Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ОБЗОР

НАДЗОРНОЙ ПРАКТИКИ ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ

ПРЕЗИДИУМА САМАРСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА ФЕВРАЛЬ-ИЮНЬ 2003 ГОДА

 

1. Совершение кражи по признакам незаконного проникновения в помещение или иное хранилище и с причинением значительного ущерба гражданину с 05.11.2002 относится к категории преступлений средней тяжести.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/26 от 21.02.2003)

Приговором Октябрьского городского суда от 21.11.2002 К. осужден по ст. 228 ч. 1 и 4 УК РФ, с применением ст. ст. 69,70 УК РФ на 12 лет лишения свободы в ИК особого режима с конфискацией имущества.

Кассационным определением от 13.01.2003 приговор оставлен без изменения.

Президиум областного суда приговор изменил по следующим основаниям.

Изучение материалов дела показало, что приговор в части признания К. виновным является законным и обоснованным.

Вместе с тем, суд допустил ошибку, признав наличие особо опасного рецидива в действиях К.

В соответствии с ФЗ от 30.10.2002 "О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ... " совершение кражи по признакам незаконного проникновения в помещение или иное хранилище и с причинением значительного ущерба гражданину с 05.11.2002 не является тяжким преступлением, а относится к преступлениям средней тяжести, поскольку наказывается лишением свободы до 5 лет (ст. 15 УК РФ).

Суд, вынося приговор 21.11.2002, не учел данного обстоятельства, указав в приговоре, что К. был осужден 16.05.2001 за тяжкое преступление и совершил особо тяжкое, что составляет особо опасный рецидив.

В соответствии со ст. 18 УК РФ К. следует считать совершившим преступление при простом рецидиве, что соответственно влечет за собою снижение ему наказания.

К. приобрел, хранил и изготовил наркотическое средство для личного потребления, воспользовался лишь частью изготовленного средства.

Обстоятельства совершения преступления свидетельствуют о том, что к К. может быть применено минимальное наказание с учетом ч. 2 ст. 68 УК РФ, составляющее половину максимального срока.

Приговор Октябрьского городского суда и кассационное определение в отношении К. изменены: исключено указание на совершение преступления при особо опасном рецидиве, и К. считается совершившим преступление при простом рецидиве, снижено наказание по ст. 288 ч. 4 УК РФ до 7 лет 6 месяцев лишения свободы, по совокупности преступлений назначено 7 лет 8 месяцев лишения свободы, по совокупности приговоров в силу ст. 70 УК РФ назначено 8 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

 

2. Факт нахождения потерпевшего в тяжелой степени алкогольного опьянения не может свидетельствовать о его беспомощном состоянии.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/17-2003 от 06.02.2003)

Приговором Челно-Вершинского районного суда от 30.08.2000. П., ранее судимый, осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 11 годам 4 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 29.11.2000 приговор суда оставлен без изменения.

Президиум приговор и определение судебной коллегии изменил, указав следующее.

Как видно из материалов дела, П. признан виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, с особой жестокостью, а равно в отношении лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего при следующих обстоятельствах.

01.06.00, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в своем доме в ходе ссоры с отцом, который также находился в состоянии алкогольного опьянения, заведомо для осужденного находившимся в беспомощном состоянии в силу тяжелого отравления алкоголем, на почве личных неприязненных отношений, желая причинить тяжкий вред здоровью, действуя с особой жестокостью и причиняя при этом особые мучения и страдания, нанес многочисленные удары руками и ногами, обутыми в тяжелые ботинки с массивной подошвой, не менее трех по голове, 8 по шее, не менее 15 по туловищу, причинив потерпевшему повреждения, относящиеся по степени тяжести к тяжкому вреду здоровья и повлекшее за собой смерть потерпевшего на месте происшествия.

Как следует из заключения судебно-химической экспертизы, потерпевший находился в тяжелой степени алкогольного опьянения, но сам по себе факт нахождения в таком состоянии не может свидетельствовать о нахождении потерпевшего в беспомощном состоянии.

Как усматривается из приговора суда, П. и его отец на протяжении нескольких дней употребляли спиртные напитки, устраивали драки между собой.

Данных, свидетельствующих о том, что осужденным осознавался факт нахождения потерпевшего в беспомощном состоянии, не имеется.

Каких-либо доказательств того, что причинение тяжкого вреда здоровью было совершено с особой жестокостью при осознании жестокого характера избранного им способа причинения вреда и предвидения особо жестоких последствий его деяния в деле не имеется.

Приговор Челно-Вершинского районного суда и кассационное определение в отношении П. изменены: исключены такие квалифицирующие признаки как совершение преступления с особой жестокостью и в отношении лица, заведомо для виновного находившегося в беспомощном состоянии.

 

3. Принудительные меры медицинского характера применяются только после обследования осужденного на ВКК и ВИЧ-инфекции.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда от 13.03.2003 N 07-03/34)

Приговором Советского районного суда от 18.12.2001 Ф. осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ и на основании ст. 97 ч. 1 п. "г" УК РФ к Ф. применено принудительное лечение от опийной наркомании, если не будет противопоказаний после обследования на ККФ и ВИЧ.

Президиум Самарского областного суда приговор в части применения принудительного лечения от опийной наркомании отменил, указав следующее.

В соответствии со ст. 97 УК РФ в отношении лиц, страдающих алкоголизмом и наркоманией, применяются принудительные меры медицинского характера при отсутствии на то противопоказаний.

Из заключения наркологической экспертизы видно, что Ф. страдает опийной наркоманией, нуждается в принудительном лечении, но между тем, вопрос о противопоказаниях применения данного лечения должен быть разрешен после обследования осужденного на ВКК и ВИЧ-инфекции.

Данные, свидетельствующие о прохождении обследования на ВКК и ВИЧ-инфекции, в деле отсутствуют.

Суд в нарушение требования закона назначил принудительное лечение от наркомании, без учета сведений о противопоказаниях, что нельзя признать правильным.

Приговор Советского районного суда от 18.12.2001 в отношении Ф., в части применения к осужденному принудительного лечения от опийной наркомании, отменен.

 

4. Судья не вправе приносить представление об изменении приговора, вступившего в законную силу, так как круг лиц, имеющих право обжалования, ограничен ст. 402 УПК РФ.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/40 от 20.03.2003)

Приговором Железнодорожного районного суда от 16.06.1997 З., ранее судимый, осужден по ст. 228 ч. 1 УК РФ, на 1 год лишения свободы, по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ с применением ст. 64 УК РФ на 2 года лишения свободы и в соответствии со ст. 69 УК РФ на 3 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима и в соответствии со ст. 97 УК РФ в отношении него применено принудительное лечение от опийной наркомании.

Судья Красноглинского районного суда обратился в Президиум с представлением об изменении приговора в части осуждения З. по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ, считая, что в его действиях нет признака перевозки, т. к. З. приобрел наркотическое средство для собственного потребления и ехал на Железнодорожный вокзал к своей знакомой.

Представление судьи не подлежит удовлетворению, поскольку в соответствии со ст. 402 УПК РФ право обжалования вступивших в законную силу приговора, определения и постановления суда имеют осужденный, оправданный, их защитники или законные представители, потерпевший, его представитель, а также прокурор вправе приносить надзорное представление. Принесение представлений на судей не распространяется.

Поэтому Президиум в удовлетворении надзорного представления судьи Красноглинского районного суда об изменении приговора Железнодорожного районного суда в отношении осужденного З. отказал.

 

5. Нецензурная брань рассматривается судебной практикой как административное правонарушение и не образует уголовно-наказуемого деяния, если она не унижает чести другого человека.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/41 от 27.03.2003)

Приговором мирового судьи судебного участка N 3 Железнодорожного района от 18.01.2002 О. осужден по ст. 130 ч. 1 УК РФ к штрафу в сумме пяти тысяч рублей, с О. в пользу потерпевшей И. взыскано в счет компенсации морального вреда две тысячи рублей.

Постановлением Железнодорожного районного суда от 22.02.2002 приговор мирового судьи в отношении О. был оставлен без изменения.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 28.05.2002 приговор мирового судьи и постановление Железнодорожного районного суда в отношении О. были изменены: размер морального вреда был снижен до 500 рублей, в остальной части состоявшиеся судебные решения были оставлены без изменения.

Президиум Самарского областного суда приговор, постановление и определение отменил и указал следующее.

Как видно из материалов дела, около 23 часов соседка И. (потерпевшая) позвонила по телефону в квартиру, где проживают Х. и О. и попросила уменьшить громкость работающего музыкального центра и шум веселья их компании, мотивируя тем, что уже позднее время, на следующий день ей рано вставать на работу, а громкая музыка и шум их компании мешает отдыхать. При этом потерпевшая находилась в своей квартире со своей дочерью А., ее знакомой К. и соседкой по площадке Я., которые прослушивали данный телефонный разговор по включенному потерпевшей громкоговорящему переговорному устройству ее телефона. О., на ее просьбу, оскорбил последнюю в грубой нецензурной форме, затем прервал телефонный разговор.

Объективную сторону преступления, предусмотренного ст. 130 УК РФ, образуют действия, направленные на унижение чести и достоинства другого лица, которые выражены в неприличной форме.

Честь - это общественная оценка личности. Достоинство - внутренняя самооценка личности. Унижение чести и достоинства - это отрицательная оценка личности.

Суд, признавая О. виновным в оскорблении И., в нарушение требований ст. 314 УПК РСФСР (ст. 307 УПК РФ), не указал в описательной части обвинительного приговора, в чем именно выразилось унижение ее чести и достоинства - фактически в приговоре отсутствует описание преступного деяния, предусмотренного ст. 130 УК РФ.

Формулировка в приговоре "оскорбил потерпевшую в грубой нецензурной форме", является недостаточной для признания в действиях О. состава преступления.

По смыслу закона, под оскорблением понимается отрицательная оценка личности, а сама по себе нецензурная брань рассматривается судебной практикой как административное правонарушение и не образует уголовно-наказуемого деяния.

Кроме того, субъективная сторона этого преступления может быть выражена лишь в прямом умысле, виновный осознает, что совершает действия, унижающие честь другого человека и желает совершить именно эти действия.

А как видно из материалов дела, О. в ответ на неоднократные телефонные звонки И.., не стал с ней разговаривать, прервал телефонный разговор, выразившись при этом нецензурно, однако никакой оценки личности И. его нецензурная речь не содержала и данных о том, что умысел О. был направлен на унижение чести и достоинства И. - в материалах дела нет.

При таких обстоятельствах, в действиях О. отсутствует состав преступления, предусмотренный ст. 130 ч. 1 УК РФ.

Приговор мирового судьи, постановление Железнодорожного районного суда и определение судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда в отношении О. отменены и дело производством прекращено.

 

7. Судимость за преступления средней тяжести погашается по истечении 3-х лет после отбытия наказания.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/47 от 03.04.2003)

П., ранее судимый за кражи, приговором Автозаводского районного суда от 10.10.2001 осужден по ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества в исправительной колонии особого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам от 27.11.2001 приговор оставлен без изменения.

Президиум указанные судебные акты изменил, указав следующее.

Из материалов дела следует, что приговором Автозаводского районного суда от 09.06.1997 П. осужден за преступления, совершенные им 15.03.1994,23.03.1994,25.04.1994 и не относящиеся в соответствии со ст. 7-1 УК РСФСР к категории тяжких преступлений. В этот же день он освобожден по отбытии срока наказания.

В соответствии со ст. 86 ч. 3 п. "в" УК РФ судимость за преступления средней тяжести погашается по истечении 3-х лет после отбытия наказания, следовательно, судимость П. за данные преступления была погашена 09.06.2000.

Преступление, за которое П. осужден настоящим приговором, совершено 13.03.2001, т.е. после погашения судимости по приговору от 09.06.1997, в связи с чем, П. нельзя считать лицом ранее дважды судимым за хищение чужого имущества и его действия подлежат переквалификации со ст. 161 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 161 ч. 2 п. п. "б, д" УК РФ, т. к. у него имеется одна непогашенная судимость по ст. 30 ч. 3 - 158 ч. 2 п. п. "а, б" УК РФ по приговору от 09.09.1998.

Кроме того, в действиях П. в соответствии со ст. 18 ч. 2 п. "б" УК РФ содержится опасный, а не особо опасный рецидив преступлений, что в соответствии с требованиями ст. 58 ч. 1 п. "в" УК РФ влияет на изменение режима исправительного учреждения, а также подлежит исключению квалифицирующий признак "применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, как не установленный по делу.

Приговор Автозаводского районного суда и определение судебной коллегии от 27.11.2001 в отношении П. изменен: переквалифицированы его действия на ст. 161 ч. 2 п. п. "б, д" УК РФ, исключено его осуждение по п. "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ и назначено наказание в исправительной колонии строгого режима.

 

8. Перевозка наркотического средства, приобретенного для личного употребления, к месту жительства осужденного не образует состава уголовно-наказуемого деяния.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-02/52 от 03.04.2003)

Приговором Чапаевского городского суда от 24.06.1999 Ш. осуждена по ст. 228 ч. 1 УК РФ к 1 году лишения свободы, по ч. 3 ст. 30 и ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 69 УК РФ назначено путем полного сложения назначенных наказаний в виде 6 лет лишения свободы без конфискации имущества условно с испытательным сроком в 3 года. На основании ст. 97 п. "г" УК РФ применено принудительное лечение от опийной наркомании в наркологическом диспансере по месту жительства осужденной.

Президиум приговор изменил, указав следующее.

Ш., признана виновной в том, что 22.02.1998, в 7 часу, в п. Владимировский, расположенном на территории г. Чапаевска Самарской области, у не установленного следствием лица, незаконно, путем покупки за 240 рублей, приобрела для личного употребления без цели сбыта наркотическое средство - опий в крупном размере, массой 5,62 г., расфасованный в 30 полиэтиленовых пакетиков. Незаконно приобретенный опий Ш. завернула в полиэтиленовую пленку и уложила в надетые на ней плавки. Затем приобрела билет на электропоезд до ст. Октябрьск, намереваясь в дальнейшем перевезти незаконно приобретенный ей опий к месту своего жительства в г. Октябрьск.

Однако, она не смогла довести свой преступный умысел на перевозку наркотических средств до конца по независящим от нее причинам, т. к. в тот же день в 7 часов 05 минут была задержана на привокзальной площади ст. Чапаевск сотрудниками милиции.

Из материалов дела следует, что Ш. систематически употребляет наркотические средства.

Согласно акту амбулаторной наркотической экспертизы от 02.02.1998 Ш. страдает опийной наркоманией.

С учетом показаний самой Ш., других доказательств, на предварительном следствии и в суде было установлено, что осужденная приехала в г. Чапаевск из г. Октябрьска для приобретения наркотических средств и в тот же день незаконно приобрела для личного употребления опий массой 5,62 грамма, расфасованный в 30 пакетиков, однако на привокзальной площади в г. Чапаевске Ш. была задержана сотрудниками милиции и наркотическое средство у нее было изъято.

Так как перевозка наркотического средства, приобретенного для личного употребления, к месту жительства осужденного не образует состава уголовно-наказуемого деяния, приговор суда в части осуждения Ш. по ст. ст. 30 ч. 3,228 ч. 3 п. "в" УК РФ подлежит отмене, а дело в этой части прекращению.

 

9. В соответствии с подпунктом "е" пункта 6 Постановления ГД ФС о порядке применения Постановления ГосДумы РФ от 26.05.2000 "Об объявлении амнистии... " акт об амнистии не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если одно из них предусмотрено подпунктом "а или б" пункта 12.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/53 от 03.04.2003)

Приговором Жигулевского городского суда от 09.10.2001 П., ранее судимый за кражу и разбой, осужден по п. п. "а, б" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ, частично присоединено наказание по приговору от 14.02.2000 и окончательно определено к отбытию 5 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

В надзорной жалобе осужденный ставит вопрос о применении в отношении него по приговору от 24.12.1999 акта амнистии от 26.05.2000.

Президиум Самарского областного суда жалобу оставил без удовлетворения и указал следующее.

Приговор суда от 09.10.2001, в части доказанности вины и квалификации содеянного является законным и обоснованным, в части же назначенного наказания жалоба осужденного удовлетворению не подлежит, т. к. в соответствии с п. 6 "е" о порядке применения Постановления ГосДумы РФ от 26.05.2000 "Об объявлении амнистии... ", акт об амнистии не применяется в отношении осужденных по совокупности преступлений, если одно из них предусмотрено подпунктом "а" или "б" пункта 12 Постановления об амнистии, а П. совершил преступление, предусмотренное ст. 161 ч. 2 П. "б, в" УК РФ, которое указано в п. 12 "б".

 

10. При сбыте наркотических средств умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств.

(Извлечение из постановления Президиума Самарского областного суда N 07-03/56 от 10.04.2003)

Приговором Сызранского городского суда от 31.07.2001 Ш. осуждена по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ к 5 годам лишения свободы, на основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к 5 годам 2 месяцам лишения свободы без конфискации имущества в исправительной колонии общего режима.

Президиум приговор изменил, указав следующее.

Как видно из материалов дела, 25.04.2001 В. незаконно сбыла 0,5 г. опия в подъезде своего дома, продав наркотическое средство Ш. Последняя в свою очередь, купив наркотик у В. - опий массой 0,5 г. за 40 рублей, в этот же день, сбыла вышеуказанное наркотическое средство, продав его на ул. Лазо П., который через некоторое время добровольно выдал приобретенный у Ш. наркотик сотрудникам милиции.

По смыслу закона под сбытом наркотических средств следует понимать любые способы их возмездной или безвозмездной передачи лицу, которому они не принадлежат.

При этом умысел виновного должен быть направлен на распространение наркотических средств. По данному делу такие обстоятельства в действиях Ш. не установлены.

П. фактически привлек Ш. в качестве посредника для приобретения себе наркотического средства - двух пакетиков опия, что свидетельствует о предназначении опия для личного потребления П.

По договоренности с П., Ш выполнила объективную сторону деяния, предусматривающую ответственность за незаконное приобретение без цели сбыта наркотических средств в крупном размере - за деньги П. и по его просьбе она купила опий у В. и передала П.. Умыслом Ш. охватывалось оказание П. помощи в приобретении опия, а не его сбыта. За операции с наркотиками с целью сбыта и их сбыт осуждена В., а Ш. выполнила роль пособника.

Это не было учтено судом при квалификации действий Ш. по ст. 228 ч. 3 п. "в" УК РФ.

Приговор Сызранского городского суда от 31.07.2001 в отношении Ш. изменен: ее действия переквалифицированы со ст. 288 ч. 3 п. "в" УК РФ на ст. 33 ч. 5 - 228 ч. 1 УК РФ, по которой назначено наказание 2 года 6 месяцев лишения свободы и по совокупности приговоров на основании ст. 70 УК РФ путем частичного сложения наказаний окончательно назначено 3 года лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

 

11. Судимость в отношении лиц, совершивших преступление в несовершеннолетнем возрасте небольшой или средней тяжести, погашается по истечении одного года после отбытия наказания.

(Извлечение из Постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/72 от 26.06.2003)

Приговором Автозаводского районного суда от 22.05.2001 У., ранее судимый за кражу и незаконный оборот наркотических средств, осужден по ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ на 5 лет лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Самарского областного суда от 17.07.2001 приговор суда оставлен без изменения.

Президиум приговор суда изменил, указав следующее.

Из материалов дела видно, что У. был осужден приговором от 02.02.1994 по ст. 144 ч. 3 УК РСФСР, которая на момент вынесения приговора в соответствии со ст. 7-1 УК РСФСР относилась к категории преступлений небольшой тяжести. Кроме того, указанная судимость была в несовершеннолетнем возрасте, вследствие чего она погашается по истечении одного года после отбытия наказания. Таким образом, на момент совершения преступления, предусмотренного ст. 158 ч. 3 п. "в" УК РФ, его судимость по приговору от 02.02.1994 была погашена.

Непогашенной оставалась у него только одна судимость по приговору от 04.09.1999 по ст. 30 ч. 3 и 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, поэтому его действия по данному делу подлежат переквалификации со ст. 158 ч. 3 п. "в" на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ по признаку неоднократности совершения преступления.

Приговор Автозаводского районного суда от 22.05.2001 изменен, действия осужденного переквалифицированы на ст. 158 ч. 2 п. "б" УК РФ, по которой назначено наказание 4 года лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

 

12. Мошенничество, как одна из форм хищения, предполагает незаконное и безвозмездное обращение с корыстной целью чужого имущества в свою собственность.

(Извлечение из Постановления Президиума Самарского областного суда N 0703/78 от 15.05.2003)

Приговором Ленинского районного суда от 06.04.1999 М. осужден по п. п. "в, г" ч. 2 ст. 158 и по п. "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно.

Президиум Самарского областного суда приговор суда изменил, указав следующее.

Как видно из материалов дела, М. признан виновным в том, что он 20.11.1998 проник в квартиру П., откуда похитил видеомагнитофон "Панасоник" стоимостью 4500 рублей. В этот же день М. магнитофон сдал в ломбард "Потребкредит" в залог и получил за него 1100 рублей, которые потратил на личные нужды.

Приговор суда в части доказанности вины и квалификации содеянного по п. "в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ является законным и обоснованным.

В части мошенничества суд правильно установив фактические обстоятельства дела, дал им ненадлежащую правовую оценку. Мошенничество, как одна из форм хищения предполагает незаконное и безвозмездное обращение с корыстной целью чужого имущества в свою собственность. В данном случае этот признак отсутствует. По делу установлено, что М., получив в ломбарде 1100 рублей, передал в залог видеомагнитофон стоимостью 4500 рублей. Поэтому правоотношения между М. и ломбардом являются гражданскими и в его действиях нет состава преступления, соответственно по п. "б" ч. 2 ст. 159 УК РФ уголовное дело подлежит прекращению.

 

13. Если умыслом обвиняемого охватывалось лишь оказание помощи другому лицу в приобретении наркотических средств, а не их сбыт, то его действия должны быть квалифицированы по ч. 1 ст. 228 УК РФ.

(Извлечение из Постановления Президиума Самарского областного суда N 0703-100 от 19.06.2003)

Приговором Автозаводского районного суда от 23.04.2001 Ч. осужден по ч. 4 ст. 228 УК РФ.

Президиум приговор суда изменил, указав следующее.

Из описательной части приговора следует, что Ч. 13.01.2000, находясь на рабочем месте в СКП ВАЗа, незаконно приобрел у Л. героин массой 0,047 грамма в особо крупном размере с целью последующего сбыта М. по его просьбе. В этот же день наркотическое вещество он сбыл М. и был задержан работниками милиции.

Из показаний осужденных М. и Ч. следует, что Ч. способствовал своими действиями в приобретении для М. наркотических средств, и его умыслом охватывалось лишь оказание М. помощи в приобретении героина, а не его сбыта.

Как установлено судом, Ч. не имел наркотического средства, которое мог продать М. при его обращении к нему. Купленный на деньги М. героин, принадлежал М., и это наркотическое средство М. взял у Ч., как его владелец.

На основании изложенного, действия Ч. надлежит квалифицировать как пособничество в незаконном приобретении и хранении наркотического средства без цели сбыта в особо крупном размере.

Приговор Автозаводского районного суда от 23.04.2001 в отношении Ч. изменен: его действия переквалифицированы со ст. 228 ч. 4 УК РФ на ст. 33 ч. 5 и ст. 228 ч. 1 УК РФ.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь