Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

БЮЛЛЕТЕНЬ АМУРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

II КВАРТАЛ 2002 ГОДА

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

 

1) При решении вопроса о назначении осужденному отбывания наказания в колонии - поселении или в исправительной колонии общего режима в порядке п. "а" ч. 1 ст. 58 УК РФ суд должен учитывать обстоятельства, характеризующие личность осужденного, в том числе и данные о состоянии его здоровья.

 

Приговором Свободненского районного суда от 26 марта 2002 года Дашутин В.П., ранее судимый этим же судом по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком 6 месяцев, осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы. В силу ч. 5 ст. 74; ст. 70 УК РФ отменено условное осуждение и окончательно по совокупности приговоров путем частичного присоединения к назначенному наказанию не отбытого наказания по предыдущему приговору назначено 1 год 2 месяца лишения свободы с отбыванием в колонии - поселении.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

Начальник учреждения ИЗ-28/1 обратился с представлением об опротестовании приговора суда ввиду невозможности отбывания Дашутиным наказания в колонии - поселении.

Постановлением президиума Амурского областного суда приговор суда в части назначения Дашутину вида исправительного учреждения отменен по следующим основаниям.

Как следует из материалов уголовного дела, суд, назначая Дашутину В.П. в соответствии с ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в виде лишения свободы в колонии - поселении, не учел невозможность исполнения приговора ввиду наличия у Дашутина заболевания туберкулезом, в связи с чем он отнесен к ГДУ - I А, по поводу которого он должен проходить лечение. Кроме того, суд, с учетом устойчивого антиобщественного поведения Дашутина, не принял решения о возможности отбывания назначенного наказания в исправительной колонии общего режима.

В связи с изложенным приговор в части назначения вида исправительного учреждения отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение в порядке ст. ст. 368, 369 УПК РСФСР.

 

2) Суд необоснованно назначил наказание с применением правил, предусмотренных ст.70 УК РФ.

 

Приговором Благовещенского городского суда от 17 декабря 2001 года Перевалов В.А., судимый приговором от 21 апреля 2001 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ условно с испытательным сроком 2 года, осужден по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 166, ч. 3 ст. 213 УК РФ, к шести годам шести месяцам лишения свободы. В силу ст. 74 ч. 5 УК РФ условное осуждение по приговору от 21 апреля 2000 года отменено. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного присоединения к вновь назначенному наказанию неотбытой части наказания по предыдущему приговору, окончательно назначено к отбытию - семь лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

В кассационном протесте прокурор г. Благовещенска просил изменить приговор, указав, что суд необоснованно признал наличие отягчающего обстоятельства - рецидива преступлений, так как предыдущая судимость подпадает под действие амнистии.

Судебная коллегия, рассмотрев дело, признала доводы протеста частично обоснованными, приговор изменила по следующим основаниям.

Отменяя условное осуждение Перевалова В.А. по приговору от 21 апреля 2000 года, которым он осужден по ч. 1 ст. 218 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком два года, суд не учел, что на указанную судимость распространяется п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" от 26 мая 2000 года, на основании которого Перевалов подлежал освобождению от наказания. При таких данных назначение ему судом наказания с применением ст. 70 УК РФ является ошибочным, в связи с этим данное указание подлежит исключению из приговора.

Вместе с тем довод протеста о том, что суд необоснованно признал наличие отягчающего обстоятельства - рецидива преступлений, является несостоятельным.

Обстоятельства, влияющие на наличие признаков состава преступления, на уголовную ответственность и наказание виновного, согласно действующему законодательству, учитываются на время совершения преступления. На время совершения преступлений, за которые Перевалов осужден данным приговором, его судимость по приговору от 21 апреля 2000 года погашена (снята) не была, о наличии судимости он знал и, несмотря на это, совершил ряд новых умышленных преступлений, что образует рецидив преступлений.

 

3) Лицо, добровольно сдавшее наркотическое средство и активно способствовавшее раскрытию преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотических средств, освобождается от уголовной ответственности за данное преступление.

 

Приговором Белогорского городского суда Амурской области от 20 июня 2001 года Носов Р.А. осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ к одному году лишения свободы без штрафа; по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ, - к трем годам лишения свободы. На основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения наказаний назначено три года шесть месяцев лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 29 января 2001 года; окончательно по совокупности приговоров определено к отбытию три года девять месяцев лишения свободы. В силу ст. 73 УК РФ назначенное наказание постановлено считать условным с испытательным сроком два года.

Носов Р.А. признан виновным и осужден за незаконное приобретение, хранение без цели сбыта наркотического средства в крупном размере, а также за незаконное изготовление и перевозку наркотического средства в крупном размере.

В протесте председатель Амурского областного суда поставил вопрос об отмене приговора и прекращении дела в связи с тем, что наркотическое средство было добровольно выдано Носовым Р.А.

Постановлением президиума Амурского областного суда от 24 июня 2002 года протест удовлетворен по следующим основаниям.

Носов Р.А., признавая себя виновным в совершении преступлений, показал, что в сентябре 2000 года в с. Поляна Серышевского района Амурской области он собрал верхушечные части дикорастущей конопли для личного потребления, после чего на велосипеде перевез их в г. Белогорск, где хранил в помещении гарнизонной бани. В феврале 2001 года он изготовил из конопли наркотическое средство, которое перенес к себе домой. 19 февраля 2001 года он был вызван для беседы в РОВД, где в ходе беседы сообщил сотрудникам милиции, что у него дома есть "химка", и сам предложил поехать и забрать ее. Дома он выдал сотрудникам милиции бумажный сверток с наркотическим средством.

Утверждение Носова соответствует показаниям сотрудника ОБНОН Белогорского ГОВД, который подтвердил, что во время профилактической беседы Носов сказал, что у него дома есть наркотик "химка". Он проехал с Носовым домой, где тот в присутствии понятых выдал сверток, в котором находилось вещество бурого цвета с характерным запахом конопли; данным протокола осмотра места происшествия от 19 февраля 2001 года, согласно которым Носов Р.А., изъявив желание добровольно выдать наркотическое средство, достал из спортивной сумки бумажный сверток и пояснил, что в свертке находится "химка" для личного употребления.

Из совокупности собранных по делу доказательств следует, что Носов Р.А. добровольно выдал наркотическое средство и активно способствовал раскрытию преступления, связанного с незаконным оборотом наркотических средств, что, согласно примечанию к ст. 228 УК РФ, исключает уголовную ответственность Носова Р.А. за указанные преступления. В связи с изложенным президиум приговор отменил, а дело производством прекратил.

 

4) Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба.

 

Приговором Благовещенского городского суда от 11 июня 2002 года Харламов А.Ю., судимый приговором от 21 декабря 2000 года по пп. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к четырем годам лишения свободы, осужден по ч. 2 ст. 167 УК РФ к четырем годам лишения свободы, а на основании ч. 5 ст. 69 УК РФ к пяти годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Харламов А.Ю. признан виновным и осужден за умышленное повреждение чужого имущества, выразившееся в том, что в ночь с 14 на 15 марта 1998 года он умышленно поджег входную дверь квартиры потерпевшего Семеренко, причинив ему повреждением двери ущерб в сумме 400 рублей.

Рассмотрев дело по кассационной жалобе осужденного, судебная коллегия по уголовным делам приговор отменила, дело прекратила по следующим основаниям.

Согласно разъяснению, данному в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5 июня 2002 года "О судебной практике по делам о нарушении правил пожарной безопасности, уничтожении или повреждении имущества путем поджога либо в результате неосторожного обращения с огнем", умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества путем поджога влечет уголовную ответственность по ч. 2 ст. 167 УК РФ только в случае реального причинения потерпевшему значительного ущерба.

При этом при решении вопроса о том, причинен ли значительный ущерб собственнику, следует исходить из стоимости уничтоженного имущества или стоимости восстановления поврежденного имущества, значимости этого имущества для потерпевшего.

Как следует из обвинительного заключения и приговора суда, потерпевшему Семеренко повреждением двери был причинен ущерб на сумму 400 рублей. При этом размер причиненного ущерба значительным признан не был.

При таких обстоятельствах в действиях Харламова А.Ю. отсутствует состав преступления, предусмотренный ч. 2 ст. 167 УК РФ.

Исходя из изложенного, судебная коллегия приговор в отношении Харламова отменила в связи с неправильным применением уголовного закона, а производство по делу прекратила в связи с отсутствием состава преступления.

 

5) При наличии исключительных обстоятельств суд должен мотивировать свое решение о неприменении правил части второй статьи 68 УК РФ в описательной части приговора, сделав при этом в резолютивной части приговора ссылку на ст. 64 УК РФ.

 

Приговором Свободненского городского суда от 17 июля 2001 года Антоненко В.А., ранее неоднократно судимый, осужден по ст. 166 ч. 2 п. "б" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии особого режима.

Президиумом Амурского областного суда приговор изменен в части назначенного Антоненко наказания по следующим основаниям.

Суд, решая вопрос о виде и размере наказания подсудимому, признал отягчающее его наказание обстоятельство - особо опасный рецидив. При таких обстоятельствах суд должен был назначить наказание по ст. 166 ч. 2 УК РФ по правилам, предусмотренным ч. 2 ст. 68 УК РФ, т.е. не менее трех четвертей максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление.

С учетом того, что как на предварительном следствии, так и в судебном заседании Антоненко А.В. в совершенных преступлениях признал себя виновным полностью, давал стабильные последовательные показания, что свидетельствует о его раскаянии в содеянном, нахождении у него на иждивении малолетнего ребенка, суд признал это обстоятельством, смягчающим его наказание, и назначил Антоненко А.В. наказание по п. "б" ч. 2 ст. 166 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи.

При этом суд в приговоре не указал, что ст. 64 УК РФ применена лишь как основание для назначения наказания без учета правил, содержащихся в ст. 68 ч. 2 УК РФ. Хотя в описательной части приговора суд должен был разграничить два возможных варианта назначения наказания с применением ст. 64 УК РФ: как основание для назначения наказания без учета содержащихся в ст. 68 ч. 2 УК РФ правил либо назначения наказания в порядке, предусмотренном именно ст. 64 УК РФ, то есть ниже низшего предела санкции статьи 166 ч. 2 УК РФ.

При таких обстоятельствах, когда в приговоре суда имеется лишь ссылка на ст. 64 УК РФ, суд должен был назначить Антоненко наказание не только без учета правил, содержащихся в ст. 68 ч. 2 УК РФ, но и ниже низшего предела, предусмотренного санкцией статьи 68 ч. 2 УК РФ, т.е. менее трех лет лишения свободы.

 

СУДЕБНАЯ ПРАКТИКА ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

 

1. Судом привлечен к участию в деле ненадлежащий ответчик.

 

Шмелева О.Г. обратилась в суд с иском к МП "Горэлектросеть" и ОАО "Амурэнерго" о взыскании морального вреда в связи с прекращением подачи электроэнергии. В обоснование своих требований Шмелева О.Г. указала, что она регулярно платит за потребленную электроэнергию, задолженности не имеет, однако ответчики ограничивали подачу электроэнергии в ее квартиру в период трех недель декабря 2001 года. Электричество отключалось утром и вечером, всего по шесть часов в сутки, без предупреждения. Просила взыскать моральный вред в сумме 50000 рублей.

Решением Благовещенского городского суда в пользу Шмелевой О.Г. взыскано с МП "Горэлектросеть" в счет компенсации морального вреда 1000 рублей, с ОАО "Амурэнерго" - 1000 рублей. Взыскана с ОАО "Амурэнерго" и МП "Горэлектросеть" госпошлина в доход местного бюджета в сумме 1000 рублей с каждого.

Судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда отменила решение в части взыскания с ОАО "Амурэнерго" в пользу Шмелевой О.Г. в счет компенсации морального вреда 1000 рублей и взыскания госпошлины в доход местного бюджета в сумме 1000 рублей. Отметив в определении, что судом был привлечен к участию в деле ненадлежащий ответчик.

Как следует из материалов дела, 23 декабря 1998 года ОАО "Амурэнерго" (энергоснабжающая организация) заключило договор купли - продажи электроэнергии с МП "Горэлектросеть" (абонент). Согласно указанному договору абонент является перепродавцом электроэнергии и самостоятельно заключает договоры на подачу электроэнергии субабонентам. Абонент вправе с письменного разрешения энергоснабжающей организации заключить договор с субабонентами. Разрешения на подачу электроэнергии МП "Горэлектросеть" Шмелевой О.Г. ОАО "Амурэнерго" не давало. Договор между ОАО "Амурэнерго" и Шмелевой О.Г. на подачу электроэнергии не заключался. Договор на подачу электроэнергии был заключен между Шмелевой О.Г. и МП "Горэлектросеть". Таким образом, ответственность перед истицей за прекращение подачи электроэнергии истице должно нести МП "Горэлектросеть" (определение N 33-983 от 14 июня 2002 года).

 

2. Судом взыскан ущерб с ненадлежащего ответчика.

 

Морозова Е.Б. обратилась в суд с иском к МП "Горэлектросеть" и ОАО "Амурэнерго" о взыскании компенсации морального вреда в связи с прекращением ограничений в подаче электроэнергии.

Решением Благовещенского городского суда от 25 марта 2002 года взыскано с МП "Горэлектросеть" в пользу Морозовой Е.Б. за причинение морального вреда 1000 рублей, с ОАО "Амурэнерго" взыскано в пользу Морозовой Е.Б. компенсация морального вреда 1000 рублей. Кроме того, решением суда МП "Горэлектросеть" и ОАО "Амурэнерго" обязаны прекратить ограничения в подаче электроэнергии истице.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 15 мая 2002 года решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в ином составе судей.

Постановлением Президиума Амурского областного суда отменено определение судебной коллегии. Решение суда в части взыскания с ОАО "Амурэнерго" отменено, и принято по делу новое решение: в иске к ОАО "Амурэнерго" отказать. Решение суда в части взыскания морального вреда с МП "Горэлектросеть" изменено, взыскана с МП "Горэлектросеть" в пользу Морозовой Е.Б. компенсация морального вреда 2000 рублей. В остальной части решение суда оставлено без изменения.

Как следует из материалов дела, 23 декабря 1998 года ОАО "Амурэнерго" (энергоснабжающая организация) заключило договор купли - продажи электроэнергии с МП "Горэлектросеть" (абонент). Согласно указанному договору абонент является перепродавцом электроэнергии и самостоятельно заключает договоры на подачу электроэнергии субабонентам. Указанный договор не является договором в пользу третьих лиц, договор между ОАО "Амурэнерго" и Морозовой Е.Б. на подачу электроэнергии не заключался. Договор на подачу электроэнергии был заключен между Морозовой Е.Б. и МП "Горэлектросеть". Таким образом, ответственность за прекращение подачи электроэнергии перед истицей должно нести МП "Горэлектросеть", в связи с чем судом необоснованно была возложена ответственность и на ОАО "Амурэнерго".

Из материалов дела также усматривается, что МП "Горэлектросеть" не представило доказательств, подтверждающих, что неисполнение договора энергоснабжения, заключенного с истицей, имело место вследствие непреодолимой силы или других обстоятельств, освобождающих МП "Горэлектросеть" от ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств. Заключая договор с истицей в силу ст. 539 ч. 1, ст. 540 ГК РФ, МП "Горэлектросеть" обязано разработать схему бесперебойного энергоснабжения гражданина, пользующегося электроэнергией на законном основании. Следовательно, МП "Горэлектросеть" обязано нести ответственность за причинение истице морального вреда (постановление Президиума Амурского областного суда от 12 августа 2002 года).

 

3. Судом неправильно рассмотрено дело в порядке особого производства.

 

Еремина И.В. обратилась в суд с заявлением о признании факта правоустанавливающего документа, записи в трудовой книжке.

Решением мирового судьи по Шимановскому городскому судебному участку от 13 февраля 2002 года постановлено: признать запись в трудовой книжке Ереминой Ираиды Владимировны вместо "учитель логопедии" от 16 августа 1976 года "учителем - логопедом". По вступлении решения в законную силу внести данную запись в трудовую книжку Ереминой И.В.

Президиум Амурского областного суда отменил решение мирового судьи вследствие неправильного применения норм материального и процессуального права.

Суд рассмотрел заявление Ереминой И.В. об установлении факта работы логопедом в порядке особого производства, однако в нарушение ст. 195 ГПК РСФСР фактически разрешил вопрос о ее несогласии с записью в трудовой книжке о занимаемой должности и, как следствие этого, отказ в назначении льготной пенсии отделом социальной защиты населения района.

В соответствии со ст. 246 ГПК РСФСР дела особого производства суд рассматривает с участием заявителя и заинтересованных лиц. Из заявления Ереминой И.В. следует, что основанием для ее обращения в суд послужил отказ в назначении ей льготной пенсии комиссией отдела социальной защиты населения г. Шимановска. Однако суд не привлек органы пенсионного обеспечения к участию в деле, тем самым допустил нарушение, влекущее отмену судебного решения на основании п. 4 ч. 2 ст. 308 ГПК РСФСР.

Кроме того, согласно ст. 248 ГПК РСФСР, суд устанавливает факты, имеющие юридическое значение, лишь при невозможности получения заявителем в ином порядке надлежащих документов, удостоверяющих эти факты, либо при невозможности восстановления утраченных документов.

В трудовой книжке Ереминой есть запись о ее работе в должности учителя логопедии, в том числе и в период времени, в отношении которого она просила установить факт работы. Таким образом, правовых оснований для установления в порядке особого производства факта работы не имелось. Указанный факт подтвержден документально (постановление Президиума Амурского областного суда от 24 июня 2002 года).

 

4. Судом неправильно применен ТК РФ.

 

Сапрыкин А.А. обратился в суд с иском к ФГУП "Забайкальская железная дорога" о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований указал, что с 19 августа 1996 года он работает в Магдагачинской дистанции пути (ПЧ-14) монтером пути 3-го разряда. 3 декабря 2001 года приказом N 23 ОК уволен за прогул без уважительных причин по ст. 33 КЗоТ РФ. Увольнение считает незаконным.

Решением Магдагачинского районного суда от 16 апреля 2002 года иск Сапрыкина А.А. удовлетворен.

Судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда отменила решение суда вследствие неправильного применения норм материального права.

Согласно материалам дела 3 декабря 2001 года Сапрыкин А.А. был уволен по ст. 33 п. 4 КЗоТ РФ за совершение прогула 30 ноября 2001 года. Суд, признавая увольнение незаконным, посчитал, что в данном случае следовало произвести увольнение Сапрыкина А.А. в свете нового Трудового кодекса РФ, так как он улучшает положение работника Сапрыкина А.А.

Однако данный вывод суда ошибочен, поскольку и проступок, и само издание приказа об увольнении были совершены в декабре 2001 года, то есть еще до вступления в силу Трудового кодекса РФ, поэтому администрация ФГУП "Забайкальская железная дорога" правильно применила нормы КЗоТ РФ и обоснованно уволила Сапрыкина по ст. 33 п. 4 КЗоТ РФ (определение N 33-930 от 31 мая 2002 года).

 

5. Судом нарушено действие Трудового кодекса РФ во времени.

 

Сак Н.И., Спицина Т.В. обратились в суд с иском к УММПП ЖКХ с. Поярково о восстановлении на работе, оплате вынужденного прогула. В обоснование иска указали, что приказом N 17 от 4 февраля 2002 года они уволены по ст. 33 п. 4 КЗоТ РФ за прогул, который каждая совершила 25 января 2002 года. С приказом об увольнении их не знакомили, объяснения не отбирали.

Решением Михайловского районного суда от 8 апреля 2002 года в иске Спициной Т.В. и Сак Н.И. о восстановлении на работе в должности рабочих бани Михайловского УММПП ЖКХ и об оплате вынужденного прогула отказано.

Судебная коллегия по гражданским делам Амурского областного суда решение суда оставила без изменения, дополнив резолютивную часть следующим содержанием. Изменить формулировку причины увольнения, считать Сак Нину Ивановну и Спицину Тамару Владимировну уволенными по п.п. "а" п. 6 ст. 81 Трудового кодекса РФ (за прогулы).

Коллегия посчитала необходимым изменить формулировку причины увольнения, поскольку она не соответствует закону. Истицы уволены с работы по ст. 33 п. 4 КЗоТ РФ. Трудовые отношения сторон возникли до введения в действие нового ТК РФ. Права и обязанности, связанные с расторжением трудового договора, возникли с момента издания приказа об увольнении истиц после введения в действие Трудового кодекса РФ, то есть после 1 февраля 2002 года. В силу правил ст. 424, 12 Трудового кодекса РФ правовые нормы КЗоТа РФ прекращают свое действие с вступлением в силу другого акта равной юридической силы, то есть Трудового кодекса РФ, и нормы Трудового кодекса РФ применяются к тем правам и обязанностям, которые возникли после введения его в действие.

Порядок применения дисциплинарных взысканий законодательно закреплен в ст. 193 Трудового кодекса РФ. Указанный порядок судом проверен, ему дана оценка, нарушений в порядке увольнения применительно к новому трудовому законодательству не выявлено. Однако при увольнении истиц за прогулы ответчик должен был указать в приказе от 4 февраля 2002 года нормы Трудового кодекса РФ, в частности п.п. "а" п. 6 ст. 81 указанного закона (определение N 33-912 от 31 мая 2002 года).

 

Судебные коллегии по

уголовным и гражданским делам

Амурского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2017       |       Обратая связь