признать недействительным решение Совета директоров от 23.01.1998 о его увольнении в связи с переизбранием, так как вопрос о голосовании по его увольнению на общем собрании акционеров не ставился.

Истец также просил обязать ответчика предоставить ему информацию о работе ОАО "Радуга".

Решением Сызранского городского суда иск Б. удовлетворен частично.

Определением судебной коллегии Самарского областного суда решение суда оставлено без изменения.

Судебные постановления в части удовлетворения иска о предоставлении Б. информации о работе ОАО "Радуга" и об отказе в иске о признании общего собрания акционеров от 17.06.1998 недействительным, является правильным, постановленным в соответствии с установленными по делу обстоятельствами: общее собрание акционеров проведено в соответствии с действующим законодательством, информация Б. о работе общества как акционеру должна быть предоставлена.

Это же решение суда и определение судебной коллегии областного суда в части отказа Б. в иске о признании недействительными Положение о Совете директоров, утвержденное Советом директоров 20.02.1997, решений Совета директоров от 23.01.1998 и от 06.02.1998 следует отменить.

Отказывая Б., суд исходил из того, что Положение о Совете директоров принято самим Советом в соответствии с п. 14 ст. 65 Закона "Об акционерных обществах" и все последующие решения Совета директоров, принятые в соответствии с этим Положением являются законными и обоснованными.

Суд при рассмотрении иска Б. не обратил внимание на его довод о том, что согласно ч. 2 п. 2 ст. 66 упомянутого ФЗ требования, предъявляемые к лицам, избираемым в состав Совета директоров общества, могут устанавливаться Уставом общества или внутренним документом, утвержденным общим собранием акционеров, а в данном случае Положение о Совете директоров утверждено самим Советом директоров АО "Радуга".

 

12. На основании судебного приказа не могут быть взысканы алименты на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 07-06/226 от 11.04.2002)

Г. обратилась к мировому судье с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании с Д. алиментов на несовершеннолетних детей в размере 3 минимальных размеров оплаты труда ежемесячно на каждого ребенка.

Судебным приказом мирового судьи требования Г. удовлетворены.

В соответствии с п. 4 ст. 125-2 ГПК РСФСР суд вправе выдать судебный приказ по требованию о взыскании алиментов на несовершеннолетних детей, если это требование не связано с установлением отцовства. На основании судебного приказа не могут быть взысканы алименты на несовершеннолетних детей в твердой денежной сумме, поскольку решение этого вопроса сопряжено с необходимостью проверки наличия либо отсутствия обстоятельств, с которыми закон связывает возможность такого взыскания (п. п. 1 и 3 ст. 83, п. 4 ст. 143 СК РФ).

С учетом изложенного судебный приказ нельзя признать законным и обоснованным.

 

13. Судья отказывает в выдаче судебного приказа, если должник не согласен с заявленным требованием и несогласие выражено в письменной форме.

(Извлечение из постановления президиума Самарского облсуда N 07-06/158 от 07.03.2002)

Ф. обратилась в суд с заявлением о выдаче судебного приказа о взыскании с Г. алиментов на дочь, 1989 г. р., ссылаясь на то, что состоит в браке с должником с 10.12.1988, средств на содержание дочери Г. не выделяет, ребенок полностью находится на ее иждивении.

Определением мирового судьи Ф. в выдаче судебного приказа отказано.

Отказывая Ф. в выдаче судебного приказа, мировой судья сослался на то, что согласие должника с заявлением Ф. отсутствует.

Между тем, такое основание к отказу в выдаче судебного приказа законом не предусмотрено.

В соответствии со ст. 125-8 ГПК РСФСР судья отказывает в выдаче судебного приказа, если должник не согласен с заявленным требованием, если усматривается наличие спора о праве, который невозможно разрешить на основании представленных документов.

При этом несогласие должника с заявленными требованиями должно быть выражено в письменной форме.

В материалах дела такое заявление Г. отсутствует.

При таких обстоятельствах у суда не было оснований для отказа в выдаче судебного приказа.

 

14. Вывод суда о том, что велосипед является источником повышенной опасности, противоречит требованиям ст. 1079 ГК РФ.

(извлечение из Постановления N 07-06/204 Президиума Самарского областного суда от 04.04.2002).

Решением мирового судьи были удовлетворены исковые требования Ч. к Г. о возмещении материального ущерба причиненного в результате ДТП. Г. управляя велосипедом, допустил столкновение с автомобилем ВАЗ 21110, принадлежащего Ч. на праве собственности, автомобиль стоял на обочине. Виновным в ДТП признан пешеход П., который создал аварийную обстановку для велосипеда.

Определением апелляционной инстанции Кировского районного суда решение мирового судьи оставлено без изменения.

Судебные постановления отменены, как постановленные с нарушением норм материального и процессуального права.

Удовлетворяя исковые требования Ч., мировой судья указал, в решении, что велосипед является транспортным средством согласно п. 1.2. Правил дорожного движения и в соответствии с требованиями ст. 1079 владелец велосипеда, как источника повышенной опасности, должен возместить вред.

Суд также указал в решении, что поскольку ДТП произошло от взаимодействия транспортных средств - источников повышенной опасности и владелец велосипеда Г. не доказал, что вред, причиненный автомашине Ч., возник вследствие непреодолимой силы или умысла потерпевшего, суд возлагает на него всю ответственность за ущерб причиненный истцу.

Между тем, из материалов дела видно, что Г. ехал на своем велосипеде, увидел пешехода П., переходящего дорогу на запрещающий сигнал светофора, и стоящую у обочины автомашину ВАЗ-21110, принадлежащую Ч. Когда Г. подъехал к автомашине, пешеход неожиданно сделал шаг назад и столкнулся с велосипедом, от чего велосипед упал на автомашину Ч., повредив багажную дверь автомашины.

В действиях Г. нарушений Правил дорожного движения не установлено. П. постановлением начальника ОГИБДД Кировского РУВД привлечен к административной ответственности в виде штрафа в размере 50 руб. за нарушение п. 4.4 ПДД.

Вывод суда о том, что велосипед является источником повышенной опасности, противоречит требованиям ст. 1079 ГК РФ, поскольку источник повышенной опасности должен обладать таким признаком, как невозможность полного контроля за ним со стороны человека.

Велосипед приводится в движение мускульной силой человека и полностью им контролируется.

Решение мирового судьи и апелляционное определение Кировского районного суда г. Самары отменено, дело направлено на новое рассмотрение в Кировский районный суд.

 

15. В соответствии с требованиями ст. 354 ГПК РСФСР, в случае неясности решения, подлежащего исполнению, судебный исполнитель вправе просить суд, которым разрешено дело, о разъяснении решения.

(Извлечения из постановления N 07-06/219 Президиума Самарского областного суда от 04.04.2002)

Определением Самарского районного суда отказано в удовлетворении заявления судебного пристава - исполнителя о разъяснении постановленного судом решения.

В соответствии с требованиями ст. 354 ГПК РСФСР, в случае неясности решения, подлежащего исполнению, судебный исполнитель вправе просить суд, которым разрешено дело, о разъяснении решения. Разъяснение решения производится по правилам, установленным ст. 206 ГПК РСФСР.

Согласно ст. 206 ГПК РСФСР разъяснение решения допускается, если оно еще не приведено в исполнение и не истек срок, в течении которого решение может быть принудительно исполнено.

Вопрос о разъяснении решения разрешается в судебном заседании. Лица, участвующие в деле, извещаются о времени и месте заседания, однако их неявка не является препятствием для рассмотрения вопроса о разъяснении решения.

Определение суда подлежит отмене, поскольку оно постановлено с существенным нарушением норм процессуального права. Из материалов дела видно, что суд рассмотрел заявление пристава-исполнителя о разъяснении решения без участия сторон по данному делу. Судебное заседание было назначено без их участия, извещения о рассмотрении указанного заявления им не направлялись.

Ответчица Р. в своей жалобе ссылается на то, что резолютивная часть решения Самарского районного суда не соответствует требованиям ст. 201 ГПК РСФСР и считает, что при рассмотрении заявления о разъяснении решения суд обязан был известить ее о дне судебного заседания.

При таких обстоятельствах определение суда нельзя признать законным.

Определение Самарского районного суда отменено, дело направлено для рассмотрения заявления пристава-исполнителя для разъяснения решения в тот же суд.

 

16. В соответствии с правилами ст. 122 ГПК РСФСР дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другом суду.

(Извлечение из Постановления N 07-00/216 Президиума Самарского областного суда).

Решением Октябрьского районного суда г. Самары удовлетворена жалоба О. на действия работников Самарской таможни.

Определением судебной коллегии областного суда это решение суда было отменено.

При новом рассмотрении дела судом было вынесено определение о направлении дела в Красноглинский районный суд для соединения с другим делом.

Определение суда подлежит отмене, как постановленное с существенным нарушением норм процессуального права.

В соответствии с правилами ст. 122 ГПК РСФСР дело, принятое судом к своему производству с соблюдением правил подсудности, должно быть разрешено им по существу, хотя бы в дальнейшем оно стало подсудным другом суду.

Из материалов дела видно, что дело по жалобе О на действия Самарской таможни было принято Октябрьским районным судом в июле 2000 года, по делу выносилось решение суда, которое определением судебной коллегии областного суда было отменено и дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

Как видно из материалов дела, оно было принято к производству Октябрьского суда с соблюдением правил подсудности.

В производстве Красноглинского районного суда г. Самары имеется гражданское дело по иску самарской таможни к О. о взыскании таможенной пошлины.

Суд направляя дело по жалобе О. на действия работников Самарской таможни в Красноглинский районный суд г. Самары, не учел, того, что по правилам ст. 128 ГПК РСФСР соединяются дела, носящие исковой порядок, дело же Октябрьского суда по жалобе О., а дел в Красноглинском районном суде по иску Самарской таможни и оба дела в одном производстве рассматриваться не могут.

При таких обстоятельствах определение суда о направлении в Красноглинский суд нельзя признать правильным и оно подлежит отмене.

Определение Октябрьского районного суда г. Самары отменено, дело направлено для рассмотрения в тот же суд.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь