Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ СВЕРДЛОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

 

от 3 сентября 2003 г. Дело N 44-У-165/2003

 

Приговором Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 13.06.2001 М., ранее судимый 15.03.1993, осужден по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации к 3 годам лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 и ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации ему отменено условное осуждение по приговору от 15.03.1993 и по совокупности приговоров окончательно к отбытию назначено 3 года 3 месяца лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Приговором суда М. признан виновным в том, что с начала июля 1994 года по предварительному сговору с Т. стал собирать на территории треста "Стройматериалы" цветной лом с целью его дальнейшего хищения. Собрав 70 кг цветного лома на сумму 107800 рублей, 19 августа 1994 года вместе с Т. вынесли его за территорию предприятия и на машине отвезли в пункт приема цветных металлов, где и были задержаны.

 

Президиум облсуда, рассмотрев уголовное дело по надзорной жалобе осужденного, нашел приговор подлежащим изменению по следующим основаниям.

Выводы суда о виновности М. в совершении кражи чужого имущества по предварительному сговору группой лиц основаны на доказательствах, исследованных в судебном заседании, которым дана надлежащая оценка.

Действия осужденного на момент постановления приговора правильно квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции от 13 июня 1996 года, а назначенное наказание отвечало требованиям ст. 60 Кодекса.

Вместе с тем, оснований для отмены условного наказания по предыдущему приговору и назначения наказания по совокупности приговоров в порядке ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации у суда не имелось.

Как следует из материалов дела, приговором от 15 марта 1993 года М. осужден по ч. 2 ст. 206 Уголовного кодекса РСФСР к 2 годам лишения свободы условно.

В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 годов" М., как условно осужденный, подлежал освобождению от назначенного наказания.

Препятствий для применения акта об амнистии не имелось.

Действие п. 6 вышеуказанного Постановления не распространяется лишь на лиц, совершивших преступления, перечисленные в п. 12 указанного Постановления. К числу этих преступлений деяние, за которое М. был осужден предыдущим приговором, не относится.

Не является ограничением для применения акта амнистии и совершение нового преступления в течение испытательного срока, поскольку действие п. 11 Постановления не распространяется на п. 6 этого Постановления.

На основании ч. 2 ст. 86 Уголовного кодекса Российской Федерации М. считается лицом, ранее не судимым.

Однако суд, назначая наказание по приговору от 13 июня 2001 года и выполняя требования ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации, эти обстоятельства не учел.

Также действия осужденного необходимо переквалифицировать с п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции от 13 июня 1996 года, на п. "а" ч. 2 ст. 158 Кодекса в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года, поскольку закон, улучшающий положение осужденного лица, в силу ст. 10 Уголовного кодекса Российской Федерации имеет обратную силу, а совершенное М. преступление в соответствии с ним отнесено к категории преступлений средней тяжести.

В связи с переквалификацией действий осужденного на менее строгий закон подлежит снижению и назначенное ему наказание, которое он доложен отбывать в исправительной колонии общего режима, а не в колонии-поселении, как лицо, склонное к совершению преступлений, длительное время скрывающееся от правосудия.

Что касается доводов жалобы об истечении сроков давности привлечения осужденного к уголовной ответственности за совершенную кражу, то они не заслуживают внимания.

В соответствии со ст. 78 Уголовного кодекса Российской Федерации лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения преступления средней тяжести истекло 6 лет.

Как видно из материалов дела, 6-летний срок со дня совершения преступления не истек, поскольку М. уклонялся от суда и с 19 марта 1997 года по 3 мая 2001 года находился в розыске, в связи с чем течение сроков давности на этот период приостанавливалось и возобновилось лишь с момента задержания осужденного.

Оснований для освобождения М. от наказания, назначенного по обжалуемому приговору, по акту об амнистии от 26 мая 2000 года не имеется, т.к. в соответствии с приговором от 11 сентября 2001 года ему назначено окончательное наказание в виде 3 лет и 4 месяцев лишения свободы согласно ч. 3 ст. 40 Уголовного кодекса РСФСР, т.е. по совокупности преступлений, в которую входит и преступление, за которое М. осужден настоящим приговором.

По изложенным основаниям приговор Железнодорожного районного суда г. Екатеринбурга от 13.06.2001 изменен: из приговора исключены указание об отмене М. условного осуждения в порядке ч. 5 ст. 74 Уголовного кодекса Российской Федерации по приговору от 15.03.1993 и указание суда о назначении наказания по совокупности приговоров по правилам ст. 70 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Действия М. переквалифицированы с п. "а" ч. 2 ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации в редакции от 13 июня 1996 года на п. "а" ч. 2 ст. 158 Кодекса в редакции Федерального закона от 31 октября 2002 года, по которой назначено наказание в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы в исправительной колонии общего режима.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь