Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ ТАТАРСТАН

 

РЕШЕНИЕ

от 14 июля 2003 г. N 3п-1-65/2003

 

Именем Российской Федерации

 

Верховный суд Республики Татарстан в составе:

 

председательствующего судьи Хаертдинова Н.М.

при секретаре Мухаметшине А.В.,

с участием прокурора Синяковой Г.Ю.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании дело по заявлению прокурора Республики Татарстан в государственных и общественных интересах о признании противоречащими федеральному законодательству отдельных положений Земельного кодекса Республики Татарстан от 10 июля 1998 года N 1736 (в редакции от 5 июля 1999 года),

 

УСТАНОВИЛ:

 

Прокурор Республики Татарстан обратился в Верховный суд Республики Татарстан с заявлением в государственных и общественных интересах о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня вступления решения в законную силу статьи 2, пунктов 4, 7, 9 статьи 5, пункта 4 статьи 8, пункта 3 статьи 9, подпунктов "з", "г", "е" пункта 1 статьи 10, пункта 4 статьи 15, пунктов 1 и 2 статьи 17, абзаца 2 пункта 5 статьи 18, пункта 2 статьи 19, пункта 3 статьи 22, пункта 3 статьи 24, пункта 3 статьи 25, пункта 3 статьи 28, части 2 статьи 30, пунктов 2 и 4 статьи 31, пункта 3 статьи 32, пунктов 1 и 2 статьи 33, пунктов 3 и 5 статьи 37, пункта 4 статьи 39, статьи 40, пункта 4 статьи 41, подпункта "б" пункта 2 статьи 42, пункта 2 статьи 44, пункта 2 статьи 45, пунктов 1 и 2 статьи 46, пункты 1 и 2 статьи 47, пункта 6 статьи 48, пунктов 1, 3, 5 статьи 51, пункта 1 и абзаца 4 пункта 3 статьи 52, пунктов 1, 2, 3 статьи 53, части 1 и 2 статьи 54, пункта 4 статьи 58, пунктов 1 и 2 статьи 59, пунктов 1, 6, 7 статьи 60, статьи 61, пункта 2 статьи 64, части 2 статьи 65, пункта 10 статьи 67, пункта 1 статьи 68, пунктов 2, 3 статьи 73, части 3 статьи 74, пункта 1 статьи 76, абзаца 1 части 1 статьи 77, подпунктов "и", "з", "м" пункта 1 статьи 79, абзаца 2 пункта 1 статьи 80, статьи 82, пунктов "б", "г", "д", "е", "ж", "н", "о", "и", "к", "л", "з", "м" статьи 83, статьи 84, пункта 1 статьи 86, пунктов 1 и 2 статьи 88, пункта 2 статьи 89, пунктов 1 и 3 статьи 94, пункта 1 и абзаца 2 пункта 2 статьи 95, пунктов 1, 5, абзаца 2 пункта 6 статьи 97, пунктов 1 и 2 статьи 99, пункта 2 статьи 100, пункта 2 статьи 105, пункта 3 статьи 106, пункта 2 статьи 108, пункта 4 статьи 110, статьи 111, подпунктов 2, 4 пункта 1 статьи 113, абзаца 2 пункта "б", п. "е" части 1 статьи 115, статьи 116, пункта 3 статьи 118, пунктов 1, 3, 4 статьи 119, пункта 1 статьи 121, части 1 статьи 127, статьи 128 Земельного кодекса Республики Татарстан от 10 июля 1998 года N 1736 (в редакции от 5 июля 1999 года).

В обоснование заявления прокурором Республики Татарстан указано на то, что приведенные выше положения Земельного кодекса Республики Татарстан от 10 июля 1998 года N 1736 (в редакции от 5 июля 1999 года) (далее - ЗК РТ) противоречат Земельному кодексу Российской Федерации (далее по тексту ЗК РФ), вступившему в силу в октябре 2001 года, Федеральным законам "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации", "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации", "О государственном земельном кадастре", "О землеустройстве", "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", "Об обороне", "Об особо охраняемых природных территориях", "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации", "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации", "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним", Законам Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации", "О плате за землю", "О крестьянском (фермерском) хозяйстве", Кодексу Российской Федерации "Об административных правонарушениях", Постановлению Правительства Российской Федерации N 1230 от 12 декабря 1995 года, которым утверждено "Положение о лицензировании проектно-изыскательских работ, связанных с использованием земель", Постановлению Правительства Российской Федерации N 214 от 4 апреля 2002 года об утверждении положения о государственной экспертизе землеустроительной документации, Гражданскому кодексу Российской Федерации, Правилам проведения государственной кадастровой оценки земель, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 8 апреля 2000 года N 316.

Земельный кодекс РТ опубликован в газете "Республика Татарстан" за N 166-167 от 15 августа 1998 года.

05.08.2002 прокурором Республики Татарстан принесен протест на отдельные положения Земельного кодекса Республики Татарстан. 05.09.2002 Государственный Совет принесенный прокурором протест рассмотрел, согласившись с требованиями, указанными в нем. Однако до настоящего времени противоречащие федеральному законодательству положения республиканского кодекса не устранены, продолжают действовать и применяться.

Участвующий по доверенности прокурор из прокуратуры Республики Татарстан Синякова Г.Ю. заявление прокурора Республики Татарстан поддержала в полном объеме, при этом дополнила заявление прокурора тем, что основанием для обращения прокурора в суд послужило нарушение указанными положениями Земельного кодекса Республики Татарстан прав и охраняемых законом интересов граждан Республики Татарстан.

Представитель Государственного Совета Республики Татарстан Зиганшин Р.Ф. заявление прокурора Республики Татарстан не признал, при этом пояснил, что с принятием Земельного кодекса Российской Федерации нормы Земельного кодекса Республики Татарстан перестали соответствовать нормам федерального законодательства. Министерством земельных и имущественных отношений Республики Татарстан разработан проект Закона Республики Татарстан "О внесении изменений и дополнений в Земельный кодекс Республики Татарстан". В указанном проекте закона учтены замечания прокурора.

Вместе с тем некоторые утверждения прокурора о противоречии отдельных норм Земельного кодекса Республики Татарстан федеральному законодательству являются спорными.

В частности, в заявлении прокурора указывается, что пункт 4 статьи 5 Земельного кодекса РТ, относящий организацию ведения земельного кадастра к компетенции Кабинета Министров Республики Татарстан, противоречит статье 9 Федерального закона "О государственном земельном кадастре". Однако согласно пункту 2 статьи 10 указанного Федерального закона субъекты Российской Федерации вправе самостоятельно устанавливать перечень дополнительных сведений государственного земельного кадастра, не установленных Российской Федерацией.

Не противоречат федеральному законодательству и статьи 5, 10, 3, пункт 4 статьи 41, 127 Земельного кодекса Республики Татарстан.

Кроме того, в заявлении прокурора четко не указано о нарушении нормами Земельного кодекса Республики Татарстан прав и свобод гражданина или неопределенного круга лиц. Если Земельный кодекс РТ не нарушает чьих-либо прав и свобод, то прокурор не имел право его обжаловать в судебном порядке.

Выслушав объяснения участвующего в деле прокурора Республики Татарстан, представителя Государственного Совета Республики Татарстан, исследовав материалы дела, заслушав заключение прокурора, Верховный суд Республики Татарстан считает, что заявление прокурора Республики Татарстан является обоснованным и подлежит удовлетворению в полном объеме.

Согласно частям 1, 2 и 5 статьи 76 Конституции Российской Федерации по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации.

По предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

Законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи. В случае противоречия между федеральным законом и иным актом, изданным в Российской Федерации, действует федеральный закон.

Судом установлено, что 10 июля 1998 года Государственным Советом Республики Татарстан принят Земельный кодекс Республики Татарстан, отдельные положения которого противоречат федеральному законодательству.

Указанный Земельный кодекс Республики Татарстан опубликован в газете "Республика Татарстан" N 166 - 167 от 15.08.98.

В соответствии с пунктом "к" статьи 72 Конституции Российской Федерации земельное законодательство находится в совместном ведении Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 2 статьи 3 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ (с последующими изменениями) "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" субъекты Российской Федерации вправе осуществлять собственное правовое регулирование по предметам совместного ведения до принятия федеральных законов. После принятия соответствующего федерального закона законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации подлежат приведению в соответствие с данным федеральным законом в течение трех месяцев.

Таким образом, Государственный Совет Республики Татарстан, принимая в июле 1998 года Земельный кодекс Республики Татарстан, не нарушил указанных конституционных положений. Однако со вступлением в силу в октябре 2001 года нового Земельного кодекса Российской Федерации отдельные положения Земельного кодекса Республики Татарстан стали противоречить федеральному законодательству.

Указанным выше положениям федерального законодательства противоречит статья 2 ЗК РТ, в соответствии с которой земельное законодательство Республики Татарстан основывается на Конституции Республики Татарстан, законодательстве Российской Федерации в рамках, определенных Договором Российской Федерации и Республики Татарстан "О разграничении предметов ведения и взаимном делегировании полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти Республики Татарстан" и состоит из настоящего Земельного кодекса, принимаемых в соответствии с ним законов и иных нормативных правовых актов Республики Татарстан. При этом пунктом 2 данной статьи установлен приоритет республиканского законодательства: в случае противоречия между настоящим Кодексом и другими нормативными правовыми актами, регулирующими земельные отношения, действует настоящий Кодекс.

Кроме того, устанавливая действие федерального законодательства только в пределах установленных Договором Российской Федерации и Республики Татарстан, нарушаются положения статьи 3 Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", в соответствии с которыми федеральными законами, договорами о разграничении полномочий, соглашениями о передаче осуществления части полномочий между федеральными органами исполнительной власти и исполнительными органами государственной власти субъектов Российской Федерации (далее - соглашения), конституциями (уставами), законами и иными нормативными правовыми актами субъектов Российской Федерации не могут передаваться, исключаться или иным образом перераспределяться установленные Конституцией Российской Федерации предметы ведения Российской Федерации, предметы совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (далее - предметы совместного ведения), а также предметы ведения субъектов Российской Федерации. В случае противоречия Конституции Российской Федерации положений указанных актов действуют положения Конституции Российской Федерации.

Указанным положениям также противоречат пункт 4 статьи 15, пункт 2 статьи 17, пункт 3 статьи 28, пункты 2 и 4 статьи 31, пункт 3 статьи 32, пункт 1 статьи 46, пункты 1 и 5 статьи 51, пункт 2 статьи 59, пункт 1 статьи 61, пункт 2 статьи 64, абзац 1 части 1 статьи 77, абзац 2 пункта 1 статьи 80, пункты 1, 2, 3 статьи 82, пункт 1 и абзац 2 пункта 2 статьи 95, абзац 2 пункта 6 статьи 97, пункт 3 статьи 106, подпункт 2 пункта 1 статьи 113, абзац 1 пункта 1 статьи 116, исключающие из правовой основы, регламентирующей земельные отношения, законодательство Российской Федерации.

Согласно пункту 4 статьи 2 ЗК РТ в случаях, если международным договором установлены иные правила, чем те, которые содержатся в настоящем Кодексе, то применяются правила международного договора.

Указанная норма Земельного кодекса Республики Татарстан противоречит федеральному законодательству и подлежит исключению исходя из следующего.

Федеральным законом "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" субъектам Российской Федерации предоставлено право осуществлять международные и внешнеэкономические связи с иностранными партнерами, заключать соглашения. При этом статьей 7 указанного Федерального закона определено, что соглашения об осуществлении международных и внешнеэкономических связей, заключенные органами государственной власти субъекта Российской Федерации, независимо от формы, наименования и содержания не являются международными договорами. Если в данном случае речь идет о международных договорах Российской Федерации, то подобный приоритет международных договоров вправе устанавливать только Российская Федерация как субъект международного права, обладающая правом на заключение международных договоров в силу пункта "к" статьи 71 Конституции Российской Федерации.

В соответствии со статьей 9 Федерального закона "О государственном земельном кадастре" государственное управление в области осуществления деятельности по ведению государственного земельного кадастра осуществляется Правительством Российской Федерации непосредственно или через федеральный орган исполнительной власти по государственному управлению земельными ресурсами. В соответствии с пунктом 3 указанной статьи федеральный орган исполнительной власти по государственному управлению земельными ресурсами осуществляет возложенные на него полномочия в области осуществления деятельности по ведению государственного земельного кадастра непосредственно и через свои территориальные органы.

Указанным положениям федерального законодательства противоречат пункт 4 статьи 5, пункт 4 статьи 8, пункт 3 статьи 9 ЗК РТ, согласно которым организация ведения земельного кадастра отнесена к компетенции Кабинета Министров Республики Татарстан и компетенции городской, районной администраций. В соответствии с подпунктом "з" пункта 1 статьи 10 ЗК РТ ведение земельного кадастра отнесено к компетенции Государственного комитета Республики Татарстан по земельным ресурсам и земельной реформе и его органов на местах.

Кроме того, в соответствии с пунктом 4 статьи 39 ЗК РТ порядок ведения государственного земельного кадастра устанавливается законодательством. В соответствии с пунктом 3 статьи 70 ЗК РФ земельный кадастр ведется в порядке, определяемом федеральным законом о государственном земельном кадастре.

Пунктом 7 статьи 5 ЗК РТ установлено, что принятие решений о переводе земель из одной категории в другую является компетенцией Кабинета Министров Республики Татарстан. Пунктом 1 статьи 17 ЗК РТ предусмотрено, что отнесение земель к категориям, перевод из одной категории в другую осуществляется Кабинетом Министров Республики Татарстан в соответствии с законодательством.

Однако в соответствии с определенным статьей 8 ЗК РФ порядком отнесения земель к категориям, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации предоставлено право решать вопрос об отнесении земель к той или иной категории только в отношении земель, находящихся в собственности субъектов Российской Федерации, земель сельскохозяйственного назначения, находящихся в муниципальной и частной собственности. По землям, находящимся в федеральной собственности и землям, находящимся в муниципальной и частной собственности (за исключением земель сельскохозяйственного назначения), решение об отнесении земель к категориям, перевод их из одной категории в другую осуществляется соответственно Правительством Российской Федерации и органами местного самоуправления. В соответствии с пунктом 1 статьи 10 ЗК РФ субъекты Российской Федерации вправе помимо определенных указанной статьей полномочий осуществлять иные полномочия, не отнесенные к полномочиям Российской Федерации или к полномочиям органов местного самоуправления.

Пункт 9 статьи 5 ЗК РТ Кабинету Министров Республики Татарстан предоставляет право приостанавливать действия постановлений и распоряжений глав администраций районов и городов республиканского подчинения.

Данные положения норм Земельного кодекса Республики Татарстан противоречат установленным Конституцией Российской Федерации (часть 3 статьи 5 и статья 10) и Федеральным законом "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" принципам разделения властей, разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти и их самостоятельности в пределах их полномочий (пункты "д", "е", "ж" части 1 статьи 1).

В соответствии со статьей 71 Конституции Российской Федерации гражданское законодательство отнесено к ведению Российской Федерации. Утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 12 декабря 1995 N 1230 Положением о лицензировании проектно-изыскательских работ, связанных с использованием земель, разграничены виды деятельности, лицензии на осуществление которых выдают органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и федеральные органы исполнительной власти.

В противоречие указанным положениям подпунктом "г" пункта 1 статьи 10 ЗК РТ выдача разрешений (лицензий) предприятиям, учреждениям, организациям и гражданам на проведение землеустроительных и других проектно-изыскательских работ, связанных с изучением и использованием земельных ресурсов, без конкретизации видов деятельности, лицензирование которых осуществляется органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, возложена на Государственный комитет Республики Татарстан по земельным ресурсам и земельной реформе.

Подпунктом "е" пункта 1 статьи 10 ЗК РТ проведение землеустроительной экспертизы возложено на Государственный комитет Республики Татарстан по земельным ресурсам и земельной реформе.

В силу статьи 6 Федерального закона "О землеустройстве" государственная землеустроительная экспертиза осуществляется в порядке, установленном Правительством Российской Федерации. В соответствии с утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 4 апреля 2002 N 214 Положением о государственной экспертизе землеустроительной документации проведение экспертизы возложено на Федеральную службу земельного кадастра России и ее территориальные органы.

Пункт 2 статьи 17 ЗК РТ, установивший в качестве основания для отказа в государственной регистрации прав на земельный участок нарушение установленного порядка перевода земель из одной категории в другую, противоречит федеральному законодательству по следующим основаниям. Учитывая положения пункта "о" статьи 71 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которым гражданское законодательство находится в исключительном ведении Российской Федерации, из положения пункта 6 статьи 131 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что порядок государственной регистрации и основания отказа в регистрации устанавливаются Федеральным законом. Статья 20 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" содержит исчерпывающий перечень оснований в отказе в регистрации, в числе которых отсутствует основание, закрепленное в пункте 2 статьи 17 ЗК РТ.

В соответствии с абзацем 2 пункта 5 статьи 18 ЗК РТ порядок формирования и использования фонда перераспределения устанавливается Кабинетом Министров Республики Татарстан. Данное положение противоречит пункту 3 статьи 80 ЗК РФ, в соответствии с которым использование земель фонда перераспределения осуществляется в соответствии с ЗК РФ в порядке, установленном законами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Пункт 3 статьи 22 ЗК РТ устанавливает, что границы и режим пригородных зон утверждаются Кабинетом Министров Республики Татарстан.

Данное положение противоречит пункту 3 статьи 86 ЗК РФ, предусматривающему, что утверждение и изменение границ и правового режима пригородных зон осуществляется в форме закона субъекта, то есть законодательным органом государственной власти субъекта Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 10 статьи 1 Федерального закона "Об обороне" земли, предоставленные Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам, находятся в федеральной собственности. Согласно статье 209 Гражданского кодекса Российской Федерации права владения, пользования и распоряжения своим имуществом принадлежат собственнику. Пунктом 5 статьи 93 ЗК РФ установлено, что земельные участки из земель, предоставленных для нужд обороны и безопасности, могут предоставляться в аренду или безвозмездное пользование юридическим лицам и гражданам для сельскохозяйственного, лесохозяйственного и иного использования. Решение о передаче земельных участков принимают исполнительные органы государственной власти в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Без учета указанных положений федерального законодательства пунктом 3 статьи 24 ЗК РТ данные полномочия переданы, в том числе и органам местного самоуправления.

В соответствии с пунктом 3 статьи 25 Земельного кодекса Республики Татарстан на землях государственных природных заповедников и заказников, национальных парков, природных парков, памятников природы, дендрологических парков и ботанических садов запрещается деятельность, не связанная с сохранением и изучением природных комплексов и объектов и не предусмотренная законами Республики Татарстан. Однако, учитывая, что в соответствии с Федеральным законом "Об особо охраняемых природных территориях" территории государственных природных заповедников и национальных парков относятся к особо охраняемым природным территориям федерального значения, режим их деятельности и охраны устанавливается в положении о конкретной особо охраняемой природной территории. Кроме того, федеральное значение могут иметь также и государственные заказники, памятники природы, дендрологические парки и ботанические сады, режим деятельности на которых также будет регулироваться федеральным законодательством. Более того, в соответствии с пунктом 3 статьи 94 ЗК РФ порядок использования и охраны земель особо охраняемых природных территорий федерального значения устанавливается Правительством Российской Федерации на основании федеральных законов.

Часть 2 статьи 30 ЗК РТ противоречит пункту 2 статьи 100 ЗК РФ, согласно которому сведения об особо ценных землях должны указываться еще и в документах государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и иных, удостоверяющих право на землю документах.

В соответствии с пунктом 2 статьи 31 ЗК РТ земельные участки лесного фонда, находящиеся в границах сельскохозяйственных организаций и крестьянских (фермерских) хозяйств, могут быть переданы им в пользование или аренду для комплексного ведения сельского и лесного хозяйства. Вместе с тем пунктом 5 статьи 101 ЗК РФ возможность передачи в аренду предусмотрена лишь для нелесных земель лесного фонда.

В соответствии с пунктом 1 статьи 33 ЗК РТ к землям запаса относятся земли, находящиеся в государственной собственности. Данное положение противоречит пункту 1 статьи 103 ЗК РФ, в соответствии с которым земли запаса могут находиться в составе земель, находящихся в собственности местного самоуправления. Кроме того, пункт 2 рассматриваемой статьи входит в противоречие с пунктом 1 статьи 103 ЗК РФ, исключившим из состава земель запаса не земли лесного фонда, а земли фонда перераспределения земель.

Статьей 37 ЗК РТ регламентируются вопросы проведения землеустройства, отдельные положения которой также противоречат федеральному законодательству. Так, в соответствии с пунктом 3 статьи 37 землеустройство проводится по решению соответствующих органов управления Республики Татарстан, органов местного самоуправления или по ходатайству собственников, владельцев, пользователей и арендаторов земельных участков. Статья 4 Федерального закона "О землеустройстве" предусматривает, что основанием проведения землеустройства являются, в том числе, судебное решение и договор о проведении землеустройства. Пунктом 5 статьи 37 ЗК РТ предусмотрено, что землеустроительные работы осуществляются государственными землеустроительными проектными организациями, а также другими организациями и гражданами, имеющими лицензии на этот вид деятельности. В соответствии с пунктом 6 статьи 69 ЗК РФ юридические лица или индивидуальные предприниматели могут проводить любые виды работ по землеустройству без специальных разрешений, если иное не предусмотрено федеральными законами. Кроме того, из смысла статей 3 и 49 ГК РФ следует, что перечень видов деятельности, на осуществление которой необходимо получить лицензию, устанавливается федеральным законом. Замечание аналогичного характера относится и к пункту 3 статьи 73 ЗК РТ.

В соответствии со статьей 40 ЗК РТ под оценкой земли понимается определение кадастровой стоимости земельных участков. Для проведения оценки земельных ресурсов образуются в установленном порядке оценочные комиссии, в состав которых входят государственные и независимые эксперты, имеющие соответствующие лицензии.

Вместе с тем в соответствии со статьей 66 ЗК РФ под оценкой земли понимается как определение рыночной стоимости земельного участка, так и определение его кадастровой стоимости. Порядок проведения государственной кадастровой оценки земель устанавливается Правительством Российской Федерации. В соответствии с Правилами проведения государственной кадастровой оценки земель, утвержденными Постановлением Правительства от 8 апреля 2000 г. N 316, государственная кадастровая оценка земель проводится Государственным комитетом Российской Федерации по земельной политике, его территориальными органами, а также находящимися в их ведении предприятиями и организациями. К указанным работам могут привлекаться лица, имеющие лицензию на осуществление оценочной деятельности.

Противоречащим федеральному законодательству является пункт 4 статьи 40 ЗК РТ, определяющий правовую основу проведения оценки земельных ресурсов: закон об оценке земель. В соответствии с пунктами 1 и 2 статьи 66 ЗК РФ рыночная стоимость земельного участка устанавливается в соответствии с федеральным законом об оценочной деятельности, порядок проведения государственной кадастровой оценки земель устанавливается Правительством Российской Федерации.

Пунктом 4 статьи 41 ЗК РТ предусмотрена возможность консервации земель, которая проводится в случаях, когда невозможно восстановление плодородия почв деградированных земель. Порядок осуществления консервации устанавливается Кабинетом Министров Республики Татарстан. Данное положение не соответствует пункту 6 статьи 13 ЗК РФ, который консервацию рассматривает прежде всего как меру предупреждения негативного воздействия на землю. Кроме того, порядок консервации земель с изъятием их из оборота устанавливается Правительством Российской Федерации.

Подпунктом "б" пункта 2 статьи 42 ЗК РТ предусмотрено в качестве меры экономического стимулирования охраны земель освобождение от платы за земельные участки, находящиеся на стадии сельскохозяйственного освоения, на период, предусмотренный проектом производства работ. Данное положение противоречит федеральному законодательству по следующим основаниям.

Пунктом 8 статьи 14 ЗК РФ предусмотрено, что в целях повышения заинтересованности собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев и арендаторов земельных участков в сохранении и восстановлении плодородия почв, защите земель от негативных воздействий может осуществляться экономическое стимулирование охраны и использования земель в порядке, установленном бюджетным законодательством и законодательством о налогах и сборах.

В соответствии со статьей 21 Закона Российской Федерации "Об основах налоговой системы в Российской Федерации" земельный налог относится к местным налогам. Также установлено, что порядок зачисления поступлений по налогу в соответствующий бюджет определяется законодательством о земле. Законом, регулирующим внесение платы за землю, является Закон Российской Федерации "О плате за землю". Названным законом отдельные вопросы установления, взимания и расходования средств, поступающих в виде платы за землю, отнесены к ведению субъекта. В частности, статьей 13 указанного Закона органам законодательной (представительной) власти субъектов Российской Федерации предоставлено право устанавливать дополнительные льготы по земельному налогу, но только в пределах суммы земельного налога, находящейся в распоряжении соответствующего субъекта Российской Федерации. Подпункт "б" пункта 2 статьи 42 ЗК РТ не учитывает данного обстоятельства.

Пунктом 2 статьи 44 ЗК РТ предусмотрено, что порядок использования земель, подвергшихся радиоактивному и химическому загрязнению, установления охранных зон, сохранения на этих землях жилых домов, объектов производственного и социально-культурного назначения, проведения на них мелиоративных и культуртехнических работ определяется Кабинетом Министров Республики Татарстан. Указанное положение противоречит пункту 2 статьи 14 ЗК РФ, согласно которому данный порядок устанавливается Правительством Российской Федерации. Этому положению федерального законодательства противоречит и пункт 2 статьи 45 ЗК РТ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 46 Земельного кодекса РТ граждане, в том числе иностранные и лица без гражданства, могут иметь земельные участки на праве пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования, срочного пользования, аренды.

Однако в соответствии со статьей 20 ЗК РФ земельный участок может быть предоставлен в постоянное (бессрочное) пользование только государственным и муниципальным учреждениям, федеральным казенным предприятиям, а также органам государственной власти и органам местного самоуправления. Гражданам земельные участки в постоянное (бессрочное) пользование не предоставляются. Аналогичные ограничения установлены и в отношении передачи гражданам земельных участков на праве пожизненного наследуемого владения. Земельный кодекс РФ регулирует право пользования земельными участками, переданными гражданам на праве пожизненного наследуемого владения и на праве постоянного (бессрочного) пользования постольку, поскольку указанные правоотношения возникли до введения в действие Земельного кодекса РФ. Указанные положения носят временный характер. В связи с изложенным противоречат федеральному законодательству пункт 2 статьи 19, пункт 2 статьи 46, пункт 6 статьи 48, пункт 1 статьи 51, пункт 1 статьи 52, пункт 1 статьи 59, пункт 1 статьи 60, часть 2 статьи 65, пункт 1 статьи 68, пункт 3 статьи 94, пункт 1 статьи 95, пункты 1 и 5 статьи 97, пункты 1 и 2 ст. 99, пункт 2 статьи 100, пункт 2 статьи 105, часть 1 статьи 127 ЗК РТ.

В соответствии с пунктом "г" статьи 72 Конституции Российской Федерации вопросы разграничения государственной собственности находятся в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, регулирование которых осуществляется федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Однако Земельный кодекс Республики Татарстан, устанавливая в статье 47 Земельного кодекса Республики Татарстан, что в государственной собственности находятся все земли Республики Татарстан, за исключением земельных участков, переданных в собственность граждан, юридических лиц и местного самоуправления, а также, определяя государственную собственность только как собственность республиканскую, вступает в противоречие с рядом федеральных законов, поскольку исключает возможность нахождения земельных участков в собственности Российской Федерации.

Пункт 1 статьи 17 ЗК РФ предусматривает, что в федеральной собственности находятся земельные участки, которые признаны таковыми федеральными законами, земельные участки, право собственности Российской Федерации на которые возникло при разграничении государственной собственности на землю, земельные участки, которые приобретены Российской Федерацией по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством.

Федеральным законодательством определены земли, леса и другие природные ресурсы, находящиеся на территории субъектов Российской Федерации, но являющиеся исключительно собственностью Российской Федерации;

- земли, предоставленные Вооруженным Силам Российской Федерации, другим войскам, воинским формированиям и органам (пункт 10 статьи 1 Федерального закона "Об обороне";

- земли, предоставленные внутренним войскам (статья 5 Федерального закона "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации");

- земли, предоставленные для размещения и осуществления деятельности Железнодорожных войск;

- земельные участки органов федеральной службы безопасности, приобретенные за счет средств федерального бюджета и иных средств (статья 22 Федерального закона "Об органах федеральной службы безопасности в Российской Федерации").

Пунктом 3 статьи 51 ЗК РТ предусмотрено, что владелец земельного участка на праве пожизненного наследуемого владения может передавать его другим лицам в аренду или в срочное пользование. Данное положение противоречит пункту 2 статьи 21 ЗК РФ, согласно которой распоряжение земельным участком, находящимся на праве пожизненного наследуемого владения не допускается, за исключением перехода прав на земельный участок по наследству. Замечание аналогичного характера относится и к пункту 2 статьи 53 ЗК РТ.

В соответствии с пунктом 1 статьи 53 ЗК РТ арендатор вправе сдавать арендованный участок в субаренду, а также отдавать арендные права в залог. При этом одним из условий передачи земельного участка является согласие арендодателя. ЗК РФ (статья 53) не связывает арендатора подобной обязанностью, если иное не предусмотрено договором. При этом требуется лишь уведомление арендодателя.

Пунктом 3 статьи 53 ЗК РТ установлен предельный срок аренды земельного участка. Указанный срок не может превышать 50 лет. Данное положение противоречит федеральному законодательству по следующим основаниям.

Согласно статье 22 ЗК РФ земельные участки могут быть предоставлены их собственниками в аренду в соответствии с гражданским законодательством и Земельным кодексом Российской Федерации. В соответствии с пунктом 1 статьи 610 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды заключается на срок, определенный договором. При этом пунктом 3 указанной статьи Гражданского кодекса предусмотрена возможность установления законом (под которым в Гражданском кодексе понимается только федеральный закон) максимальных (предельных) сроков договора для отдельных видов аренды. Однако Земельный кодекс Российской Федерации такого ограничения не содержит.

Статьей 24 ЗК РФ определены условия предоставления земельных участков в безвозмездное срочное пользование. При этом федеральный законодатель определил срок предоставления земельных участков в зависимости от субъектного состава:

из земель, находящихся в государственной или муниципальной собственности юридическим лицам на срок не более чем один год;

из земель, находящихся в собственности граждан или юридических лиц, иным гражданам и юридическим лицам на основании договора;

из земель организаций гражданам в виде служебного надела на время установления трудовых отношений.

В противоречие указанным положениям частью 1 статьи 54 ЗК РТ срок договора безвозмездного пользования земельным участком определен в три года для всех пользователей.

В соответствии с пунктом 4 статьи 58 ЗК РТ, если собственник земельного участка в результате обременения не может использовать его в соответствии с назначением, он вправе требовать его прекращения в судебном порядке. Согласно пункту 7 статьи 23 ЗК РФ в этом случае помимо судебной защиты своих прав собственник участка, землепользователь, землевладелец вправе требовать изъятия, в том числе путем выкупа, у него данного участка с возмещением убытков или предоставления равноценного земельного участка с возмещением убытков.

В соответствии с пунктом 6 статьи 60 ЗК РТ порядок и сроки предоставления земельного участка определяются Кабинетом Министров РТ. Однако такой порядок (в том числе и сроки рассмотрения заявлений и принятия решения о предоставлении земельного участка) определен ЗК РФ, в соответствии со статьей 34 которого орган местного самоуправления или по его поручению соответствующая землеустроительная организация с учетом зонирования территорий в месячный срок обеспечивает изготовление проекта границ земельного участка и утверждает его. Решение о предоставлении земельного участка принимается в двухнедельный срок. В соответствии с пунктом 3 статьи 28 ЗК РФ в случае передачи в собственность граждан земельных участков, у которых они находились на праве пожизненно наследуемого владения или праве постоянного (бессрочного) пользования, такое решение принимается в течение двух недель со дня подачи заявления.

В соответствии с пунктом 7 статьи 60 ЗК РТ решения о предоставлении земельного участка являются основанием для выдачи документов, удостоверяющих право на земельный участок. Однако такое решение в соответствии с положениями ЗК РФ не всегда является юридическим основанием, при наличии которого органы государственной регистрации прав на недвижимое имущество обязаны осуществить государственную регистрацию прав на землю или сделки с землей. Так, например, в случае передачи земельного участка в аренду таким основанием является, в том числе, договор аренды.

В соответствии с пунктом 2 статьи 28 ЗК РФ предоставление земельных участков в собственность может осуществляться бесплатно в случаях, предусмотренных Земельным кодексом РФ, федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации. Однако статья 61 ЗК РТ с учетом содержания статьи 95 ЗК РТ содержит ограниченный по сравнению с ЗК РФ перечень случаев, когда предоставление земельных участков в собственность юридическим лицам и гражданам осуществляется бесплатно. В указанный перечень не входят случаи бесплатного предоставления земельных участков в собственность, предусмотренные Земельным кодексом Российской Федерации: в случае приобретения земельного участка в собственность граждан, которые находились в их пользовании на праве пожизненно наследуемого владения и праве постоянного (бессрочного) пользования (статьи 20 и 21).

Согласно статье 67 (пункт 10) ЗК РТ, регламентирующей общие условия приватизации земельных участков, земельные участки, расположенные на берегах рек и других водоемов общего пользования, и подъезды к ним могут быть переданы в собственность при условии оставления свободного проезда и прохода по берегу. Данное положение противоречит пункту 12 статьи 85 ЗК РФ, согласно которой земельные участки общего пользования, занятые набережными, закрытыми водоемами, пляжами, не подлежат приватизации.

Согласно пункту 2 статьи 73 ЗК РТ установление границ на местности осуществляется после принятия решения о предоставлении земельного участка. Данное входит в противоречие со статьей 30 ЗК РФ, согласно которой проведение работ по формированию земельного участка включает подготовку проекта границ земельного участка, установление его границ на местности и предшествует принятию решения о предоставлении земельного участка.

В соответствии со статьей 14 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" проведенная государственная регистрация возникновения и перехода прав на недвижимое имущество удостоверяется свидетельством о государственной регистрации прав. Форма свидетельств и специальной надписи устанавливается Правилами ведения Единого государственного реестра прав, определяемыми федеральными органами исполнительной власти.

В противоречие указанному положению частью 3 статьи 74 ЗК РТ предусмотрено, что форма государственного акта, удостоверяющего право на земельный участок, утверждается Кабинетом Министров Республики Татарстан.

Кроме того, пунктом 1 статьи 76 ЗК РТ определено, что право собственности и другие права на земельные участки, ограничения этих прав, их возникновение, переход и прекращение подлежат специальной и государственной регистрации. Специальная регистрация осуществляется Государственным комитетом Республики Татарстан по земельным ресурсам и земельной реформе, государственная регистрация - специально уполномоченным органом Республики Татарстан. Однако в соответствии со статьей 9 Федерального закона "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" государственная регистрация прав на недвижимое имущество и сделок с ним проводится учреждением юстиции по государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним (далее - учреждение юстиции по регистрации прав) на территории регистрационного округа по месту нахождения недвижимого имущества. Кроме того, в соответствии со статьями 25 и 26 ЗК РФ определены исключения, когда переход прав на земельный участок не требует государственной регистрации: в случае заключения договора аренды земельного участка, субаренды, безвозмездного срочного пользования на срок менее чем один год, если иное не установлено федеральными законами.

Что касается специальной регистрации прав на земельные участки, то пунктом 2 статьи 131 ГК РФ определено, что в случаях, предусмотренных законом, наряду с государственной регистрацией может осуществляться специальная регистрация или учет отдельных видов недвижимого имущества. Однако по смыслу пункта 2 статьи 3 ГК РФ такие случаи могут устанавливаться только федеральным законом.

Статьей 42 ЗК РФ установлены обязанности собственников земельных участков и лиц, не являющихся собственниками земельных участков, по использованию земель. Указанный перечень обязанностей не является исчерпывающим. По смыслу абзаца 9 части 1 статьи 42 ЗК РФ иные требования, выполнение которых является обязанностью собственников, землевладельцев, землепользователей, арендаторов земельных участков, могут устанавливаться только Земельным кодексом РФ и федеральными законами.

В противоречие указанным положениям пункт 1 статьи 79 ЗК РТ устанавливает дополнительные по сравнению с федеральным законодательством обязанности, например, обязанность предоставлять на условиях договора земельные участки для производства различных изыскательских работ, проводимых на основании решений органов государственного управления. Вместе с тем пунктом 7 статьи 22 ЗК РФ возможность передачи земельного участка в аренду для государственных или муниципальных нужд либо для проведения изыскательских работ рассматривается как право собственника земельного участка. Аналогичное замечание относится и к подпунктам "з", "м" пункта 1 статьи 79 ЗК РТ.

В соответствии со статьей 27 ЗК РФ оборот земельных участков осуществляется в соответствии с гражданским законодательством и Земельным кодексом РФ.

Согласно статьям 3 и 129 Гражданского кодекса РФ виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается, должны быть прямо указаны в федеральном законе. Статьей 27 ЗК РФ исчерпывающе указаны земли, изъятые из оборота. Статья 83 ЗК РТ содержит более широкий перечень изъятых из оборота земель. Так, например, изъятыми из оборота являются земли лесного фонда. Учитывая, что режим изъятых из оборота земель отличается от режима земель, оборотоспособность которых ограничена, а также и то, что ЗК РФ относит к изъятым из оборота только земли лесного фонда, занятые государственными природными заповедниками и национальными парками, указанные положения ЗК РТ противоречат федеральному законодательству. По указанным основаниям, противоречащим федеральному законодательству является и пункт "б" статьи 83 ЗК РТ в части отнесения земель, занятых природными парками, государственными природными заказниками, памятниками природы, дендрологическими парками и ботаническими садами, лечебно-оздоровительными местностями и курортами, зелеными зонами, к категории земель, изъятых из оборота. Аналогичное замечание относится и к "пункту "г" статьи 83 ЗК РТ, в соответствии с которым изъятыми из оборота являются земли водного фонда. Согласно статье 27 ЗК РФ земли в составе водного фонда ограничиваются в обороте, и только те, которые заняты водными объектами, находящимися в государственной или муниципальной собственности. Замечание аналогичного характера относится и к пунктам "д", "е", "ж", "н", "о" статьи 83 ЗК РТ, поскольку ЗК РФ не предусматривает отнесение указанных земель к категории изъятых из оборота либо ограниченных в обороте земель, пунктам "з", "м" этой же статьи, поскольку ЗК РФ относит указанные земли к ограниченным в обороте, пунктам "и", "к", "л" статьи 83 ЗК РТ, поскольку пунктом 6 статьи 27 ЗК РФ предусмотрено, что оборот земель сельскохозяйственного назначения регулируется федеральным законом.

В соответствии с пунктом 3 статьи 82 ЗК РТ земельные участки, предоставленные для сельскохозяйственного производства и ведения крестьянского (фермерского) хозяйства, ограничены в обороте и могут переходить от одного лица к другому в той мере, в которой их оборот допускается настоящим Кодексом. Данное положение противоречит пункту 6 статьи 27 ЗК РФ, в соответствии с которым оборот земель сельскохозяйственного назначения регулируется федеральным законом и пункту 3 этой же статьи, в соответствии с которым содержание ограничений оборота земельных участков устанавливается ЗК РФ, федеральными законами.

В соответствии со статьей 84 ЗК РТ арендатор с согласия собственника вправе передать право аренды в качестве вклада в уставный, складочный капитал хозяйственных товариществ и обществ или паевого взноса производственных кооперативов. При этом право субаренды на земельный участок переходит к юридическому лицу после государственной регистрации прав на него. Данное положение противоречит пунктам 5 и 6 статьи 22 ЗК РФ, в соответствии с которым установлен уведомительный порядок оповещения собственника земельного участка арендатором в случае передачи земельного участка или прав на него в качестве вклада в капитал хозяйствующего субъекта, в субаренду, если договором не предусмотрено иное. Кроме того, необходимо учитывать, что статья 26 ЗК РФ не требует государственной регистрации договора субаренды земельного участка, заключенного на срок менее чем один год.

В соответствии с пунктом 1 статьи 86 ЗК РТ при переходе права собственности на здание, строение или сооружение, принадлежащее собственнику земельного участка, на котором оно находится, к приобретателю здания, строения, сооружения содержание права на земельный участок определяется соглашением сторон. Указанное положение противоречит пункту 4 статьи 35 ЗК РФ, в соответствии с которым отчуждение здания, строения, находящихся на земельном участке и принадлежащих одному лицу, проводится как правило вместе с земельным участком. Исключения из данного правила определены исчерпывающе ЗК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 88 ЗК РТ лицо, которое использует земельный участок, находящийся в государственной собственности или в собственности местного самоуправления, на праве постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения или аренды, вправе с согласия уполномоченного органа обменять его на иной земельный участок, используемый другим лицом на праве постоянного (бессрочного) пользования, пожизненного наследуемого владения или аренды. Указанные положения противоречат пункту 4 статьи 20 и пункту 2 статьи 21 ЗК РФ, в соответствии с которыми распоряжение земельным участком, находящимся на праве пожизненного наследуемого владения, постоянного (бессрочного) пользования не допускается. Замечание аналогичного характера относится к пункту 2 этой же статьи, абзацу 4 пункта 3 статьи 52, части 2 статьи 54 ЗК РТ.

В соответствии с пунктом 2 статьи 89 ЗК РТ органы государственного управления Республики Татарстан и органы местного самоуправления не вправе отказаться от земельного участка, переходящего в порядке дарения Республике Татарстан или местному самоуправлению, за исключением случаев дарения земельных участков, несущих опасность для жизни и здоровья граждан, животного и растительного мира или обремененных долгами, превышающих стоимость земельного участка. Данное положение противоречит федеральному законодательству по следующим основаниям. В соответствии с пунктом 3 статьи 3 ЗК РФ имущественные отношения по владению, пользованию и распоряжению земельными участками, а также по совершению сделок с ними регулируются гражданским законодательством. В соответствии со статьей 573 Гражданского кодекса Российской Федерации одаряемый вправе в любое время до передачи ему дара от него отказаться.

Пункт 1 статьи 94 ЗК РТ противоречит абзацу 3 пункта 1 статьи 49 ГК РФ, в соответствии с которой виды деятельности, на осуществление которых необходимо получение лицензии, устанавливаются федеральным законом. Замечание аналогичного характера относится и к абзацу 2 пункта 1 статьи 94 ЗК РТ, предусматривающему, что квалификационные требования, порядок сдачи экзаменов и выдачи лицензий устанавливаются Кабинетом Министров Республики Татарстан.

Пункт 2 статьи 108 ЗК РТ содержит исчерпывающий перечень лиц, за которыми сохраняется право пользования служебным наделом. Данный перечень по сравнению с установленным пунктом 4 статьи 47 ЗК РФ не предусматривает сохранение указанного права за семьей работника, призванного на альтернативную службу.

В соответствии с пунктом 4 статьи 110 ЗК РТ порядок и размеры возмещения потерь сельскохозяйственного и лесохозяйственного производства устанавливаются Кабинетом Министров Республики Татарстан. Данное положение противоречит пункту 6 статьи 58 ЗК РФ, в соответствии с которым порядок возмещения потерь лесного хозяйства утверждается Правительством Российской Федерации.

Статьей 111 ЗК РТ предусмотрено направление средств, поступающих от возмещения потерь сельскохозяйственного производства в Республиканский бюджет Республики Татарстан и местные бюджеты, что противоречит пункту 5 статьи 58 ЗК РФ, предусматривающему, что указанные средства является одним из источников пополнения только местного бюджета - бюджета местного самоуправления.

Статьями 113 и 115 ЗК РТ предусмотрены основания прекращения прав на земельные участки, в том числе право собственности, владения, пользования, аренды. Одним из оснований прекращения указанных прав является конфискация земельного участка. В соответствии со статьей 52 УК РФ под конфискацией понимается принудительное безвозмездное изъятие в собственность государства всего или части имущества, являющейся собственностью осужденного. Это один из способов перехода права собственности. Вопрос о том, является ли конфискация земельного участка у его собственника основанием для прекращения прав на земельный участок у землевладельцев, землепользователей, арендаторов земельных участков, требует дополнительной проработки, во-первых, потому, что конфискация как мера наказания за совершение уголовно наказуемого деяния может быть применена только к физическим лицам и только в отношении имущества, находящегося в собственности физического лица. Во-вторых, конфискация как способ перехода права собственности на земельный участок не влечет последствий для пользователей земельных участков. Так, статьей 617 ГК РФ предусмотрено, что переход права собственности на сданное в аренду имущество к другому лицу не является основанием для изменения или расторжения договора аренды.

Кроме того, в соответствии с абзацем 2 пункта "б" части 1 статьи 115 ЗК РТ неустранение загрязнения земель химическими и радиоактивными веществами, отходами, сточными водами, бактериально-паразитическими и карантинными вредными организмами является основанием для принудительного прекращения прав на земельные участки. Аналогичное основание для принудительного прекращения права постоянного (бессрочного) пользования земельным участком, права пожизненного наследуемого владения, аренды земельного участка содержится в ЗК РФ. Однако федеральный законодатель в данном случае связывает прекращение прав с неустранением правонарушений, совершенных умышленно и причинивших вред здоровью или окружающей среде.

Следовательно, в этой части норма Земельного кодекса Республики Татарстан противоречит нормам федерального закона.

Статьей 116 ЗК РТ предусмотрен порядок прекращения прав на земельный участок, используемый с нарушением законодательства, в соответствии с которым решение о прекращении прав принимает уполномоченный орган, предоставивший земельный участок. В соответствии с пунктом 5 статьи 54 ЗК РФ решение о прекращении права на земельный участок принимается судом по заявлению органа, предоставившего земельный участок.

В соответствии с абзацем 2 пункта 3 статьи 118 ЗК РТ порядок подготовки и принятия решения об изъятии земельных участков для государственных нужд и нужд местного самоуправления принимается Кабинетом Министров Республики Татарстан, что противоречит пункту 2 статьи 279 ГК РФ, в соответствии с которым указанный порядок определяется федеральным земельным законодательством.

Пункт 1 статьи 119 ГК РТ предусматривает понятие изъятие (реквизиция) земельного участка у собственника.

Однако в статье 51 ЗК РФ произведено разграничение понятий "реквизиция" и "изъятие для государственных и муниципальных нужд" и прямо предусмотрено, что реквизицией не является изъятие земельных участков, осуществляемое в порядке изъятия для государственных и муниципальных нужд.

Замечание аналогичного характера относится к пункту 3 этой же статьи.

Пунктом 4 статьи 119 ЗК РТ предусмотрено, что в случаях, предусмотренных законом, земельный участок или его часть могут быть безвозмездно изъяты у собственника по решению суда за совершение преступления или иного правонарушения.

Данное положение противоречит статье 50 ЗК РФ, в соответствии с которой земельный участок может быть безвозмездно изъят у его собственника в виде санкции за совершение преступления, т.е. за уголовно наказуемое деяние. Статья 119 ЗК РТ допускает применение конфискации земельного участка, в том числе и за правонарушение, не являющееся уголовно наказуемым. Кодекс РФ об административных правонарушениях, вступивший в действие с 1 июля 2002, в статье 3.2 в качестве вида административного наказания предусматривает конфискацию, однако в данном случае речь идет только о конфискации орудия совершения или предмета административного правонарушения.

В соответствии со статьей 9 ЗК РФ установление ограничений прав собственников земельных участков, землепользователей, землевладельцев, арендаторов земельных участков, ограничение оборотоспособности земельных участков отнесено к компетенции Российской Федерации. Статьей 27 ЗК РФ определен исчерпывающий перечень земельных участков, изъятых из оборота и ограниченных в обороте, передача которых в частную собственность ограничена федеральным законом либо полностью запрещена. При этом пунктом 4 статьи 28 ЗК РФ предусмотрено, что не допускается отказ в предоставлении в собственность граждан и юридических лиц земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, для строительства, за исключением случаев изъятия земельных участков из оборота, установленного федеральным законом запрета на приватизацию земельных участков, резервирования земельных участков для государственных или муниципальных нужд.

В противоречие указанным положениям, учитывая, что земельные участки в пригородных зонах не включены в состав земель, изъятых из оборота или ограниченных в обороте, пунктом 1 статьи 121 ЗК РТ предусмотрено, что на указанных территориях может быть запрещено предоставление земельных участков в частную собственность. ЗК РФ в статье 86 предусмотрена лишь возможность ограничения хозяйственной и иной деятельности, оказывающей негативное воздействие на окружающую среду. При этом данное ограничение распространяется только на зеленые зоны, выделяемые в составе пригородных зон и выполняющие санитарные, санитарно-гигиенические и рекреационные функции.

Статьей 127 ЗК РТ установлены нормы предоставления земельных участков, в том числе в случае предоставления земельного участка для ведения личного подсобного хозяйства и индивидуального жилищного строительства. Однако в соответствии с пунктом 1 статьи 33 ЗК РФ предельные размеры земельных участков, предоставляемых гражданам для указанных целей, устанавливаются нормативными правовыми актами органов местного самоуправления. Замечание аналогичного характера относится к пункту 2 статьи 105 ЗК РТ.

Статьей 128 ЗК РТ установлен порядок определения нормативной цены земель сельскохозяйственного назначения.

В соответствии со статьей 25 Закона РФ "О плате за землю" порядок определения нормативной цены земли устанавливается Правительством Российской Федерации.

Довод представителя Государственного Совета Республики Татарстан Зиганшина Р.Ф. о том, что пункт 4 статьи 5 Земельного кодекса Республики Татарстан не противоречит федеральному законодательству, поскольку пунктом 2 статьи 10 Федерального закона "О государственном земельном кадастре" субъектам Российской Федерации предоставлено право самостоятельно устанавливать перечень дополнительных сведений государственного земельного кадастра, не установленных Российской Федерацией, не убедителен и не может служить основанием к отказу в указанной части заявления прокурора Республики Татарстан.

В части 2 статьи 10 Федерального закона "О государственном земельном кадастре" речь идет о праве субъектов Российской Федерации устанавливать лишь перечень дополнительных сведений государственного земельного кадастра.

Пункт 4 статьи 5 ЗК РТ относит организацию ведения земельного кадастра к компетенции Кабинета Министров Республики Татарстан.

Не может быть принят во внимание и довод представителя Государственного Совета Республики Татарстан о том, что пункт 4 статьи 41 Земельного кодекса Республики Татарстан не противоречит федеральному законодательству, поскольку пункт 6 статьи 13 Земельного кодекса Российской Федерации консервацию земель допускает и в целях восстановления плодородия почв и загрязненных территорий.

Прокурором поставлен вопрос о признании противоречащим федеральному законодательству пункта 4 статьи 41 Земельного кодекса Республики Татарстан не только со ссылкой на пункт 6 статьи 13 Земельного кодекса Российской Федерации, но и по другому основанию.

Право определения порядка осуществления консервации земель Земельным кодексом Республики Татарстан предоставлено Кабинету Министров Республики Татарстан. Однако порядок консервации земель с изъятием их из оборота устанавливается Правительством Российской Федерации.

Не является основанием к отказу в удовлетворении заявления прокурора довод представителя Государственного Совета Республики Татарстан о том, что в силу статьи 19 Лесного кодекса Российской Федерации допускается передача части лесного фонда в собственность Российской Федерации.

В подтверждение указанного довода Государственным Советом Республики Татарстан не представлены суду доказательства о том, что часть лесного фонда Российской Федерации передана в собственность Республики Татарстан.

Является неубедительным и довод представителя Государственного Совета Республики Татарстан о том, что в заявлении прокурора четко не указано о нарушении нормами Земельного кодекса Республики Татарстан прав и свобод гражданина или неопределенного круга лиц. Если Земельный кодекс РТ не нарушает чьих либо-прав и свобод, то прокурор не имел право его обжаловать в судебном порядке.

Право обращения прокурора с подобным заявлением закреплено в статье 251 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации. В судебном заседании участвующий по доверенности прокурор из прокуратуры Республики Татарстан дополнил заявление прокурора Республики Татарстан и просил суд признать, что оспариваемые нормы Земельного кодекса Республики Татарстан непосредственно затрагивают права и охраняемые законом интересы граждан Республики Татарстан.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 194 - 199, 253 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Верховный суд республики Татарстан

 

РЕШИЛ:

 

Заявление прокурора Республики Татарстан удовлетворить.

Признать противоречащими федеральному законодательству, не действующими со дня вступления решения в законную силу статьи 2, пунктов 4, 7, 9 статьи 5, пункта 4 статьи 8, пункта 3 статьи 9, подпункты "з", "г", "е" пункта 1 статьи 10, пункта 4 статьи 15, пунктов 1 и 2 статьи 17, абзаца 2 пункта 5 статьи 18, пункта 2 статьи 19, пункта 3 статьи 22, пункта 3 статьи 24, пункта 3 статьи 25, пункта 3 статьи 28, части 2 статьи 30, пунктов 2 и 4 статьи 31, пункта 3 статьи 32, пунктов 1 и 2 статьи 33, пунктов 3 и 5 статьи 37, пункта 4 статьи 39, статьи 40, пункта 4 статьи 41, подпункта "б" пункта 2 статьи 42, пункта 2 статьи 44, пункта 2 статьи 45, пунктов 1 и 2 статьи 46, пунктов 1 и 2 статьи 47, пункта 6 статьи 48, пунктов 1, 3, 5 статьи 51, пункта 1 и абзаца 4 пункта 3 статьи 52, пунктов 1, 2, 3 статьи 53, части 1 и 2 статьи 54, пункта 4 статьи 58, пунктов 1 и 2 статьи 59, пунктов 1, 6, 7 ст. 6О, статьи 61, пункта 2 статьи 64, части 2 статьи 65, пункта 10 статьи 67, пункта 1 статьи 68, пунктов 2, 3 статьи 73, части 3 статьи 74, пункта 1 статьи 76, абзаца 1 части 1 статьи 77, подпунктов "и", "з", "м" пункта 1 статьи 79, абзаца 2 пункта 1 статьи 80, статьи 82, пунктов "б", "г", "д", "е", "ж", "н", "о", "и", "к", "л", "з", "м" статьи 83, статьи 84, пункта 1 статьи 86, пунктов 1 и 2 статьи 88, пункта 2 статьи 89, пунктов 1 и 3 статьи 94, пункта 1 и абзаца 2 пункта 2 статьи 95, пунктов 1, 5, абзаца 2 пункта 6 статьи 97, пунктов 1 и 2 статьи 99, пункта 2 статьи 100, пункта 2 статьи 105, пункта 3 статьи 106, пункта 2 статьи 108, пункта 4 статьи 110, статьи 111, подпунктов 2, 4 пункта 1 статьи 113, абзаца 2 пункта "б", пункта "е" части 1 статьи 115, статьи 116, пункта 3 статьи 118, пунктов 1, 3, 4 статьи 119, пункта 1 статьи 121, части 1 статьи 127, статьи 128 Земельного кодекса Республики Татарстан от 10.07.1998 N 1736 (в ред. от 05.07.1999).

Решение после вступления в законную силу подлежит опубликованию в официальных средствах массовой информации Республики Татарстан: газеты "Республика Татарстан" и "Ватаным Татарстан".

Решение может быть обжаловано, а участвующим в деле прокурором принесено кассационное представление в Верховный Суд Российской Федерации через Верховный суд Республики Татарстан в течение десяти дней со дня изготовления мотивированного решения суда.

 

Председательствующий -

судья

Н.М.ХАЕРТДИНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь