Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 19 февраля 2003 года

 

Надзорное производство N 4у-2003-67

 

Судья: Бойко В.В.

Председательствующий: Чащина Л.Г.

Докладчик: Мангилев С.П.

Судья: Мещеряков Н.А.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего Вяткина Ф.М. и членов Президиума Морозова Б.В., Фединой Г.А., Сыскова В.Л., Савик Л.П.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного М.А. на приговор Саткинского городского суда Челябинской области от 22 марта 2000 г., которым

М.А., <...>,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 8 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 7 годам лишения свободы, а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, - к 11 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии строгого режима, и

П.В., <...>, судимый 6 мая 1997 г. по п. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы, освобожденный 2 марта 1999 г. по отбытию срока наказания,

осужден по п. "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ к 12 годам лишения свободы с конфискацией имущества, по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 12 годам лишения свободы, а по совокупности преступлений, определяемой по правилам ч. 3 ст. 69 УК РФ, - к 18 годам лишения свободы с конфискацией имущества, с отбыванием основного наказания в исправительной колонии особого режима.

Начало срока наказания М.А. и П.В. - 10 ноября 1999 г.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 9 ноября 2000 г. приговор оставлен без изменений.

Заслушав доклад судьи Челябинского областного суда Смирнова В.П., заключение прокурора Челябинской области Брагина А.И., полагавшего надзорную жалобу подлежащей удовлетворению частично, изучив материалы уголовного дела, Президиум

УСТАНОВИЛ:

 

М.А. и П.В. признаны виновными в том, что около 22 часов 9 ноября 1999 г. по предварительному сговору совершили разбойное нападение на продуктовый киоск частного предпринимателя Х.Б., в ходе которого умышленно причинили тяжкий вред здоровью сторожа Ш.А., повлекший смерть последнего на месте происшествия, и похитили из киоска имущество стоимостью 409 рублей 90 копеек. Кроме того П.В. похитил тулуп Ш.А., стоимостью 2000 рублей.

В надзорной жалобе М.А. просит изменить состоявшиеся по делу судебные решения, переквалифицировав его действия с п. "в" ч. 3 ст. 162 на ч. 3 ст. 30 и п. "а, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, а с ч. 4 ст. 111 на ст. 316 УК РФ и исключить хищение из киоска имущества стоимостью 409 рублей 90 копеек за недоказанностью. При этом М.А. ссылается на то, что у П.В., с которым он договорился совершить кражу из киоска, имел место эксцесс исполнителя. Однако суд первой и второй инстанции оставил без внимания ряд доказательств, ставящих под сомнение показания П.В.

Поскольку предполагаемое вмешательство суда надзорной инстанции в состоявшиеся по делу судебные решения затрагивает интересы не только М.А., но и П.В., на основании ч. 2 ст. 410 УПК РФ, надзорное производство возбуждено в отношении обоих осужденных.

Жалоба осужденного М.А. подлежит частичному удовлетворению по следующим основаниям.

В силу ч. 1 ст. 314 УПК РСФСР (ст. 307 УПК РФ) описательно - мотивировочная часть обвинительного приговора должна, в частности, содержать доказательства, на которых основаны выводы суда в отношении подсудимого, и мотивы, по которым суд отверг другие доказательства.

Данное требование закона судом первой инстанции выполнено не было.

Так, в ходе предварительного и судебного следствия П.В. показал, что он наносил удары по телу Ш.А. руками и ногами, а М.А. - ломом. М.А. же на протяжении всего предварительного следствия и в судебном заседании утверждал, что никакого насилия к Ш.А. он не применял, все телесные повреждения потерпевшему П.В. причинил один.

Почему он признал обвинение, основанное на показаниях П.В., обоснованным суд в приговоре не указал.

Кроме того, суд первой инстанции не дал никакой оценки другим противоречивым доказательствам, добытым по делу и исследованным в судебном заседании.

Так, в ходе предварительного следствия (в частности, на очной ставке с М.А.) П.В. показал, что от его удара кулаком в лицо Ш.А. упал. Тогда он нанес ногой удары в живот и в лицо Ш.А.. Затем М.А. ударил ломом в верхнюю часть спины Ш.А.. Оттащив Ш.А. вместе с М.А. в сторону, он снял с потерпевшего тулуп и вернулся к киоску. Там его догнал М.А.. В руках у М.А. были лом и нож. М.А. сообщил ему, что ножом он перерезал Ш.А. горло.

В ходе судебного разбирательства П.В. показал, что М.А. нанес удар ломом в область шеи и позвоночника Ш.А.. Наносил ли М.А. еще удары по телу Ш.А., сказать не может. После того как он и М.А. оттащили Ш.А. в закоулок, он (П.В.) забрал тулуп потерпевшего. М.А. остался заметать следы. Догнав его, М.А. сообщил, что ножом перерезал горло Ш.А.. При этом М.А. показал ему нож, который потом у себя дома М.А. выбросил в печь.

Однако из заключения судебно - медицинского эксперта следует, что вес повреждения были причинены Ш.А. в переднюю и боковые части тела, резаные повреждения на шее трупа Ш.А. отсутствовали. Смерть Ш.А. наступила в результате полученной открытой черепно - мозговой травмы с переломами костей свода и основания черепа.

Кроме того, по заключению судебно - психиатрической экспертизы П.В. обнаруживает признаки олигофрении в легкой степени дебильности. Как указано в акте данной экспертизы со слов П.В. установлено, что в опьянении "лучше, чтобы никто под руку не попадался" (согласно показаниям П.В. и М.А., на кражу вечером 9 ноября 1999 г. они пошли, находясь оба в состоянии алкогольного опьянения), что он не собирался никого убивать, "так получилось... просто отбивался". При этом эксперты, в частности, отметили, что П.В. пытался показать себя с лучшей стороны, в более выгодном свете.

Из показаний П.В. также следует, что его куртка (пуховик) была вся в крови, поэтому эту куртку и тулуп Ш.А. сжег в печи своего дома. По словам М.А. куртку П.В. и тулуп Ш.А. он сжег вместе с П.В..

Куртка же М.А., в которую он был одет в момент происшедшего, в ходе предварительного следствия была изъята и подвергнута биологическому исследованию. Согласно этому исследованию на куртке имелись только два пятна крови, происхождение которой от Ш.А. не исключается: первое - в средней трети левого рукава, слаборазличимое, прерывистое, занимающее участок размером 2,6 x 2,4 см, с нечеткими контурами;

второе - на внутренней поверхности манжета левого рукава, округлое, размером 0,3 x 0,3 см с четкими контурами.

Указанной выше биологической экспертизой кровь, происхождение которой от Ш.А. не исключается, была обнаружена и на кроссовке П.В..

Исходя из показаний частного предпринимателя Халяпиной о том, что ночью 9 ноября 1999 г. из ее киоска пропал товар на общую сумму 409 рублей 90 копеек, органы предварительного следствия и суд сделали вывод, что данный товар похитили П.В. и М.А..

Вместе с тем ими были оставлены без внимания следующие обстоятельства: П.В. и М.А. на всех допросах отрицали хищение ими имущества из киоска; уже на следующий день (в 15 часу) оба были арестованы; в ходе обысков, проведенных 11 и 12 ноября по месту жительства М.А. и П.В., имущество, указанное Халяпиной, или его следы и остатки обнаружены не были.

Доводы кассационных жалоб М.А. и его защитника, а так же доводы кассационной жалобы П.В. о невиновности каждого из осужденных в смерти Ш.А., об оговоре ими друг друга, о необъективности предварительного и судебного следствия суд второй инстанции отверг одной лишь ссылкой на их несостоятельность, без указания каких-либо мотивов.

При таких обстоятельствах состоявшиеся по делу судебные решения нельзя признать законными, обоснованными и мотивированными. В связи с чем, на основании п. 1 ч. 1 ст. 379 и п. 3 ст. 380 УПК РФ они подлежат отмене с направлением дела на новое судебное разбирательство, в ходе которого суду первой инстанции надлежит устранить перечисленные выше нарушения процессуального закона, а также по ходатайству сторон или по собственной инициативе (ст. 282, 283 УПК РФ) исследовать вопрос о характере и тяжести телесных повреждений, причиненных Ш.А. согласно обвинительному заключению, каждым из обвиняемых.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407 и 408 УПК РФ, Президиум

ПОСТАНОВИЛ:

 

1. Надзорную жалобу осужденного М.А. удовлетворить частично.

2. Приговор Саткинского городского суда Челябинской области от 22 марта 2000 г. и кассационное определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 9 ноября 2000 г. в отношении М.А. и П.В. отменить и направить уголовное дело в тот же городской суд на новое судебное разбирательство в ином составе судей.

Мерой пресечения в отношении М.А. и П.В. оставить содержание под стражей.

 

Председательствующий: Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2020       |       Обратая связь