Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА МАЙ 2003 ГОДА

 

ДЕЛО N 33-1951

УСИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии со ст. 450 Гражданского кодекса РФ договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только при существенном нарушении договора другой стороной. При этом существенным признается нарушение, повлекшее для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

 

ЗАО "Нобель-Ойл" обратилось с иском к Б. о расторжении договора аренды, выселении из жилого помещения и снятии с регистрационного учета. В обоснование иска указало, что ответчик, заключая договор аренды жилого помещения, расположенного в квартире дома по ул. <...> города Усинска, взяла на себя обязательство по передаче в аренду ранее занимаемого жилого помещения, находящегося в собственности, но данное обязательство не выполнила.

Решением суда договор аренды на квартиру в доме по ул. <...> г. Усинска расторгнут, Б. с членами семьи выселена из спорной квартиры без предоставления другого жилого помещения.

Удовлетворяя исковые требования о расторжении договора аренды и выселении, суд исходил из установленного факта неисполнения ответчицей обязательств по договору, что, по мнению суда, является существенным нарушением его условий. Данный вывод суда является неверным.

Судом установлено, что между сторонами 1 января 1999 года был заключен договор аренды квартиры, являющейся предметом данного спора.

По условиям договора Б., являвшаяся работницей предприятия, улучшала свои жилищные условия, вселяясь в спорную квартиру на праве аренды на срок с 1 февраля 1999 года по 1 февраля 2004 года. Со своей стороны Б. обязалась сдать в аренду принадлежащую ей по праву собственности квартиру по адресу: г. Усинск, ул. <...>.

Суд правомерно признал, что договор между сторонами является договором коммерческого найма жилого помещения.

В судебном заседании представитель истца утверждал, что нарушение ответчицей условий договора является существенным, поскольку квартира необходима для заселения нуждающихся работников предприятия.

Между тем, приведенные судом в решении доводы о том, что ЗАО в связи с неисполнением ответчицей условий договора не достигло цели договора не соответствует фактическим обстоятельствам. Из заключенного сторонами договора следовало, что целью заключенного сторонами договора является предоставление ответчикам жилого помещения для проживания с условием оплаты за пользование жилым помещением. Данные условия договора ответчица и члены ее семьи выполняли. Возможность использования временно освобождающегося жилого помещения для заселения других работников не была указана как цель данного договора. Фактические обстоятельства свидетельствуют об отсутствии у истца заинтересованности в использовании этого жилого помещения. Передача ответчиками ранее занимаемого жилого помещения без заинтересованности в этом другой стороны является невозможной.

Исследованные судом доказательства и установленные фактические обстоятельства опровергают доводы истца о том, что неисполнение ответчиками условий договора является для него существенным, поскольку не лишало его того, на что истец рассчитывал при заключении договора.

Из материалов дела следует, что условие о передаче квартиры ответчицей по договору аренды было предусмотрено в договоре изначально, однако каких-либо требований о заключении такого договора и передаче квартиры истец ответчикам не предъявлял до мая 2000 года. Возможность заключения договора аренды квартиры, принадлежащей Б., не утрачена. Кроме того, истец по сравнению с ответчицей имеет большие возможности в части подготовки договора аренды жилого помещения, однако им не предпринималось каких-либо действий по заключению данного договора.

Таким образом, установленными по делу обстоятельствами не подтверждено существенное нарушение условий договора ответчиком, а поскольку именно по этим основаниям истец поддерживал свои требования, судебная коллегия сочла возможным вынести новое решение об отказе в удовлетворении исковых требований.

 

ДЕЛО N 33-1929

ВОРКУТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Требование о возмещении реабилитированному имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования, рассматривается в порядке, установленном статьей 399 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

 

Д. обратился в суд с заявлением о возмещении вреда, причиненного в результате незаконного уголовного преследования, указав, что 31 октября 2001 года в отношении него было возбуждено уголовное дело и применена мера пресечения - заключение под стражу. Под стражей он находился с 9 ноября 2001 года по 3 февраля 2003 года. Определением суда от 3 февраля 2003 года уголовное дело в отношении истца прекращено в связи с отсутствием жалобы потерпевшего. Истец просил возместить материальный ущерб в сумме 196098 рублей 30 коп.

Принимая заявление в порядке гражданского судопроизводства, суд оставил его без движения в соответствии с нормами гражданского процессуального права.

Между тем, возмещение реабилитированному имущественного вреда, причиненного в результате уголовного преследования, предусмотрено нормами Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В соответствии с частью 5 статьи 135 УПК РФ требование о возмещении имущественного вреда разрешается судьей в порядке, установленном статьей 399 УПК РФ для разрешения вопросов, связанных с исполнением приговора.

В связи с тем, что судом неправильно применен закон, судебная коллегия определение суда отменила, направив дело в тот же суд для рассмотрения в порядке уголовно-процессуального судопроизводства.

 

ДЕЛО N 33-2147

СЫКТЫВКАРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

В соответствии со статьей 20 Земельного кодекса РФ от 25.10.2001 гражданам земельные участки в постоянное (бессрочное) пользование не предоставляются, однако согласно пункту 3 указанной статьи право постоянного (бессрочного) пользования находящимися в государственной или муниципальной собственности земельными участками, возникшее у граждан или юридических лиц до введения в действие данного кодекса, сохраняется.

 

Г. обратилась в суд с заявлением об отмене Постановления заместителя главы администрации муниципального образования "Город Сыктывкар" от 25.02.2003, которым утвержден в составе земель поселений проект границ земельного участка площадью 931 кв. метров по адресу: <...>. Согласно данному Постановлению земельный участок предоставлен Г. в аренду для обслуживания жилого дома, приобретенного ею в собственность.

В обоснование иска она указала, что в 1998 году по договору купли-продажи приобрела на указанном участке дом, производила оплату земельного налога, которым в силу законодательства облагались собственники земельных участков, землепользователи и землевладельцы, в связи с этим просила признать за ней право постоянного (бессрочного) пользования указанным земельным участком.

Судом в удовлетворении требований истице было отказано.

Судебная коллегия решение суда отменила по следующим основаниям.

В решении суда указано, что на основании договора купли-продажи от 1998 года Г. приобрела в собственность жилой дом, расположенный на земельном участке размером 600 кв. метров по адресу: <...>, с надворными постройками. При этом вопрос по земельному участку в договоре никак не урегулирован, доказательств, подтверждающих, что земельный участок был каким-либо образом закреплен и оформлен за прежним владельцем не предоставлено, а согласно справке управления земельными ресурсами АМО "Город Сыктывкар" на прежнего владельца право владения земельным участком не оформлялось. В судебном порядке за истицей право пожизненного (наследуемого) владения землей также не признавалось. На основании изложенных обстоятельств суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Между тем, из материалов дела следует, что в 1949 году К. и М. отделом коммунального хозяйства исполкома Сыктывкарского горсовета был отведен земельный участок площадью 600 кв. метров под строительство индивидуального жилого дома. Этим же договором им было предоставлено право бессрочного пользования земельным участком.

Частью 1 статьи 37 Земельного кодекса РСФСР от 25 апреля 1991 года предусматривалось, что при переходе права собственности на строение, сооружение или при передаче их другим предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам вместе с этими объектами переходит и право пользования земельными участками. При этом им выдается новый документ, удостоверяющий право на землю.

В соответствии с этим пунктом Ш., принявшая по действовавшему законодательству жилой дом в январе 1997 года после смерти прежних собственников, приобрела право бессрочного пользования земельным участком. При этом у нее не возникало обязанности по регистрации права на земельный участок, поскольку Закон РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" был принят 21.07.1997, после того, как Ш. приняла наследство.

При покупке дома в 1998 году Г. также приобрела право бессрочного пользования земельным участком на основании части 1 статьи 37 Земельного кодекса РСФСР, а также в соответствии с требованиями пункта 3 ст. 552 ГК РФ, с обязанностью зарегистрировать это право в установленном законом порядке.

Поскольку Закон РФ "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" не содержит сроков обращения граждан за регистрацией права, истица вправе была обратиться за регистрацией права на земельный участок в любое время.

Таким образом, суду необходимо было руководствоваться требованиями земельного законодательства и Указа Президента РФ N 337 от 07.03.1996 "О реализации конституционных прав граждан на землю", действовавшими на момент покупки истицей дома, а не на момент ее обращения за регистрацией полученного ранее права на пользование земельным участком.

Изложенное свидетельствует, что суд не установил юридически значимые обстоятельства и неправильно применил нормы права, в связи с этим дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение.

 

Какому суду подведомственны дела по спорам, возникающим из налоговых и бюджетных отношений между муниципальными образованиями: о перераспределении поступлений от налогов и взыскании с одного муниципального образования в пользу другого денежных сумм, неправомерно, по мнению истца, зачисленных в бюджет ответчика; об оспаривании одним муниципальным образованием решений другого муниципального образования относительно распределения поступлений в бюджет от федеральных и региональных налогов и т.п.

 

Ответ: В силу статьи 133 Конституции Российской Федерации местное самоуправление в Российской Федерации гарантируется правом на судебную защиту. Следовательно, муниципальные образования вправе обращаться в суд за защитой своих прав, возникающих из любых, в том числе из налоговых и бюджетных отношений.

При решении вопроса о подведомственности таких дел необходимо исходить из того, что судам общей юрисдикции подведомственны дела о защите прав, свобод и законных интересов, за исключением экономических споров и других дел, отнесенных федеральным конституционным законом к ведению арбитражных судов (ч.ч. 1 и 2 статьи 22 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Статья 27 Арбитражного процессуального кодекса РФ, регулирующая подведомственность дел арбитражным судам, в пункте 2 содержит положение о том, что арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, с участием Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Таким образом, дела с участием муниципальных образований, в том числе и возникающие из налоговых и бюджетных отношений, подведомственны арбитражным судам лишь в том случае, если федеральным законом они прямо отнесены к их ведению.

Поскольку в настоящее время отсутствуют федеральные законы, относящие к компетенции арбитражных судов указанные дела и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации прямо не относит их к ведению арбитражных судов, то дела по спорам, возникающим из налоговых и бюджетных отношений между муниципальными образованиями, подлежат рассмотрению в судах общей юрисдикции.

 

Индекс потребительских цен (индекс инфляции) по Республике Коми в мае 2003 года по отношению к апрелю 2003 года составил 103,92%.

 

май 2003 г.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь