Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 10 февраля 2003 года

 

Судья: Руденко В.Н. Дело N 33-1013

Судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе:

 

    председательствующего                            Зубовой Л.М.,

    судей                                          Тегуновой Н.Г.,

                                                 Пантелеевой В.В.,

 

рассмотрев в заседании от 10 февраля 2003 года кассационную жалобу В. на решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 31 октября 2002 года по делу по иску В.Н. к В. о признании права собственности на 1/2 части дома, признании завещания недействительным, по встречному иску о признании договора купли-продажи жилого дома недействительным, по иску Комитета социальной защиты населения в интересах несовершеннолетних детей к В.Н., В. о признании договора купли-продажи недействительным, признании права собственности на часть дома, заслушав доклад судьи Зубовой Л.М., объяснения В.Н., В. и ее адвоката,

 

УСТАНОВИЛА:

 

В.Н. и В. состояли в браке с 1993 года по 24 ноября 1997 года.

В.Н. обратился в суд с иском к В. о признании права собственности на 1/2 доли в доме <...> и на 1/2 части земельного участка при доме площадью 850 кв. м, ссылаясь на то, что в период брака на совместные средства они приобрели по договору купли-продажи у родственницы В., Б., спорный жилой дом. Одновременно он просил признать недействительным завещание, составленное Б. от 12.11.97, согласно которому принадлежащий ей дом она завещала В., ссылаясь на то, что на момент составления завещания Б. не являлась собственником дома.

В. иск не признала, пояснив, что в мае 1995 г. фактически имел место обмен жилой площади, нанимателем которой она являлась, на дом, принадлежащей бабушке Б. на праве личной собственности, который был оформлен получением обменного ордера и заключением договора купли-продажи. Фактически договор купли-продажи прикрывал иную сделку, поэтому она просит признать его недействительным. Никаких денежных расчетов по сделке они не производили, общих совместных средств в приобретение дома не вкладывали.

Комитет по социальной защите населения г. Орехово-Зуево в интересах несовершеннолетних детей обратились в суд с иском к В.Н., В. о признании договора купли-продажи недействительным, признании за детьми права собственности на часть дома, ссылаясь на то, что в результате совершенного обмена интересы детей были ущемлены, поскольку договор купли-продажи дома оформлен на имя В., что лишило детей возможности наравне с матерью приобрести право собственности.

Ответчик В.Н. иск не признал.

Ответчица В. иск признала, согласна оформить право собственности на детей.

Решением Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 31 октября 2002 года иск В.Н. удовлетворен, в удовлетворении исковых требований В. и Комитета по социальной защите населения отказано.

Не соглашаясь с решением суда первой инстанции, В. обжалует его в кассационном порядке и просит, отменив, направить дело на новое рассмотрение.

Обсудив доводы кассационной жалобы, проверив материалы дела, судебная коллегия находит обжалуемое решение подлежащим отмене в части с вынесением нового решения.

Судом установлено, что В.Н. и В. состояли в браке с 1993 по 24 ноября 1997 г.

В. являлась нанимателем однокомнатной квартиры, расположенной по адресу: <...>. В квартире зарегистрированы В., ее ребенок от первого брака З. и общая дочь от брака В.Е.

В 1995 г. В. и ее бабушка Б., являющаяся собственником дома, расположенного по адресу: <...>, совершили родственный обмен. Данное обстоятельство подтверждено протоколом заседания комиссии по жилищным вопросам при администрации г. Орехово-Зуево от 03.05.95, постановлением главы администрации Орехово-Зуевского района N 574 от 04.05.95, обменным ордером от 23.05.95, полученным на имя Б.

Поскольку законодательно порядок оформления обмена жилых помещений, одно из которых находится на правах собственности, другое на правах договора найма жилого помещения, урегулирован не был, по сложившейся практике оформление обмена производилось путем отчуждения объекта собственности по той или иной сделке, с одной стороны, и получением обменного ордера с другой стороны. В связи с чем Б. оформила договор купли-продажи дома на имя В. Указанная сделка в силу ст. 170 ГК РФ носила притворный характер, фактически прикрывала иную сделку, которую участники сделки имели в виду, а именно, обмен жилых помещений. Фактически обмен жилых помещений был исполнен сторонами по сделке, В. и Б. зарегистрировались по новым адресам, Б. приватизировала квартиру, а затем распорядилась ею по договору дарения в октябре 1995 г. в пользу В.

Судебная коллегия не соглашается с выводом суда о признании за В.Н. права собственности на 1/2 части дома как супружеское имущество, оформленное по договору купли-продажи на имя В. При этом судебная коллегия учитывает, что договор купли-продажи прикрывал иную сделку, совершение обмена жилых помещений. Денежные расчеты по сделке купли-продажи дома между участниками сделки не производились. Утверждение В.Н. о передаче Б. по сделке денег из совместно нажитых супружеских средств в размере, указанном в договоре, доказательствами не подтверждено. Свидетелей, присутствующих при передаче денег Б., не имеется, распиской передача денег не оформлялась. Ответчица В. отрицала факт передачи денег бабушке по договору, ссылаясь на то, что, имея намерение произвести обмен жилых помещений, они не имели договоренности произвести расчет за приобретение собственности по договору, поскольку фактически бабушка продолжала с ними проживать в доме, они вели общее хозяйство, осуществляли уход за бабушкой, вкладывали средства в благоустройство дома. Ссылка истца на указание в договоре о купле-продаже дома и соглашение о расторжении договора на произведенный между участниками сделки расчет, по утверждению ответчицы, носила формальный характер, как того требовали условия типового договора. Судебная коллегия находит данные объяснения В. убедительными, поскольку не противоречат представленным с ее стороны доказательствам. Кроме того, решением суда от 13.03.98 соглашение о расторжении договора купли-продажи дома признано судом недействительным.

Не может быть принято во внимание утверждение В.Н. о доказанности факта совместного приобретения дома по договору со ссылкой на вышеуказанное решение суда, которым определен режим приобретенного по договору дома как совместно нажитого имущества, поскольку данное обстоятельство не может быть расценено как имеющее преюдициальное значение при разрешении данного спора, поскольку данный факт был установлен в связи с разрешением спора по другому предмету и основанию.

Нельзя согласиться с выводом суда о пропуске В. срока исковой давности при предъявлении требований о признании сделки купли-продажи дома недействительной. Поскольку в силу ст. 200 ГК РФ исчисление срока исковой давности начинается с того дня, когда лицо узнало о нарушении своего права. Права ответчицы В. были нарушены в связи с предъявлением бывшим супругом претензий на долю в доме в 1998 г., в связи с чем оснований полагать о пропуске ею срока исковой давности не имеется.

Учитывая, что обстоятельства дела, имеющие юридическое значение, установлены судом в полном объеме, истребования дополнительных доказательств по делу не требуется, судебная коллегия полагает возможным вынести в части новое решение по делу, которым в удовлетворении иска В.Н. о признании права собственности на 1/2 доли в доме и земельного участка отказать, т.к. на приобретенный по договору купли-продажи дом на имя В. не распространяется режим совместно нажитого в браке имущества. Договор купли-продажи дома, заключенный между В. и Б., является притворной сделкой, прикрывающей фактически имевшую сделку обмена жилого помещения, нанимателем которого является В. и дома, принадлежащего на праве личной собственности Б. В связи с чем судебная коллегия считает возможным применить правила и последствия той сделки, которая фактически имела место. Поскольку оформление обмена путем распоряжения собственности в процессе обмена жилых помещений, имеющих разный правовой статус путем оформления договора купли-продажи, не противоречило общему началу и смыслу гражданского законодательства, поэтому за В. следует признать право собственности на спорный дом.

Завещание, составленное Б., подлежит признанию частично недействительным в части распоряжения в пользу В. домом, поскольку на момент составления завещания 12.11.97 Б. не являлась собственником дома и не вправе была им распоряжаться.

Обоснован вывод суда в части отказа в удовлетворении требований Комитета по социальным вопросам населения в интересах несовершеннолетних детей, поскольку при совершении обмена их права нарушены не были, т.к. в спорном доме они приобрели равное право пользование жилым помещением наряду с прежним, зарегистрированы в доме, проживают в нем. При совершении обмена орган опеки и попечительства Управления образования администрации района дал согласие на обмен и приобретение дома в их собственность не было обязательным условием совершенного обмена. В связи с чем решение суда в этой части следует признать обоснованным.

Разрешая спор в части судебных расходов, судебная коллегия полагает возможным взыскать с В.Н. госпошлину в доход государства в размере 99 руб., в удовлетворении его требований о возмещение расходов на оплату помощи представителя и возврат госпошлины в размере 440 руб. следует отказать.

На основании изложенного и руководствуясь п. 2 ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

 

ОПРЕДЕЛИЛА:

 

решение Орехово-Зуевского городского суда Московской области от 31 октября 2002 года в части отказа в удовлетворении иска Комитета по социальной защите населения г. Орехово-Зуево в интересах несовершеннолетних детей о признании договора купли-продажи дома недействительным оставить без изменения, в остальной части решение отменить и вынести новое решение.

Иск В.Н. удовлетворить частично.

В удовлетворении иска В.Н. к В. о признании права собственности на 1/2 части дома <...> и земельного участка отказать.

Признать завещание, составленное Б. в пользу В. 12 ноября 1997 года, удостоверенное в Орехово-Зуевской нотариальной конторе, зарегистрированное в реестре N 5758, в части распоряжения домом, расположенным по адресу: <...>, недействительным.

Встречные исковые требования В. удовлетворить.

Признать договор купли-продажи дома, заключенный 13 мая 1995 года между Б. и В., удостоверенный нотариусом Орехово-Зуевской государственной нотариальной конторой и зарегистрированного в реестре N 1-611, недействительной притворной сделкой.

Признать за В. право собственности на дом <...>.

Взыскать с В.Н. госпошлину в доход государства в размере 99 (девяносто девять) рублей.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2020       |       Обратая связь