Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 2 июля 2003 года

 

Надзорное производство N 4г-03-1180

 

Судья: Сердобинцева Г.И.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего Вяткина Ф.М., членов Президиума Морозова Б.В., Фединой Г.А., Балакиной Н.В., Сыскова В.Л., Савик Л.Н., с участием и.о. прокурора области Золотавина А.И.

рассмотрел в заседании гражданское дело по надзорной жалобе Б. на решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска от 25 ноября 2002 года.

Заслушав доклад судьи Кашириной Е.П., мнение прокурора, полагавшего решение подлежащим отмене, объяснения представителя Фонда социального страхования РФ М., Президиум

 

установил:

 

Б. обратился в суд с иском к Челябинскому региональному отделению Фонда социального страхования Челябинский филиал N 16 о возмещении вреда, причиненного здоровью.

В обоснование иска Б. ссылался на то, что он работал на Магнитогорском металлургическом комбинате, в 1993 году у него обнаружено профессиональное заболевание, повлекшее (как установлено заключением ВТЭК от 16 апреля 1993 года) 40 % утраты профессиональной трудоспособности, а с 1999 года - 50 % пожизненно. Выплаты возмещения вреда производились ему из заработка с применением коэффициента "3". С января 2001 года, когда выплаты стали производиться через Фонд социального страхования, размер пособия ему исчислен из заработка без применения указанного коэффициента, в связи с чем с января по октябрь 2001 образовалась недоплата в размере 19835,22 рубля, которую он просил взыскать, а также далее взыскивать ежемесячно по 3726 рублей.

Решением Правобережного районного суда г. Магнитогорска от 25 ноября 2002 года в иске отказано.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

В надзорной жалобе Б. просит отменить решение, ссылаясь на нарушение норм материального права при рассмотрении дела.

Определением судьи областного суда Кашириной Е.П. от 26 июня 2003 года дело передано для рассмотрения по существу в Президиум Челябинского областного суда.

Обсудив мотивы надзорной жалобы и определения судьи о возбуждении надзорного производства, проверив материалы дела, Президиум считает, что решение подлежит отмене, поскольку судом допущены существенные нарушения норм материального права, что в силу ст. 387 ГПК РФ является основанием к отмене судебного постановления в порядке надзора.

В соответствии с Федеральным законом от 24 ноября 1995 года N 180-ФЗ в связи с повышением стоимости жизни установлено, что суммы заработка, из которого исчисляются суммы возмещения вреда, рассчитанные с учетом коэффициентов, указанных в п. 2 Постановления Верховного Совета РФ от 24 декабря 1992 года "Об утверждении Правил возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанными с исполнением трудовых обязанностей", увеличиваются по увечьям, иным повреждениям здоровья, полученным до 1 января 1991 года, - в шесть раз, с 1 января 1991 года до 31 января 1993 года - в три раза.

Неприменение повышающего коэффициента "3" при определении размера ежемесячных выплат в счет возмещения вреда здоровью истцу суд мотивировал тем, что этот коэффициент был введен указанным Федеральным законом для расчета выплат по увечьям, профессиональным заболеваниям, полученным в период с 1 января 1991 года по 31 января 1993 года, а у Б. профессиональное заболевание установлено в апреле 1993 года.

Между тем с таким выводом согласиться нельзя, так как судом дано неправильное толкование норм материального права.

Как видно из материалов дела, Б. в течение 14 лет работал слесарем-ремонтником в цехах огнеупорного производства Магнитогорского металлургического комбината. На периодическом медицинском осмотре в 1992 году Б. выставлено подозрение на пылевой бронхит, рекомендована консультация профпатолога, и начиная с апреля 1992 года Б. в связи с подозрением на указанное заболевание постоянно проходил обследование, диагноз был подтвержден в ходе обследования в стационаре в декабре 1992 года, при выписке откуда 17 декабря показана явка к профпатологу через неделю. Профпатологическая комиссия, подтвердившая наличие профзаболевания, состоялась 24 марта 1993 года.

Суд исходил из даты установления профзаболевания 24 марта 1993 года, а не из времени его получения, между тем Федеральным законом от 24 ноября 1995 года установлено применение коэффициента "3" для расчетов по увечьям, полученным в период с 1 января 1991 года по 31 января 1993 года, а не установленным в этот период.

Кроме того, поскольку изменения в порядок расчета заработка внесены в связи с повышением стоимости жизни, а среднемесячный заработок для определения размера возмещения вреда берется за 12 месяцев, предшествующих трудовому увечью или утрате либо снижению трудоспособности гражданина (либо по желанию гражданина за 12 месяцев, предшествующих прекращению работы, повлекшей профессиональное заболевание), то с этим периодом связан полученный в этот период заработок, а следовательно, при исчислении страховых выплат из заработка, полученного пострадавшим с 1 января 1991 года по 31 января 1993 года, применяется коэффициент "3".

Таким образом, неправильное толкование норм материального права привело к вынесению незаконного решения как в части ежемесячных выплат, так и в части определения задолженности за прошлый период.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 387, 390 ГПК РФ, Президиум

 

определил:

 

Отменить решение Правобережного районного суда г. Магнитогорска от 25 ноября 2002 года, дело направить на новое рассмотрение в тот же суд.

 

Председательствующий: Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь