Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ БУРЯТИЯ

 

РЕШЕНИЕ

 

Именем Российской Федерации Судья Верховного Суда Республики Бурятия Урмаева Т.А. при секретаре Щербаковой Е.П. рассмотрев 14 августа 2003 г. в открытом судебном заседании в городе Улан-Удэ гражданское дело по заявлению прокурора Республики Бурятия о признании противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению отдельных положений Закона Республики Бурятия "О культуре",

 

установил:

 

Народным Хуралом Республики Бурятия 1 февраля 1996 г. принят Закон Республики Бурятия N 246-1 "О культуре". Обращаясь в суд, прокурор Республики Бурятия просит признать противоречащими Федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению с момента издания статью 5 в части установления суверенитета Республики Бурятия в области культуры и закрепления права Республики Бурятия на самостоятельную реализацию соглашений и иных актов, регулирующих отношения Республики Бурятия в области культуры с другими государствами, объединениями государств и международными организациями, статью 10, части 2 и 3 статьи 11, части 1 и 2 статьи 20, часть 1 статьи 23 в части определения объема средств местного бюджета, направляемых на финансирование культуры, статью 25, абзац 3 части 1 статьи 35 в части отнесения к совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и Республики Бурятия вопросов охраны авторского права и смежных прав, права интеллектуальной собственности, права наследования объектов собственности в области культуры, абзац 7 части 1 статьи 36 в части отнесения к ведению органов государственной власти Республики Бурятия утверждения объемов средств, направляемых на финансирование культуры, в местных бюджетах и установления местных налогов и сборов на цели культурного развития, часть 2 статьи 36.

В обоснование требований прокурор ссылается на то, что государственный суверенитет в области культуры установлен на федеральном уровне и отнесен к правомочию Российской Федерации. Законом субъекта Российской Федерации не может быть установлен двойной суверенитет в данной сфере. Субъектам Российской Федерации не предоставлено право самостоятельного заключения соглашений с государствами, государственными объединениями и международными организациями, допускается заключение соглашений с органами государственной власти иностранных государств с согласия Правительства Российской Федерации, а также участие в деятельности международных организаций в рамках органов, созданных специально для этой цели. А статья 5 Закона Республики Бурятия, закрепляя суверенитет Республики Бурятия в области культуры, предусматривая самостоятельное определение культурной политики и осуществление культурной деятельности, самостоятельную реализацию на своей территории соглашений и иных актов, регулирующих отношения республики с другими государствами, объединениями государств, а также международными организациями, противоречит статье 12 ФЗ от 24 июня 1999 года N 119-ФЗ "О принципах и порядке разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации", статье 1 ФЗ от 4 января 1999 года N 4-ФЗ "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации", статье 5 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 года N 3612-1.

По тем же основаниям, по утверждению прокурора Республики Бурятия, противоречит Федеральному закону "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации" статья 10 Закона Республики Бурятия, устанавливающая право Республики Бурятия на основании межгосударственных соглашений определять условия поддержки зарубежными органами культурно-национальных центров, национальных обществ, землячеств, ассоциаций, учебных и других организаций культуры соотечественников, проживающих в Республике Бурятия, а также гарантирующая правовую защиту указанных образований.

Частями 2 и 3 статьи 11 республиканского закона установлено, что правомочия по владению, пользованию и распоряжению объектами культурного наследия народов Республики Бурятия изменяются исключительно решениями Народного Хурала Республики Бурятия по представлению Правительства Республики Бурятия, согласованному с органами местного самоуправления и собственниками. Решения принимаются на основе заключений независимых экспертных комиссий с учетом: интересов целостности исторически сложившихся коллекций и собраний; условий их хранения, наибольшей доступности; происхождения объекта.

Указанные нормы противоречат статьям 1, 4 ФЗ "Об объектах культурного наследия народов Российской Федерации", которыми установлено, что особенности владения, пользования и распоряжения объектами культурного наследия как особым видом недвижимого имущества являются предметами регулирования настоящего ФЗ.

Особенности владения, пользования и распоряжения объектом культурного наследия определяются настоящим федеральным законом, гражданским законодательством Российской Федерации, градостроительным законодательством Российской Федерации, земельным законодательством Российской Федерации. Субъекты Российской Федерации не вправе регулировать порядок владения, пользования и распоряжения объектами культурного наследия.

Частями 1 и 2 статьи 20 Закона Республики Бурятия регулируются вопросы договорных отношений между учредителями и организацией культуры. Устанавливается содержание договоров и закрепляется обязанность учредителей некоммерческих организаций культуры по их финансовому обеспечению, что противоречит статьям 2 и 3 ГК Российской Федерации, согласно которым договорные обязательства регулируются гражданским законодательством, находящимся в ведении Российской Федерации.

Статья 25 Закона Республики Бурятия регулирует вопросы ведения предпринимательской деятельности государственными и муниципальными организациями культуры, определяет понятие предпринимательской деятельности. А в соответствии со статьей 2 ГК Российской Федерации отношения между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность, регулируются гражданским законодательством. Предпринимательская деятельность определяется как самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке. Следовательно, данная статья республиканского закона противоречит федеральному закону.

Частью 1 статьи 23 Закона Республики Бурятия предусмотрено финансирование в сфере культуры, ежегодно не менее 6 процентов средств местного бюджета, что противоречит ст. ст. 8, 9, 10 Бюджетного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми местные бюджеты отнесены к третьему уровню бюджетной системы Российской Федерации. Кроме этого, утверждение и исполнение местных бюджетов отнесено к ведению органов местного самоуправления в области регулирования бюджетных правоотношений, органы государственной власти субъектов Российской Федерации не наделены полномочием определять объемы средств, направляемых из местных бюджетов на финансирование культуры.

Абзацем 5 части 1 статьи 35 Закона Республики Бурятия к совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и Республики Бурятия отнесены вопросы охраны авторского права и смежных прав, права интеллектуальной собственности, права наследования объектов собственности в области культуры. Однако авторское право и смежное право, право интеллектуальной собственности, право наследования регулируются нормами ГК Российской Федерации.

Абзацем 7 части 1 статьи 36 Закона Республики Бурятия к ведению органов государственной власти Республики Бурятия отнесено утверждение объектом средств, направляемых на финансирование культуры, в местных бюджетах, а также установление местных налогов и сборов, на цели культурного развития. В соответствии со ст. 8, 9, 10 Бюджетного кодекса Российской Федерации местные бюджеты отнесены к третьему уровню бюджетной системы Российской Федерации. Утверждение и исполнение местных бюджетов отнесено к ведению органов местного самоуправления в области регулирования бюджетных правоотношений. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации не наделены полномочием определять объемы средств, направляемых из местных бюджетов на финансирование культуры.

Местные налоги и сборы определены ст. 21 Закона Республики Бурятия от 27 декабря 1981 года N 21181 "Об основах налоговой системы Российской Федерации". При этом налоги, предусмотренные подпунктами "г" - "х" пункта 1 указанной статьи, устанавливаются представленными органами местного самоуправления; налоги, предусмотренные подпунктами "а" - "в" пункта 1, устанавливаются законодательными актами Российской Федерации. Органы государственной власти субъектов Российской Федерации не наделены правом устанавливать местные налоги и сборы. Следовательно, указанные положения абзаца 7 части 1 статьи 36 республиканского Закона противоречат бюджетному и налоговому законодательству Российской Федерации.

Частью 2 статьи 36 Закона Республики Бурятия Республика Бурятия наделена правом в пределах своей компетенции самостоятельно вступать в отношения с другими государствами и международными организациями по вопросам культуры.

Указанное положение противоречит ФЗ от 04.01.1999 N 4-ФЗ "О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации".

Данным Федеральным законом (ст. 1) субъектам Российской Федерации не предоставлено право самостоятельно ведения отношений с государствами и международными организациями.

В судебном заседании представитель прокурора Республики Бурятия Саргаева Н.П., действующая по доверенности от 31.07.03, поддержала заявленные требования, уточнила, что не поддерживает заявленные требования в отношении первого предложения абзаца 1 статьи 23 вышеуказанного Закона, просила признать оспариваемые положения Закона Республики Бурятия "О культуре" противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению с момента издания.

Представитель Президента Республики Бурятия Будацыренов А.П. признал заявленные требования, не согласившись лишь с требованием, касающимся абзаца 1 статьи 23 Закона.

Представители Народного Хурала Республики Бурятия Дондокова О.М. и Мантатова С.Б., действующие по доверенности от 11.08.2003, иск прокурора признали в полном объеме.

Выслушав пояснения представителя прокурора и заинтересованных сторон, заключение прокурора Григорьевой Н.Н., полагавшей заявление удовлетворить, исследовав материалы дела, суд находит заявление прокурора Республики Бурятия подлежащим удовлетворению в полном объеме.

В соответствии со ст. 173 ГПК Российской Федерации суд принимает признание представителями Президента Республики Бурятия и Народного Хурала Республики Бурятия требований прокурора и удовлетворяет в этой части заявленные требования.

Доводы представителя Президента Республики Бурятия Будацыренова А.П. о соответствии положений второго предложения абзаца 1 ст. 23 Закона Закону Российской Федерации "Основные законодательства Российской Федерации о культуре" в связи с тем, что данная норма является отсылочной и дублирующей норму Федерального закона, приостановлена действием на текущий год, не противоречит ст. 7 Бюджетного кодекса Российской Федерации, суд не принимает во внимание. Второе предложение абзаца первого статьи 23 Закона Республики Бурятия "О культуре" противоречит ст. 8, 9, 10 Бюджетного кодекса Российской Федерации, в соответствии с которыми исполнение местного бюджета, в том числе и направление средств в сфере культуры, относится к компетенции органов местного самоуправления, а не органов государственной власти субъекта Российской Федерации. Ссылка на соответствие оспариваемой статьи на "Основы законодательства Российской Федерации о культуре" необоснованна, так как ст. 7 ФЗ "О введении в действие Бюджетного кодекса Российской Федерации" установлено, что нормативные акты Российской Федерации действуют в части, не противоречащей кодексу. Поскольку п. 3 ст. 45 Основ законодательства Российской Федерации о культуре вступил в противоречие с Бюджетным кодексом Российской Федерации, то следует руководствоваться нормами Бюджетного кодекса Российской Федерации. В соответствии со статьей 253 ГПК Российской Федерации установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющему большую силу, суд признает нормативный правовой недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени. Принимая во внимание приведенные требования закона, суд признает вышеуказанные нормы закона Республики Бурятия противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня принятия оспариваемого Закона Республики Бурятия.

Исходя из изложенного, руководствуясь ст. ст. 194 - 193, 251 - 253 ГПК Российской Федерации, суд

 

решил:

 

Заявление прокурора Республики Бурятия удовлетворить. Признать статью 5 в части установления суверенитета Республики Бурятия в области культуры и закрепления права Республики Бурятия на самостоятельную реализацию соглашений и иных актов, регулирующих отношения Республики Бурятия в области культуры с другими государствами, объединениями государств и международными организациями, статью 10, части 2 и 3 статьи 11, части 1 и 2 статьи 20, часть 1 статьи 23 в части определения объема средств местного бюджета, направляемых на финансирование культуры, статью 25, абзац 5 части 1 статьи 35 в части определения к совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и Республики Бурятия вопросов охраны авторского права и смежных прав, права интеллектуальной собственности, права наследования объектов собственности в области культуры, в местных бюджетах и установление местных налогов и сборов на цели культурного развития, часть 2 статьи 36 Закона Республики Бурятия от 01.02.1996 N 246-1 "О культуре" противоречащими федеральному законодательству, недействующими и не подлежащими применению со дня принятия 01.02.1996.

Сообщение о данном решении подлежит опубликованию в газете "Бурятия".

Решение может быть обжаловано с течение 10 дней в Верховный Суд Российской Федерации.

 

Судья Верховного Суда

Республики Бурятия

Т.А.УРМАЕВА

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь