Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

РЯЗАНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ

от 1 июня 2003 года

 

СПРАВКА О ПРИМЕНЕНИИ В КАЧЕСТВЕ МЕРЫ

ПРЕСЕЧЕНИЯ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ПОД СТРАЖУ

 

По информации районных судов за девять месяцев текущего года удовлетворено 628 ходатайств органов предварительного расследования о заключении под стражу, в том числе в отношении лиц, совершивших преступления небольшой тяжести - 5 ходатайств, средней тяжести - 51, тяжких и особо тяжких - 572 ходатайства.

За 5 месяцев 2003 года (январь - май) органы предварительного расследования в основном обращались в суды с ходатайствами о применении в качестве меры пресечения заключения под стражу в отношении обвиняемых (подозреваемых) в совершении преступлений, а также о продлении обвиняемым сроков содержания под стражей.

За это время удовлетворено 410 ходатайств о заключении под стражу, в том числе в отношении лиц, совершивших преступления:

а) небольшой тяжести - 5,

б) средней тяжести - 50,

в) тяжких и особо тяжких - 355.

За преступления небольшой тяжести указанная мера пресечения применялась судами Железнодорожного, Московского, Рязанского, Сапожковского и Скопинского районов. Основаниями для ареста являлись: отсутствие у обвиняемых постоянного места жительства и работы, наличие у них непогашенных судимостей, что соответствует требованиям ст. 97, 99, 108 УПК РФ.

Наибольшее число отказов в удовлетворении ходатайств выносилось судами в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений средней тяжести.

Рязанским районным судом отказано в удовлетворении ходатайства следователя ОВД об аресте С-ина П.А., работающего директором ООО "В", имеющего на иждивении двоих несовершеннолетних детей, ранее не судимого, которому предъявлено обвинение в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30 и ч. 2 ст. 167 УК РФ. Ночью 14 января 2003 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, он пытался поджечь в с. Мушковатово автомобиль ВАЗ-21150, принадлежащий Т-ову, но был замечен владельцем машины. При попытке скрыться с места преступления С-ина задержали на посту ГАИ сотрудники милиции. Преступный умысел не был доведен до конца.

В обоснование отказа в удовлетворении ходатайства суд сослался на данные о личности С-на и то, что ему предъявлено обвинение в совершении преступления средней тяжести, которое он не оспаривал. Имеют место и факты противоположного характера, когда кассационная инстанция признавала отказ районного суда в удовлетворении ходатайства органа предварительного расследования необоснованным.

По кассационному представлению прокурора судебная коллегия областного суда отменила Постановление судьи Скопинского городского суда от 14.03.2003 в отношении Б-ева С.А., обвиняемого по ч. 2 ст. 167 УК РФ. Отказ был мотивирован тем, что Б-ев осужден по п. "в" ч. 4 ст. 158 УК РФ к лишению свободы. Коллегия указала, что постановление судьи вынесено без учета данных о личности обвиняемого, и нахождение последнего в исправительном учреждении затруднит расследование уголовного дела об уничтожении чужого имущества путем поджога приведет к затяжке следствия.

Всего по сведениям, представленным районными судами, отказано следственным органам в удовлетворении ходатайств о заключении под стражу в отношении 22 обвиняемых.

Наибольшее количество лиц арестовано судами Железнодорожного, Московского, Октябрьского районов г. Рязани, а также Рязанского, Скопинского, Сасовского, Пронского районов области - от 67 до 20 человек.

За указанный период мера пресечения в виде заключения под стражу избиралась в отношении 16 женщин, а также 22 несовершеннолетних лиц, которые привлечены к ответственности за совершение тяжких преступлений и особой тяжести.

Обвиняемые женщины брались под стражу в 10 районных судах из 31, несовершеннолетние - в 9 районных судах.

Продление сроков содержания под стражей осуществлялось судами в отношении 198 арестованных, т.е. немногим менее половины от количества всех лиц, взятых под стражу судами по ходатайству следственных органов. Такие решения выносили судьи из 24 районных судов.

В отношении 7 человек судами в продлении срока содержания под стражей было отказано.

По кассационным жалобам обвиняемых, адвокатов и законных представителей вышестоящим судом было проверено 47 постановлений районных судов о заключении под стражу и продлении сроков содержания обвиняемых под стражей и 6 постановлений по представлениям прокуроров на отказ в удовлетворении ходатайств следственных органов по указанным вопросам.

Оставлено без изменения 48 постановлений, 5 - отменено.

Кассационная инстанция изменила меру пресечения на подписку о невыезде несовершеннолетнему П-ину А.Е., которому предъявлено обвинение по ч. 3 ст. 213 УК РФ в том, что он во дворе дома по ул. Ин-ой из хулиганских побуждений произвел выстрел в воздух. Когда прибывший работник милиции потребовал от П-ина прекратить хулиганские действия, тот выстрелил в его сторону, после чего скрылся с места преступления (Московский районный суд г. Рязани).

Отменяя постановление судьи о заключении под стражу П-ина, судебная коллегия указала, что квалификация действий обвиняемого по ч. 3 ст. 213 УК РФ вызывает сомнение. К тому же П-ин является несовершеннолетним, ранее к уголовной ответственности не привлекался, положительно характеризуется, воспитывался в полной семье, из-под контроля родителей не вышел. Кроме того, в постановлении не содержится убедительных доводов, по которым к нему не может быть применена более мягкая мера пресечения, чем заключение под стражу.

Отменено в кассационном порядке Постановление судьи Кораблинского районного суда от 13.03.2003 об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу К-ову, которому предъявлено обвинение по ч. 1 ст. 111 УК РФ. Дело было возбуждено 29 ноября 2002 года. Мера пресечения избрана обвиняемому 30 декабря 2002 года в виде подписки о невыезде. Срок следствия продлен прокурором до 4 месяцев, т.е. до 29 марта 2003 года, а 13 марта следователь прокуратуры возбудил ходатайство перед судом об избрании К-ову меры пресечения в виде заключения под стражу по тем мотивам, что тот оказывает давление на свидетелей.

Ходатайство следователя рассмотрено судом без участия защитника, и суд не убедился в том, извещен ли адвокат надлежащим образом о дне рассмотрения дела, хотя имелись сведения, что следователь известил его телефонограммой о проведении следственных действий с обвиняемым, а не о том, что будет решаться вопрос об изменении меры пресечения, чем нарушено право обвиняемого на защиту. Тем более адвокат в телефонном разговоре предупредил, что сможет явиться только 14 марта, так как занят в другом процессе.

Кроме того, суд в нарушение ст. 97, 108 УПК РФ вынес постановление об избрании меры пресечения обвиняемому, а не об ее изменении на более строгую.

Указанные процессуальные нарушения послужили основанием к отмене постановления судьи. Не нашли обоснования в постановлении следователя и в материалах дела данные о том, что К-ов пытался помешать установлению истины по делу.

Согласно ч. 2 ст. 203 УПК РФ "подозреваемый или обвиняемый, не содержащийся под стражей, помещается в медицинский или психиатрический стационар для производства судебно-психиатрической экспертизы на основании судебного решения, принимаемого в порядке, установленном статьей 165 настоящего Кодекса".

Это же правило закреплено в п. 3 ч. 2 ст. 29, ч. 1 ст. 165 УПК РФ, в п. 3 ч. 1 ст. 10 Федерального закона "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации".

Председатели 12 районных судов сообщили, что постановления такого рода санкционировались прокурорами по 18 уголовным делам, но только в отношении лиц, которые были ранее подвергнуты аресту судами. К последним следователи с такими ходатайствами не обращались.

Следует отметить, что по многим делам, даже в тех случаях, когда проведение стационарной экспертизы с помещением обвиняемого в больницу было обязательным или вызывалось необходимостью по материалам дела в силу п. 3 ст. 196 и ч. 1 ст. 203 УПК РФ, органы предварительного расследования в нарушение ст. 73, 85 и 159 УПК РФ делали это далеко не всегда, нередко игнорировали ходатайства адвокатов и других участников уголовного судопроизводства по данному вопросу, перекладывая эту обязанность на суды.

В результате во время судебного разбирательства вопрос о проведении стационарной экспертизы возникал вновь, ходатайства повторялись и суды, восполняя недостатки предварительного следствия, вынуждены были удовлетворять их, а это приводило к нарушению сроков рассмотрения уголовного дела на 3 - 6 и более месяцев.

В связи с тем, что на производство таких следственных действий, как:

- осмотр жилища (ч. 5 ст. 177 УПК РФ);

- обыск и выемка в жилище, а также выемка документов, содержащих информацию о вкладах и счетах граждан в банках и иных кредитных организациях (ч. 3 ст. 182, ч. 2 и 4 ст. 183 УПК РФ);

- наложение ареста на имущество (ст. 115 УПК РФ);

- личный обыск (ч. 1 ст. 184 УПК РФ)

обязательное получение разрешения суда Федеральным законом от 29 мая 2002 года N 59-ФЗ предусмотрено лишь с 1 января 2004 года, указанные следственные действия, как и прежде, производились с санкции прокурора, без обращения в суд.

Председатели только 12 районных судов сообщили, какое количество санкций на проведение указанных следственных действий было выдано прокурорами районов, а из 19 судов такие сведения не поступали. В справках указано, что прокуроры санкционировали производство обыска и выемки в жилище в отношении 220 лиц; в трех случаях в санкции было отказано; в четырех - осмотр жилища без согласия проживающих в нем лиц производился с разрешения прокурора.

Однако эти сведения неполны и не отражают реального положения дел, так как не представлена информация из большинства районов, в том числе трех городских - Рязанского, Скопинского и Касимовского, где зарегистрировано наибольшее количество преступлений.

Что касается таких процессуальных действий, связанных с ограничением прав граждан, как наложение ареста на почтово-телеграфную корреспонденцию и выемку ее в учреждениях связи, а также контроля и записи телефонных переговоров и иных сообщений, то согласно имеющимся данным на такие действия давались разрешения судами в отношении 50 лиц в семи районах области из 31.

Как и ранее (с 1993 года), ограничение конституционного права граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений производилось в основном в текущем году по постановлениям заместителей председателя областного суда по уголовным делам по ходатайству различных служб УВД, ФСБ, налоговой полиции, следственного отдела прокуратуры области. Всего вынесено 511 постановлений.

Согласно сведениям, полученным из районных судов, назначалось наказание, не связанное с лишением свободы, в отношении 54 осужденных, которым в стадии предварительного следствия была избрана мера пресечения - заключение под стражу, чаще всего в связи с переквалификацией обвинения на статью закона о менее тяжком преступлении.

Несовершеннолетний Е-нов, которому на предварительном следствии предъявлялось обвинение в совершении преступлений, предусмотренных п. "в" ч. 2 ст. 132, ч. 3 ст. 30 и ч. 1 ст. 161 УК РФ, был осужден Железнодорожным районным судом г. Рязани по ч. 1 ст. 131 УК РФ к условному наказанию (под стражей до поступления дела в суд он содержался 3 месяца).

Тем же судом были осуждены по ч. 1 ст. 111 УК РФ с применением ст. 73 УК РФ А-нов и П-лов, которым на предварительном следствии предъявлялось обвинение в покушении на умышленное убийство. Аналогичные случаи имели место в практике других судов: Сасовского - дело С-ева, который обвинялся в покушении на изнасилование с квалифицирующими признаками преступления и угоне транспортного средства (его действия были квалифицированы судом по ст. 119 и 166 ч. 1 УК РФ, и он осужден к условному наказанию), а также Пронского, Кадомского, Ряжского, Октябрьского и других районов - всего в 14 судах.

Фактов противоположного характера, когда обвиняемым, совершившим тяжкие и особо тяжкие преступления, избиралась на предварительном следствии мера пресечения в виде подписки о невыезде, а суды назначали им наказание, связанное с реальным лишением свободы, отмечается значительно больше - в отношении 130 осужденных.

Такие случаи имели место в практике 24 районных судов области из 31.

Так, Железнодорожным судом г. Рязани осуждены А-нин - по ч. 2 ст. 162 УК РФ на 9 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима, К-шов - по ч. 1 ст. 111 УК РФ - на 5 лет лишения свободы, которые в стадии предварительного следствия под стражей не содержались. Последнему первоначально предъявлялось обвинение по ч. 1 ст. 105 УК РФ, но впоследствии выяснилось, что потерпевший умер не от полученных телесных повреждений.

К длительным срокам лишения свободы осуждены Октябрьским судом г. Рязани не содержавшиеся до суда под стражей К-цов (ст. 162 ч. 2 УК РФ); У-ов (ст. 111 ч. 4 УК РФ); С-кин (ст. 161 ч. 2 УК РФ) и др. - всего 17 человек.

Подобные же факты отмечены и в других судах в отношении осужденных, совершивших тяжкие преступления в период испытательного срока условного осуждения: в Сасовском - 18 человек, Касимовском - 14 человек, Рыбновском - 9 человек.

Как указано выше, ходатайства органов предварительного расследования о необходимости избрания меры пресечения в виде заключения под стражу были не всегда обоснованы.

В Чучковский районный суд поступило ходатайство следователя в отношении П-ова, обвиняемого по ч. 2 ст. 158 УК РФ, при рассмотрении которого выяснилось, что подозреваемый неоднократно являлся по вызовам к следователю, давал правдивые показания, вину признавал, по месту жительства и работы характеризовался удовлетворительно. В обоснование заявленного ходатайства причине уклонения подозреваемого от явки в РОВД следователем и зам. прокурора района доказательств представлено не было, в связи с чем суд отказал в заключении подозреваемого под стражу.

Кораблинским судом отказано в удовлетворении ходатайства об аресте В-ких, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 111 УК РФ, поскольку объяснения подозреваемого в суде, показания потерпевшего и свидетелей, имевшиеся в материалах дела, да и мнение прокурора показали, что представленные материалы требовали дополнительной проверки. К тому же подозреваемый ранее к уголовной ответственности не привлекался, является инвалидом 2 группы, что дало основание суду оставить заявленное следователем ходатайства без удовлетворения.

Всего отказано было судами в удовлетворении ходатайств органов предварительного следствия в отношении 22 подозреваемых в 12 районах.

В продлении срока содержания под стражей, как уже отмечалось, суды отказывали в отношении 7 обвиняемых. Это происходило чаще всего тогда, когда срок содержания под стражей уже продлевался несколько раз, а при очередном рассмотрении ходатайства судом выяснялось, что практически расследование завершено и основания для дальнейшего содержания обвиняемого под стражей, предусмотренные ст. 97 и 109 УПК РФ, отпали.

Постановлением судьи Октябрьского районного суда г Рязани от 14 марта 2003 года отказано в удовлетворении ходатайства ст. следователя прокуратуры о продлении срока содержания под стражей А-ева, обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 131 УК РФ.

В постановлении судьи указано, что ранее срок содержания под стражей обвиняемого продлевался судьей до 6 месяцев. Следователем в обоснование ходатайства ставился вопрос о необходимости проведения следственного эксперимента с участием потерпевшей и повторной судебно-медицинской экспертизы.

Однако в судебном заседании установлено, что заключение судебно-медицинской экспертизы уже получено и в течение более четырех месяцев никаких других процессуальных действий по делу не проводилось. Поэтому суд признал необоснованными доводы следствия о том, что обвиняемый может скрыться от следствия и суда, поскольку он имеет постоянное место жительства, семью, сам явился в органы внутренних дел и сообщил о совершенном преступлении.

Кассационная инстанция, рассмотрев представление помощника прокурора, признала постановление судьи правильным и оставила его без изменения.

Подобные же факты имелись в практике Московского, Рязанского и других районных судов.

В связи с подготовкой данной справки и исходя из практики районных судов по рассмотрению ходатайств об избрании в отношении обвиняемых в качестве меры пресечения заключения под стражу и о продлении срока содержания под стражей возникает вопрос о ведении протокола судебного заседания для процессуального оформления указанных действий.

Прямого ответа на данный вопрос в законе не содержится. Из буквального смысла ст. 259 УПК РФ, содержащейся в главе 35, которая регламентирует общие условия судебного разбирательства, не вытекает правило об обязательном ведении протокола при рассмотрении судами ходатайств органов предварительного расследования в случаях, предусмотренных ст. 165 УПК РФ.

Фактически во всех указанных случаях протоколы составляются во исполнение установки, данной районным судам кассационной инстанцией.

Однако в целях однообразного толкования правоприменительными органами правил фиксации процессуальных действий в случаях, предусмотренных ст. 29, 165 УПК РФ, требуется разъяснение Верховного Суда РФ и, в частности, по ст. 108, 109, ч. 4 ст. 110, ч. 2 ст. 203 УПК РФ, а в будущем - с 1 января 2004 года - по ст. 107, ч. 5 ст. 177, ч. 3 ст. 182, ч. 2 ст. 183, ст. 115, 116 УПК РФ.

Не исключено, что в дальнейшем могут возникнуть вопросы о процессуальном оформлении иных действий, разрешение на проведение которых должны давать суды.

Следует определиться, какие процессуальные документы должны приобщаться к материалам уголовного дела в процессе рассмотрения судами ходатайств следственных органов и могут ли они использоваться в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства в качестве доказательств (ст. 74 УПК РФ).

 

Коллегия по уголовным делам

Рязанского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь