Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТЫВА

 

РЕШЕНИЕ

от 17 июня 2002 г. N 2-34

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный суд Республики Тыва в составе:

 

    председательствующего Сайын-Белек Ч.Д.,
    при секретаре М.С.В.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании 17 июня 2002 года в г. Кызыле гражданское дело по заявлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению ч. 3 ст. 1 в части, устанавливающей, что на местный референдум не могут выноситься вопросы о местных налогах; ст. 10 в части, предусматривающей, что решение о проведении референдума в городах кожуунного подчинения, в поселках и сумонах принимается соответствующими местными администрациями; ч. 1 ст. 12 в части, устанавливающей, что решения администраций городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов о проведении референдума подлежат обязательному исполнению; ч. 1 ст. 15 в части, предусматривающей, что протокол собрания с данными о регистрации его участников и списком избранной инициативной группы передается для регистрации инициативной группы в местную администрацию по месту проведения собрания; ч. 4 ст. 18 в части, устанавливающей, что при необходимости местный Хурал представителей или местная администрация может создать комиссию и поручить выборочную или полную проверку достоверности полученных документов; ч. 1 ст. 19 в части, предусматривающей, что местные администрации городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов по требованию о проведении референдума вправе принять одно из следующих решений в течение 10 дней со дня поступления требований о проведении референдума: а) о назначении референдума, дате его проведения и мерах по его обеспечению; б) об отклонении требований о назначении референдума в случае нарушения настоящего Закона инициаторами референдума; в) о решении вопроса, предлагаемого на референдум, без проведения референдума; ч. 6 ст. 21 в части, устанавливающей, что комиссии референдума формируются местными администрациями; ч. 1 ст. 24 в части, устанавливающей, что участки референдума образуются соответствующими местными администрациями; ч. 5 ст. 26 в части установления двухдневного срока для рассмотрения участковой комиссией референдума заявления о неправильностях в списке, а накануне и в день референдума - немедленного рассмотрения; ч. 1 ст. 28 в части установления времени голосования; ч. 4 ст. 30 в части, устанавливающей, что гражданин, который не может самостоятельно заполнить бюллетень, вправе по своему выбору пригласить в кабину другое лицо, не являющееся членом участковой комиссии или наблюдателем; ч. 3 ст. 31 в части, предусматривающей, что недействительными признаются бюллетени, в которых не вычеркнут ни один из вариантов ответа, а также бюллетени неутвержденного образца Закона Республики Тыва от 23 декабря 1996 года за N 690 "О местном референдуме в Республике Тыва",

 

установил:

 

В суд с заявлением о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению ч. 3 ст. 1 в части, устанавливающей, что на местный референдум не могут выноситься вопросы о местных налогах; ст. 10 в части, предусматривающей, что решение о проведении референдума в городах кожуунного подчинения, в поселках и сумонах принимается соответствующими местными администрациями; ч. 1 ст. 12 в части, устанавливающей, что решения администрации городов кожуунного подчинения сел, поселков, сумонов о проведении референдума подлежат обязательному исполнению; ч. 1 ст. 15 в части, предусматривающей, что протокол собрания с данными о регистрации его участников и списком избранной инициативной группы передается для регистрации инициативной группы в местную администрацию, по месту проведения собрания; ч. 4 ст. 18 в части, устанавливающей, что при необходимости местный Хурал представителей или местная администрация может создать комиссию и поручить выборочную или полную проверку достоверности полученных документов; ч. 1 ст. 19 в части, предусматривающей, что местные администрации городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов по требованию о проведении референдум, вправе принять одно из следующих решений в течение 10 дней со дня поступления требований о проведении референдума а) о назначении референдума, дате его проведения и мерах по его обеспечению; б) об отклонении требований о назначении референдума в случае нарушения настоящего Закона инициаторами референдума; в) о решении вопроса, предлагаемого на референдум, без проведения референдума; ч. 6 ст. 21 в части, устанавливающей, что комиссии референдума формируются местными администрациями; ч. 1 ст. 24 в части, устанавливающей, что участки референдума образуются соответствующими местными администрациями; ч. 5 ст. 26 в части установления двухдневного срока для рассмотрения участковой комиссией референдума заявления о неправильностях в списке, а накануне и в день референдума - немедленного рассмотрения; ч. 1 ст. 28 в части установления времени голосования; ч. 4 ст. 30 в части, устанавливающей, что гражданин, который не может самостоятельно заполнить бюллетень, вправе по своему выбору пригласить в кабину другое лицо, не являющееся членом участковой комиссии или наблюдателем; ч. 3 ст. 31 в части, предусматривающей, что недействительными признаются бюллетени в которых не вычеркнут ни один из вариантов ответа, а также бюллетени неутвержденного образца Закона Республика Тыва от 23 декабря 1996 года за N 690 "О местном референдуме в Республике Тыва" обратился заместитель Генерального прокурора Российской Федерации Симученков В.В., указывая на то, что в соответствии с ч. 3 ст. 1 закона республики на местный референдум не могут выноситься вопросы о местных налогах.

Данная норма противоречит ФЗ "Об основных гарантиях...". Перечень вопросов, не подлежащих вынесению на местный референдум, закреплен в ч. 3 ст. 1 данного закона и не содержит такого ограничения. Согласно ч. 3 ст. 13 ФЗ "Об основных гарантиях..." не допускается установление ограничений для вопросов, выносимых на референдум, за исключением указанных в статье.

В соответствии со ст. 10, ч. 1 ст. 12, ч. 1 ст. 19 оспариваемого закона республики правом принятия решения о проведении референдума в городах кожуунного подчинения, в поселках и сумонах наделены соответствующие местные администрации. Вместе с тем, согласно ч. 2. ст. 22 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" правом на решения о проведении местного референдума наделен только представительный орган местного самоуправления.

Не соответствует федеральному закону и ч. 1 ст. 15 закона республики, в соответствии с которой протокол собрания с данными о регистрации его участников и списком избранной инициативной группы передается дня регистрации инициативной группы в местную администрацию по месту проведения собрания.

В соответствии с ч. 2 ст. 33 ФЗ "Об основных гарантиях..." инициативная группа по проведению референдума обращается с ходатайством о регистрации в избирательную комиссию соответствующего уровня, которая действует в качестве комиссии референдума. В случае, если постоянно действующая избирательная комиссия муниципального образования отсутствует, функции комиссии местного референдума до ее сформирования выполняет представительный орган местного самоуправления, в случае отсутствия представительного органа местного самоуправления - избирательная комиссия субъекта.

Таким образом, регистрация инициативной группы по проведению референдума необоснованно отнесена законом субъекта РФ к полномочиям администрации.

В соответствии с ч. 4 ст. 18 закона республики Тыва при необходимости местный Хурал представителей или местная администрация может создать комиссию и поручить выборочную или полную проверку полученных подписных листов с требованием о проведении инициативы референдума.

Однако, согласно ч. 21 ст. 33 ФЗ "Об основных гарантиях..." проверка соблюдения требования законодательства при сборе подписей является исключительно прерогативой комиссии референдума, а не органов местного самоуправления.

В соответствии с ч. 6 ст. 21 закона Республики Тыва комиссии референдума формируются местными администрациями. Установленный законом субъекта РФ порядок формирования комиссий не соответствует федеральному закону.

Согласно ч. 2 ст. 23 ФЗ "Об основных гарантиях..." формирование комиссий референдума осуществляется представительным органом местного самоуправления.

Частью 1 статьи 24 оспариваемого закона установлено, что участки референдума образуются соответствующими местными администрациями. Данная норма противоречит ч. 2 ст. 20 ФЗ "Об основных гарантиях...", согласно которой участки референдума образуются главой муниципального образования.

В соответствии с ч. 5 ст. 26 закона республики заявление о неправильностях в списке избирателей рассматривается участковой комиссией референдума, которая обязана не позднее чем в двухдневный срок, а накануне и в день референдума - немедленно, рассмотреть заявление. Указанная норма не соответствует федеральному закону, установившему иные сроки рассмотрения данной категории заявлений. Согласно ч. 14 ст. 18 ФЗ "Об основных гарантиях..." данное заявление подлежит рассмотрению в течение 24 часов, а в день голосования - в течение 2 часов с момента обращения, но не позднее момента окончания голосования.

Частью 1 ст. 28 закона республики установлено время голосования на местном референдуме. Однако согласно ч. 1 ст. 52 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" данный вопрос регулируется уставами муниципальных образований. Таким образом, субъект РФ превысил установленные федеральным законом пределы правового регулирования.

В соответствии с ч. 4 ст. ЗО оспариваемого закона гражданин, который не может самостоятельно заполнить бюллетень для голосования, вправе по своему выбору пригласить в кабину другое лицо, не являющееся членом участковой комиссии или наблюдателем.

В данном случае законом субъекта РФ, в противоречие федеральному закону, императивно сужен круг лиц, которым запрещено оказывать помощь участнику референдума в голосовании.

В соответствии с ч. 9 ст. 52 Федерального закона "Об основных гарантиях..." участник референдума, не имеющий возможности самостоятельно расписаться в получении бюллетеня для голосования на референдуме, заполнить бюллетень, вправе воспользоваться для этого помощью другого избирателя, участника референдума, не являющегося членом избирательной комиссии, комиссии референдума, зарегистрированным кандидатом, уполномоченным представителем избирательного объединения, избирательного блока, доверенным лицом кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, наблюдателем.

Согласно ч. 3 ст. 31 оспариваемого закона недействительными признаются бюллетени, в которых не вычеркнут ни один из вариантов ответа, а также бюллетени неутвержденного образца.

Законом субъекта РФ установлены только 2 частных случая, возникновение которых может повлечь признание бюллетеня для голосования недействительным. Возникновение других оснований не повлечет за собой недействительность бюллетеней.

Указанная норма не противоречит ч. 20 ст. 68 ФЗ "Об основных гарантиях...", согласно которой недействительными считаются бюллетени для голосования на референдуме, по которым невозможно установить волеизъявление участника референдума. В случае возникновения сомнений при признании бюллетеня недействительным, вопрос решается комиссией референдума путем голосования. Таким образом, федеральным законом установлены иные, более широкие критерии для признания бюллетеня недействительным, и окончательное решение данного вопроса отнесено к компетенции комиссии референдума.

В судебном заседании представитель заявителя Шиирипей А.В. требования поддержала и просила об удовлетворении заявления по основаниям, указанным в нем.

Представители Верховного Хурала (Парламента) Республики Тыва по доверенности Рязанов А.И. в судебное заседание не явился, заявив ходатайство о рассмотрении дела в его отсутствие и указав в нем о согласии с заявлением в полном объеме.

Представитель Председателя Правительства Республики Тыва в судебное заседание не явился, хотя был извещен о месте и времени рассмотрения дела надлежащим образом.

Суд счел возможным рассмотреть дело в их отсутствие.

Заслушав пояснения представителя заявителя, исследовав материалы дела, суд приходит к следующему.

В соответствии с ч. 3 ст. 1 закона республики на местный референдум не могут выноситься вопросы о местных налогах.

Данная норма противоречит ФЗ "Об основных гарантиях...". Перечень вопросов, не подлежащих вынесению на местный референдум, закреплен в ч. 3 ст. 13 данного закона и не содержит такого ограничения. Согласно ч. 8 ст. 18 ФЗ "Об основных гарантиях..." не допускается установление ограничений для вопросов, выносимых на референдум, за исключением указанных в статье.

Таким образом, ч. 3 ст. 1 республиканского закона в части, устанавливающей, что на местный референдум не могут выноситься вопросы о местных налогах, вошла в противоречие с федеральным законодательством.

Согласно ст. 10, ч. 1 ст. 12, ч. 1 ст. 19 оспариваемого закона республики правом принятия решения о проведении референдума в городах кожуунного подчинения, в поселках и сумонах наделены соответствующие местные администрации. Вместе с тем, согласно ч. 1 ст. 22 Федерального закона "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ" правом на решения о проведении местного референдума наделен только представительный орган местного самоуправления. Поэтому ст. 10 в части, предусматривающей, что решение о проведении референдума в городах кожуунного подчинения, в поселках и сумонах принимается соответствующими местными администрациями; ч. 1 ст. 12 в части, устанавливающей, что решения администраций городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов о проведении референдума подлежат обязательному исполнению; ч. 1 ст. 19 в части, устанавливающей, что местные администрации городов кожуунного подчинения, сел, поселков сумонов по требованию о проведении референдума вправе принять одно из следующих решений в течение 10 дней со дня поступления требований о проведении референдума: а) о назначении референдума, дате его проведения и мерах по его обеспечению; б) об отклонении требований о назначении референдума в случае нарушения настоящего Закона инициаторами референдума; в) о решении вопроса, предлагаемого на референдум, без проведения референдума противоречат федеральному законодательству.

Не соответствует федеральному закону и ч. 1 ст. 15 закона республики в части, предусматривающей, что протокол собрания с данными о регистрации его участников и списком избранной инициативной группы передается для регистрации инициативной группы в местную администрацию по месту проведения собрания.

В соответствии с ч. 2 ст. 33 ФЗ "Об основных гарантиях..." инициативная группа по проведению референдума обращается с ходатайством о регистрации в избирательную комиссию соответствующего уровня, которая действует в качестве комиссии референдума. В случае, если постоянно действующая избирательная комиссия муниципального образования отсутствует, функции комиссии местного референдума до ее сформирования выполняет представительный орган местного самоуправления, в случае отсутствия представительного органа местного самоуправления - избирательная комиссия субъекта.

Таким образом, регистрация инициативной группы по проведению референдума необоснованно отнесена законом субъекта РФ к полномочиям администрации.

В соответствии с ч. 4 ст. 18 закона республики Тыва при необходимости местный Хурал представителей или местная администрация может создать комиссию и поручить выборочную или полную проверку полученных подписных листов с требованием о проведении инициативы референдума.

Однако, согласно ч. 2 ст. 33 ФЗ "Об основных гарантиях..." проверка соблюдения требования законодательства при сборе подписей является исключительной прерогативой комиссии референдума, а не органов местного самоуправления.

Таким образом, ч. 4 ст. 18 Закона РТ в части, устанавливающей, что при необходимости местный Хурал представителей или местная администрация может создать комиссию и поручить выборочную или полную проверку достоверности полученных документов, по мнению суда, не соответствует Федеральному закону.

Часть 6 ст. 21 Закона Республики Тыва в части, предусматривающей, что комиссии референдума формируются местными администрациями не соответствует федеральному законодательству.

Согласно ч. 2 ст. 23 ФЗ "Об основных гарантиях..." формирование комиссий референдума осуществляется представительным органом местного самоуправления.

Частью 1 статьи 24 оспариваемого закона установлено, что участки референдума образуются соответствующими местными администрациями. Данная норма противоречит ч. 2 ст. 20 ФЗ "Об основных гарантиях...", согласно которой участки референдума образуются главой муниципального образования, ввиду чего ч. 1 ст. 24 республиканского закона в части, предусматривающей, что участки референдума образуются соответствующими местными администрациями подлежит признанию противоречащей федеральному законодательству.

Часть 5 ст. 26 закона республики в части установления двухдневного срока для рассмотрения участковой комиссией референдума заявления о неправильностях в списке, а накануне и в день референдума - немедленного рассмотрения не соответствует ч. 2 ст. 18 ФЗ "Об основных гарантиях...", согласно которой такое заявление подлежит рассмотрению в течение 24 часов, а в день голосования - в течение 2 часов с момента обращения, но не позднее момента окончания голосования.

Частью 1 ст. 28 закона республики установлено время голосования на местном референдуме. Однако согласно ч. 1 ст. 52 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" данный вопрос регулируется уставами муниципальных образований. Таким образом, субъект РФ в данной норме в части установления времени голосования превысил определенные федеральным законом пределы правового регулирования.

В соответствии с ч. 4 ст. ЗО оспариваемого закона гражданин, который не может самостоятельно заполнить бюллетень для голосования, вправе по своему выбору пригласить в кабину другое лицо, не являющееся членом участковой комиссии или наблюдателем.

В данном случае законом субъекта РФ, в противоречие федеральному закону, императивно сужен круг лиц, которым запрещено оказывать помощь участнику референдума в голосовании.

В соответствии с ч. 9 ст. 52 Федерального закона "Об основных гарантиях..." участник референдума, не имеющий возможности самостоятельно расписаться в получении бюллетеня для голосования на референдуме, заполнить бюллетень, вправе воспользоваться для этого помощью другого избирателя, участника референдума, не являющегося членом избирательной комиссии, комиссии референдума, зарегистрированным кандидатом, уполномоченным представителем избирательного объединения, избирательного блока, доверенным лицом кандидата, избирательного объединения, избирательного блока, наблюдателем.

Таким образом, ч. 4 ст. ЗО в части, устанавливающей, что гражданин, который не может самостоятельно заполнить бюллетень, вправе по своему выбору пригласить в кабину другое лицо, не являющееся членом участковой комиссии или наблюдателем, противоречит федеральному законодательству.

Согласно ч. 3 ст. 31 оспариваемого закона недействительными признаются бюллетени, в которых не вычеркнут ни один из вариантов ответа, а также бюллетени неутвержденного образца.

Законом РТ установлены только 2 частных случая, возникновение которых может повлечь признание бюллетеня для голосования недействительным. Возникновение других оснований не повлечет за собой недействительность бюллетеней.

Указанная норма в этой части противоречит ст. 56 ФЗ "Об основных гарантиях...", согласно которой недействительными считаются бюллетени для голосования на референдуме, по которым невозможно установить волеизъявление участника референдума. В случае возникновения сомнений при признании бюллетеня недействительным, вопрос решается комиссией референдума путем голосования. Таким образом, федеральным законом установлены иные, более широкие критерии для признания бюллетеня недействительным, и окончательное решение данного вопроса отнесено к компетенции комиссии референдума.

По вышеприведенным мотивам заявление заместителя Генерального прокурора РФ подлежит удовлетворению.

Руководствуясь ст. ст. 191-197, 231, 239.7 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявление заместителя Генерального прокурора Российской Федерации о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению ч. 3 ст. 1 в части, устанавливающей, что на местный референдум не могут выноситься вопросы о местных налогах; ст. 10 в части, предусматривающей, что решение о проведении референдума в городах кожуунного подчинения, в поселках и сумонах принимается соответствующими местными администрациями; ч. 1 ст. 12 в части, устанавливающей, что решения администраций городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов о проведении референдума подлежат обязательному исполнению; ч. 1 ст. 15 в части, предусматривающей, что протокол собрания с данными о регистрации его участников, и списком избранной инициативной группы передается для регистрации инициативной группы в местную администрацию по месту проведения собрания; ч. 4 ст. 18 в части, устанавливающей, что при необходимости местный Хурал представителей или местная администрация может создать комиссию и поручить выборочную или полную проверку достоверности полученных документов; ч. 1 ст. 19 в части, предусматривающей, что местные администрации городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов по требованию о проведении референдума вправе принять одно из следующих решений в течение 10 дней со дня поступления требований о проведении референдума: а) о назначении референдума, дате его проведения и мерах по его обеспечению; б) об отклонении требований о назначении референдума в случае нарушения настоящего Закона инициаторами референдума; в) о решении вопроса, предлагаемого на референдум, без проведения референдума; ч. 6 ст. 21 в части, устанавливающей, что комиссии референдума формируются местными администрациями; ч. 1 ст. 24 в части, устанавливающей, что участки референдума образуются соответствующими местными администрациями; ч. 5 ст. 26 в части установления двухдневного срока для рассмотрения участковой комиссией референдума заявления о неправильностях в списке, а накануне и в день референдума - немедленного рассмотрения; ч. 1 ст. 28 в части установления времени голосования; ч. 4 ст. 30 в части, устанавливающей, что гражданин, который не может самостоятельно заполнить бюллетень, вправе по своему выбору пригласить в кабину другое лицо, не являющееся членом участковой комиссии или наблюдателем; ч. 3 ст. 31 в части, предусматривающей, что недействительными признаются бюллетени, в которых не вычеркнут ни один из вариантов ответа, а также бюллетени неутвержденного образца Закона Республики Тыва от 23 декабря 1996 года за N 690 "О местном референдуме в Республике Тыва" удовлетворить.

Признать противоречащими, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу ч. 3 ст. 1 в части, устанавливающей, что на местный референдум не могут выноситься вопросы о местных налогах; ст. 10 в части, предусматривающей, что решение о проведении референдума в городах кожуунного подчинения, в поселках и сумонах принимается соответствующими местными администрациями; ч. 1 ст. 12 в части, устанавливающей, что решения администраций городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов о проведении референдума подлежат обязательному исполнению; ч. 1 ст. 15 в части, предусматривающей, что протокол собрания с данными о регистрации его участников и списком избранной инициативной группы передается для регистрации инициативной группы в местную администрацию по месту проведения собрания; ч. 4 ст. 18 в части, устанавливающей, что при необходимости местный Хурал представителей или местная администрация может создать комиссию и поручить выборочную или полную проверку достоверности полученных документов; ч. 1 ст. 19 в части, предусматривающей, что местные администрации городов кожуунного подчинения, сел, поселков, сумонов по требованию о проведении референдума вправе принять одно из следующих решений в течение 10 дней со дня поступления требований о проведении референдума: а) о назначении референдума, дате его проведения и мерах по его обеспечению; б) об отклонении требований о назначении референдума в случае нарушения настоящего Закона инициаторами референдума; в) о решении вопроса, предлагаемого на референдум, без проведения референдума; ч. 6 ст. 21 в части, устанавливающей, что комиссии референдума формируются местными администрациями; ч. 1 ст. 24 в части, устанавливающей, что участки референдума образуются соответствующими местными администрациями; ч. 5 ст. 26 и части установления двухдневного срока для рассмотрения участковой комиссией референдума заявления о неправильностях в списке, а накануне и в день референдума - немедленного рассмотрения; ч. 1 ст. 28 в части установления времени голосования; ч. 4 ст. 30 в части, устанавливающей, что гражданин, который не может самостоятельно заполнить бюллетень, вправе по своему в выбору пригласить в кабину другое лицо, не являющееся членом участковой комиссии или наблюдателем; ч. 3 ст. 31 в части, предусматривающей, что недействительными признаются бюллетени, в которых не вычеркнут ни один из вариантов ответа, а также бюллетени неутвержденного образца Закона Республики Тыва от 23 декабря 1996 года за N 690 "О местном референдуме в Республике Тыва", о чем сообщить в средствах массовой информации, в которых был опубликован закон.

Решение может быть обжаловано или опротестовано в Верховный Суд Российской Федерации в течение 10 дней с момента изготовления решения в окончательной форме через Верховный суд Республики Тыва.

Решение в окончательной форме изготовлено 21 июня 2002 года.

 

Председательствующий

Ч.Д.САЙЫН-БЕЛЕК

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь