Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРОКУРАТУРА ОРЕНБУРГСКОЙ ОБЛАСТИ

ОТДЕЛ ПО ОБЕСПЕЧЕНИЮ УЧАСТИЯ ПРОКУРОРОВ

В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ СУДАМИ

 

ОРЕНБУРГСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ИНФОРМАЦИЯ

от 7 июля 2003 года

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ЗА 2 КВАРТАЛ 2003 ГОДА

 

1. Вопросы квалификации преступления

 

Правильно установив обстоятельства дела, суд неверно квалифицировал действия осужденного по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ, посчитав, что он имеет две судимости за хищения чужого имущества.

 

Ш., 1974 года рождения, судим: 14.01.2000 по ст. 158 ч. 2 пп. "в, г" к 2 годам лишения свободы, освободился 18.12.2000 по амнистии, 18.12.2001 по ст. 158 ч. 2 пп. "б, в" УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, признан виновным в тайном хищении чужого имущества на сумму 3200 рублей, совершенном 27.12.2002 в г. Орске.

Приговором Ленинского райсуда г. Орска от 20.05.2003 Ш. осужден по ст. 158 ч. 4 УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества, по ст. 70 УК РФ частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 18.12.2000 в виде 6 месяцев лишения свободы и окончательно назначено 5 лет 6 месяцев лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием в ИК особого режима.

Ш. обжаловал приговор суда и кассационная инстанция определением от 26.06.2003 его изменила, переквалифицировав действия Ш. со ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ на ст. 158 ч. 3 УК РФ и назначив наказание в виде 4-х лет лишения свободы с отбыванием в ИК строгого режима. Этот же приговор в части назначения наказания по правилам ст. 70 УК РФ, т.е. по совокупности приговоров, коллегия отменила и отметила при этом следующее.

Суд неверно квалифицировал действия Ш. по ст. 158 ч. 4 п. "в" УК РФ, посчитав, что он имеет две судимости за хищения чужого имущества. Между тем, согласно приговора от 18.12.2001 Ш. совершил хищение на сумму 780 рублей. На момент совершения этого преступления минимальный размер заработной платы составлял 200 рублей. В период отбывания Ш. наказания, 01.07.2002 вступил в действие новый закон - административный кодекс РФ, статья 7.27 которого и примечание к ней предусматривали, что мелким хищение чужого имущества будет в том случае, если стоимость похищенного имущества не превышает 5 МРОТ, т.е. с 01.07.2002 действия Ш. по данному эпизоду хищения декриминализированы, и он с 01.07.2002 не должен отбывать наказание в виде условного осуждения, судимость от 18.12.2001 погашается. Поэтому действия осужденного переквалифицируются с ч. 4 на ч. 3 ст. 158 УК РФ, как кража, совершенная неоднократно, с причинением значительного ущерба потерпевшему. Поскольку Ш. имеет одну непогашенную судимость за совершение тяжкого преступления и осуждается за преступление, относящееся к категории тяжких, в отношении него имеет место опасный рецидив, наказание при котором должно быть не менее 2/3 максимальной санкции ч. 3 ст. 158 УК РФ. Кроме того, поскольку меняется вид рецидива, необходимо назначить отбывание наказания в ИК не особого, а строгого режима.

 

Вывод суда о наличии в действии В. кражи не соответствует установленным им фактическим обстоятельствам дела.

 

Приговором Центрального районного суда г. Оренбурга от 14.05.2003 В. осужден по ч. 1 ст. 158 УК РФ, 73 УК РФ к 1 году лишения свободы условно, с испытательным сроком шесть месяцев.

В кассационном представлении на приговор суда гособвинитель, не соглашаясь с квалификацией содеянного В., указал, что вывод суда о наличии в действиях В. кражи, а не присвоения, как это инкриминировалось осужденному органами предварительного следствия, противоречит установленным судом фактическим обстоятельствам дела.

Судебная коллегия удовлетворила кассационные требования прокурора и определением от 10.06.2003 приговор суда в отношении В. отменила, дело направила на новое судебное разбирательство в тот же суд, в ином составе судей.

При этом коллегия отметила, что органами предварительного следствия В. обвинялся в том, что он, работая в должности грузчика-экспедитора у ИЧП Г., из магазина "Бытовая техника" доставил заказчику А. по предварительному заказу стиральную машину "Аристон" и, получив деньги в сумме 14332 руб., используя свое служебное положение, в кассу магазина не сдал и присвоил, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ст. 160 ч. 2 пп. "в, г" УК РФ.

Переквалифицируя действия В. на ч. 1 ст. 158 УК РФ суд указал в приговоре, что договор о материальной ответственности с ним не заключался, стиральная машина ему не вверялась и полномочия на получение денег от клиента ему не давались.

Между тем, в судебном заседании установлено, что В. и водителю Т. было поручено доставить покупателю стиральную машину, что и было сделано. Свидетель А. показала суду, что ей действительно была доставлена на дом по предварительному заказу стиральная машина и именно В. передал ей гарантийный талон и товарный чек, а взамен она передала ему деньги в счет оплаты.

При таких обстоятельствах вывод суда о наличии в действиях В. кражи не соответствует установленным в суде фактическим обстоятельствам дела, поскольку стиральная машина была вверена виновному лицу для доставления ее адресату, равно как и получение денег от покупателя для последующей сдачи их в кассу магазина. Об отсутствии кражи свидетельствует и товарный чек, переданный В. покупателю.

С учетом изложенного приговор суда подлежит отмене.

 

Осуждение лица за совершение преступления в группе лиц признано неверным и приговор суда в этой части отменен.

 

Ранее судимый учащийся ПУ г. Орска С., 11.11.86 г.р. Ленинским райсудом г. Орска 24.03.2003 осужден по ст. 161 ч. 2 пп. "а, б, г" УК РФ, ст. 70 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием наказания в воспитательной колонии. Постановлено взыскать с законного представителя несовершеннолетнего С. до совершеннолетия осужденного в пользу потерпевшего П. 3300 рублей в счет возмещения материального ущерба и 3000 рублей в счет компенсации морального вреда.

Свиридов признан виновным в том, что 09.12.2002 по предварительному сговору с В-м, в отношении которого уголовное дело прекращено в связи с недостижением им возраста уголовной ответственности, открыто похитили у П-к 300 рублей. Он же 14.12.2002 и в конце декабря 2002 года похитил у последнего по 1500 рублей.

Рассмотрев кассационную жалобу осужденного, судебная коллегия приговор суда в отношении С. в части осуждения его по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ отменила, производство по делу в этой части прекратила, признав С. осужденным по ст. 161 ч. 2 пп. "б, г" УК РФ, 70 УК РФ к 3 годам 3 месяцам лишения свободы с отбыванием в воспитательной колонии. Этот же приговор в части разрешения гражданского иска отменен с направлением на рассмотрение в порядке гражданского судопроизводства в тот же суд.

Коллегия указала на следующие обстоятельства. Согласно закону, при совершении кражи, грабежа и разбоя посредством использования лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста, невменяемости или других обстоятельств, его действия не образуют такого квалифицирующего признака, как совершение преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору. Поэтому осуждение С. по п. "а" ч. 2 ст. 161 УК РФ нельзя признать правильным.

В части разрешения гражданского иска приговор вынесен также с нарушением требований действующего законодательства. Согласно ст. 1074 ГК РФ несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет самостоятельно несут ответственность за причиненный вред, на общих основаниях. В случаях отсутствия у него доходов или иного имущества, достаточных для возмещения вреда, вред должен быть возмещен полностью им в недостающей части его родителями. Поэтому С. должен отвечать за причиненный им вред самостоятельно с возложением на родителей дополнительной (субсидиарной) материальной ответственности в случае отсутствия у С. средств, достаточных для возмещения ущерба.

 

2. Процессуальные вопросы

 

Суд, в нарушение требований ст. ст. 73, 307 УПК РФ не установил и не указал в приговоре характер и размер вреда, причиненного преступлением, что является процессуальным нарушением, влекущим отмену приговора.

 

Ранее судимый Н. по имеющейся договоренности с машинистом тепловоза М. слили из бака тепловоза 425 литров дизельного топлива, однако свой умысел на хищение довести до конца не смогли по независящим от них причинам.

Приговором Соль-Илецкого райсуда от 05.03.2003 Н. осужден по ст. 30, 158 ч. 2 п. "а" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК строгого режима.

Государственный обвинитель, обжалуя приговор суда в связи с тем, что по делу не установлен размер ущерба от действий Новоточина, просил приговор суда отменить и дело направить на новое рассмотрение в тот же суд, в ином составе судей.

Адвокатом и Н. в кассационных жалобах оспаривался сам факт участия в хищении имущества, его размер (мелкое хищение) и назначение наказания без учета смягчающих вину подсудимого обстоятельств.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда, рассмотрев представление и жалобы, определением от 08.04.2003 приговор суда отменила и дело направила на новое рассмотрение со стадии судебного разбирательства в тот же суд в ином составе судей.

Согласившись с мнением гособвинителя, коллегия указала, что приговор подлежит отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела, а также в связи с нарушением уголовно-процессуального закона, т.е. по основаниям ст. 379 ч. 1 п. 1, 2 УПК РФ. Так, в описательной части приговора суд указал, что осужденным похищено 425 литров дизельного топлива. Стоимость похищенного подтверждена справкой, при этом содержание справки судом не раскрыто. Согласно этой справки стоимость похищенных 425 литров дизтоплива составляет 3060 рублей.

Между тем, в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого и в обвинительном заключении сумма похищенного определяется в 2656 рублей 18 копеек.

Суд, в нарушение требований ст. ст. 73, 307 УПК РФ, вообще не установил и не указал в приговоре характер и размер вреда, причиненного преступлением, что является процессуальным нарушением и влечет отмену приговора.

 

Основанием для отмены оправдательного приговора послужило нарушение судом требований ст. 305 УПК РФ.

 

Приговором Кувандыкского райсуда от 26.03.2003 ранее не судимый В-н оправдан по ст. 105 ч. 1 УК РФ в связи с неустановлением события преступления.

Государственным обвинителем на приговор суда принесено кассационное представление, которое определением судебной коллегии от 29.04.2003 удовлетворено, приговор суда в отношении В-на отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Согласившись с мнением гособвинителя, коллегия отметила следующее. В соответствии с требованиями ст. 306 ч. 1 УПК РФ в описательно-мотивировочной части оправдательного приговора излагаются: существо обвинения, обстоятельства дела, установленные судом, основания оправдания и доказательства, его подтверждающие, мотивы опровержения доказательств стороны обвинения. Это требование закона судом не выполнено. В приговоре суд указал в чем обвиняется В-н и привел доказательства стороны обвинения, но не указал обстоятельств дела, установленных судом, не дал оценки судебно-медицинским заключениям о телесных повреждениях потерпевшей. Без достаточных оснований судом были отвергнуты представленные стороной обвинения доказательства виновности В-н в совершении умышленного убийства Х., не приняты во внимание показания свидетелей о явке с повинной В. и сообщении им сведений, неизвестных сотрудникам милиции. Суд не дал им оценки и не указал в приговоре причины, по которым он отверг эти показания.

Суд фактически согласился с выводами органов предварительного следствия о том, что в отношении Х. было совершено преступление, но при это в резолютивной части оправдательного приговора указал на отсутствие события преступления, что не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

В силу изложенного приговор суда был отменен.

 

3. Назначение наказания

 

Отбывание наказания в ИК строгого режима назначается лицам мужского пола, впервые осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если он ранее отбывал наказание в виде лишения свободы.

Н., 1981 года рождения, ранее судимый 29.05.2002 по пп. "а, в, д" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, приговором Центрального суда г. Оренбурга от 18.03.2003 осужден по ст. 158 ч. 3 УК РФ к 4 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 4 годам 6 месяцам лишения свободы без штрафа с отбыванием в ИК строгого режима.

Н. признан виновным в тайном хищении в сентябре 2002 года имущества Г-на на общую сумму 40510 рублей, совершенном группой лиц по предварительному сговору с Н-ой неоднократно.

Судебная коллегия по уголовным делам Оренбургского областного суда, рассмотрев кассационную жалобу Н-ой, определением от 29.04.2003 приговор суда в отношении Н. изменила в части назначенного вида исправительного учреждения, назначила ему отбывание наказания в ИК общего режима.

Коллегия указала, что в соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в ИК строгого режима назначается лицам мужского пола, впервые осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал наказание в виде лишения свободы. В данном случае, Н. совершил тяжкое преступление, наказание по предыдущему приговору в местах лишения свободы в силу его условности не отбывал, в связи с чем он должен отбывать наказание в исправительной колонии общего режима.

 

Сделав правильный вывод о назначении наказания по правилам ст. 64 УК РФ, суд фактически не применил требования этой статьи и назначил наказание с учетом правил, предусмотренных ст. 68 ч. 2 УК РФ.

 

Ш-ев, 82 года рождения, ранее судимый 24.12.2001 по ст. ст. 30, 158 ч. 2 пп. "а, в", 73 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 2 года, осужден Центральным райсудом 20.05.2003 по ст. 158 ч. 3 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 3 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров окончательно назначено наказание в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

Определением судебной коллегии облсуда от 24.06.2003 приговор суда по жалобе осужденного изменен в части назначенного ему наказания по. ч. 3 ст. 158 УК РФ, с применением ст. 64 УК РФ наказание снижено до 2 лет лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, путем частичного сложения наказания в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы в ИК общего режима.

Коллегия указала, что районный суд, перечислив в приговоре в соответствии со ст. 61 УК РФ совокупность смягчающих вину осужденного обстоятельств, обоснованно признал ее исключительной и сделал правильный вывод о назначении наказания по правилам ст. 64 УК РФ без учета правил его назначения при рецидиве преступлений.

Однако суд, смотивировав такое решение, фактически не применил требования ст. 64 УК РФ и назначил Ш-еву наказание с учетом правил, установленных ст. 68 ч. 2 УК РФ, согласно которым наказание при рецидиве преступления не может быть ниже половины максимального срока наиболее строгого вида наказания, предусмотренного за совершенное преступление и которое в данном случае составляет 3 года. При таких обстоятельствах коллегия пришла к выводу, с учетом ст. 64 УК РФ снизить срок назначенного наказания осужденному и окончательно назначить его по правилам ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров, поскольку суд в соответствии с требованиями ч. 5 ст. 74 УК РФ обоснованно принял решение об отмене его условного осуждения.

 

Кассационное представление государственного обвинителя удовлетворено, приговор отменен в связи с неверным назначением судом меры наказания осужденному.

 

М-в ранее судим: 05.11.96 по ч. 2 ст. 145 УК РСФСР к 4 годам лишения свободы, 29.05.2002 по пп. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год.

Он признан виновным в краже имущества М-ой на сумму 1573 рублей, совершенной 13.01.2003, и приговором Сорочинского райсуда от 25.03.2003 осужден по ст. 158 ч. 4 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к лишению свободы сроком на 1 год 6 месяцев. На основании ст. 70 по совокупности приговоров путем частичного сложения наказаний окончательно судом назначено к отбытию 2 года лишения свободы в ИК особого режима.

В кассационном представлении гособвинитель не согласился с постановленным приговором, указав, что суд неверно применил правила ст. 70 ч. 4 УК РФ, назначив наказание в виде 2 лет лишения свободы.

Судебная коллегия облсуда определением от 13.05.2003 приговор суда в отношении М-ва отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей.

Коллегия пришла к следующему выводу. Из материалов дела усматривается, что М-в был осужден 29.05.2002 по ст. 158 ч. 2 пп. "б, в, г" УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком 1 год. Преступление, за которое М-в осужден по настоящему делу, совершено им 13.01.2003, т.е. в период испытательного срока по предыдущему приговору.

В соответствии со ст. 70 п. 4 УК РФ окончательное наказание по совокупности приговоров должно быть больше как наказания, назначенного за вновь совершенное преступление, так и неотбытой части наказания по предыдущему приговору. При этом законодатель полагает, что неотбытой частью наказания в отношении лица, осужденного условно и совершившего преступление в период испытательного срока, следует считать назначенный по приговору срок от момента его провозглашения до момента истечения.

Назначая М-ву наказание по совокупности приговоров в виде 2-х лет лишения свободы, суд нарушил требования ст. 70 п. 4 УК РФ, поскольку назначенное наказание не больше его неотбытой части, а равно ему, что противоречит закону и приговор суда подлежит отмене.

 

4. Право на защиту

 

Ст. 49 п. 6 УПК РФ предусматривает, что одно и то же лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого.

 

Б-в и А-в приговором Промышленного райсуда от 08.05.2003 осуждены по ст. 161, ч. 2, 158 ч. 3 УК РФ, ст. 69 (Б-в - ст. 70, 74) УК РФ к 4 годам 6 месяцам и 4 годам лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

В кассационной жалобе осужденный А-в в числе других доводов указал, что на следствии у него и у Б-ва был один адвокат В-н.

Проверив материалы дела, судебная коллегия облсуда 19.06.2003 приговор суда в отношении Б-ва и А-ва отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе судей по следующим основаниям.

В соответствии со ст. 381 ч. 2 п. 4 УПК РФ основанием отмены приговора является рассмотрение уголовного дела без участия защитника или с иным нарушением права обвиняемого на защиту.

Статья 49 п. 6 УПК РФ предусматривает, что одно и тоже лицо не может быть защитником двух подозреваемых или обвиняемых, если интересы одного из них противоречат интересам другого. Судом данные требования закона не выполнены. Как видно из материалов дела, в ходе предварительного следствия Б-в и А-в дали противоположные показания, что свидетельствует о противоречии интересов обвиняемых. Защитником Б-ва и А-ва выступал адвокат В-н.

Хотя в судебном заседании суд А-ву предоставил другого защитника, но адвокат В-н продолжал осуществлять защиту Б-ва, что является нарушением закона. В данном случае адвокат В-н не мог осуществлять защиту ни одного из подсудимых. Данное нарушение закона приравнивается к отсутствию защитника и является нарушением норм уголовно-процессуального закона, влекущим отмену приговора.

 

Приговор отменен в связи с нарушением права осужденного на защиту.

 

Ранее судимый А-ко за кражу птицы из сарая Г-ой осужден по приговору Тоцкого районного суда от 25.02.2003 по ст.ст. 158 ч. 3, 74 п. 5, 70 УК РФ к 4 годам лишения свободы с отбыванием в ИК общего режима.

В кассационном представлении гособвинитель просил коллегию отменить приговор суда, поскольку судом были нарушены права осужденного на защиту.

Кассационная инстанция нашла доводы представления обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям.

Приглашенный на заседание коллегии А-ко пояснил, что в суде первой инстанции адвокат ему был нужен, однако в суде никого из защитников не было и, чтобы быстрее было определено решение по делу, он согласился на рассмотрение дела без адвоката. В материалах дела имеются данные о том, что суд информировал юридическую консультацию о дне рассмотрения дела. Однако никаких данных о том, что защитник в судебное заседание явился, в том числе и ордера юридической консультации, в деле нет.

В сложившейся ситуации, по мнению коллегии, отказ А-ко от участия адвоката в суде был вынужденным, что влечет отмену приговора.

 

С учетом допущенных нарушений норм уголовно-процессуального закона приговор суда отменен в полном объеме.

 

М. и Ш-ров признаны виновными в краже 30,5 кг. проводов и в покушении на кражу 65,2 кг. проводов на общую сумму 10438 рублей. Приговором Кувандыкского райсуда от 14.03.2003 они осуждены по ст. 30 ч. 3, 158 ч. 2 п. "а", ст. 158 ч. 2 п. "а" УК РФ.

Осужденный М. и его адвокат обжаловали приговор суда в части назначения наказания М. и осуждения за покушение на кражу 65 кг. электропроводов.

Судебная коллегия по уголовным делам облсуда определением от 15.04.2003 приговор в отношении обоих осужденных отменила и дело направила на новое судебное рассмотрение со стадии предварительного слушания в тот же суд в ином составе судей, в связи с допущенными судом нарушениями норм уголовно-процессуального закона.

Так, после поступления уголовного дела в суд М. и Ш-ров своевременно в письменной форме просили провести по делу предварительное слушание и указывали о нарушении их права на защиту в ходе предварительного следствия (их защищал один адвокат, который при первом допросе М. не присутствовал, но в протоколе есть его подпись, во время второго допроса его фактически не допрашивали, а переписали данные первого допроса). Оба обвиняемых ставили также вопрос о признании показаний одного из свидетелей недопустимым доказательством.

В нарушение требований ст. 229 УПК РФ предварительное слушание по делу не было назначено и не проводилось.

При рассмотрении уголовного дела в суде не проверялись доводы подсудимых о нарушении права на защиту на предварительном следствии.

В судебном заседании М-иным было заявлено ходатайство о допуске для участия в деле и осуществления его защиты адвоката У-ва. Обоснованно отказав в данном ходатайстве в соответствии со ст. 72 ч. 1 п. 2 УПК РФ, суд, не выяснив какого другого адвоката конкретно желает пригласить подсудимый, пригласил в суд адвоката С-ву Ш-ров заявил, что он отказывается от адвоката и будет защищаться сам.

Не выслушав мнение прокурора и адвоката, суд удовлетворил ходатайство подсудимого.

Учитывая то, что Ш-ров на предварительном следствии заявил о нуждаемости в помощи адвоката, после поступления дела в суд и в судебном заседании указывал на необходимость оказания ему правовой помощи со стороны адвоката, судебная коллегия сделала вывод, что отказ от адвоката С-вой был вынужденным и судом было нарушено право подсудимого на защиту.

Судом были допущены нарушения процессуального закона и при допросе свидетелей: ни одному из них, в нарушение ст. 278 УПК РФ не разъяснялись их права, предусмотренные ст. 56 УПК РФ.

 

5. Практика мировых судей

 

Постановление апелляционного суда вынесено в нарушение ст. 382 УПК РФ и в соответствии со ст. 379 УПК РФ отменено кассационной инстанцией.

 

Приговором мирового судьи судебного участка N 1 г. Бугуруслана от 12.02.2003 В., 1927 года рождения, осужден по ст. 116 УК РФ к 2 месяцам исправительных работ условно с удержанием в доход государства 10 % заработка с испытательным сроком 6 месяцев.

Апелляционная инстанция своим постановлением приговор судьи оставила без изменения.

Судебная коллегия облсуда, рассмотрев жалобу осужденного, определением от 10.06.2003 Постановление Бугурусланского горсуда от 30.04.2003 об оставлении без изменения приговора мирового судьи от 12.02.2003 в отношении В. отменила, дело направила на новое апелляционное рассмотрение в тот же суд, другому судье.

Коллегия указала, что по материалам дела осужденный В. родился 16.07.1927, является пенсионером, а в соответствии со ст. 50 УК РФ исправительные работы применяются только к трудоспособным лицам, а мужчинам, достигшим 60-летнего возраста, инвалидам 1-й и 2-й группы, беременным женщинам и женщинам, имеющим детей в возрасте до 8 лет или достигшим 55-летнего возраста исправительные работы не назначаются.

Одновременно, коллегия не согласилась с мнением прокурора в части изменения назначенного осужденному В. наказания и замене исправительных работ с применением ст. 73 УК РФ на штраф. Такое изменение приговора мирового судьи и постановления апелляционного суда по убеждению судебной коллегии, ухудшит положение осужденного, а это судебная коллегия не вправе сделать.

Судебная коллегия сочла, что Постановление апелляционного суда вынесено в нарушение требований ст. 382 УПК РФ и в соответствии со ст. 379 УПК РФ имеются все основания для его отмены и направления на новое апелляционное рассмотрение.

 

6. Вопросы избрания меры пресечения

и продления сроков следствия

 

Суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении обвиняемого.

 

С-т предъявлялось обвинение по ст. 158 ч. 2 пп. "а, б, в" УК РФ за совершение 09.05.2003 в группе лиц хищения чужого имущества на сумму 450530 рублей и 14.05.2003 также в группе лиц хищения на сумму 23122 рубля.

В постановлении о возбуждении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу С., следователь мотивировала необходимость его содержания под стражей криминальным образом жизни С., неоднократным совершением им тяжких преступлений в составе организованной группы, ведением им паразитического образа жизни.

Постановлением Ленинского районного суда г. Орска от 26 мая 2003 года в удовлетворении данного ходатайства отказано.

Государственный обвинитель в кассационном представлении указал, что С-т совершил несколько преступлений, есть вероятность влияния его на ход расследования дела, им принимались меры к сокрытию похищенного, и просил отменить Постановление суда от 26.05.2003.

Судебная коллегия облсуда пришла к выводу, что суд обоснованно отказал в удовлетворении ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении С., отметив при этом следующее.

Согласно закону ст. 97 УПК РФ, мера пресечения избирается при наличии оснований полагать, что обвиняемый скроется от следствия или суда, может продолжать заниматься преступной деятельностью или воспрепятствовать производству по делу, угрожая свидетелям, иным участникам процесса и т.д. Ни одного из перечисленных оснований и их доказательств следователем в ходатайстве не указано. Более того, в Постановлении допущены противоречия, что делает его не соответствующим требованиям ст. 108 УПК РФ. В частности, указано на "неоднократное совершение им тяжких преступлений в составе организованной группы...", однако при этом обвинение предъявлено по статье УК, не относящейся к категории тяжких и совершение преступления в составе организованной группы также не вменялось. Следователь указал на антиобщественный, паразитический образ жизни С., но он является директором ООО, работает, имеет семью, ранее не судим, положительно характеризуется, является по вызовам, в том числе и на заседание коллегии, оснований предполагать, что он скроется от органов следствия или суда у суда не имелось.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь