Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД КАБАРДИНО-БАЛКАРСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

РЕШЕНИЕ

от 30 августа 2002 года

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики в составе:

 

    председательствующего                             Макоева А.А.

    при секретаре                                  Пшуноковой М.Б.

    с участием прокуроров                            Мамишева К.К.

                                                      Кушхова М.М.

 

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению бывших кандидатов на должность Президента Кабардино-Балкарской Республики Батырова Мухамеда Тучевича, Мурачаева Руслана Хабировича, Кажарова Альберта Хатуевича, Кучукова Исхака Адиковича об отмене Постановления Избирательной комиссии КБР от 15 января 2002 года "О результатах выборов Президента Кабардино-Балкарской Республики",

 

установил:

 

Постановлением Избирательной комиссии Кабардино-Балкарской Республики от 15 января 2002 года N 25/1 выборы Президента КБР признаны состоявшимися и действительными и решено считать избранным на должность Президента Кабардино-Балкарской Республики Кокова Валерия Мухамедовича, а на должность Вице - президента КБР Губина Геннадия Сергеевича.

11 марта 2002 года бывшие кандидаты на должность Президента КБР Батыров М.Т., Мурачаев Р.Х., Кажаров А.Х., Кучуков И.А. обратились в Верховный суд КБР с заявлением, в котором просят отменить Постановление Избирательной комиссии КБР от 15.01.02 "О результатах выборов Президента Кабардино-Балкарской Республики 13.01.02" в связи с нарушениями законодательства в период подготовки и в день проведения выборов, носившими массовый характер и имевшими место на большей части республики, что не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

В обоснование заявления указано, что: сбор подписей в поддержку Кокова В.М. при его регистрации проведен с грубейшими нарушениями положений п. 5 ст. 30, пп. 6, 10 ст. 33 Закона "О выборах Президента КБР"; имели место факты, когда к сбору подписей принуждали учителей, учеников, а также сбором подписей занимались администрации сел, предприятий, учебных заведений.

В нарушение ст. 38 Закона "О выборах Президента КБР" в агитации за Кокова В.М. участвовали государственные и муниципальные органы, все руководители госучреждений и органов местного самоуправления несли персональную ответственность за агитацию в пользу Кокова В.М. и за результаты выборов; сотрудники МВД КБР по принуждению провели агитацию среди родственников и знакомых и доложили об этом рапортами начальству.

Имели место факты подкупа избирателей с выдачей по 500 рублей жителям общежитий в г. Нальчике по ул. Ингушской, д. NN 2, 4, 6, 9 и по ул. Чеченской, д. N 15.

В нарушение п. 8 ст. 51 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" бюллетени для голосования были напечатаны только на одном языке, т.е. на русском, кабардинском или балкарском, хотя в каждой бюллетени должен был присутствовать текст на русском языке.

В нарушение Закона при формировании участковых избирательных комиссий в их состав были включены должностные лица органов государственной власти и органов местного самоуправления.

В большинстве избирательных участков в помещениях для голосования отсутствовали увеличенные формы протоколов для внесения в них данных об итогах голосования по мере их поступления, места выдачи бюллетеней и ящики для голосования находились вне поля зрения наблюдателей и членов комиссии с правом совещательного голоса, члены комиссии выдавали в одни руки избирателям по несколько бюллетеней и их пачками забрасывали в ящики, в помещениях для голосования находились посторонние люди, закрывавшие обзор наблюдателям.

После окончания голосования на избирательных участках не был проведен подсчет избирателей по спискам, и членов комиссии с правом совещательного голоса не ознакомили с этими списками, чтобы скрыть большую разницу между количеством фактически явившихся избирателей и количеством извлеченных из ящиков бюллетеней. В целом явка избирателей составила не более 35 - 40%.

В дополнениях к заявлению, поданных Суду в ходе судебного заседания, Кучуков И.А., Мурачаев Р.Х., Батыров М.Т. указали, что Коков В.М. не отразил в декларации о доходах за 2000 год сумму, затраченную им на издание книги "Восхождение к идеалам", выпущенную издательством "Славянский диалог" в 2001 году.

Также имели место нарушения правил предвыборной агитации в СМИ КБР и злоупотребление должностным положением действующим Президентом КБР Коковым В.М. 13.10.01 телекомпания НОТР "Нальчик" и республиканское телевидение около 30 минут транслировали заседание инициативной группы, что является нарушением порядка проведения предвыборной агитации.

08.11.01, еще до официальной регистрации кандидата Кокова В.М., по телевидению КБР транслировалась пресс-конференция Президента КБР Кокова В.М., где он объявил о своем решении выдвинуться на третий президентский срок, агитировал за себя и высказал отрицательное отношение к другим выдвинувшимся кандидатам в Президенты КБР, агитируя против них.

Кроме того, в печатных СМИ: в газете "Голос Чегема" в номере от 19.10.01; в газете "Кабардино-Балкарская правда" в номерах от 01.01.02, от 04.01.02, от 05.01.02, от 08.01.02, от 09.01.02, от 10.01.02 были напечатаны статьи, носящие явно агитационный характер в пользу Кокова В.М.

03.01.02 на телевидении КБР состоялся незаконно показ видеофильма о посещении КБР Президентом РФ Путиным В.В., который и до этого неоднократно демонстрировался. Фильм показывался с агитационной целью воздействия на телезрителей в поддержку Кокова В.М. и из избирательного фонда кандидата не оплачивался.

В программе новостей Кабардино-Балкарского телевидения 03.01.02 8 из 10 сюжетов были посвящены Кокову В.М. и носили агитационный характер.

Также в обоснование заявления указано на анонимность лиц, сделавших пожертвование в избирательный фонд, наличие у государства пакета акций в АО "Машзавод", использование помещения и телефона инициативной группой без оплаты из избирательного фонда, наличие у кандидата в Вице-президенты Губина Г.С. трехэтажной дачи, не указанной в декларации, изготовление лишних 8024 бюллетеней и нарушение Закона при получении Избиркомом КБР бюллетеней от полиграфкомбината, непринятие мер по снятию рекламных щитов с надписью "Валерий Коков - наш Президент", нарушение правил предвыборной агитации публикациями в газете "Кабардино-Балкарская правда" агитационных материалов с фотографиями В.М. Кокова, незаконное опубликование интервью с первым заместителем прокурора КБР Кульбаевым Р. в газете "Кабардино-Балкарская правда", списка организаций и лиц, поддержавших В.М. Кокова, публикацию других статей в газете "Кабардино-Балкарская правда" с содержанием агитационного характера, незаконную агитацию представителями органов власти и управления в рабочее время за В.М. Кокова.

Заявителями также указано на нарушение при формировании участковых избирательных комиссий, нелегитимность в связи с их формированием главами администраций.

В судебном заседании заявитель Батыров М.Т., его представители Батыров Ф.Х., Ризун Н.Б., заявитель Мурачаев Р.Х., его представитель Хуранов Б.Л., заявитель Кучуков И.А. поддержали заявление с дополнениями в полном объеме.

Заявитель Кажаров А.Х. от участия в деле отказался, поддержав заявление.

Представляющий интересы Избирательной комиссии КБР по доверенности N 164 от 25.03.02 Бесланеев К.Т. заявленные требования не признал и пояснил, что доводы и основания, приведенные в заявлениях бывших кандидатов на должность Президента КБР, не имеют объективного подтверждения.

15.01.02 Батыров М.Т. обращался с жалобой в Избирком КБР, прилагая в подтверждение, якобы, имевших место нарушений в день выборов 13.01.02, 124 избирательных бюллетеня, 6 ксерокопий протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования и 170 ксерокопий актов о нарушениях избирательного законодательства на избирательных участках. К тому времени Избиркомом КБР уже было принято Постановление N 25/1 "О результатах выборов Президента Кабардино-Балкарской Республики 13 января 2002 г.". 21.01.02 Батырову М.Т. было направлено письмо с просьбой представить подлинные документы о нарушениях, на которое он не ответил и документов не представил. Несмотря на это, по жалобе была проведена проверка территориальными избирательными комиссиями, прокуратурой КБР. Доводы были признаны необоснованными и Батырову М.Т. были даны ответы.

Также своевременно рассматривались и давались ответы и по другим жалобам Батырова М.Т., жалобам других кандидатов в ходе предвыборной кампании. Была признана обоснованной жалоба о нарушениях Закона при формировании Чегемской и Нальчикской территориальных избирательных комиссий, и состав этих комиссий был изменен в соответствии с законодательством.

В ходе подготовки и проведения выборов заявители не обращались с жалобами в суды республики на действия или бездействия участковых и территориальных избирательных комиссий, на неправильности в списках избирателей, необеспечение прав участников избирательного процесса и другим вопросам, подведомственным судам. Также не обжаловались в судебном порядке решения Советов местного самоуправления по формированию участковых и территориальных избирательных комиссий. Доказательств пропуска срока обращения в суд по уважительной причине по этим вопросам заявители Суду не представили. Полагает, что доказательств, дающих основание признать выборы несостоявшимися или недействительными, заявителями не представлено. Протокол Избирательной комиссии КБР и Постановление Избирательной комиссии КБР о результатах выборов Президента КБР составлены в полном соответствии с требованиями ст. 64 Закона КБР "О выборах Президента КБР", подписан всеми 14 членами Избирательной комиссии КБР. Что касается актов о нарушениях в день выборов, то они представлены суду также, как и ранее в Избирком КБР, в копиях, и где подлинники, не известно. Он полагает, что все эти документы составлены не в день голосования, а позже. Эти документы не представлялись членам участковых избирательных комиссий и наблюдателям от других кандидатов.

Трансляция по НОТР "Нальчик" собрания инициативной группы избирателей по выдвижению Кокова В.М. осуществлена по инициативе руководства самой телерадиокомпании и носила информационный характер. Коков В.М., не будучи еще зарегистрированным кандидатом, не может нести ответственность за это, и он не мог оплачивать эфирное время из избирательного фонда, который формируется после регистрации кандидата.

Что касается пресс-конференции действующего Президента КБР В.М. Кокова от 08.11.01, незаконного установления рекламных щитов на автостоянках и, якобы, незаконного выдвижения В.М. Кокова на 3-й президентский срок, то по этим вопросам имеются вступившие в законную силу судебные Постановления по жалобе другого кандидата на должность Президента КБР Юхаева С.Д., которому в удовлетворении жалобы отказано.

Также не может нести ответственность Коков В.М. за нарушения некоторыми печатными СМИ, отдельными государственными и муниципальными служащими правил предвыборной агитации, так как он эти публикации из своего избирательного фонда не оплачивал, согласия на публикацию этих материалов не давал.

Доводы заявителей о нарушениях при сборе подписей и отсутствии проверки этих подписей Избиркомом КБР, не соответствуют действительности.

Также он считает не соответствующими действительности утверждения заявителей о представлении Коковым В.М. и кандидатом на должность Вице-президента КБР Губиным Г.С. недостоверных сведений о своих доходах и имуществе. Доказательств, подтверждающих нарушения при формировании участковых избирательных комиссий, суду заявителями не представлено.

При изготовлении избирательных бюллетеней, их передаче территориальным избирательным комиссиям и далее участковым избирательным комиссиям, при их использовании 13.01.02, нарушений не допущено.

Доводы заявителей о том, что избирательные бюллетени, изготовленные на кабардинском и балкарском языках, должны быть признаны недействительными, он считает необоснованными.

Противоречий между федеральным и республиканским законодательством о тексте избирательного бюллетеня не имеется, и избирательный бюллетень может быть признан недействительным только в том случае, если по нему невозможно установить волеизъявление избирателя.

С 13.01.02 до обращения заявителей в Суд ни один избиратель или иной участник избирательного процесса не обратился в избирательные комиссии или Суд с заявлением о нарушении их избирательных прав формой и текстом избирательного бюллетеня.

Доводы заявителей об анонимности жертвователей в избирательный фонд Кокова В.М. не соответствуют действительности, и все их данные указаны в банковских документах. Также государство не владеет ни одной акцией в ОАО "Машиностроительный завод", внесшем в избирательный фонд Кокова В.М. 50 тысяч рублей.

Представитель Президента КБР по доверенности N 01-14/237-П от 11.09.01 Кашироков З.К. также заявленные требования не признал и пояснил, что заседание инициативной группы и трансляция этого заседания по НОТР "Нальчик" имели место 13.10.01, а регистрация инициативной группы состоялась 15.10.01. На тот момент Коков В.М. еще не был зарегистрирован в качестве кандидата на должность Президента КБР, не имел избирательного фонда и не мог оплачивать эту трансляцию.

Этот вопрос был предметом рассмотрения межведомственной рабочей группы, созданной совместным Приказом прокурора КБР, МВД КБР, УФСБ РФ по КБР и УФСНП РФ по КБР от 15.11.01 и пришедшей к выводу об отсутствии нарушений избирательного законодательства

Также он считает, что нарушений в ходе сбора подписей для регистрации кандидата В.М. Кокова допущено не было. Доказательства использования при этом преимуществ своего должностного положения со стороны Президента КБР, Вице-президента КБР или их доверенных лиц отсутствуют. Суду не представлено и доказательств нарушения запрета на участие администраций предприятий всех форм собственности, учреждений и организаций в сборе подписей, равно как и принуждения или подкупа избирателей с целью получения подписи.

По его мнению, имеющиеся противоречия по процедуре проверки подписей между федеральным и республиканским законодательством не повлияли на объективность проверки. Избирком КБР организовал проверку подписей не из-за наличия сомнений в достоверности подписей, как это предусмотрено республиканским Законом, а руководствуясь Федеральным законом, требующим обязательной процедуры проверки достоверности подписей. При этом нарушений, которые могли бы повлечь отказ в регистрации кандидата, выявлено не было.

Действия заявителей в ходе судебного процесса, направленные на организацию дополнительной проверки самими заявителями достоверности подписей избирателей, он считает необоснованными и неправомерными, так как подобное не предусмотрено ни Федеральным, ни республиканским Законом и противоречит сложившейся судебной практике.

Несостоятельными он считает утверждения заявителей о неполном представлении сведений о своих доходах за 2000 год, т.е. году, предшествующему году назначения выборов кандидатами на должности Президента и Вице-президента КБР Коковым В.М. и Губиным Г.С.

Сумма, затраченная на издание книги "Восхождение к идеалам. Проблемы реформирования государственного и общественного устройства", не может быть причислена к доходам, т.к. речь идет о расходах. Что касается доходов от реализации книги, то В.М. Коков и не мог их получить в 2000 году ввиду ее издания лишь в 2001 году.

В трансляции 08.11.01 за день до регистрации кандидата Кокова В.М. по телевидению КБР пресс-конференции Президента КБР Кокова В.М. он не усматривает нарушения правил проведения предвыборной агитации, влекущего отмену регистрации кандидата. Подобная отмена могла иметь место не позднее дня, предшествующего дню голосования, и жалоба на предмет отмены могла быть подана не позднее 19.11.01.

К тому же по поводу этой пресс-конференции имеется вступившее в силу судебное решение. Что касается публикаций в газетах "Голос Чегема" и "Кабардино-Балкарская правда", то на сессии Чегемского районного Совета местного самоуправления и в новогоднем обращении Президент КБР В.М. Коков не высказывал призывов, побуждающих избирателей к участию в выборах, а также к голосованию за тех или иных кандидатов, либо против них.

По поводу статей "Кому по плечу президентство", "Архитектор созидательной политики республики", "Выборы как инструмент противостояния, или во что трансформируются и к чему могут привести слухи" Избирком КБР вынесла предупреждение главному редактору и зам. главного редактора газеты "Кабардино-Балкарская правда", и его доверитель не несет ответственности за нарушения избирательного законодательства средствами массовой информации.

Опубликованное в 4-м номере газеты "Кабардино-Балкарская правда" 5 материалов освещали деятельность Президента КБР и носили лишь информационный характер. Информация в 6-м номере газеты "Кабардино-Балкарская правда" со списком граждан, объединений, фондов и т.д., поддерживающих кандидатуру Кокова В.М., оплачена из избирательного фонда кандидата и соответствовала действительности.

В опубликованном в газете "Кабардино-Балкарская правда" 28.12.01 интервью с постоянным представителем КБР при Президенте РФ Шогеновым М.М. отсутствуют какие-либо признаки предвыборной агитации.

Также, по его мнению, в опубликованных в газетах "Комсомольская правда" 25.12.01 и "Российская газета" 24.10.01 статьях не содержится призывов голосовать за тех или иных кандидатов или против них.

Показ по телевидению КБР видеофильма о посещении КБР Президентом РФ Путиным В.В. не носил агитационного характера, и телевидение продемонстрировало его, подводя итоги прошедшего года.

Сюжеты в теленовостях о деятельности Президента и Правительства КБР не носят агитационного характера.

Необоснованными он считает утверждения заявителей об участии в агитации государственных и муниципальных служащих.

Что касается формирования участковых избирательных комиссий, то, по его мнению, в этом процессе нарушений допущено не было.

Зам. главы администрации с. Хушто-Сырт не является ни депутатом, ни выборным должностным лицом местного самоуправления и не подпадает под перечень лиц, указанных в п. 1 ст. 24 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ".

Также директора школ и учителя не относятся к категории муниципальных служащих. Он согласен с тем, что был нарушен количественный состав членов участковых избирательных комиссий по участкам NN 189, 190, 194, 196, где их количество соответственно составило: 5, 6, 5 и 5. Но это было обусловлено малым количеством избирателей на этих участках (101, 210, 202, 270 соответственно). Кроме того, все кандидаты находились в равных условиях и нельзя считать, что это нарушение было столь грубым, что не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, либо ставит под сомнение итоги голосования. Заявители в соответствии с Законом своевременно не обратились в суды и Избирком КБР по поводу нарушений порядка формирования комиссий.

Он считает необоснованными утверждения заявителей о нарушении законодательства при утверждении и изготовлении формы и текста избирательных бюллетеней.

Решение Избирательной комиссии КБР об изготовлении бюллетеней на русском, кабардинском и балкарском языках не противоречит законодательству, и оно было принято для удобства при голосовании, т.к. при наличии 8 кандидатов соответственно на должность Президента КБР и Вице-президента КБР при изготовлении текста бюллетеня одновременно на 3-х языках его размер доходил бы до 1 метра.

Нет оснований полагать, что подобное решение повлекло массовые нарушения избирательных прав граждан, т.к. не было зарегистрировано ни одного факта обращения граждан в связи с невозможностью реализовать свое избирательное право 13.01.02.

Согласно Закону, недействительными могут признаваться лишь бюллетени, по которым невозможно установить волеизъявление избирателей, что в данном случае не имеет места.

Также нельзя считать, что они неустановленной формы, так как таковыми считаются лишь не изготовленные официально либо не заверенные Избирательной комиссией двумя подписями ее членов и печатью.

Изготовление бюллетеней на разных языках не поставило в неравные условия кандидатов, и ни один из них не предпринял мер, чтобы своевременно оспорить форму и текст бюллетеня.

Он считает необоснованными утверждения заявителей о наличии нарушений порядка голосования в день выборов и при подведении итогов голосования.

Доводы заявителей основаны на предположениях, т.к. участковыми избирательными комиссиями не установлено ни одного такого факта. Неизвестно, откуда у наблюдателей точные данные о количестве брошенных одновременно бюллетеней в урны и сведения о том, за кого из кандидатов были отмечены эти бюллетени. Если избиратели не могли получить бюллетени из-за того, что за них кто-то уже расписался, то заявителями суду следовало представить сведения о них.

Бюллетени с отметками за кандидата Кокова В.М., представленные заявителями Суду, не могут служить основанием для отмены результатов голосования на участках, поскольку попытки вброса были пресечены и, по его мнению, эти нарушения были инсценированы с целью дискредитации кандидата Кокова В.М.

Превышение 0,5% предела при передаче бюллетеней на избирательные участки не повлияло на результаты выборов, т.к. неиспользованные бюллетени были погашены в установленном Законом порядке.

Протокол Избиркома КБР по результатам выборов основан на протоколах территориальных избирательных комиссий, а те, в свою очередь, на протоколах участковых комиссий. Оснований не доверять этим документам нет.

Те же протоколы и акты о нарушениях, представленные Суду заявителями, в большинстве своем являются копиями, не заверенными никем, без печатей и подписей членов участковых комиссий с правом решающего голоса и определить их достоверность невозможно.

Заявителями не представлено доказательств наличия таких нарушений, которые не позволяли бы с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. Значительная разница в количестве голосов, поданных за В.М. Кокова и других кандидатов свидетельствует о выборе избирателей. Оснований для признания недействительными результатов выборов более чем на 1/4 участков, т.е. на 84 избирательных участках, нет.

Выслушав объяснения заявителей Батырова М.Т., его представителей Батырова Ф.Х., Ризун Н.Б., заявителя Мурачаева Р.Х., его представителя Хуранова Б.Л., заявителя Кучукова И.А., Каширокова З.К., Бесланеева К.Т., исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора Мамишева К.К., полагавшего заявление необоснованным и подлежащим отклонению, Суд находит заявление не подлежащим удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно ч. 1 ст. 78 и ч. 1 ст. 79 Конституции КБР Главой государства и исполнительной власти, высшим должностным лицом Кабардино-Балкарской Республики является Президент Кабардино-Балкарской Республики, избираемый на 5 лет гражданами КБР на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при тайном голосовании.

Выборы Президента КБР 13 января 2002 года проводились на основании Закона КБР N 85-РЗ от 14.08.2001 "О выборах Президента КБР". Данный Закон разработан и принят в соответствии с Федеральным законом N 124-ФЗ от 19 сентября 1997 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" с изменениями и дополнениями от 30.03.99.

В соответствии со ст. 33 указанного Закона КБР от 14.08.01 избирательное объединение, избирательный блок или инициативная группа избирателей, выдвинувшие кандидата на должность Президента КБР, обязаны собрать в его поддержку не менее 10 тысяч подписей его избирателей, зарегистрированных на территории КБР. Собранное количество подписей не может превышать указанное количество подписей избирателей более чем на 15 процентов. Данный Закон в этой части не противоречит Закону от 19.09.97 (ст. 32 п. 3).

Инициативной группой, выдвинувшей кандидата В.М. Кокова, в Избирком КБР было представлено 11500 подписей избирателей в его поддержку (в 6 томах). Остальные кандидаты воспользовались альтернативным правом внесения избирательного Закона, предусмотренным ст. 34 ч. 7 Закона КБР от 14.08.01.

Заявители не представили Суду каких-либо доказательств, подтверждающих их утверждения в заявлении от 11.03.02 о сборе подписей учениками школ NN 1, 2, 13 г. Нальчика, музыкальной школы N 2 г. Нальчика, школы в пос. Эльбрус, о подделке подписей избирателей учениками школ в с. Н. Куркужин и в с. Баксаненок, о сборе подписей администрациями с. Бедык и Баксанского завода "Автозапчасть", о сборе подписей деканами и преподавателями Кабардино-Балкарского госуниверситета и Кабардино-Балкарской сельхозакадемии во время занятий у студентов под угрозой отчисления.

В то же время, после анализа подписных листов, истребованных и обозревавшихся Судом, заявители представили дополнения к заявлению (т. 3 л.д. 1 - 12), в котором они указали, что в папках NN 1, 6 во многих местах подписи избирателей подделаны, паспортные данные вымышленные, даты в подписных листах выполнены одним лицом, подписи собраны работниками администраций, учреждений, организаций.

С целью проверки доводов заявителей и их представителей Судом из Избиркома КБР были истребованы, кроме подписных листов, все документы, касающиеся организации проверки Избиркомом КБР достоверности данных, содержащихся в подписных листах.

Статья 32 п. 4 Федерального закона N 124-ФЗ от 19.09.97 с изменениями и дополнениями от 30.03.99 предполагает обязательную процедуру проверки достоверности подписных листов и подписей избирателей.

Закон КБР "О выборах Президента КБР" в ст. 34 п. 3 предполагает проверку правильности оформления подписных листов лишь в случае сомнений в достоверности данных, содержащихся в подписных листах, или в достоверности подписей. Проверке могут подлежать либо все представленные подписи, либо часть этих подписей, но не менее 20 процентов от общего количества, отобранных для проверки посредством случайной выборки (жребия). При обнаружении среди проверенных подписей доли недостоверных подписей, величина которой составляет не менее 15 процентов от количества проверенных подписей, или недостаточного для регистрации кандидата количества достоверных подписей Избирком КБР отказывает в регистрации кандидата. Противоречие республиканского и Федерального закона заключается лишь в том, что Федеральный закон предполагает обязательную процедуру проверки, а республиканский - лишь в случае сомнений.

Как пояснил Суду представитель Избиркома КБР Бесланеев К.Т., каких-либо сомнений у Избиркома КБР в достоверности представленных подписных листов и подписей избирателей не возникло. Однако, ввиду противоречий между Федеральным и республиканским Законом Избирком КБР решил, руководствуясь федеральным законодательством, провести обязательную проверку. С этой целью Избиркомом КБР была создана рабочая группа.

Его объяснения подтверждаются протоколом N 2 от 05.11.01 рабочей группы Избиркома КБР о результатах проверки подписных листов с подписями избирателей и других документов, представленных для регистрации кандидата Кокова Валерия Мухамедовича (т. 3 л.д. 26 - 28).

Состав рабочей группы был сформирован из членов Избиркома КБР с правом решающего голоса в составе 5 человек с привлечением специалистов и экспертов. Проверке были подвергнуты 700 подписных листов с 3500 подписями. В ходе проверки недостоверными были признаны 142 подписи избирателей по различным причинам, и рабочая группа пришла к выводу о наличии достаточного количества достоверных подписей для регистрации кандидата.

К протоколу приобщены справки эксперта - заместителя начальника отдела ЭКУ МВД КБР Ксанаева Н.Х., проведшего исследование рукописных текстов и подписей в подписных листах (т. 3 л.д. 29 - 30) и старшего инспектора паспортно-визовой службы 3-го ОВД г. Нальчика Гукетловой Ф.А. (т. 3 л.д. 31 - 33), а также ведомости проверки подписей избирателей (т. 3 л.д. 34 - 40).

Допрошенный Судом эксперт Ксанаев Н.Х. Суду показал, что по поручению своего руководства он участвовал в работе рабочей группы Избиркома КБР. Рабочая группа работала в помещении Избиркома КБР и проверке подверглись 2 папки подписных листов. Предварительно он изучил Закон "О выборах Президента КБР" и ему было известно, что в подписном листе подпись избирателя и дата подписи должны выполняться одной рукой. Подписные листы он проверил по 3-м позициям, т.е. проверял, чтобы анкетные данные, подписи и дата не были у разных лиц исполнены одной рукой. В двух папках он около 30 - 40 подписей признал недействительными. Других нарушений он не обнаружил и за свою справку он отвечает. С 1991 г. он проводит экспертизы по почерку и за этот период ни разу не дал ошибочного заключения. В год он проводит около 30 экспертиз по почерку (листы 97 - 98 протокола судебного заседания).

При анализе справок работника ПВС Гукетловой Ф.А. (т. 3 л.д. 31 - 33) у Суда возникли сомнения в их правильности, в связи с чем она была допрошена. Однако, на вопрос о том, почему она, признав, что некоторые серии паспортов в определенные годы не выдавались, не признала недостоверными и другие подписи избирателей, у которых были аналогичные серии паспортов за те же периоды, не смогла ответить.

В частности, речь шла о серии паспортов III-ВЕ, которые, якобы, в 1996 - 1997 годах на территории КБР не выдавались.

На запрос Суда ПВС МВД КБР сообщила, что со склада ПВС МВД КБР паспорта данной серии отпускались в ПВС ГОРОВД в 1981 - 1994 годах (т. 3 л.д. 93) и представила справки адресного бюро, из которых следует, что ГОРОВД разных районов республики продолжали выдавать паспорта серии III-ВЕ и в 1997 году (т. 3 л.д. 50 - 71).

Гукетлова Ф.А., исходя из данных 3 ОВД г. Нальчика о том, что данная серия была исчерпана до 1996 года, неправильно признала недостоверными подписи с такими паспортными данными, выданными другими ОВД. На самом деле, паспорта этой серии продолжали выдаваться в 1997 году и в Эльбрусском и в Терском и других ОВД.

Гукетловой Ф.А. необоснованно было исключено из подписных листов 14 подписей избирателей. Других нарушений процедуры и результатов проверки подписных листов Судом не установлено. Избирком КБР провел проверку правильности оформления подписных листов и достоверности подписей избирателей в полном соответствии со ст. 34 п. 3 Закона "О выборах Президента КБР" и ст. 32 п. 4 Федерального закона от 19.09.97.

Согласно ст. 34 п. 4 Закона "О выборах Президента КБР" Решение Избиркома КБР о регистрации кандидата на должность Президента КБР либо об отказе в регистрации кандидата может быть обжаловано в Верховный Суд КБР, однако, до дня выборов 13.01.02 жалоб на предмет отмены регистрации по причине нарушений при сборе подписей в Верховный Суд КБР не поступило.

Статья 34 п. 1 указанного выше Закона предоставляет возможность проверки представленных для регистрации документов в течение 5 дней.

За это время Избиркомом КБР была проведена надлежащая проверка подписных листов и после регистрации кандидата их повторная проверка Законом не предусмотрена.

В связи с изложенным, проверяя доводы заявителей об отсутствии проверки подписных листов, Суд обсуждал лишь доказательства, опровергающие либо подтверждающие факт проведения проверки Избиркомом КБР, но не занимался проверкой достоверности всех 11500 подписей избирателей. Подобная проверка противоречила бы Закону. В то же время, Суд считает необходимым дать оценку доводам заявителя Мурачаева Р.Х. о фальсификации при сборе подписей избирателей в поддержку кандидата Кокова В.М. и заявлениям граждан, представленным им суду как доказательства.

Эти заявления принадлежат не лицам, чьи подписи находятся в папках NN 1, 6 подписных листов и подвергались проверке Избиркомом КБР, и количество заявлений не является достаточным, чтобы считать регистрацию кандидата незаконной.

Данные заявления никем не заверены и судить о соответствии действительности сведений в них содержащихся нет возможности.

В соответствии со ст. 61 ГПК РСФСР заявитель не ходатайствовал о вызове и допросе этих лиц в качестве свидетелей и также сам не обеспечил их явку в Суд с последующим ходатайством об их допросе.

Между тем, в силу ст. 195 ГПК РСФСР Суд разрешает дело в пределах заявленных истцом требований, а в соответствии со ст. ст. 14, 50 ГПК РСФСР стороны пользуются равными правами по представлению доказательств и участию в их исследовании, и каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений.

Также не нашли подтверждения и доводы заявителей относительно нарушения Закона при сборе подписей участием администраций, предприятий, учреждений, организаций, а равно и принуждением избирателей.

Статья 31 п. 6 Федерального закона N 124-ФЗ от 19.09.97 с изменениями и дополнениями от 30.03.99 запрещает участие администраций предприятий всех форм собственности, учреждений и организаций в сборе подписей, равно как и принуждение в процессе сбора подписей и вознаграждение избирателей за внесение подписи. Сбор подписей в процессе и в местах выдачи заработной платы запрещается.

Аналогичный запрет содержится и в ст. 33 п. 10 Закона "О выборах Президента КБР". Согласно ст. 31 п. 1 Федерального закона РФ от 19.09.97 грубое или неоднократное нарушение этих запретов может быть основанием для признания соответствующей избирательной комиссией либо Судом недействительности собранных подписей и (или) отмены регистрации кандидата.

И хотя ст. 74 п. 2 Закона "О выборах Президента КБР" и ст. 64 п. 1 ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" допускают отмену регистрации кандидата Избиркомом либо Судом лишь не позднее дня, предшествующего дню голосования, Суд считает необходимым и сейчас дать оценку представленным сторонами и исследованным доказательствам, так как п. 2 ст. 64 указанного Федерального закона гласит, что в случае, если после установления соответствующей избирательной комиссией итогов голосования или определения результатов выборов Суд установит, что нарушения, перечисленные в п. 1 этой статьи, имели место и не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, он может отменить решение Избиркома об итогах голосования, о результатах выборов.

В пункте 3 этой же статьи указано, что Суд соответствующего уровня может отменить решение Избиркома о результатах выборов в субъекте Российской Федерации также в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), при определении результатов выборов, других нарушений избирательного законодательства, если эти действия (бездействие) не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

В связи с изложенным, Суд считает необоснованными доводы Каширокова З.К. о необходимости отказа в удовлетворении заявления по основанию пропуска заявителями срока обращения в Суд с заявлением об отмене регистрации кандидата.

На основании ст. 64 п. 1 Федерального закона от 19.09.97 регистрация кандидата может быть отменена в случае:

- нарушения правил выдвижения и регистрации кандидатов;

- нарушения правил ведения предвыборной агитации и финансирования избирательной кампании;

- использования кандидатами и их доверенными лицами, руководителями избирательных объединений и избирательных блоков должностного или служебного положения в целях избрания;

- установления фактов подкупа избирателей кандидатами, избирательными объединениями, избирательными блоками, иными организациями, действующими в целях избрания определенных кандидатов;

- по иным основаниям, установленным настоящим Федеральным законом, Федеральными Конституционными законами, иными Федеральными законами, Законами субъектов РФ.

Регистрация кандидата может быть отменена (аннулирована) также в случае существенной недостоверности сообщенных кандидатом данных, предусмотренных п. 2 ст. 28 и п. 1 ст. 32 настоящего Федерального закона, а также не предоставления данных о наличии неснятой или непогашенной судимости, о наличии гражданства иностранного государства.

Основания к отмене регистрации, как указано выше, могут служить основаниями и к отмене Решения Избиркома об итогах голосования, о результатах выборов. Аналогичное содержится и в пп. 2, 3 ст. 73 и ст. 74 Закона КБР от 14 августа 2001 г.

Доказательств сбора подписей в поддержку кандидата Кокова В.М. работниками администрации Баксанского завода "Автозапчасть" заявители суду не представили.

С целью проверки доводов заявителей по их ходатайствам судом были допрошены свидетели, имевшие отношение к сбору подписей в КБГУ и в КБГСХА.

Свидетель Карамурзов Б.С. Суду показал, что он работает ректором КБГУ и был руководителем инициативной группы, являясь доверенным лицом кандидата Кокова В.М. Инициативная группа состояла из 12 человек. Сбором подписей руководила инициативная группа. На платной основе никто сбором подписей не занимался и какой-либо разнарядки не было. Подписные листы для сбора подписей выдавали в штабе. Сам он их не выдавал. Как и другие граждане, сотрудники университета тоже собирали подписи. Ему известны требования Закона, и он отрицает утверждения о сборе подписей у студентов под принуждением. Также не было фактов сбора подписей в местах выдачи и во время выдачи зарплаты, а также обещания или дачу вознаграждения за подписи.

Что касается участия администрации КБГУ в сборе подписей, то как о представителе администрации речь может идти только о нем, но сам лично он подписи не собирал. Его подпись на подписном листе лишь означает, что он удостоверил подписные листы. На всех подписных листах стоит подпись лица, непосредственно собиравшего подписи. Деканы, заместители деканов факультетов не относятся к администрации университета. Если они и собирали подписи, то делали это как граждане во внеурочное время. Также они собирали подписи у членов своей семьи, родственников, коллег. Никакого давления на студентов не было. К администрации университета могут быть причислены лишь ректор, проректоры, начальники управлений (лист протокола с/заседания 87 - 89).

Свидетель Аликаев Р.С. Суду показал, что он работает исполняющим обязанности директора института филологии, является заведующим кафедры немецкого языка, профессором кафедры немецкого языка КБГУ. Он являлся сборщиком подписей в поддержку Кокова В.М. Это было его собственное желание, и он собирал подписи у членов своей семьи, родственников, друзей. Всего он собрал 4 подписных листа. В частности, он собрал подписи у 4-х своих коллег, одной родственницы, 2-х студентов, а также бывших своих студентов. Все эти лица по собственному желанию сами заполнили подписные листы, поставили подписи и даты. Ни один из преподавателей, кто ставил подписи, не работает у него на кафедре. В соответствии с Уставом университета администрацией считается только ректорат. Должность профессора на кафедре является учебной. Должность директора института является выборной должностью. В его функции входит лишь координация учебной работы, научно-педагогической деятельности и воспитательная работа среди студентов. Он не обладает функциями приема - увольнения, наложения взыскания, отчисления студентов. Должности деканов факультетов также являются выборными должностями и их выбирает малый ученый совет университета (лист протокола с/заседания 90 - 91).

Свидетель Абрегов М.Х. Суду показал, что он работает деканом механико-математического факультета КБГУ и занимался сбором подписей в поддержку Кокова В.М. Подписи он собирал среди членов своей семьи, родственников, друзей. Каждый из них по своей воле заполнял собственноручно подписной лист (лист протокола с/заседания 92).

Свидетель Бажева Р.Ч. показала, что работает в должности заместителя декана химического факультета КБГУ и собирала подписи в поддержку Кокова В.М. в нерабочее время. Всего она собрала 20 подписей. Подписи она собирала у подруг, их родителей, коллег. Каждый из них заполнял подписной лист сам. При желании, если бы оказывалось давление на студентов, она бы собрала до 400 подписей (лист протокола с/заседания 93).

Свидетель Зумакулов А.М. Суду показал, что он работает доцентом кафедры отечественной истории, исполняющим обязанности проректора КБСХА. Он не был членом инициативной группы. Он сам поставил свою подпись в поддержку Кокова В.М. и собрал подписи на 4-х подписных листах. В частности, он собрал подписи у ректора, проректора, двух деканов, секретаря ректората, экономиста, инспектора общего отдела, курьера, водителей, лаборантов. Они сами заполнили подписные листы. Никакого давления на них не оказывалось. При желании он мог бы собрать 3000 подписей. Ректор, проректор и деканы поставили подписи после заседания ученого совета. Из 44-х членов ученого совета подписи поставили всего пятеро, и он в том числе (лист протокола с/заседания 95 - 96).

Свидетель Фиапшева Н.М. Суду показала, что она работает преподавателем кафедры КБСХА и занималась сбором подписей во внеурочное время (лист протокола с/заседания 98).

Свидетель Рудак Н.А. показала, что работает сейчас заместителем начальника управления образования Майского района. До выборов она работала в должности заведующей методическим кабинетом при отделе образования. Она являлась уполномоченной по сбору подписей по Майскому району, и подписи собирала через своих знакомых, подруг. На платной основе никто подписи не собирал и никого из руководителей учреждений, предприятий, организаций она к сбору подписей не привлекала. Она сама лично собрала подписи на двух листах у своей родни, т.е. у матери, брата и других. Ей, как члену инициативной группы, в сборе подписей помогали знакомые. Их всего было 5 человек с ней вместе. Из них двое не работают, одна работает на рентгензаводе, а четвертая является бухгалтером сельхозуправления (лист протокола с/заседания 103 - 104).

Анализ показаний указанных свидетелей позволяет сделать вывод о необоснованности утверждений заявителей о сборе подписей у студентов во время занятий, под принуждением, с угрозами их отчисления из учебных заведений. Показания этих свидетелей подтверждаются самими подписными листами, которые обозревал Суд. Все эти лица собрали всего по 20 - 30 подписей. Причем подписи собирались у разных по образованию, профессии, месту работы лиц, что свидетельствует о том, что они не использовали свое должностное положение и выступали в роли сборщиков подписей как граждане.

Обсудив доводы сторон, исследовав доказательства, Суд пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены результатов выборов Президента КБР по подпунктам а, б, в, е п. 4 ст. 34 Закона КБР "О выборах Президента КБР" и по пп. 9 и 10 ст. 32 Федерального закона от 19.09.97, т.е. ввиду существенного нарушения установленного Законом порядка сбора подписей, недостаточного количества достоверных подписей избирателей, грубого и неоднократного нарушения запрета на участие органов управления организаций всех форм собственности в сборе подписей, запрета на принуждение избирателей в процессе сбора подписей и вознаграждения избирателей в любой форме за внесение подписей, запрета на сбор подписей в процессе и в местах выдачи зарплаты, получении иных денежных выплат.

Судом проверены и доводы заявителей о недостоверном декларировании своих доходов и имущества при регистрации на должность Президента КБР В.М. Кокова и Вице - президента Г.С. Губина, а также доводы об анонимности лиц, сделавших взносы в избирательный фонд кандидата Кокова В.М.; присутствии у государства акций ОАО "Машзавод", сделавшего взнос в избирательный фонд, об использовании инициативной группой телефона и помещений без оплаты из избирательного фонда кандидата.

В соответствии со ст. 34 п. 6 Закона КБР от 14.08.01 кандидаты на должности Президента КБР и Вице - президента КБР обязаны представить, в числе прочих, сведения о доходах и об имуществе, принадлежащем им на праве собственности. Сведения о размере и об источниках доходов представляются в виде копии декларации о доходах гражданина, являющегося кандидатом, за год, предшествующий году назначения выборов.

Федеральный закон от 19.09.97 в ст. 32 п. 1 допускает возможность того, что Законом субъекта РФ могут быть предусмотрены подобные требования к кандидатам, а п. 2 этой же статьи дает Избиркому право обратиться в соответствующие органы с представлением о проверке сведений о доходах и об имуществе.

В соответствии с требованиями Закона Коковым В.М. и Губиным Г.С. Избиркому КБР были представлены декларации о доходах и сведения об имуществе (т. 6 л.д. 7 - 19).

Использовав предоставленное Законом право, Избирком КБР провел проверку декларации о доходах и сведений об имуществе кандидатов, сделав запросы в Кабардино-Балкарскую регистрационную палату, Управление МНС РФ по КБР, УФСНП РФ по КБР, МРЭО ГИБДД МВД КБР и нарушений не обнаружил (т. 6 л.д. 126 - 131).

Заявители полагают, что в сведениях о доходах Кокова В.М. должна была быть отражена сумма, затраченная им на издание книги "Восхождение к идеалам. Проблемы реформирования государственного и общественного устройства" как часть доходов за 2000 год. При этом они ссылаются на то, что книга была сдана в набор 14.12.2000 и соответственно должна быть оплачена в том же году.

Судом установлено, что по договору N 32 о выделении бюджетных ассигнований для обеспечения выпуска и поставки социально значимой литературы для федеральных государственных нужд от 05.02.01 Министерство РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовых коммуникаций, оплатило издательству "Славянский диалог" 180 тысяч рублей на частичное возмещение расходов по выпуску книги В.М. Кокова "Дорогами реформ. Потенциал стабильности".

Впоследствии название книги было изменено. На основании счета N 3 от 06.03.2001 по платежному поручению N 23 фирма ООО "СК Крон - Хаус" оплатила остальную сумму в 356740 рублей издательству "Славянский диалог", получив право на реализацию книги. Оплата была произведена в соответствии с договором N 4 от 06.03.2001 (т. 6 л.д. 151 - 156).

Следовательно, выпуск книги был произведен в 2001 году и Коков В.М. в доходах за 2000 год не мог отразить выгоду от реализации этой книги. Что касается расходов на издание книги, то эти расходы понес не Коков В.М.

Согласно ст. 41 п. 1 Налогового кодекса РФ доходом признается экономическая выгода в денежной или натуральной форме.

Что касается устных доводов заявителя Мурачаева Р.Х. о наличии трехэтажной дачи у Губина Г.С., не указанной в сведениях об имуществе, то согласно справке руководства Чегемского райкомзема Коцева Р.Х. за Губиным Г.С. в садоводческом товариществе "Труд" числится садовый участок N 63 площадью 502 кв. м. и этот участок с садовым домиком указан в сведениях о его имуществе, представленных в Избирком КБР (т. 6 л.д. 19, 139).

Заявитель Мурачаев Р.Х. также заявлял ходатайство об истребовании Судом сведений о наличии акций "Газпрома" у Кокова В.М., мотивируя тем, что он сам когда-то от него слышал, что является акционером "Газпрома".

Однако, он не привел этому каких-либо доказательств, не предоставил Суду сведений о реестродержателе, его адрес и реквизиты.

Доказательств, свидетельствующих о нарушении кандидатами Коковым В.М. и Губиным Г.С. требований ст. 34 п. 6 Закона КБР от 14.08.01 и Федерального закона от 19.09.97 о необходимости предоставления сведений о доходах и об имуществе и их недостоверности, Суду не представлено.

Не подтвердились доводы заявителей и об анонимности лиц, сделавших взносы в избирательный фонд Кокова В.М. и о наличии у государства акций ОАО "Машзавод".

Из письма кандидата В.М. Кокова в Избирком КБР следует, что им открыт специальный избирательный счет N 4070481056033000001 в Кабардино-Балкарском отделении N 5631 акционерного коммерческого Сберегательного банка РФ.

Всего на этот счет поступило 96000 рублей, из них: 1000 рублей - средства Избиркома КБР, 10000 рублей - собственные средства, 50000 рублей - от ОАО "Машзавод" и 35000 рублей - средства граждан (т. 6 л.д. 48, 38).

Доводы заявителей об анонимности были связаны с тем, что в документе, отражающем учет поступления и расходования денежных средств избирательного фонда кандидата Кокова В.М., были указаны лишь фамилии с инициалами лиц, сделавших добровольные пожертвования (т. 6 л.д. 51).

Однако, представитель Избиркома КБР Суду представил копии приходных банковских документов с полными анкетными данными этих лиц. Оснований считать этих лиц вымышленными, не имеется (т. 14 л.д. 92 - 98).

Согласно справке Министерства имущественных и земельных отношений КБР от 02.07.02 в ОАО "Машиностроительный завод" государство обладает специальным правом "золотая акция" (т. 6 л.д. 157), а из реестра ОАО "Машзавод" видно, что по состоянию на 22.07.02 значатся 714 счетов, из которых 0,05% владеют юридические лица, а 99,95% - физические лица. Доли государства в собственности ОАО нет, кроме владения правом "золотая акция" (т. 14 л.д. 89).

Запрет на внесение пожертвований в избирательные фонды кандидатов юридическими лицами, имеющими государственную или муниципальную долю в своем уставном (складочном) капитале более 30% и анонимными жертвователями, предусмотренный ст. 45 п. 7 подп. "и, п" Закона КБР, нарушен не был.

Проверяя доводы заявителей о незаконном использовании помещений и телефона N 40-65-23 без оплаты из избирательного фонда, Судом был допрошен и по этим вопросам председатель инициативной группы Карамурзов Б.С., который показал, что он одновременно являлся руководителем штаба инициативной группы. Правового понятия "штаб инициативной группы" не существует. Но это была группа людей, организовавших сбор подписей. В штаб стекалась вся информация, и он располагался в здании по пр. Кулиева в г. Нальчике, где также расположены ОВИР и другие организации. Помещение было арендовано у отделения партии "Единство". Там же стоял телефон, который они оплатили. Насчет оплаты помещения он не помнит.

Из его показаний следует, что инициативная группа действительно использовала помещение, телефон регионального отделения партии "Единство". Доказательств оплаты помещения суду не представлено. Что касается утверждений Карамурзова Б.С. об оплате телефона, то они не соответствуют действительности.

Из справки филиала ОАО "Кбтелеком" НГУЭС от 12.08.02 следует, что т. N 40-65-23 с 13.10.01 по 13.01.02 числился за КБ региональной организацией ОПОО "Единство". Междугородние переговоры за этот период не производились и выхода на АМТС не было (т. 15 л.д. 2).

Однако, федеральное законодательство и Закон КБР "О выборах Президента КБР" от 14.08.01 не регламентирует отнесение расходов по аренде помещений и телефонов инициативной группой на счет избирательного фонда кандидата.

В ст. 30 пп. 4 и 5 Закона КБР от 14.08.01 содержится лишь запрет на использование кандидатами помещений, занимаемых государственными органами или органами местного самоуправления для осуществления деятельности, способствующей выдвижению и избранию, в случае, если иные кандидаты не могут использовать эти же помещения на таких условиях и использование телефонной и других видов связи, информационных услуг, оргтехники, обеспечивающих функционирование государственных учреждений или органов местного самоуправления для проведения сбора подписей и предвыборной агитации. Региональная организация ОПОО "Единство" не относится к государственным органам или органам местного самоуправления, не является государственным учреждением.

Как следует из протокола заседания Политсовета КБ РО ОПОО - партия "Единство" от 15.10.01 Политсовет принял решение участвовать в выборах Президента КБР, поддержать кандидатуру Кокова В.М. и просить Президиум Политсовета Общероссийской организации - Партия "Единство" поддержать также кандидатуру Кокова В.М. (т. 6 л.д. 141 - 142).

Президиум Политсовета на заседании от 29.11.01 согласился с предложением региональной организации (т. 6 л.д. 143).

Положение об участии партии "Единство" в региональных выборах, утвержденное Президиумом Политсовета 13.02.01, предполагает различные формы и методы поддержки кандидатов, в том числе организацию работы общественных приемных, организацию сбора подписей для выдвижения кандидата и т.д. (т. 6 л.д. 144 - 145).

Кабардино-Балкарская региональная организация ОПОО "Единство", оказывая поддержку кандидату Кокову В.М., параллельно пользовалась помещением и телефоном и для собственных нужд.

Обсудив доводы сторон, исследовав доказательства, Суд приходит к выводу об отсутствии оснований для отмены результатов выборов Президента КБР по подпунктам "в, ж, к", п. 4 ст. 34 Закона КБР от 14.08.01 и по пп. 1, 9 ст. 32, п. 1 ст. 64 Федерального закона N 124-ФЗ от 19.09.97, т.е. ввиду недостоверности сведений, представленных кандидатом, существенного нарушения порядка создания избирательного фонда, расходования его средств, использования кандидатом преимущества должностного или служебного положения.

Судом проверялись и доводы заявителей о нарушении Избиркомом КБР п. 8 ст. 51 Федерального закона от 19.09.97 при принятии решения об изготовлении части бюллетеней только на кабардинском и балкарском языках. Они полагали, что в соответствии с указанным Законом в каждой бюллетени должен был присутствовать текст на русском языке и его отсутствие влечет недействительность бюллетеня. Также проверены и дополнительные доводы заявителей о незаконном дополнительном изготовлении дважды 8024 бюллетеней, о нарушении процедуры получения Избиркомом КБР бюллетеней из полиграфкомбината.

В соответствии со ст. 51 п. 3 Федерального закона от 19.09.97 форма и текст избирательного бюллетеня, их число, требования, предъявляемые к изготовлению бюллетеней, утверждаются Избиркомами не позднее чем за 25 дней до дня голосования. Текст бюллетеня должен быть размещен только на одной его стороне.

Согласно п. 2 этой же статьи избирательные бюллетени изготовляются исключительно по распоряжению и под наблюдением соответствующей избирательной комиссии и являются документами строгой отчетности, степень защиты которых определяется в порядке, установленном Центризбиркомом РФ. Число избирательных бюллетеней не должно превышать более чем на 3 процента число зарегистрированных избирателей.

В соответствии с п. 9 этой статьи избирательные бюллетени печатаются на русском языке. По решению соответствующей избирательной комиссии бюллетени печатаются на русском языке и на государственном языке соответствующего субъекта РФ. Если для избирательного участка печатаются бюллетени на двух и более языках, текст на русском языке должен помещаться в каждом избирательном бюллетене.

Судом для проверки доводов заявителей были истребованы соответствующие документы из Избиркома КБР, Полиграфкомбината им. Революции 1905 года, допрошены свидетели.

Судом установлено, что данные о численности избирателей на территории КБР по состоянию на 01.07.01 составляли 503060 человек и эти данные имелись в Избиркоме КБР (т. 2 л.д. 1).

В соответствии с требованиями Закона на заседании Избиркома КБР 11 декабря 2001 г. (протокол N 19) было принято Постановление N 19/6 о порядке и требованиях к изготовлению и числе избирательных бюллетеней (т. 2 л.д. 39 - 43, 147).

Было принято решение об утверждении порядка и требованиях к изготовлению бюллетеней, о размещении заказов на изготовление бюллетеней на полиграфкомбинате, а также определен состав представителей Избиркома КБР для наблюдения за изготовлением бюллетеней в полиграфкомбинате.

В приложении N 1 к Постановлению был определен порядок и требования к изготовлению бюллетеней, а также порядок передачи бюллетеней территориальными Избиркомами и далее участковым (т. 2 л.д. 141 - 142).

В приложении N 2 было утверждено число избирательных бюллетеней, подлежащих изготовлению. Ввиду численности избирателей в 503060 человека с учетом 3% число бюллетеней было определено в 518152 штуки. Также был утвержден этим Постановлением и график дежурства членов Избиркома КБР и сотрудников аппарата в период изготовления в Полиграфкомбинате бюллетеней (т. 2 л.д. 143 - 144).

На заседании Избиркома КБР от 18.12.01 (протокол N 20), были приняты два Постановления 20/4 и 20/5: о форме и степени защиты бюллетеня для голосования и о тексте бюллетеня (т. 2 л.д. 44 - 50, 145, 137).

Приложением N 1 к Постановлению N 20/4 была определена форма бюллетеня, а приложением N 2 - степень защиты (т. 2 л.д. 146, 140).

Форма бюллетеня была изготовлена на русском языке. В качестве степени защиты бюллетеня были указаны плотность и цвет бумаги, размер, порядок размещения текста, его цвет, место размещения печати участковой избирательной комиссии и подписей двух членов комиссии.

В Постановлении N 20/5 было решено утвердить текст бюллетеня с указанием конкретных данных кандидатов и обеспечить изготовление бюллетеней на кабардинском, балкарском, русском языках (т. 2 л.д. 137).

Для осуществления перевода утвержденного текста бюллетеня на кабардинский и балкарский языки Избиркомом КБР были заключены трудовые соглашения со специалистами и произведена оплата работы (т. 2 л.д. 16 - 19).

Тексты бюллетеней на русском, кабардинском, балкарском языках представлены Суду (т. 2 л.д. 23 - 25).

19.12.01 председатель Избиркома КБР Б.М. Зумакулов направил директору полиграфкомбината Шакову Э.Б., который тоже является членом Избиркома КБР, письмо с приложением текста избирательного бюллетеня на трех языках. В письме было указано, что данные о количестве бюллетеней будут сообщены дополнительно (т. 2 л.д. 21, 53).

Изготовление бюллетеней в полиграфкомбинате предполагалось осуществлять в рамках договора между Избиркомом КБР и Полиграфкомбинатом на изготовление бланковой документации от 17.10.01 (т. 2 л.д. 93 - 94).

Как следует из ответа полиграфкомбината на запрос Суда, отдельного договора на изготовление бюллетеней не заключалось.

Заказ был исполнен на основании договора от 17.10.01 и письма Избиркома КБР (т. 2 л.д. 52).

Исследованные Судом документы свидетельствуют о полном соответствии Закону действий Избиркома КБР по определению порядка и требований к изготовлению и числе избирательных бюллетеней, их формы и степени защиты.

Что касается текстов бюллетеней на кабардинском и балкарском языках, то согласно ст. 3 п. 1 Федерального закона "О языках народов РФ" государственным языком РФ является русский язык. Пункт 2 этой же статьи закрепляет за республиками право устанавливать в соответствии с Конституцией РФ свои государственные языки.

В соответствии с данным Законом в КБР принят и действует Закон КБР "О языках народов КБР", согласно которому кабардинский, балкарский и русский языки имеют статус государственных и функционируют во всех сферах государственной и общественной жизни.

Статья 56 п. 2 Закона КБР "О выборах Президента КБР" требует утверждения текста избирательного бюллетеня Избиркомом КБР на государственных языках КБР (кабардинском, балкарском, русском).

Данная норма Закона противоречит Федеральному закону.

Однако, нет оснований считать, что изготовление текста бюллетеней на кабардинском и балкарском языках повлекли массовые нарушения избирательных прав граждан в день голосования и что по ним нельзя с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. Из общего количества в 526176 бюллетеней на русском языке были изготовлены 374855, на кабардинском - 134189, на балкарском - 17132. Количество бюллетеней на кабардинском и балкарском языках значительно ниже количества лиц этих национальностей, проживающих в КБР и обладающих активным избирательным правом.

Как следует из показаний председателя Избиркома КБР, председателей территориальных избирательных комиссий сведения о необходимом количестве бюллетеней на этих языках формировались на основании данных участковых избирательных комиссий, по опыту предыдущих выборов. Каждый избиратель получал бюллетень на том языке, на котором он желал. Ни одной жалобы избирателя на форму и текст бюллетеня в избиркомах и судах КБР не зарегистрировано. Заявителям также не представлено подобных доказательств.

Кроме того, бюллетени на кабардинском и балкарском языках нельзя считать недействительными. Доводы заявителей в этой части не соответствуют Закону.

Согласно п. 20 ст. 56 Федерального закона от 19.09.97 и п. 19 ст. 62 Закона КБР от 14.08.01 недействительными считаются избирательные бюллетени, по которым невозможно установить волеизъявление избирателя.

По изложенным обстоятельствам нельзя считать, что по бюллетеням на кабардинском и балкарском языках невозможно определить волеизъявление избирателей. Суд при этом также учитывает, что нельзя их признать и бюллетенями неустановленной формы, так как п. 13 ст. 62 Закона КБР от 14.08.01 признает таковыми только бюллетени, не изготовленные официально либо не заверенные Избирательной комиссией.

Судом установлено, что после определения приложением N 2 к Постановлению N 19/6 от 11.12.01 количества бюллетеней, подлежащих изготовлению, в 518152 штуки, председатель Избиркома КБР 19.12.01 направил в полиграфкомбинат письмо с приложением текста бюллетеня на 3-х языках, но без указания количества (т. 2 л.д. 53).

Затем в полиграфкомбинат были переданы сведения о количестве избирательных бюллетеней, подлежащих изготовлению, в количестве 526176 штук и к их изготовлению приступили 20.12.01 (т. 2 л.д. 22).

24.12.01 зам. председателем Избиркома КБР Бесланеевым К.Т. была выдана ведомость на выдачу избирательных бюллетеней и по ней с 25.12.01 по 27.12.01 председатели территориальных комиссий по актам получили 526176 избирательных бюллетеней (т. 2 л.д.26 - 37). При этом в ведомости имеются данные о количестве бюллетеней на разных языках по районам и городам, но в актах передачи эти данные отражения не нашли.

29.12.01 председатель Избиркома КБР Зумакулов Б.М. дополнительно направил письмо в полиграфкомбинат с просьбой изготовить до 23.12.01 526100 избирательных бюллетеней (т. 2 л.д. 148). Данное письмо и послужило основанием для возникновения сомнений у заявителей и их доводам о незаконном изготовлении дополнительно дважды 8024 бюллетеней. Они полагают, что раз было принято решение Избиркомом КБР 11.12.01 об изготовлении 518152 бюллетеней, то председатель Избиркома незаконно принял решение об изготовлении 526176 бюллетеней, и они были в том количестве изготовлены до 25.12.01. Затем, направив 29.12.01 письмо в полиграфкомбинат, Председатель Избиркома КБР указал еще дополнительно 8024 бюллетеня и они могли быть изготовлены после 29.12.01. Однако, эти заявления и утверждения не имеют под собой никаких оснований.

Из объяснений представителя Избиркома КБР Бесланеева К.Т., показаний Зумакулова Б.М. следует, что, направляя 19.12.01 письмо с текстами бюллетеней в полиграфкомбинат, Избирком КБР не имел возможности сразу указать их количество. Это было связано с сомнениями по поводу возможности участия военнослужащих по призыву и по контракту в голосовании на выборах Президента КБР. По Закону они не участвуют в выборах органов местного самоуправления, а вопрос об их участии в выборах Президента КБР нигде прямо не регламентирован. Избирком КБР полагал, что они должны участвовать в выборах, но было решено провести консультации с Центризбиркомом РФ. Если бы своевременно 8024 бюллетеней не были изготовлены для военнослужащих, то после 25.12.01 "клише" в полиграфкомбинате было бы уничтожено. Поэтому было решено заказать всего 526176 бюллетеней с учетом этих 8024 бюллетеней. Если бы они не понадобились, то их можно было бы уничтожить по акту.

26.12.01 был сделан соответствующий письменный запрос и 29.12.01 Центризбирком РФ разъяснил, что на выборах Президента КБР 13.01.02 военнослужащие, проходящие военную службу на территории республики по призыву и по контракту, обладают активным избирательным правом (т. 2 л.д. 2 - 3).

К тому времени 526176 бюллетеней были уже изготовлены и переданы в территориальные избирательные комиссии. В тот же день 29.12.01 Избиркомом КБР были приняты 2 Постановления. Первое Постановление касалось разъяснений порядка реализации избирательных прав военнослужащих. А во втором Постановлении было указано о необходимости во изменение Постановления N 19/6 от 11.12.01 поручить полиграфкомбинату изготовить дополнительно 8024 избирательных бюллетеня для голосования военнослужащих (т. 2 л.д. 4 - 7).

Как пояснил представитель Избиркома КБР Бесланеев К.Т., и это подтвердили в своих показаниях Зумакулов Б.М. и директор полиграфкомбината Шаков Э.Б., последнее Постановление было принято лишь с целью придания законности изготовленным еще до 25.12.01 дополнительным 8024 бюллетеней сверх 518152 бюллетеня. Во исполнение этого Постановления после 29.12.01 полиграфкомбинат заказ на изготовление этого количества бюллетеней не принимал и их не изготовлял.

Это подтверждается и самим письмом от 29.12.01, где Избирком КБР просит до 23.12.01 изготовить 526100 штук, что соответствует переданным в полиграфкомбинат 20.12.01 сведениям о количестве бюллетеней. В письме не идет речь об изготовлении дополнительно еще 8024 бюллетеней (т. 2 л.д. 22, 148).

Судом обозревался журнал приема и выдачи заказов полиграфкомбината за декабрь 2001 года - январь 2002 года и из него видно, что заказ Избиркома КБР об изготовлении бюллетеней был исполнен 24.12.01 и больше заказы на изготовление бюллетеней не принимались и не исполнялись за этот период (т. 2 л.д. 65 - 87).

Это следует и из акта передачи бюллетеней Избиркому КБР полиграфкомбинатом 25.12.01, актов передачи Избиркомом КБР бюллетеней территориальным избиркомам, актом погашения неиспользованных бюллетеней, счетами об оплате и платежными поручениями (т. 2 л.д. 27 - 38, 51 - 61, 92 - 134).

Нарушений при передаче бюллетеней территориальным избирательным комиссиям Судом не установлено.

Утверждения заявителей со ссылкой на накладные о том, что территориальные избиркомы получали бюллетени непосредственно от полиграфкомбината, и Избирком КБР в соответствии с Законом сам не получал их и не передавал территориальным избиркомам, не соответствуют действительности.

Избирательные бюллетени в количестве 526176 штук были переданы комиссионно 25.12.01 работниками полиграфкомбината секретарю Избиркома КБР Пантелеевой В.М. и консультанту Хатуеву Д.М. (т. 2 л.д. 38, 61).

С 25 по 27 декабря 2001 г. по актам бюллетени Избиркомом КБР были переданы территориальным избиркомам (т. 2 л.д. 27 - 37).

По акту от 27.12.2001 было отбраковано и уничтожено комиссией Избиркома КБР 500 избирательных бюллетеней (т. 2 л.д. 51).

Все эти обстоятельства подтвердили Суду допрошенные Председатель Избиркома КБР Зумакулов Б.М., секретарь Избиркома КБР Пантелеева В.М., член Избиркома КБР и директор полиграфкомбината Шаков Э.Б., консультант Избиркома КБР Хатуев Д.М., а также председатели территориальных избиркомов.

Передача бюллетеней не означает обязательную перевозку бюллетеней в другое помещение Избиркомом КБР. После получения бюллетеней по акту, складское помещение полиграфкомбината, где они находились, было опечатано секретарем Избиркома КБР и ключи от помещения находились у нее. Непосредственно передачей с 25.12.01 бюллетеней территориальным избиркомам занимался Избирком КБР, а не полиграфкомбинат, и на актах передачи нет подписей работников комбината. Что касается накладных в т. 2 на л.д. 95 - 107, то они являются лишь бухгалтерской документацией полиграфкомбината для отчета и они не свидетельствуют о передаче бюллетеней работниками комбината непосредственно территориальными избиркомами.

В соответствии со ст. 64 п. 2 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" N 124-ФЗ от 19.09.97 в случае, если после установления соответствующей избирательной комиссией результатов выборов или итогов голосования Суд установит, что нарушения, перечисленные в п. 1 настоящей статьи, в частности, нарушения правил ведения предвыборной агитации и использование кандидатами и их доверенными лицами должностного или служебного положения в целях избрания, имели место и не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, он может отменить решение Избирательной комиссии об итогах голосования, о результатах выборов.

Правила ведения агитации при проведении выборов и референдума регламентированы главой N 7, ст. ст. 37 - 45 этого Закона.

Порядок ведения предвыборной агитации также регламентирован главой N 6 ст. ст. 38 - 43 Закона КБР "О выборах Президента КБР" от 14.08.01.

Согласно ст. 38 п. 1 Федерального закона и ст. 38 п. 3 республиканского Закона предвыборная агитация начинается со дня регистрации кандидата.

Инициативная группа в поддержку Кокова В.М. была зарегистрирована 15.10.01, а сам Коков В.М. как кандидат был зарегистрирован 09.11.01.

Заявители утверждают, что трансляцией до регистрации кандидата телекомпанией НОТР "Нальчик" и республиканским телевидением 13.10.01 заседание инициативной группы и республиканским телевидением 08.11.01 пресс-конференции Президента КБР Кокова В.М. были нарушены правила ведения предвыборной агитации.

Действительно, с учетом того, что агитация разрешена лишь со дня регистрации кандидата и заседание других инициативных групп не транслировалось, имело место нарушения правил предвыборной агитации.

Однако, в данном случае нарушение Закона было допущено со стороны СМИ, и Коков В.М. не может нести ответственность за нарушения, по которым предусмотрена ответственность зарегистрированных кандидатов. Нет оснований считать, что данное нарушение не позволяет с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, тем более, что трансляция заседания инициативной группы носила лишь информационный характер.

Что касается пресс-конференции Кокова В.М., в которой он объявил о своем решении выдвинуться кандидатом в Президенты КБР на третий срок и, по мнению заявителей, агитировал за себя и свою команду, оказывал психологический нажим и давление на избирателей, заявляя, что не намерен проигрывать, рисовал радужные перспективы развития республики и достойной жизни в предстоящее пятилетие, высказал отрицательное отношение к другим кандидатам, агитируя против них, то по этому поводу есть вступившее в законную силу судебное Постановление. Этим же решением Юхаеву С.Д. отказано в отмене решения о регистрации по основанию незаконности установки рекламных щитов с текстом "Валерий Коков - наш Президент".

Решением Верховного Суда КБР от 09.01.02 в удовлетворении жалобы Юхаева Севи Давидовича об отмене Постановления Избиркома КБР от 09.11.01 о регистрации действующего Президента КБР В.М. Кокова кандидатом на должность Президента КБР отказано за необоснованностью.

Определением Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ Решение от 09.01.02 оставлено без изменения (т. 7 л.д. 35 - 45).

Юхаевым С.Д. Постановление Избиркома КБР было обжаловано, в том числе, и в связи с проведением пресс-конференции, которую он посчитал нарушением правил предвыборной агитации.

Суд не усмотрел в ответах Кокова В.М. на вопросы на пресс-конференции 08.11.01 предвыборной агитации, призывов голосовать за него или против кого-то из кандидатов.

Что касается частного определения Суда в адрес Прокурора КБР о незаконных действиях директора АО "Заря" Галаева М.Х., установившего рекламные щиты с текстом "Валерий Коков - наш Президент", то впоследствии стоимость этих щитов была оплачена из избирательного фонда Кокова В.М., и нарушение Закона было устранено.

Также заявители считают, что Коков В.М., злоупотребив своим положением действующего Президента КБР, использовал СМИ бесплатно в предвыборной агитации.

В пункте 5 ст. 30 Закона КБР "О выборах Президента КБР" раскрыто понятие "использование преимуществ должностного или служебного положения".

Анализ опубликованного в газете "Голос Чегема" 19.10.01 материала показывает, что участие Президента КБР в работе сессии Чегемского райсовета местного самоуправления носило рабочий характер. Выступление самого Президента КБР на сессии не ставило цель побудить избирателей к участию в выборах, а также голосовать за тех или иных кандидатов либо против них и оно не носило характер предвыборной агитации. Сессия проходила задолго до регистрации В.М. Кокова в качестве кандидата.

Что касается высказываний глав администраций с. В. Чегем и с. Нартан на сессии, то Коков В.М. не несет за них ответственности.

В опубликованных в газете "Кабардино-Балкарская правда" N 1 от 01.01.02 материалах и фотографиях Кокова В.М. отсутствуют призывы, побуждающие избирателей к участию в выборах, и другие сведения агитационного характера.

Действующее на тот период законодательство не обязывало Президента КБР уходить в отпуск на период предвыборной кампании, и эти материалы носили информационный характер об открытии Дома культуры в с. Ново-Ивановское, вручении государственных наград РФ и КБР, новогоднее обращение Президента КБР к народу КБР и т.д.

То же самое относится и к сюжетам в теленовостях 03.01.02 по телевидению КБР, в которых давалась информация об этих же событиях. Теленовости были посвящены не Кокову В.М. и полагать, что он как кандидат должен был оплатить из избирательного фонда трансляцию информации о событиях в республике, оснований нет.

Также не может расцениваться как использование преимуществ должностного или служебного полномочия Президентом КБР Коковым В.М. публикацию статей: "Кому по плечу президентство" в газете "КБП" за 01.01.02, "Архитектор созидательной политики республики" в газете "КБП" за 04.01.02; "Выборы как инструмент противостояния, или во что трансформируется и к чему могут привести слухи" в газете "КБП" за 05.01.02. За публикацию этих статей Избирком КБР выносил предупреждение главному редактору и зам. главного редактора газеты, так как нарушение избирательного законодательства допустили СМИ, и Постановление Избиркома КБР по этому поводу опубликовано в газете "КБП" за 10.01.02.

В опубликованной в газете беседе корреспондента с руководителем межведомственной рабочей группы - первым заместителем прокурора КБР Кульбаевым Р.М. не содержится признаков предвыборной агитации, а лишь комментируются нарушения со стороны кандидатов и СМИ избирательного законодательства при проведении предвыборной кампании.

Материалы, опубликованные в газете "КБП" за 08.01.02 и 09.01.02 носят лишь информационный характер о посещении республики главой Пенсионного фонда РФ, прогнозах объема промышленного производства в КБР и т.д. Опубликованный в газете "КБП" за 10.01.02 список граждан, фондов, партий и т.д., выступивших в поддержку кандидатуры Кокова В.М., нельзя расценивать как незаконную агитацию с произвольным обнародованием результатов голосования больших групп избирателей и отдельных личностей и объединений с целью психологического воздействия на граждан КБР. Действительно все эти лица и объединения поддерживали на выборах кандидатуру Кокова В.М.

Что касается повторной демонстрации видеофильма о посещении Президентом РФ Путиным В.В. КБР на телевидении КБР 03.01.02, то никакого отношения к предвыборной кампании это не имеет, так как визит Путина В.В. не носил каких-то агитационных целей, и он состоялся задолго до начала предвыборной кампании.

Публикации в газете "КБП" за 28.12.01 интервью с постоянным представителем КБР при Президенте РФ Шогеновым М.М., в газетах "Комсомольская правда" от 25.12.01 и "Российская газета" от 24.10.01, "Известия" от 27.12.01 материалов о Кокове В.М. содержат признаки агитационного характера, но в этих случаях речь может идти лишь об ответственности редакций газет, и нет оснований считать, что Коков В.М., используя свое должностное или служебное положение, имел преимущественный доступ к средствам массовой информации, как это указано в подпункте "е" п. 5 ст. 30 Закона КБР "О выборах Президента КБР".

Доказательств проведения встреч с избирателями главой администрации Баксанского района КБР Малуховым и Председателя Совета Республики Парламента КБР Нахушевым 18.12.01 в с. В. Куркужин и Н. Куркужин заявителями не представлено.

Заместитель Председателя Совета Республики Парламента КБР Федченко Л.М. проводила встречу с избирателями 27.12.01 в пятницу на территории АО "Нальчикский хлебозавод" в соответствии с регламентом Совета Республики (ст. 36), а соблюдение ограничений, предусмотренных в п. 5 ст. 30 Закона КБР "О выборах Президента КБР", не должно препятствовать выполнению депутатами, выборными должностными лицами своих обязанностей перед избирателями, что указано в этой же статье.

Исходя из конституционного принципа разделения властей и самостоятельности органов местного самоуправления Малухов М.Н., Нахушев З.А., Федченко Л.М. не находятся в подчинении или иной служебной зависимости от Президента КБР Кокова В.М. и нет доказательств их привлечения в служебное время Коковым В.М. к деятельности, способствующей его выдвижению или избранию.

Заявители также указывают, что одним из оснований отмены решения о результатах выборов могут быть нарушения порядка формирования избирательных комиссий. По их мнению, в состав большинства участковых избирательных комиссий незаконно были включены должностные лица органов государственной власти и органов местного самоуправления. Таковыми они считают директоров школ, учителей, руководителей отделов и управлений местных администраций.

В дополнении к заявлению (т. 1 л.д. 115 - 131) заявители со ссылкой на Закон, запрещающий при формировании участковых избирательных комиссий включать в ее состав более одной трети от общего числа членов государственных служащих и лиц, замещающих должности муниципальной службы в органах местного самоуправления, указали перечень нарушений, имевших место, по их мнению, при формировании участковых избирательных комиссий.

Требования по формированию и сроках полномочий избирательных комиссий субъектов РФ, окружных избирательных комиссий, территориальных и участковых избирательных комиссий, комиссий референдума регламентированы ст. 23 Федерального закона от 19.09.97 N 124-ФЗ и ст. 13 Закона КБР от 14.08.01. В пункте 9 ст. 23 Федерального закона и пункте 3 ст. 13 республиканского Закона указано, что государственные служащие и лица, замещающие должности муниципальной службы органов местного самоуправления, не могут составлять более одной трети от общего числа членов участковой избирательной комиссии.

Перечень лиц, которые вообще не могут быть членами избирательных комиссий, указан в ст. 24 Федерального закона и ст. 17 республиканского Закона.

Ссылка заявителей на нарушение Закона при формировании УИК N 287 в с. Хушто-Сырт необоснованна, так как зам. главы местной администрации не является ни депутатом, ни выборным должностным лицом органа местного самоуправления и не подпадает под перечень лиц, указанных в п. 1 ст. 24 Федерального закона, т.е. тех, кому вообще запрещено быть членом избирательной комиссии.

Также необоснованны доводы заявителей о том, что директора школ являются должностными лицами муниципальной службы, а учителя являются муниципальными служащими.

В соответствии со ст. 4 п. 1 Федерального закона от 08.01.98 N 8 "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации", муниципальная служба в РФ осуществляется в соответствии с Конституцией РФ, Федеральным законом "Об общих принципах организации местного самоуправления в РФ", настоящим Федеральным законом, другими Федеральными законами, Законами субъектов РФ.

: примечание.

В официальном тексте документа, видимо, допущена опечатка: Закон РФ от 08.01.1998 "Об основах муниципальной службы в Российской Федерации", имеет номер 8-ФЗ, а не номер 8.

Согласно Закону КБР от 04.07.97 N 8 "О муниципальной службе в КБР" и Реестру муниципальных должностей в КБР, утвержденному Указом Президента КБР от 11.07.01 N 55 руководители и преподаватели образовательных учреждений не относятся к категории муниципальных служащих (т. 5 л.д. 150 - 158).

: примечание.

В тексте документа, видимо, допущена опечатка: имеется в виду Закон КБР от 04.07.98 N 8-РЗ "О муниципальной службе в КБР"

Поэтому нет оснований считать, что имело место нарушение ограничения, предусмотренного ст. 23 п. 9 Федерального закона и ст. 13 п. 3 республиканского Закона.

Также директора школ и учителя не подпадают под перечень лиц, указанных в п. 1 ст. 24 Федерального закона. Перечень государственных должностей федеральной государственной службы категории "В", учреждаемых для обеспечения деятельности федерального органа исполнительной власти, утвержден Указом Президента РФ от 28.04.98 N 462, от 03.04.00 N 621 и от 25.07.00 N 1358 (т. 5 л.д. 159 - 163).

Согласно справки начальника УИН МЮ РФ по КБР от 03.07.02 сотрудники УИН к категории государственных служащих не относятся (т. 5 л.д. 164).

Также не относятся к категории государственных служащих работники госсанэпидслужбы КБР и противочумной станции (т. 5 л.д. 165).

Сотрудники Департамента по управлению городским имуществом обрели статус муниципальных служащих лишь с 17.03.02 (т. 5 л.д. 166 - 175).

Как следует из справки ИМНС России N 2 по г. Нальчику, должности старшего инспектора, курьера, охранника ИМНС не относятся к категории госслужащих (т. 5 л.д. 176).

В целом Судом не установлено доказательств нарушений при формировании участковых избирательных комиссий п. 9 ст. 23, ст. 24 Федерального закона от 19.09.97 и ст. 13 п. 3, ст. 17 республиканского Закона от 14.08.01.

В то же время являются обоснованными доводы заявителей о нарушении органами местного самоуправления при формировании участковых избирательных комиссий п. 2 ст. 13 Закона КБР "О выборах Президента КБР" и п. 2 ст. 23 Федерального закона от 19.09.97, требующих, что Совет местного самоуправления обязан назначить не менее одной трети состава УИК на основе предложений каждого из избирательных объединений, избирательных блоков, имеющих фракции в Госдуме Федерального Собрания РФ или в Парламенте КБР или в Совете местного самоуправления.

В Парламенте КБР и Советах местного самоуправления на территории КБР фракций у избирательных объединений, блоков нет. Но анализ состава участковых избирательных комиссий показывает, что в них не были должным образом представлены избирательные объединения и блоки, имеющие фракции в Госдуме Федерального Собрания РФ.

Представитель Избиркома КБР Бесланеев К.Т. Суду пояснил, что только КП РФ направила предложение о включении своих представителей в УИК, а "Яблоко", "Блок Жириновского", "СПС", "Единство", "Отечество" и их региональные отделения таких предложений в Советы местного самоуправления не направили. Соответственно, при отсутствии предложений Советы местного самоуправления были лишены возможности формировать УИК в соответствии с требованиями Закона.

Все предложения КП РФ о включении в УИК своих представителей были удовлетворены.

Доказательств игнорирования Советами местного самоуправления предложений избирательных блоков и объединений при формировании избирательных комиссий заявителями Суду не представлено.

Что касается включения в одну участковую избирательную комиссию нескольких членов одного коллектива, то само по себе это нарушением Закона не является и в Законе запрета на это нет.

По поводу утверждений заявителей о том, что органы местного самоуправления отказывали группе избирателей в их предложениях о включении их представителей в УИК без законных оснований, представитель Избиркома КБР Бесланеев К.Т. пояснил Суду, что факты отказа имели место, но они были связаны с представлением документов, не оформленных в надлежащем порядке.

Участковые избирательные комиссии NN 189, 190, 94, 196 были сформированы в составе соответственно 5, 6, 5 и 5 человек, хотя п. 1 ст. 13 Закона КБР "О выборах Президента КБР" от 14.08.01 требует формирование УИК в количестве 7 - 11 человек. Однако, данное нарушение не давало каких-либо преимуществ кому-либо из кандидатов и его нельзя отнести к таким, которые исключили возможность достоверно определить волеизъявление избирателей.

Как пояснил Суду представитель Кокова В.М. - Кашироков З.К., это было связано с малым количеством избирателей на этих участках: от 101 до 270 человек. И это подтвердил Суду в своих показаниях председатель территориальной избирательной комиссии по Майскому району.

Заявитель Мурачаев Р.Х. одним из оснований признания выборов недействительными указал на нелегитимность участковых избирательных комиссий, сформированных назначенными Президентом КБР главами администраций (т. 14 л.д. 156). Он полагает, что Президент КБР, не подчинившись Определениям Конституционного Суда РФ от 02.11.00 и 19.04.01, продолжает практику наделения полномочиями глав местного самоуправления. Соответственно, сформированные под их руководством территориальные и участковые избирательные комиссии, по его мнению, не были полномочны проводить выборы. Кроме того, исполняющие обязанности глав администраций Зольского, Эльбрусского, Черекского районов КБР к моменту формирования комиссий, по его сведениям, еще не были избраны депутатами и не могли созывать сессии этих Советов.

Суд не обсуждает вопрос о законности назначения Президентом КБР глав администраций и исполняющих их обязанности.

Однако, в соответствии со ст. 13 п. 1, ст. 12 п. 2 Закона КБР "О выборах Президента КБР" и ст. 23 п. 2 Федерального закона N 124-ФЗ от 19.09.97 участковые и территориальные избирательные комиссии формируются органами местного самоуправления, т.е. коллегиальными органами, а не главами администраций, являющимися одновременно и председателями Советов местного самоуправления.

Мурачаев Р.Х. не оспаривает законность формирования территориальной и участковых избирательных комиссий по г. Нальчику. Что касается Урванского, Баксанского, Чегемского, Майского, Прохладненского, Терского районов и г. Прохладного, то в этих муниципальных образованиях главами администраций являются председатели Советов местного самоуправления, и решение о формировании участковых избирательных комиссий приняты органами местного самоуправления. А по Зольскому району Указом Президента КБР от 10.06.01 N 49 исполняющим обязанности главы администрации был назначен Калов З.А. (т. 14 л.д. 178).

Позже на сессии Зольского Совета местного самоуправления 28.08.02 Калов З.А. избран Председателем Совета и главой администрации района по предложению депутата Зекореева А.Х. (т. 15 л.д. 1).

А формирование территориальных и участковых избирательных комиссий происходило в декабре 2002 года.

В Черекском районе на восемнадцатой сессии районного Совета местного самоуправления 05.12.01 при формировании УИК председательствовал зам. председателя Совета местного самоуправления А.Б. Казиев, а не и.о. главы администрации Темиржанов М.О. Казиев А.Б. и подписал решение N 1, принятое на этой сессии (т. 15 л.д. 16).

В Эльбрусском районе на шестнадцатой сессии районного Совета местного самоуправления 13.12.01 Председателем Совета и главой администрации района был избран Геккиев З.Д., до этого исполнявший обязанности главы администрации.

На этой же сессии был утвержден состав УИК по району. Председательствовал на сессии и подписывал решение по этому поводу являвшийся до этого дня Председателем Совета Соттаев К.С. (т. 15 л.д. 17).

В связи с изложенным, Суд считает необоснованными доводы Мурачаева Р.Х. о нелегитимности лиц и органов, формировавших территориальные и участковые избирательные комиссии.

В целом нарушения при формировании участковых избирательных комиссий, установленные Судом, не являются такими, которые не позволяли бы с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей. (п. 3 ст. 73 Закона КБР "О выборах Президента КБР" от 14.08.01).

В подведение своих доводов о наличии многочисленных нарушений в день голосования 13.01.02 на избирательных участках заявители приобщили к своему заявлению 5 томов с документами (протоколами, актами, объяснениями) и 1 том с бюллетенями по избирательному участку N 289 в количестве 221 штуки.

Всего заявителями представлено суду 112 оригиналов актов по 44 участкам и 141 ксерокопия актов по 68 участкам, из них в т. 8 по г. Нальчику 22 оригинала акта по 13 участкам и 68 копий актов по 38 участкам; в т. 9 по Баксанскому району 12 оригиналов актов по 6 участкам и 45 копий актов по 15 участкам; в т. 10 по Прохладненскому и Терскому районам 23 оригинала актов по 18 участкам и 24 копии актов по 11 участкам; в т. 11 по Зольскому району 26 оригиналов актов по 7 участкам и 4 копии актов по 4 участкам; в т. 12 по Чегемскому району 29 оригиналов актов по 8 участкам и 20 копий актов по 6 участкам.

Судом исследованы все документы в подлинниках и копиях, представленные заявителями Суду в подтверждение их доводов.

15.01.02 заявитель Батыров М.Т. обращался в Избирком КБР с заявлением о нарушениях Закона КБР "О выборах Президента КБР", совершенных в день выборов 13.01.02, где просил в связи с фальсификациями итогов голосования отменить результаты выборов. Данное заявление в Избирком КБР поступило после подписания протокола и Постановления по результатам выборов (т. 14 л.д. 21 - 30, 140 - 149).

К заявлению были приложены ксерокопии 124 избирательных бюллетеней, 6 протоколов УИК, 170 актов о нарушениях избирательного законодательства.

21.01.02 Батырову М.Т. Избирком КБР направил письмо, в котором просил представить подлинники документов, приложенных к заявлению (т. 14 л.д. 150). Подлинники документов в Избирком КБР представлены не были.

Суд также предлагал заявителям представить подлинники актов и других документов. Заявители и их представители сначала утверждали, что они приложены к заявлению Батырова М.Т. в Избирком КБР, но когда представитель Избиркома КБР Бесланеев К.Т. опроверг это, заявили, что они направлены в какие-то международные организации.

Заявление Батырова М.Т. в Избирком КБР было рассмотрено и ему были даны ответы территориальными избирательными комиссиями (т. 14 л.д. 124 - 139).

По мнению заявителей, в день голосования на избирательных участках имели место многочисленные факты установки урн и кабин для голосования вне видимости их членами участковых комиссий с правом совещательного голоса и наблюдателями от кандидатов, отсутствия на участках увеличенных протоколов итогов голосования, выдачи по несколько бюллетеней в одни руки, выдачи бюллетеней без документов, вброс в урны для голосования разными лицами пачек бюллетеней, отмеченных в пользу Кокова В.М., препятствия членам УИК с правом совещательного голоса и наблюдателям в ознакомлении со списками избирателей для проверки правильности выдачи бюллетеней, нарушения порядка голосования вне помещения, нарушения порядка подсчета бюллетеней по списку избирателей, получения УИК бюллетеней на участок с превышением 0,5% от общего количества избирателей, подкупа избирателей.

Доказательств отсутствия увеличенных протоколов на участках и установки ящиков и кабин для голосования вне поля зрения наблюдателями и членами УИК с правом совещательного голоса заявителями не представлено в виде фотографий или видеосъемок.

Статья 55 п. 5 Закона КБР от 14.08.01 не регламентирует расстояние, на котором должны находится ящики и кабины от наблюдателей и членов УИК. Единственным требованием является нахождение в поле зрения наблюдателей и членов УИК. Поэтому утверждения заявителей об установке ящиков и кабин на разных участках на расстоянии 5 - 15 метров от наблюдателей и членов УИК, если и соответствуют действительности, не свидетельствует о нарушении Закона.

Также заявителями не представлено доказательств многочисленных случаев вброса в ящики для голосования одновременно значительного количества бюллетеней, выдачи в одни руки по несколько бюллетеней, выдачи их без предоставления паспорта.

Нет сведений о том, кто именно вбрасывал, их анкетные данные, сколько бюллетеней вбрасывалось одновременно одним лицом, в пользу кого из кандидатов были отмечены эти бюллетени.

Сведения общего характера, указанные в актах, в виде формулировок о массовом сбросе бюллетеней в ящики по избирательным участкам NN 40, 50, 62, 86, 98, 124, 128, 171, 281, не могут служить доказательством.

Что касается указания в некоторых актах конкретного количества бюллетеней, брошенных одновременно в ящик, и утверждений о том, что они были отмечены в пользу Кокова В.М., то Суд считает их бездоказательными. Определить точное количество листов, сложенных в одну пачку, и увидеть имеющиеся на них отметки с расстояния 5 - 15 метров невозможно.

Пресеченные попытки вброса одновременно нескольких бюллетеней, если и имели место, то никак не повлияли на итоги голосования, поскольку самого вброса бюллетеней не было (т. 12 л.д. 59). Также не установлены лица, пытавшиеся произвести вброс бюллетеней в ящики пачками, никто из них не привлечен к ответственности в установленном Законом порядке, эти факты не зарегистрированы в УИК, неизвестно как оказались эти бюллетени у этих лиц.

Представленные заявителями бюллетени по разным участкам не могут служить доказательством фальсификаций итогов голосования в пользу Кокова В.М., так как эти бюллетени не попали в ящики, неизвестно как они попали к заявителям и кто сделал на них отметки в пользу Кокова В.М. Часть из них подписаны не членами УИК, подписи и печати на некоторых расположены на неустановленном месте на обратной стороне бюллетеня.

Заявителями не представлено доказательств выдачи УИК в одни руки по несколько бюллетеней и, наоборот, невозможности голосования частью избирателей ввиду того, что кто-то за них уже проголосовал.

В акте (т. 10 л.д. 93) по избирательному участку N 248 указано, что имели место подобные факты, но не указано, кто конкретно получил в одни руки несколько бюллетеней и кто именно не смог проголосовать.

В акте (т. 8 л.д. 185) по избирательному участку N 95 указано, что в 15 ч. 45 минут было выдано 800 бюллетеней, а в сейфе оставалось 700 бюллетеней, следовательно, вне помещения для голосования находилось 300 бюллетеней. На копии акта имеется подпись Председателя УИК Когай А.Т. Однако, в протоколе УИК об итогах голосования (т. 8 л.д. 185), выданном наблюдателям и полностью соответствующем протоколу по этому участку, представленному Избиркомом КБР, итоги голосования подведены без учета этих 300 бюллетеней и их отсутствие на итоги голосования по этому участку не повлияли.

По избирательному участку N 289 заявителями представлен акт (т. 12 л.д. 22), из которого следует, что гр. Кушхова Анжела Адибовна пыталась опустить в урну пачку бюллетеней, но ей помешали наблюдатели. На акте имеется подпись председателя УИК Таашева Х. Других нарушений по этому участку в акте не указано и других актов Суду не представлено. Изъятые по участку N 289 бюллетени заявителями представлены отдельным томом (том N 13). В самом акте не указано в пользу кого отмечены эти бюллетени и каково их количество. В протоколе УИК, представленном Избиркомом КБР, не отражено отсутствие 221 бюллетеня.

Заявителями не обжалованы итоги голосования по этому избирательному участку в соответствующий суд.

Доказательств воспрепятствования наблюдателям в контроле за голосованием вне помещений участков Суду не представлено.

Также не представлено доказательств принуждения избирателей к голосованию, их подкупа или оказания давления. В подтверждение своих доводов в заявлении о подкупе жителей общежитий по ул. Чеченской и ул. Ингушской в г. Нальчике заявители ни одного конкретного факта не привели и доказательств не обеспечили.

Превышение на ряде участков числа бюллетеней, переданных участковым избирательным комиссиям (нарушение нормы "0,5%") не повлияло на определение результатов волеизъявления избирателей. Доказательств обратного заявители не представили.

При этом Суд учитывает, что все неиспользованные бюллетени были погашены в установленном порядке и это отражено в протоколах УИК. Доказательства, что эти бюллетени были использованы для увеличения количества голосов в пользу Кокова В.М., отсутствуют.

Отсутствуют и доказательства воспрепятствования контролю наблюдателями за подсчетом бюллетеней.

Утверждения заявителей о том, что явка избирателей в день голосования составила всего 35 - 40%, ни на чем реально не основаны.

Сам процент явки избирателей, указываемый заявителями, является весьма приблизительным.

Протоколы явки избирателей, представленные заявителями, противоречивы: в частности, в протоколе по участку N 287 (т. 12 л.д. 15) указано лишь общее количество избирателей, явившихся до 20 часов на избирательный участок. В нем нет сведений о явке избирателей в 8, 10, 11, 14, 16, 18, 20 часов соответственно. Аналогичные протоколы и по участкам N 294 (т. 12 л.д. 64), N 300 (т. 12 л.д. 86) и другим.

Суд отмечает, что заявителями представлены протоколы со сведениями о явке избирателей не по всем участкам, на которых, по их мнению, имелись нарушения. В частности, в томе N 11 по Зольскому району ни одного протокола нет, что позволяет сделать вывод о том, что мнение заявителей о проценте явки избирателей, основано на их личных предположениях.

Давая оценку документам, представленным ими как доказательства нарушений в день голосования, суд отмечает, что большинство актов представлены в ксерокопиях и они никем не заверены. Считать их официальными документами нельзя. В подавляющем большинстве актов (и в подлинниках и в ксерокопиях) не указаны точные данные об их составителях, их статусе в избирательном процессе.

Между тем, статус члена УИК с правом совещательного голоса и наблюдателей от кандидатов является разным и их полномочия изложены соответственно в ст. 17 п. 5 и в ст. 18 пп. 5, 6 Закона КБР от 14.08.01.

В актах указаны лишь фамилии без инициалов, к актам не приложены документы, подтверждающие их статус. В некоторых актах указано, что они составлены доверенными лицами. Чьи это доверенные лица, на каком основании они присутствовали в помещении для голосования и в соответствии с какими полномочиями они составили эти акты, не известно.

Эти акты, за редким исключением, не зарегистрированы УИК, нет подписей и печатей их членов.

В соответствии с предоставленным ст. 17 п. 5 и ст. 18 п. 6 Закона КБР от 14.08.01 никто из членов УИК и наблюдателей не обжаловал действия или бездействие УИК в вышестоящую избирательную комиссию, Избирком КБР, ЦИК РФ либо в суд. А в ст. 24 п. 18 и ст. 26 п. 9 Федерального закона N 124-ФЗ от 19.09.97 не указано на право наблюдателей и членов УИК с правом совещательного голоса составлять подобные акты. Если же они и были составлены, то следовало о них уведомить УИК и заверить их печатью и подписями членов УИК.

Что касается протоколов УИК об итогах голосования, то они представлены заявителями не по всем обжалуемым ими участкам. Независимо от того, являются эти протоколы подлинниками или ксерокопиями, Суд сравнил сведения, в них содержащиеся со сведениями в протоколах, представленных Избиркомом КБР по этим же участкам. При этом не было обнаружено существенных расхождений в содержащихся в них сведениях, что свидетельствует о том, что протоколы об итогах голосования не подвергались доработке и изменениям после вручения их копий наблюдателям и членам УИК с правом совещательного голоса. В ходе судебного процесса, при изучении сторонами этих документов в протоколы были внесены исправления. Исправления были внесены лишь в протоколы, которые были представлены в подлинниках. Об этом Суду заявил представитель Кокова В.М. - Кашироков З.К. и представил Суду ксерокопии этих протоколов, выданные ему ранее Судом и которые не содержат исправлений (т. 14 л.д. 48 - 59).

Объяснения лиц, указывающих на нарушение избирательного законодательства в день выборов, представленные заявителями и находящиеся в томах NN 8 - 12, отобраны у этих лиц неизвестно кем. Они составлены не в день голосования. К объяснениям не приложены документы, подтверждающие статус лиц, их давших.

С целью проверки достоверности сведений, содержащихся в актах и объяснениях по ходатайству заявителей, Судом были допрошены несколько свидетелей. Ходатайств о допросе других лиц, подписавших акты и объяснения, не заявлялось.

Анализируя показания свидетелей Тхагапсоевой С.Г., Тхагапсоевой С.В., Тхагапсоева К.С., Суд пришел к выводу о противоречивости их показаний. Все они подтвердили, что голосование на участке N 287 в с. Хушто-Сырт проходило в Доме культуры, и кабины и урны для голосования находились на сцене зала, т.е. в поле их зрения. При этом Тхагапсоева С.В. утверждала, что урна находилась на расстоянии 15 - 20 метров от них, а Тхагапсоев К.С. заявил, что урна была на удалении 10 метров. Также Тхагапсоева С.Г. показала, что она пришла на участок в 7 ч. 45 минут, и урна была уже опечатана, а Тхагапсоева С.В. показала, что они все втроем приехали в 7 ч. 15 минут. Кроме того, Тхагапсоева С.В. путалась в указании своего статуса, то заявляя, что она член УИК с правом совещательного голоса, то, что она наблюдатель, хотя в томе N 12 л.д. 6 имеется заявление о назначении ее наблюдателем, где указаны все ее права. В заявлении ее отчество записано неправильно. Как следует из показаний Тхагапсоевой С.Г., кандидат Мурачаев Р.Х. сам приезжал на участок и пересадил ее на сцену зала ближе к урне, что являлось нарушением Закона, т.к. Мурачаев не был избирателем на данном участке и не вправе был находиться в помещении для голосования.

Свидетели подтвердили, что на участке находилась увеличенная форма протокола. Их утверждения о том, что члены комиссии выезжали с переносными урнами без письменных заявлений избирателей, не свидетельствуют о нарушении Закона. Избиратель свою просьбу о выезде к нему на дом может сообщить в избирком в любой форме, в том числе и по телефону и устно, через членов семьи или соседей. Для этого письменного заявления не требуется.

Противоречивы показания свидетелей также и по порядку получения избирателями бюллетеней. Тхагапсоева С.Г. показала Суду, что УИК выдавала в одни руки по несколько бюллетеней, а Тхагапсоев К.С. заявил, что таких случаев не было, а были лишь случаи выдачи повторно одному избирателю бюллетеня.

Тхагапсоева С.В., утверждая, что члены УИК агитировали избирателей за Кокова В.М. при голосовании с выездом на дом, заявила, что немного понимает балкарский язык, но не смогла произнести на балкарском языке цифру "3". Она же утверждала, что по их сведениям проголосовало 187 человек, а Тхагапсоев К.С. был не уверен и показал, что их было то ли 185, то ли 285 (лист протокола с/заседания 207 - 213).

В акте о явке избирателей (т. 12 л.д. 15) ими указано, что к 20 часам явилось для голосования 270 избирателей.

Свидетель Хаконов З.П. Суду показал, что он был доверенным лицом от кандидата Батырова на избирательном участке N 291, в основном все акты о нарушениях составлял он, и в большинстве своем они касались незаконного присутствия на участке посторонних лиц, в частности, приходил глава администрации Чегемского района Мамбетов с сопровождающими. В то же время, он сам не был ни наблюдателем, ни членом УИК и не вправе был находиться в помещении для голосования, составлять какие-то акты.

В конце своих показаний, он заявил, что по своей инициативе стал наблюдателем, но подобное Законом не предусмотрено. И из самих актов, им составленных, видно, что он их составлял как доверенное лицо Батырова (лист протокола с/заседания 214), (т. 12 л.д. 36 - 43).

Свидетель Яхутлов Л.Х. Суду показал, что ящик для голосования опечатали при нем. Это было на 291 участке, где он был наблюдателем. От ящиков он находился на расстоянии 7 - 10 метров, а от членов УИК - 5 - 6 метров. Бюллетени из стационарных и переносных урн УИК пересчитывали отдельно (лист протокола с/заседания 215 - 216).

Свидетель Боготов В.М. Суду показал, что он тоже был на этом же участке с Хаконовым З.П. и Яхутловым Л.Х. Урна для голосования находилась от них на расстоянии 10 - 15 метров, а члены УИК - 10 метров, что противоречит показаниям Яхутлова Л.Х. (лист протокола с/заседания 216 - 217).

Также противоречат его утверждения о количестве проголосовавших избирателей в 700 человек показаниям Яхутлова Л.Х. о том, что проголосовало 600 человек. Его показания в той части, что ящики опечатывали при них, соответствуют показаниям Яхутлова.

Свидетель Тумов М.М. Суду показал, что на участке N 290 проведению голосования мешал глава администрации района Мамбетов с сопровождающими, который требовал от него покинуть помещение. Сам Тумов М.М. в помещении участка находился незаконно. Он не был ни наблюдателем, ни членом УИК. Его сведения о количестве проголосовавших избирателей - "около 2000 из 2300 - 2400" являются весьма приблизительными (лист протокола с/заседания 218 - 219).

Показания свидетеля Каширгова Х.Х. о том, что явка избирателей на участке N 297 составила менее 30%, ничем объективно не подтверждаются (лист протокола с/заседания 219 - 220).

В актах, им составленных, не указано, что директор кирпичного завода Варитлов бросил в ящик пачку бюллетеней (т. 12 л.д. 81, 82).

Из показаний свидетеля Батыровой Л.С. следует, что она была наблюдателем от кандидата Юхаева С.Д. на участке N 292, но ввиду угроз со стороны зам. председателя УИК в 14 часов покинула участок (лист протокола с/заседания 221).

Акт о нарушениях на участке ею не подписан (т. 12 л.д. 49). В своем объяснении она указала, что была наблюдателем от штаба кандидата Батырова М.Т. (т. 12 л.д. 54). При отсутствии у нее документа, подтверждающего ее статус, требования покинуть помещение для голосования со стороны членов УИК были обоснованными.

Показания свидетеля Дышекова Т.И. свидетельствуют о том, что урна на участке N 292 была опечатана при нем. Он был членом УИК с правом совещательного голоса. Он привозил на участок кандидата Мурачаева и тот переставил урну ближе к нему в зал. По его утверждениям, на этом участке никто не смог бросить в урну больше одного бюллетеня, т.к. он этому препятствовал. Его забирали в райотдел милиции на 3 часа, но в это время голосовали военнослужащие (лист протокола с/заседания 227 - 228).

Показания свидетеля Назранова А.Х. противоречивы. Он утверждал, что разные лица пачками бросали бюллетени, отмеченные за Кокова В.М., в ящик. В то же время, он показал, что когда высыпали содержимое урн, то среди них были бюллетени, свернутые по 20 - 30 штук, и он не знает, были ли на них вообще отметки. Он был членом УИК с правом совещательного голоса на участке N 295 (лист протокола с/заседания 228 - 230).

Анализ показаний свидетелей дает основание полагать, что на участках, где они присутствовали, не было столь значительных и массовых нарушений, которые могли бы поставить под сомнение результаты волеизъявления избирателей. Иногда они сами нарушали Закон, незаконно присутствуя в помещениях для голосования.

Не могут служить основанием для отмены результатов выборов и заявления граждан, якобы, не принимавших участие в голосовании 13.01.02 (т. 15 л.д. 24 - 64). Даже, если они и не принимали участие в голосовании, то нет оснований полагать, что в списках избирателей они отмечены как проголосовавшие. А если и отмечены, то их количество (около 300) не может повлечь признания выборов несостоявшимися.

Это касается и представленных Суду копий свидетельств о смерти жителей разных населенных пунктов (всего 294) (т. 15 л.д. 86 - 379).

Ввиду изложенного отсутствует необходимость в исследовании списков избирателей по всем избирательным участкам, в связи с чем Суд и отказывал в ходатайстве во вскрытии и исследовании ящиков со всеми документами (списками избирателей, бюллетенями, протоколами) по всем избирательным участкам. Поэтому необоснованны доводы заявителей о необходимости для дачи оценки законности итогов выборов по всем участкам на всей территории КБР проверки всех указанных документов и их сравнительного анализа.

Исходя из требований пп. 1 и 2 ст. 64 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" и пп. 2 и 3 ст. 73 и ст. 74 Закона КБР "О выборах Президента КБР" от 14.08.01 Суд рассмотрел дело с учетом заявленных требований и их подсудности.

В то же время, Суд учитывает, что заявителями не обжаловано ни одного решения участковой или территориальной избирательной комиссии в Суд соответствующего уровня, Избирком КБР или ЦИК РФ, хотя Суд и Избирком имеют право отмены решений, предоставленное им п. 5 ст. 64 Федерального закона N 124-ФЗ от 19.09.97.

В соответствии с п. 6 этой же статьи отмена решений участковых избирательных комиссий более чем на одной четверти избирательных участков влечет за собой признание недействительными выборов в субъекте РФ.

Решения участковых избирательных комиссий ни по одному участку не отменены и жалоб на предмет их отмены не было.

Все жалобы кандидатов на нарушение избирательного законодательства, поданные ими до дня и в день голосования, рассмотрены Избиркомом КБР, территориальными избирательными комиссиями и Прокуратурой КБР и заявителям даны мотивированные ответы. Рассмотрена Верховным Судом КБР также жалоба Юхаева С.Д. на предмет отмены регистрации кандидата Кокова В.М.

Жалоба кандидата Батырова М.Т., поданная им в Избирком КБР 15.01.02, как указано выше, рассмотрена Избиркомом КБР, территориальными избиркомами, Прокуратурой КБР, каждая в части своей компетенции, и Батырову М.Т. даны мотивированные ответы.

Как установлено Судом, Постановление Избирательной комиссии КБР N 25/1 от 15 января 2002 года "О результатах выборов Президента Кабардино-Балкарской Республики" принято на основании протокола Избиркома КБР от 15 января 2002 года "О результатах выборов Президента КБР" и в соответствии с требованиями ст. 58 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ" и ст. 64 Закона КБР "О выборах Президента КБР".

В выборах Президента КБР приняли участие 432119 избирателей, то есть 85,87%. Зарегистрированный кандидат Коков Валерий Мухамедович получил 374092 голоса избирателей, что составляет 87,18% от числа голосов избирателей, принявших участие в голосовании.

За кандидата Батырова М.Т. проголосовало 36006 избирателей, за Кажарова А.Х. - 5495 избирателей, за Мурачаева Р.Х. - 3446 избирателей, за Хавжокова Б.Х. - 320 избирателей, за Юхаева С.Д. - 343 избирателя (т. 2 л.д. 139; т. 6 л.д. 133 - 134).

Заявитель Кучуков И.А. снял свою кандидатуру до дня проведения выборов (т.15 л.д. 380).

Избиркому КБР при определении процента явки избирателей следовало исходить из общего количества избирателей в 503060 плюс 8024 человек, но эта ошибка не имеет существенного значения, т.к. на результаты голосования не повлияла.

В основу определения результатов выборов Избиркомом КБР положены сведения о количестве поданных за указанных кандидатов голосов избирателей, полученные путем суммирования данных, содержащихся в 11 протоколах территориальных избирательных комиссий, т.е. в тех документах, которые лишь подлежали учету при принятии Избиркомом КБР обжалуемого Постановления.

Доказательность того, что содержащиеся в протоколе Избиркома КБР и территориальных избирательных комиссий сведения искажены, заявителями не представлено. Нет в них и арифметических ошибок.

Оспариваемое заявителями Постановление Избиркома КБР принято в соответствии с действующим законодательством и в пределах компетенции, которой наделена законодательством Избирательная комиссия КБР, а поэтому Постановление является законным и обоснованным.

В данном случае, в заявлении заявителями оспаривается явка для голосования 33547 избирателей. Однако, даже если считать установленным их неучастие в выборах и фальсификацию их голосов в пользу Кокова В.М., это никак не могло повлиять на результаты выборов. Выборы не могут быть признаны несостоявшимися, так как и в этом случае явка избирателей все равно превышала бы 50% барьер от общего количества избирателей, включенных в списки избирателей (ст. 64 п. 4 Закона КБР), и Коков В.М. набрал бы более 50% от общего количества избирателей, принявших участие в голосовании (п. 3 ст. 64 Закона КБР).

В п. 5 ст. 64 Закона КБР от 14.08.01 указано, что Избирком КБР признает выборы Президента КБР недействительными:

а) в случае, если допущенные при проведении голосования или итогов голосования нарушения не позволяют с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей.

б) в случае, если количество избирательных участков, где итоги голосования признаны недействительными, составляет не менее одной четверти от общего количества избирательных участков.

в) по решению Суда.

Нет оснований для признания недействительными итогов голосования не менее чем на одной четверти избирательных участков (84 из 336).

Ни по одному из избирательных участков ни Избиркомом, ни Судом итоги голосования не признаны недействительными.

Также не всякое нарушение избирательного законодательства может служить основанием для признания недействительными результатов выборов.

Доказательств фальсификации результатов голосования, искажения волеизъявления избирателей, повлиявших на итоги выборов и не позволяющих с достоверностью определить результаты волеизъявления избирателей, Суду не представлено.

Значительная разница в количестве голосов избирателей, поданных за Кокова В.М. и других кандидатов, свидетельствует о действительном выборе избирателей в пользу кандидата Кокова В.М.

Нет также оснований для отмены Решения Избиркома КБР об итогах голосования и о результатах выборов Президента КБР по основаниям, указанным в пп. 2, 3 ст. 73 и ст. 74 Закона КБР "О выборах Президента КБР" от 14.08.01 и в пп. 1, 2, 3, 6 ст. 64 Федерального закона N 124-ФЗ от 19.09.97 с изменениями и дополнениями от 30.03.99.

При таких данных Суд не находит оснований для удовлетворения заявления (жалобы) бывших кандидатов на должность Президента Кабардино-Балкарской Республики Батырова М.Т., Мурачаева Р.Х., Кажарова А.Х., Кучукова И.А.

На основании изложенного, руководствуясь Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме" от 19.09.97 с изменениями и дополнениями от 30.03.99, Законом КБР "О выборах Президента Кабардино-Балкарской Республики" от 14.08.01, Законом КБР "О языках народов КБР" от 28.12.94 (в редакции Закона КБР от 18.05.01), Конституцией Кабардино-Балкарской Республики, ст. ст. 191 - 197 ГПК РСФСР, суд

 

решил:

 

Заявление (жалобу) бывших кандидатов на должность Президента Кабардино-Балкарской Республики Батырова Мухамеда Тучевича, Мурачаева Руслана Хабировича, Кажарова Альберта Хатуевича, Кучукова Исхака Адиковича на Постановление (Решение) Избирательной комиссии Кабардино-Балкарской Республики N 25/1 от 15 января 2002 года "О результатах выборов Президента Кабардино-Балкарской Республики 13.01.02" оставить без удовлетворения за необоснованностью.

Решение может быть обжаловано и опротестовано в десятидневный срок в Верховный Суд Российской Федерации путем подачи кассационной жалобы в Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики

 

Судья Верховного Суда

Кабардино-Балкарской Республики

А.А.МАКОЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2020       |       Обратая связь