Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 28 мая 2003 года

 

Надзорное производство N 4у-2003-357

 

Судья: Мостовов В.М.

Председательствующий и докладчик: Вертьянов В.С.

Судьи: Алехин С.А.

Колосовский В.В.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего Кунышева А.Г. и членов Президиума Фединой Г.А., Сыскова В.Л., Балакиной Л.В., Савик Л.Н.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного З. на приговор Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 4 февраля 2000 года, которым

З., <...>, несудимый, осужден по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 7 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы и на основании ст. 69 ч. 3 УК РФ по совокупности преступлений, путем частичного сложения наказаний, окончательно - к 7 годам 6 месяцам лишения свободы, без конфискации имущества, с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима, на основании ст. 97, 99 УК РФ назначено амбулаторное принудительное наблюдение и лечение у психиатра,

и на определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 19 августа 2002 года, которым приговор оставлен без изменения.

В надзорной жалобе ставится вопрос об отмене приговора суда и определения судебной коллегии и направлении дела на новое судебное рассмотрение.

Заслушав доклад судьи Челябинского областного суда Скрябина А.Н., мнение и.о. прокурора Челябинской области Золотавина А.И., Президиум

УСТАНОВИЛ:

 

З. признан виновным в совершении в сентябре 1999 года в городе Магнитогорске незаконного приобретения без цели сбыта и хранения без цели сбыта до 29 сентября 1999 года в городе Верхнеуральске наркотического средства в крупном размере - опия, массой более 1 гр., а также в совершении 29 сентября 1999 года в городе Верхнеуральске незаконного сбыта наркотического средства в крупном размере - опия, массой 0,14 гр., в ходе контрольной закупки Н..

В надзорной жалобе осужденный просит отменить состоявшиеся по делу судебные решения, а дело направить на новое судебное рассмотрение, указывая, что его виновность в сбыте наркотического средства не доказана, приговор в отношении него основан на недостоверных показаниях свидетеля Н. на предварительном следствии, а также на протоколе обыска и протоколе осмотра места происшествия, в то время как обыск был произведен с грубыми нарушениями уголовно - процессуального закона, а осмотр места происшествия вообще не проводился.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум находит приговор суда и определение судебной коллегии подлежащими отмене в связи с несоответствием выводов суда фактическим обстоятельствам дела.

Как это видно из приговора, суд в обоснование своих выводов о доказанности виновности осужденного в совершении вышеуказанных преступлений сослался, как на доказательства, на показания свидетеля Н. на предварительном следствии, на показания свидетелей К. и Ч. в судебном заседании, протоколы обыска и осмотра места происшествия, заключения судебно - химических экспертиз, акт пометки и передачи денежных средств Н., акт добровольной выдачи наркотических средств и шприца Н..

Вместе с тем, суд не учел обстоятельства, которые могли существенно повлиять на его выводы.

Как видно из постановления о возбуждении уголовного дела (л.д. 1), основанием для возбуждения дела явилось то, что, как это указано в описательной части постановления, 29 сентября 1999 года в городе Верхнеуральске З. сбывал наркотические вещества, и у него дома изъят опий в количестве 0,25 гр.

Как следует из материалов дела, одно и то же желеобразное вещество коричневого цвета в полиэтиленовой пленке, которое, согласно заключению химических экспертиз, является наркотическим средством - опием, и помеченные денежные купюры в квартире N 1 дома N 116 по улице Ленина города Верхнеуральска были обнаружены и изъяты как при осмотре места происшествия - указанной квартиры (л.д. 3 - 5), произведенном 29 сентября 1999 года в период с 17 часов 10 минут до 18 часов, так и в ходе производства обыска в указанной квартире 29 сентября 1999 года в период с 18 часов 10 минут до 19 часов 25 минут (л.д. 8 - 9).

Более того, как следует из содержания протокола осмотра места происшествия, осмотр места происшествия производился до производства обыска, и в нем указано, что желеобразное вещество коричневого цвета в полиэтиленовой пленке было обнаружено и изъято в ходе обыска.

Как следует из показаний свидетелей Ч. и К., они поясняли, что принимали участие в качестве понятых при производстве именно обыска, в то время как и в протоколе осмотра места происшествия, и в протоколе обыска указанные лица отражены как понятые, в обоих процессуальных документах имеются их подписи.

Таким образом, как между указанными процессуальными документами, так и между указанными процессуальными документами и показаниями свидетелей Ч. и К. имеются существенные противоречия, и данные обстоятельства оставлены без внимания как судом первой, так и судом кассационной инстанций.

Устранение указанных противоречий имело существенное значение для установления истины по делу, так как они ставят под сомнение сам факт проведения осмотра места происшествия, а соответственно, и законность производства обыска, поскольку, как это следует из постановления о возбуждении дела, на момент возбуждения дела следствию было известно об обнаружении в указанной квартире наркотических средств, а в соответствии со ст. 168 УПК РСФСР обыск может производиться только по возбужденному уголовному делу.

Допустимость протокола обыска как доказательства, как это видно из протокола судебного заседания, ставилась под сомнение осужденным и его защитником, однако эти доводы, выдвинутые в защиту осужденного, были отвергнуты судом без приведения в приговоре каких-либо мотивов принятого решения.

На предварительном следствии свидетель Н. поясняла, что для проведения контрольной закупки 29 сентября 1999 года ей были в присутствии свидетелей переданы помеченные денежные средства, на которые она затем приобрела у З. один пакетик с наркотиком, шприц с ангидридом и 7 таблеток димедрола и которые добровольно выдала работникам милиции.

Хотя, как это видно из содержания протокола осмотра денежных купюр от 29 октября 1999 года (л.д. 6), в помещении Верхнеуральского РОВД в присутствии понятых Ч. и К. были помечены денежные купюры, которые затем были переданы для проведения контрольной закупки наркотических средств Н., тем не менее, в указанном протоколе отсутствуют подписи самой Н., а также понятого Ч..

Как это видно из акта выдачи, датированного 29 сентября 1999 года, Н. в присутствии понятых К. и Ч. были добровольно выданы работникам милиции одноразовый шприц с прозрачной жидкостью внутри, 7 таблеток димедрола, желеобразное вещество темно - коричневого цвета в полиэтиленовом пакете, при этом Н. пояснила, что указанные предметы она приобрела у З., в то время, как это следует из показаний свидетеля К. в судебном заседании (дословно), "контрольную закупку производила девушка, он знает, что ей вручали деньги, меченные при нем, потом эти деньги были обнаружены у З., девушку он больше не видел".

Из приведенных показаний свидетеля К. в судебном заседании с достоверностью не следует, что он являлся очевидцем передачи помеченных денежных средств, а также добровольной выдачи Н. предметов, приобретенных у З..

Кроме того, как это следует из показаний свидетелей К. и Ч., пометка денежных средств производилась в один день с производством обыска, то есть 29 сентября 1999 года, в то время как вышеуказанный протокол осмотра денежных купюр датирован 29 октября 1999 года.

Таким образом, между показаниями свидетелей Н. и К., а также между их показаниями и указанными процессуальными документами имеются существенные противоречия, не учтенные и не устраненные судом.

Кроме того, как это видно из материалов дела, в них не имеется постановления о производстве проверочной закупки наркотических средств у З..

Поскольку З. не признавал вину в сбыте наркотических средств, исследование и устранение указанных противоречий могло существенно повлиять на выводы суда о соответствии проведенного оперативно - розыскного мероприятия требованиям закона, а соответственно и на выводы о допустимости доказательств, полученных в ходе проведения закупки.

При таких обстоятельствах выводы суда о доказанности виновности осужденного сделаны преждевременно, без учета обстоятельств, могущих существенно повлиять на выводы суда, и в соответствии со ст. 379, 380 ч. 2 УПК РФ приговор и определение судебной коллегии подлежат отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

При новом судебном рассмотрении суду следует полно, объективно и всесторонне исследовать обстоятельства дела в совокупности, в том числе, и указанные противоречия, доводы осужденного, выдвинутые в защиту, и принять решение.

Вместе с тем, в связи с тяжестью предъявленного обвинения, Президиум не находит оснований для изменения меры пресечения.

На основании изложенного и руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум

ПОСТАНОВИЛ:

 

1. Надзорную жалобу осужденного З. удовлетворить.

2. Приговор Верхнеуральского районного суда Челябинской области от 4 февраля 2000 года и определение судебной коллегии по уголовным делам Челябинского областного суда от 19 августа 2002 года в отношении З. отменить, дело направить на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

3. Меру пресечения в отношении осужденного З. оставить прежнюю - заключение под стражу.

 

Председательствующий: А.Г.КУНЫШЕВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь