Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

МОСКОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

СПРАВКА

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ

МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТИ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ, СВЯЗАННЫХ

С НАРКОТИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ, ЗА 1995 ГОД

 

Наркотическая ситуация в области

 

Из справки о состоянии работы по противодействию злоупотреблению наркотическими средствами и их незаконному обороту в Московской области, подготовленной в ходе проверки комплексной межведомственной группой в составе представителей МВД РФ, ГТК, ФСБ, Минздравмедпрома, Минпроса и Роскоммолодежи России:

"Несмотря на осуществление ряда организационно - практических, методических и оперативных мер, обстановка по противодействию и злоупотреблению наркотиками и их незаконному обороту в области остается напряженной. Наркомания, по существу, распространяется повсеместно и особенно в городах. Из года в год возрастает число правонарушителей, связанных с потреблением либо незаконным оборотом наркотиков. За последние пять лет число таких лиц увеличилось в 1,6 раза, количество детей и подростков - в 3,5 раза. Особую озабоченность вызывает смертность среди больных наркоманией и токсикоманией - увеличение в 1,5 раза.

Возрастающие на "черном рынке" цены на наркотики и растущий спрос на них, повышенная доходность этого вида преступного промысла приводит к активному внедрению в сферу наркобизнеса организованных преступных групп. По данным ГУВД, в Московской области насчитывается 21 такая группа общим числом участников 487 человек."

Далее в той же справке в разделе "Борьба с незаконным оборотом наркотиков" отмечается активная роль ГУВД области в мероприятиях, связанных с решением данной проблемы, а единственный недостаток в работе правоохранительных органов видится только в слабом выявлении и пресечении противоправных действий, связанных с "отмыванием" наркоденег.

Автор справки по результатам проведенного обобщения с ответственностью может заявить, что работа правоохранительных органов по борьбе с преступлениями, связанными с наркотиками, является неудовлетворительной. Имеются недостатки и в работе судов при рассмотрении таких дел, особенно в части назначения наказания.

В процессе обобщения проверено 200 дел на 224 лица, поступивших из судов Московской области.

 

Суды

 

Статистика

 

1. Виды наркотических средств, проходящих по рассмотренным судами уголовным делам, связанным с наркотиками:

- маковая соломка и кустарно приготовленный из нее препарат, содержащий алкалоиды опия и морфина, - 58%;

- марихуана - 32%;

- гашиш, опий, эфедрин - 10%.

Таким образом, самыми распространенными видами наркотических средств, используемых лицами, осужденными по ст. 224 УК РСФСР, являлись маковая соломка и кустарно приготовленные из нее наркотические препараты, а также марихуана. Не выявлены дела, где в качестве предмета преступного оборота были такие наркотические средства, как героин, ЛСД, амфетамин. Лишь в одном случае предметами преступной деятельности являлись кокаин, метадон. Такой факт может свидетельствовать либо об отличной работе правоохранительных органов по предупреждению распространения сильнодействующих синтетических наркотических средств на территории Московской области, либо, наоборот, об отсутствии такой работы. Пресса, телевидение периодически дают материалы как раз о распространении сильнодействующих синтетических наркотических средств на территории Москвы и Московской области.

2. Количество лиц, осужденных по ч. 3 ст. 224 УК РСФСР за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку наркотических средств без цели сбыта, - 179.

3. Количество лиц, осужденных по ч. 4. ст. 224 УК РСФСР за незаконное изготовление, приобретение, хранение перевозку или пересылку наркотических средств без цели сбыта, совершенные повторно, - 16.

4. Количество лиц, осужденных по ч. 1 ст. 224 УК РСФСР за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку с целью сбыта, а равно незаконный сбыт наркотических средств - 14.

5. Количество лиц, осужденных по ч. 2 ст. 224 УК РСФСР за те же действия, совершенные повторно или по предварительному сговору группой лиц или лицом, ранее совершившим одно из преступлений, предусмотренных ст. 224-1, 224-2, 225 и 226 УК РСФСР, а равно, если предметом этих действий были наркотические средства в крупных размерах, - 12.

6. Количество лиц, осужденных по ст. 224-1, ч. 1 УК РСФСР за хищение наркотических средств, - 2.

7. Количество лиц, осужденных по ст. 224-2, ч. 1 УК РСФСР за склонение к потреблению наркотических средств, - 1.

Отсюда следующая картина в процентном отношении. Количество лиц, осужденных по ст. 224, ч. 3 и ч. 4 УК РСФСР, то есть лиц, которые незаконно приобрели наркотики для личного потребления, составляет 87%. А количество лиц, осужденных по ст. 224, ч. 1 и ч. 2 УК РСФСР, т.е. за незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозку или пересылку с целью сбыта, всего 11%. Из проверенных дел видно, что работа правоохранительных органов по выявлению лиц, сбывающих наркотики, крайне неблагополучна. Практически по всем делам, где осуждены лица за приобретение наркотиков для личного потребления, в обвинительном заключении содержится фраза, что наркотические вещества приобретены у неустановленных лиц или из неустановленных источников. Следователи дают отдельные поручения оперативным работникам для установления лиц, которые сбыли наркотики. А те коротко отвечают, что "установить этих лиц не представилось возможным". Следователь выделяет дело в отношении сбытчиков в отдельное производство. На том все и заканчивается.

 

Наказание

 

По ст. 224, ч. 3 УК РСФСР:

Наказание, не связанное с реальным лишением свободы

(ст. 46-1, 44 УК РСФСР, исправительные работы), составляет - 74%.

По ст. 224, ч. 4 УК РСФСР:

Наказание, связанное с реальным лишение свободы, составляет - 70%.

По ст. 224, ч. 1 УК РСФСР:

Наказание, не связанное с реальным лишением свободы, составляет 65%.

По ст. 224, ч. 2 УК РСФСР:

Наказание, не связанное с реальным лишением свободы, составляет - 74%.

По ст. 224-1, ч. 1 УК РСФСР:

Реальное лишение свободы назначено в одном случае и применение ст. 46-1 УК РСФСР - в другом.

По ст. 224-2, ч. 1 УК РСФСР:

Один приговор с наказанием в виде реального лишения свободы.

Как видно из статистических цифр, суды назначают в подавляющем большинстве случаев за совершение преступления, предусмотренного ст. 224, ч. 3 УК РСФСР, наказание, не связанное с реальным лишением свободы. При этом суды учитывают привлечение к уголовной ответственности впервые, положительные характеристики подсудимых, признание ими вины и чистосердечное раскаяние в содеянном. Конечно, суды прежде всего при назначении наказания этим лицам принимают во внимание незначительную степень общественной опасности такого рода преступлений. Эти лица, не являясь наркоманами, в незначительных количествах для себя покупали наркотики. По новому уголовному кодексу ответственность предусмотрена только за незаконное приобретение наркотических средств без цели сбыта в крупных размерах. Другие являлись наркоманами, тот есть больными людьми, и их никакая уголовная ответственность не может остановить. Таким образом, можно понять практику назначения мягких мер наказания по ч. 3 ст. 224 УК РСФСР.

Но никак нельзя согласиться с практикой назначения наказаний судами Московской области за такие тяжкие преступления, как незаконное изготовление, приобретение, хранение, перевозка наркотических средств с целью сбыта и сбыт таких веществ, - ст. 224, ч. 1 и ч. 2 УК РСФСР. Как указывалось выше, процент назначения наказаний, не связанных с реальным лишением свободы, составляет соответственно 65% и 74%.

Приговором Одинцовского городского суда от 24.10.95 осуждена М. (цыганка) по ст. 224, ч. 1 УК РСФСР к 3-м годам лишения свободы с применением ст. 44 УК РСФСР без конфискации имущества. Судом установлено, что она незаконно приобрела, хранила и сбывала наркотические средства - кустарно приготовленный препарат из маковой соломки. Объем наркотика, изъятого у нее, составил 47 мл. При назначении наказания суд учел, что М. преступление совершила впервые, имеет 7 несовершеннолетних детей, один из которых серьезно болен. Изъятые у осужденной 5024000 руб., 901 доллар США, 20 немецких марок возвращены ей приговором суда. Прежде чем ссылаться на смягчающие обстоятельства, суд должен их установить, смягчающие обстоятельства подлежат доказыванию. По данному делу этого не сделано. К делу приобщены 4 копии свидетельства (но не семь) о рождении детей. Все - ксерокопии, причем повторные или восстановленные, печати смазанные. Они не заверены, в связи с чем теряют доказательственную силу. При наличии чистых бланков сделать любые ксерокопии нетрудно. В двух ксерокопиях матерью записана не М., а Б. Данные о болезни одного из детей также не подтверждены достоверно. В деле имеется опять же ксерокопия справки из больницы, какой - понять невозможно, о клиническом диагнозе: травма шейного отдела спинного мозга. Но в этой бумаге не сказано, у кого имелась такая травма. К делу приобщена медицинская карта на Б. 1985 года рождения. Из ее содержания явствует, что это карта родившегося ребенка, который выписан на шестые сутки, т.е. как здоровый ребенок. Не известно, относится ли медицинская справка к Б. Кроме того, нет свидетельства о рождении Б. Чей это сын? Суду не следовало доверяться этим копиям, а потребовать подлинные или надлежащим образом заверенные копии. Целью наказания является недопущение в будущем лицом, совершившим преступление, подобных и других преступлений. Однако безнаказанность влечет еще большую потребность и размах в совершении преступлений. Может быть, в данном случае суду следовало пожалеть не цыганских детей, которые по законам табора в случае, если что-нибудь случится с матерью, переходят на попечение оставшихся взрослых, а русских детей, которых такие цыганки губят, сбывая им наркотики.

Имеются и другие случаи невнимательного отношения судей к доказыванию обстоятельств, смягчающих ответственность подсудимых.

Так, приговором Орехово - Зуевского городского суда от 22.03.95 осуждена А. по ст. 224, ч. 1 и 224, ч. 2 УК РСФСР к 3 годам лишения свободы с применением ст. 43 и 44 УК РСФСР. При этом суд в отношении А. учел, в частности, то, что она является инвалидом и матерью - одиночкой. А. осуждена за незаконное приобретение, перевозку и хранение с целью сбыта повторно и за сбыт опия. Из ее первого допроса следовало, что она проживает с мужем. В деле имеется справка ВТЭК, из которой видно, что инвалидность у нее III группы по общему заболеванию до 01.03.94. Очередная дата переосвидетельствования 05.01.94. Дело возбуждено в октябре 1994 г. Таким образом, вопрос об инвалидности подсудимой не должен был стоять. Не было в деле данных о том, что подсудимая - мать - одиночка.

Приговором Люберецкого городского суда от 10.08.95 осуждена А. (цыганка) по ст. 224, ч. 1 УК РСФСР к 3-м годам лишения свободы с применением к ней отсрочки исполнения приговора и по амнистии от наказания освобождена. А. совершила незаконное приобретение, хранение с целью сбыта и сбыт наркотика. По делу установлено, что сбыла она наркотик ученику 11-го класса. В приговоре не приведены убедительные данные о необходимости назначения наказания с применением ст. 46-1 УК РСФСР за столь тяжкое преступление.

Приговором Пушкинского городского суда от 05.08.94 осужден Т. (узбек) по ст. 224, ч. 2 УК РСФСР с применением ст. 43 УК РСФСР к 3-м годам лишения свободы без конфискации имущества за незаконное приобретение марихуаны в количестве 4 кг 40 г в г. Ташау (Туркмения), перевозку в г. Пушкино с целью сбыта. При попытке сбыта наркотика задержан милицией. Суд в приговоре применение ст. 43 УК РСФСР мотивировал общественной опасностью совершенного преступления, положительной характеристикой с места жительства, раскаянием в содеянном, совершением преступления впервые и вследствие стечения личных обстоятельств. Неприменение конфискации в приговоре не мотивировано, хотя по санкции закона она является обязательной. Совершенное подсудимым преступление является тяжким, а потому совершение его впервые не может приниматься в качестве смягчающего ответственность обстоятельства. На предварительном следствии подсудимый показал, что хотел продать наркотик и заработать деньги. В суде утверждал, что у него неизвестные лица отобрали товар и пообещали вернуть, если привезет наркотик (очень правдоподобная история). Суд поверил этой истории и признал смягчающим обстоятельством. Как видно из дела, подсудимый не работал. По мнению автора справки, каких-либо исключительных

обстоятельств, дающих основания для применения ст. 43 УК РСФСР, по делу не было.

Приговором Дубненского городского суда от 31.08.94 осужден К. по ст. 218, ч. 1 УК РСФСР к одному году лишения свободы, по ст. 224, ч. 1 УК РСФСР к двум годам лишения свободы, окончательно к двум годам лишения свободы без конфискации имущества с применением ст. 44 УК РСФСР. По протесту Прокурора Московской области президиум Мособлсуда за мягкостью назначенного наказания отменил этот приговор. Приговором от 18.12.95 он осужден по тем же статьям к 3 годам лишения свободы без конфискации имущества с применением ст. 46-1 УК РСФСР, то есть по существу к аналогичной мере наказания.

В соответствии с законом - ст. 24 УК РСФСР наказание в виде лишения свободы назначается в годах и месяцах. Между тем встречаются приговоры, в которых судьи назначают наказание в днях. Приговором Красногорского суда осужден А. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР к 6 месяцам и 7 дням лишения свободы. Приговором Люберецкого суда от 31.10.95 осужден Х. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР к шести месяцам и 29 дням лишения свободы.

Приговором Щелковского суда от 13.03.95 осуждены Е. и К. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР к 2-м годам лишения свободы каждый. В резолютивной части приговора после решения вопроса о мере пресечения, о судьбе вещественных доказательств и применения ст. 62 УК РСФСР суд подробно мотивировал свое решение, почему им назначено наказание в виде лишения свободы, а не исправительные работы или иное наказание, не связанное с реальным лишением свободы. Между тем это следовало сделать в мотивировочной части приговора, а не в резолютивной в соответствии с требованиями ст. 314 и 315 УПК РСФСР.

В приговоре Щелковского суда от 19.12.95, которым осужден К. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР, в резолютивной его части, указано об уничтожении вещественного доказательства - наркотика, однако марихуана в конверте лежит в деле, то есть приговор не исполнен в части уничтожения вещественного доказательства.

 

Квалификация преступлений

 

В основном органы предварительного следствия и суд правильно понимают содержащиеся в законе понятия, относящиеся к данному виду преступлений. По проверенным делам приобретение наркотических веществ выражалось в основном в его покупке, сборе дикорастущих конопли и мака или их частей.

Хранение - в ношении при себе, хранении в рабочих помещениях, по месту жительства.

Перевозка - в перевозке на автомашине наркотика из одного района в другой, например из Москвы в Московскую область, из одного города в другой. Из государств ближнего зарубежья в Московскую область.

Изготовление - в действиях, связанных с извлечением чистых наркотиков из мака, конопли, маковой соломки, лекарственных препаратов.

Сбыт - в продаже. В качестве доказательств сбыта в приговорах фигурируют показания подсудимых, признавших вину; протоколы задержания при попытке сбыта, показания свидетелей.

Однако имеются случаи необоснованного исключения из обвинения признаков, характеризующих объективную сторону преступления.

Так, приговором Люберецкого городского суда от 21.03.95 осужден В. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР за приобретение без цели сбыта марихуаны. В тот же день задержан с наркотиком. Органы предварительного следствия вменили подсудимому незаконное приобретение и хранение наркотического средства. Суд исключил хранение из обвинения, сославшись на то, что подсудимый был в скором времени после покупки задержан. Между тем ответственность за хранение наркотического вещества не зависит от его продолжительности.

Приговором Калининградского городского суда от 30.11.95 осужден И. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР за незаконное приобретение, хранение и перевозку кустарно приготовленного наркотического вещества. Согласно обстоятельствам дела И. на рынке приобрел наркотик и был с ним задержан при выходе из рынка. При таких данных у суда не было оснований квалифицировать действия подсудимого как перевозку наркотического средства.

В Люберецкий суд поступило дело в отношении Х. по ст. 224, ч. 2 и 78, ч. 1 УК РСФСР. Приговором от 31.10.95 Х. по ст. 78, ч. 1 УК РСФСР оправдан за недоказанностью участия в совершении преступления, а его действия со ст. 224, ч. 2 УК РСФСР переквалифицированы на ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Суд в приговоре указал, что нет доказательств, подтверждающих перевозку наркотических средств из Узбекистана в Москву и Московскую область с целью сбыта. Суд признал показания подсудимого о том, что он приобрел наркотики для личного употребления, достоверными и освободил его из зала суда, назначив наказание в виде лишения свободы до отбытого. При этом суд не учел п. 2 постановления Пленума Верховного Суда РФ в редакции от 21.12.93 N 11 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с наркотическими средствами, сильнодействующими и ядовитыми веществами" о том, что об умысле на сбыт может свидетельствовать значительный объем наркотических средств. По данному делу у подсудимого изъяты наркотики в крупных размерах. Кроме того, на первых допросах в качестве подозреваемого и обвиняемого он вину признал и показал, что приобрел наркотик в Андижане и привез в Москву с целью продажи. Подсудимый не являлся жителем Москвы и Московской области, приехал в Москву на короткий срок, чтобы купить вещи, а привез наркотическое вещество в крупном размере.

Вот уже в который раз автор справки приводит примеры в отношении лиц из ближнего зарубежья, почему-то избегающих заслуженного наказания за ввоз наркотиков в Россию.

Приговором Коломенского суда осужден М. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР за перевозку без цели сбыта около 9 килограммов маковой соломки. М. органами предварительного следствия был привлечен к уголовной ответственности по ст. 224, ч. 2 УК РСФСР за незаконное приобретение, хранение и перевозку с целью сбыта наркотических веществ в крупном размере. Суд, переквалифицируя действия подсудимого с ч. 2 на ч. 3 ст. 224 УК РСФСР, указал в приговоре, что показания подсудимого о том, что незнакомый по имени Володя попросил его под угрозой перевезти наркотик из Украины в Самару, где этот Володя должен был его встретить, ничем не опровергнуты. Между тем даже те обстоятельства, о которых сказал подсудимый, свидетельствуют о хранении и перевозке наркотического вещества с целью сбыта. Если исходить из приговора, то осужденный перевез наркотик без цели сбыта, то есть для личного употребления. Но об этом не говорил и сам М. Перевез он наркотик, чтобы сбыть Володе, передать ему, и не обязательно за плату (см. Комментарий к новому УК РФ под редакцией Радченко, стр. 400).

 

Органы предварительного следствия

 

Источники приобретения наркотических средств

лицами, привлеченными к уголовной ответственности

по ст. 224, ч. 3 и 4 УК РСФСР

 

Как уже указывалось выше, на основании проведенного обобщения можно сказать, что в Московской области органами следствия не принимаются необходимые меры к установлению всех участников преступления, выявлению источников приобретения наркотических средств и каналов их сбыта. Из всех проверенных дел, по которым привлечены к уголовной ответственности лица за приобретение, хранение и перевозку без цели сбыта и приобретавшие наркотики у частных лиц, последние, за исключением одного случая, не установлены.

Хотя по большинству дел для работников оперативной службы не представляло трудностей установить сбытчиков наркотических средств.

Приговором Одинцовского городского суда от 18.10.95 осужден О. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Из материалов дела следовало, что осужденный неоднократно приобретал в д. 28 дер. Акулово Одинцовского района наркотические средства у цыганки, о чем он сам сразу пояснил при задержании в дер. Акулово 28.06.95. Из допросов работников милиции, задержавших подсудимого, следовало, что они располагали оперативной информацией о том, что в этой деревне цыгане распространяют наркотики. Задержав подсудимого и получив от него сведения о распространителе наркотиков, работники милиции не провели оперативно - розыскных действий и не задержали цыган. На отдельное поручение следователя получен ответ зам. начальника Юдинского ГОМ, что цыгане выехали в неизвестном направлении 29.06.95, то есть на следующий день. Невольно напрашивается мысль, а не были ли предупреждены цыгане?

В деле имеется представление следователя зам. начальнику Одинцовского УВД о том, что в указанном доме цыгане распространяли наркотики кустарного производства из маковой соломки. В процессе расследования выявлены серьезные недостатки в паспортном режиме и контроле над лицами, неофициально проживавшими в частных домах граждан РФ, которые способствовали безнаказанному распространению наркотиков в течение длительного времени. Совершению преступления, как указано в представлении, способствовал ряд обстоятельств. В частности, руководство Юдинского ГОМ осуществляло недостаточный контроль над деятельностью участковых, а именно в с. Акулово. Ответа на представление следователя в деле нет.

Приговором Одинцовского городского суда от 16.11.95 осужден К. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Из приговора видно, что 08.06.95 около 14 часов К. в доме 2 по ул. Почтовой пос. Летний Городок Одинцовского района у неустановленных цыган незаконно приобрел наркотическое средство кустарного производства. Согласно материалам дела подсудимого задержали работники милиции во время проведения оперативно - розыскных действий прямо во дворе указанного дома. Подсудимый сразу сказал, где приобрел наркотики. Однако милиция не пошла по названному адресу, а доставила осужденного в отделение милиции. В деле имеется ответ на отдельное поручение следователя от начальника Юдинского отделения милиции, который сообщил, что оперативно - следственными действиями установлено, что К. приобрел наркотики в доме, принадлежавшем Л., но допросить последнего не представилось возможным, т.к. он выехал за пределы Московской области и Москвы. Со слов жены Л. известно, что у них жили цыгане, но 09.06.95 они съехали. И опять на следующий день после задержания осужденного К. Ответ датирован 03.09.95.

Приговором Люберецкого городского суда от 21.12.95 осужден И. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Приговором от 22.05.95 того же суда осужден Б. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Как следовало из объяснений обоих осужденных, они были задержаны практически сразу после приобретения наркотика, указали место, где у цыганки приобрели наркотики. А Б. вообще задержан во дворе дома, где купил наркотики. Но мер никаких со стороны милиции принято не было для розыска сбытчиков наркотиков.

Приговором Ивантеевского суда от 29.05.95 осужден В. по ст. 224, ч. 3 УК к одному году лишения свободы с применением ст. 44 УК и на основании амнистии от наказания освобожден. Осужден за незаконное приобретение, хранение и перевозку без цели сбыта марихуаны в количестве 143,65 г. Был задержан в ДК "Юбилейный", когда курил марихуану. Работники милиции почувствовали специфический запах. В холле ДК обнаружен был пакет с 48 спичечными коробками, содержащими наркотик. В. сказал, что все это принадлежало ему и приобрел он для личного потребления. Ему поверили. Но напрашивается вопрос, зачем ему в ДК нужно было такое количество уже расфасованного по порциям наркотика? Наверно все-таки для сбыта. Оперативные работники могли бы установить наблюдение. Об умысле на сбыт уже свидетельствует крупный размер наркотика и к тому же порционно расфасованного.

Приговором Люберецкого суда от 26.10.95 осуждена П. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Из дела следует, что она приобрела в пос. Томилино у цыганки шприц с наркотиком и хотела положить его в карман, но тут же была задержана, то есть на месте совершения преступления. В деле имеется рапорт работника милиции о том, что на ул. Линькова пос. Томилино была задержана П. со шприцом, в котором находилось наркотическое вещество. Установить лицо, у которого она приобрела вещество, не представилось возможным.

Приговором Люберецкого суда от 21.09.95 осужден В. по ст. 224, ч. 4 УК РСФСР за повторное незаконное приобретение, хранение наркотических средств без цели сбыта - 0,6 г опия, и 5 мл. кустарно приготовленной смеси из маковой соломки. Согласно приговору первый раз он приобрел наркотик в Москве, а второй раз - в дер. Пехорка у неустановленного лица, дело в отношении которого выделено в отдельное производство. Между тем осужденный задержан возле дома, где приобрел наркотическое средство, и сразу назвал адрес, где купил. Но туда, естественно, работники милиции не поехали.

Подавляющее большинство лиц, осужденных Люберецким судом по ст. 224, ч. 3 и ч. 4 УК РСФСР приобретали наркотики в дер. Пехорка у цыган. Но эти цыгане не установлены.

Чем можно объяснить нежелание работников правоохранительных органов выявлять и привлекать к ответственности лиц, сбывающих наркотики? Конечно, автор справки понимает, что часть из этих лиц является агентами, в том числе возможно и цыганами. Но что же тогда получается? Держа сбытчиков наркотиков в качестве агентов, их используют только лишь для изобличения лиц, приобретающих наркотики для личного потребления. Но общественная опасность сбытчиков наркотиков не сравнится с общественной опасностью потребителей наркотиков. Дело правоохранительных органов состоит в том, чтобы выявить сбытчиков, всю цепочку. Но этого не происходит. Правоохранительные органы знают сбытчиков и не трогают их, цыган, в том числе, тем самым способствуя распространению наркотиков. Еще можно было бы понять, если бы через этих агентов раскрывалась сама цепочка вплоть до организаторов. Но таких дел нет. Лица, привлеченные судами Московской области по ст. 224, ч. 1 и ч. 2 УК РСФСР по материалам предварительного следствия, приобретали наркотики опять же у неустановленных лиц.

По мнению автора справки, необходимо коренным образом изменить всю работу по борьбе с преступлениями в сфере наркобизнеса, направив все внимание на изобличение лиц, сбывающих, производящих наркотики.

Следующий пример требует особого внимания.

Приговором Щелковского суда от 02.10.95 осужден П. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Из материалов дела вытекают следующие обстоятельства.

Проводятся оперативно - розыскные мероприятия. В лесном массиве задерживается группа цыган и еще несколько человек, не относящихся к цыганам. На месте происшествия изымаются несколько шприцов, пузырьки с остатками жидкости. У одного из задержанных - П., который впоследствии и осужден, обнаружен кустарно приготовленный наркотический препарат. Все задержанные лица, кроме цыган, показали, что пришли в лесной массив к цыганам за наркотиками. Допрошенный в качестве подозреваемого, а затем подсудимого в суде П. показал, что именно у этих цыган он купил наркотик. У одной цыганки изъято 3 бутылочки и чайник с остатками жидкости коричневого цвета. Двое из цыган задерживаются 30.05.95, а уже 02.06.95 выносится постановление о прекращении в отношении них уголовного дела за отсутствием состава преступления. Этот вывод в постановлении не мотивирован. Экспертиза в отношении предметов, изъятых у цыганки, не проведена. Следует отметить следующие два обстоятельства. В деле до указанного постановления имеются остатки от вырванных листов. Однако нумерация не нарушена и совпадает с описью. В протоколе осмотра места происшествия в графе об изъятии предметов записано, что изъято денег в сумме..., затем эта сумма зачеркнута сплошным штрихом, а вверху без оговорок и подписей понятых вписана сверху сумма 220 тыс. руб. Цыгане, которые сбывали наркотики, освобождены.

 

Соблюдение процессуального законодательства

 

Изъятие наркотических средств

 

Когда изъятие наркотических средств производится следователем после возбуждения уголовного дела, то процессуальных ошибок не допускается. Следователями соблюдаются нормы УПК при производстве выемки наркотических средств.

Но в основном изъятие наркотических средств производится в процессе проведения оперативно - розыскных мероприятий до возбуждения уголовного дела. Оперативные работники при этом должны руководствоваться Законом РФ "Об оперативно - розыскной деятельности" от 05.07.95 и УПК РСФСР. В ст. 6 Закона изложены виды оперативно - розыскных мероприятий, а в соответствии со ст. 15 при проведении оперативно - розыскных мероприятий, перечисленных в ст. 6, органы, осуществляющие эти мероприятия, имеют право производить изъятие предметов, материалов. Изъятие предметов должно осуществляться с соблюдением норм УПК РСФСР, чтобы в дальнейшем была возможность использовать изъятые предметы в качестве допустимых доказательств. Это означает, что изъятие наркотических средств должно осуществляться уполномоченным на то оперативным работником протоколом изъятия. В протоколе изъятия указываются время (дата и часы), место изъятия, лица, присутствовавшие при изъятии. Изъятие проводится в присутствии понятых. Изъятое вещество подробно описывается и упаковывается. Затем все скрепляется печатью, подписями лица, произведшего изъятие, понятыми, лица, у которого изъято вещество, и другими присутствовавшими лицами, например специалистом. Также в протоколе должно быть указано, куда поступило на хранение изъятое вещество. Вещество должно быть взвешено, чтобы избежать в дальнейшем возможность изменить вес изъятого. К протоколу изъятия прилагаются рапорты работников милиции об основаниях задержания и доставления в отделение милиции, опросы лица, у которого произведено изъятие, понятых и других лиц, присутствовавших при изъятии. Например, опрос специалиста в области наркотиков, где изложено его мнение после визуального исследования вещества, о том, что вещество по каким-то признакам является наркотическим.

Однако требования закона в основном не выполняются. Имеются случаи производства изъятия без понятых, без указания времени и места проведения действия. Изъятое вещество почти никогда не взвешивается, нередко не упаковывается. А если и упаковывается, то на упаковке подписи понятых и лица, у которого произведено изъятие, отсутствуют. Адреса понятых в протоколах указываются не всегда. Вообще отсутствуют сведения о том, куда поступило на хранение изъятое вещество.

Установлен лишь один случай взвешивания наркотического вещества по делу по обвинению Г., осужденного Пушкинским судом по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Оперативный работник произвел выемку марихуаны у Груздева, а затем в присутствии понятых и самого Г. в аптеке на аптекарских весах в присутствии работника аптеки произвел взвешивание. Плохо то, что взвешивание проведено на следующий день после изъятия марихуаны.

Менее всего допускается ошибок в Коломне и Калининграде и более всего - в Одинцово, Люберцах, Щелково.

Оперативные материалы являются основанием для возбуждения уголовного дела. Когда дело возбуждено, основная задача следователя - облечь оперативные материалы в процессуальную форму в соответствии с нормами УПК. Как отмечалось выше, в протоколе изъятия должно отражаться место хранения. И следователь должен произвести выемку этих предметов у лица или из помещения, где оно хранится, в соответствии с требованиями ст. 169-171 УПК РСФСР. Такие следственные действия нигде не выполняются, кроме Раменского УВД и Калининградского УВД. В делах, расследованных следователями названных УВД, имеются протоколы выемки предметов (наркотиков), которые находились у оперативных работников, из их служебных кабинетов.

Далее в соответствии с законом изъятые вещества осматриваются и приобщаются к делу в качестве вещественных доказательств. Если вещество не взвешено при изъятии, это делает следователь в присутствии понятых и лица, у которого изъято наркотическое вещество.

По подавляющему количеству проверенных дел изъятый наркотик приобщен к материалам уголовного дела в качестве вещественного доказательства после проведения экспертизы, отсюда теряется доказательственная сила экспертизы. Экспертиза может проводиться только с предметами, которые приобщены к делу в качестве вещественных доказательств, а не с какими-то предметами, не имеющими отношения к делу. Изъятые при следственных действиях предметы тогда имеют отношение к делу, когда они приобщены в качестве вещественных доказательств в соответствии с требованиями закона.

После приобщения вещества, изъятого у подозреваемого, к делу в качестве вещественного доказательства постановлением следователя оно направляется на экспертизу для определения относимости к наркотическому.

Однако опять же по большинству дел еще до проведения экспертизы изъятое вещество в противоречии с законом направляется на исследование эксперту без назначения экспертизы. И в делах имеются справки экспертов о весе изъятого вещества, является ли он наркотическим и каким. Незаконность таких действий понятна и самим следственным работникам. Вот почему в такой справке эксперта в правом верхнем углу написано "К материалам уголовного дела не приобщать!" Но наши следственные работники даже и этого не удосуживаются прочитать и такую справку приобщают к материалам дела. А некоторые умудряются возбуждать уголовные дела на основании таких справок.

Так, в постановлении о возбуждении уголовного дела по делу К. (Щелково) по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР записано: "У К. при личном досмотре обнаружено вещество в количестве 5,2 г, которое по заключению ЭКО г. Калининграда признано наркотическим, а именно марихуаной".

Таким образом, проводится по существу экспертиза изъятых веществ, но не процессуальным путем. Такая справка, конечно, не является доказательством по делу, а потому постановлением следователя назначается уже экспертиза на основании закона и с соблюдением его требований. Однако допустимость заключения эксперта в качестве доказательства в таких случаях будет утеряна ввиду нарушения закона по собиранию, закреплению и исследованию доказательств.

Вот примеры, в каком виде поступают предметы на экспертизу после того, как уже были предметом исследования по справкам экспертов.

Приговором Мытищинского суда от 04.10.95 осужден К. по ст. 224, ч. 3 УК РСФСР. Из дела видно, что на экспертизу поступила коробка со штампом МЭКО УВД г. Калининграда с датой и подписью, чьей - неизвестно. Хотя согласно протоколу личного обыска задержанного изъятые у него предметы опечатаны и скреплены подписями понятых. Аналогичные обстоятельства и по делам в отношении С., В. (Мытищи), Щ. (Щелково) и др. Из дела по обвинению Д. по ст. 224, ч. 3 (Люберцы) видно, что на экспертизу поступил пакет с оттиском печати ЭКО ГУВД МО и подписью эксперта.

Таким образом, предметы опечатываются и упаковываются в одном виде, а поступают на экспертизу в другом виде, из чего ясно, что предметы побывали в других руках, а значит, не исключается возможность видоизменения вещественного доказательства.

К сожалению, по большинству дел приговоры основаны на недопустимых доказательствах.

Ни до возбуждения уголовного дела, ни после него никаких справок экспертов быть не должно. После возбуждения уголовного дела возможна только экспертиза на основании закона по постановлению следователя. В процессе оперативных действий до возбуждения уголовного дела в соответствии с Законом об оперативно - розыскной деятельности возможно на основании ст. 6, п. 5 исследование предметов и материалов. На взгляд автора справки в сомнительных случаях возможно исследование изъятого вещества, которое проводится специалистом, но не экспертом. Это может быть акт исследования специалиста в области наркотиков, где высказано лишь его мнение по характеристике вещества в присутствии оперативных работников, понятых. Но лучше, если специалист присутствует при изъятии вещества и в протоколе изъятия излагается его мнение, относится ли изъятое вещество к наркотическим средствам или нет.

В заключение следует отметить, что проблема борьбы с наркотиками - проблема выживания нации.

 

Судья

Н.В. Григорьева

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2020       |       Обратая связь