Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД УДМУРТСКОЙ РЕСПУБЛИКИ

 

РЕШЕНИЕ

от 16 сентября 2003 года

 

Решение изготовлено в окончательной форме 17 сентября 2003 г.

 

Именем России

 

Верховный Суд Удмуртской Республики в составе:

 

председательствующего судьи                       Сундукова А.Ю.,

при секретаре                                    Колодкиной О.В.,

 

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Прокурора Удмуртской Республики о признании противоречащими пункту 5 ст. 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации, статье 3, подпункту "н" пункта 2 ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" пункта 1 постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 года N 1022 "Об утверждении Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики" и абзаца 2 пункта 1.1, пункта 1.3 - 1.9, 2.1, 3.1 - 3.3.5, 4.1, 4.2, 5.1 - 5.8, 5.10 - 5.13, 6.1, 6.2, 7.1 - 7.14, 8.1 - 8.13, 9.1 - 9.4, 10.1 - 10.5 Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 года N 1022,

 

установил:

 

Прокурор Удмуртской Республики обратился в ВС УР с заявлением в порядке гл. 24 ГПК РФ о признании противоречащими пункту 5 ст. 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации, статье 3, подпункту "н" пункта 2 ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (далее по тексту - "ФЗ-184") пункта 1 постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 года N 1022 "Об утверждении Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики" (далее по тексту - "Постановление") и абзаца 2 пункта 1.1, пункта 1.3 - 1.9, 2.1, 3.1 - 3.3.5, 4.1, 4.2, 5.1 - 5.8, 5.10 - 5.13, 6.1, 6.2, 7.1 - 7.14, 8.1 - 8.13, 9.1 - 9.4, 10.1 - 10.5 Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 года N 1022 (далее по тексту - "Положение").

Из текста заявления Прокурора Удмуртской Республики (УР) следует, что, по мнению заявителя, названные нормативные акты Правительства субъекта РФ - Удмуртской Республики - противоречат федеральному законодательству.

В заявлении указано, что правоотношения, связанные с государственными и муниципальными контрактами, регулируются в соответствии с пунктом 5 ст. 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации (далее по тексту - "БК РФ") федеральными законами, а также законами и законодательными актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления.

Кроме того, прокурор указывает, что оспариваемый нормативный акт Правительства Удмуртской Республики (УР) противоречит ст. 3 и п.п. "н" пункта 2 ст. 5 ФЗ-184.

В судебном заседании представитель Прокуратуры УР Демидов Д.С., действующий на основании доверенности, доводы заявления поддержал частично, уточнил их и просил признать оспариваемые нормы противоречащими федеральному законодательству РФ и недействующими со дня вступления в законную силу БК РФ, т.е. с 1 января 2000 года.

Вместе с тем, прокурор отказался от требований в части признания оспариваемых нормативных актов противоречащими ст. 3 ФЗ-184.

Представитель Правительства Удмуртской Республики Мухачева А.В., действующая на основании доверенности, с заявлением прокурора не согласилась и пояснила суду, что оспариваемые нормативные акты, принятые Постановлением Правительства УР, не противоречат действующему федеральному законодательству, поскольку фактически регулируют преддоговорные отношения, в т.ч. преддоговорные споры, порядок проведения торгов, аукционов и т.д.

Таким образом, по мнению представителя Правительства УР Мухачевой, принятие оспариваемого Постановления и Положения находится в компетенции Правительства Удмуртской Республики.

Представитель Министерства экономики Удмуртской Республики Чикулаева Н.Г., действующая на основании доверенности, заявление не признала и пояснила суду, что не оспаривает того обстоятельства, что правоотношения в части заключения государственных контрактов должны регулироваться законами РФ либо субъекта федерации.

В настоящее время соответствующий закон находится в стадии согласования и, возможно, будет утвержден на сессии Государственного Совета Удмуртской Республики (Госсовета УР) в октябре 2003 года. Разработчиком проекта данного закона выступает Минэкономики УР.

В настоящее время отмена оспариваемого Постановления является нецелесообразной, поскольку на основании Положения с момента его принятия проведено большое количество конкурсов на поставку товаров, работ и услуг для государственных нужд УР. В настоящее время объявлены конкурсы на поставку лекарственных средств и медицинского оборудования 23 сентября и 14 октября 2003 года.

Выслушав пояснения явившихся лиц, заключение представителя Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Удмуртской Республике об удовлетворении заявления прокурора, изучив и проанализировав материалы гражданского дела, суд бесспорно устанавливает следующие обстоятельства, имеющие заключение для дела, а именно:

- 18 октября 1999 года Правительством Удмуртской Республики было утверждено постановление N 1022 "Об утверждении Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики" (л.д. 6 - 7), которым было утверждено Положение об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики" (л.д. 7 - 18);

- 1 января 2000 года вступил в силу Бюджетный кодекс Российской Федерации.

Указанные обстоятельства установлены в судебном заседании представленными и истребованными доказательствами и сторонами не оспариваются.

Требования прокурора являются законными и обоснованными и подлежащими удовлетворению по следующим основаниям:

- по мнению суда, прокурор представил в суде доказательства того, что оспариваемые Положение и Постановление содержат нормы, не соответствующие действующему федеральному законодательству, а потому нарушающие принципы верховенства федерального законодательства, государственной целостности Российской Федерации, разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов РФ, что влечет в свою очередь нарушение интересов Российской Федерации.

Как следует из преамбулы Постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 года, данный нормативный акт принят с целью правового обеспечения конкурсной системы на закупку товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики.

Следовательно, данное Положение регулирует отношения в сфере поставок для государственных нужд за счет средств различных бюджетов путем заключения контрактов и (или) размещения государственных либо муниципальных заказов на поставку товаров, работ и услуг.

Определение правового понятия "Государственный или муниципальный контракт" содержится в ч. 1 ст. 72 БК РФ, в соответствии с которой:

"1. Государственный или муниципальный контракт - договор, заключенный органом государственной власти или органом местного самоуправления, бюджетным учреждением, уполномоченным органом или организацией от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования с физическими и юридическими лицами в целях обеспечения государственных или муниципальных нужд, предусмотренных в расходах соответствующего бюджета".

Правовое регулирование отношений в сфере поставки товаров для государственных нужд на момент принятия оспариваемого нормативного акта осуществлялось Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральными законами от 13 декабря 1994 года N 60-ФЗ "О поставках продукции для федеральных государственных нужд" и от 6 мая 1999 года N 97-ФЗ "О конкурсах на размещение заказов выполнение работ, оказание услуг для государственных нужд", ст. 525 ГК РФ, иными нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Кроме того, с 1 января 2000 года вступил в силу Бюджетный кодекс Российской Федерации.

В соответствии с ч. 5 ст. 72 БК РФ:

"5. Отношения, связанные с государственными и муниципальными контрактами, регулируются федеральными законами, законами и законодательными актами субъектов Российской Федерации, нормативными правовыми актами представительных органов местного самоуправления".

В соответствии с подпунктом "н" п. 2 ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 г. N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (с изменениями от 29 июля 2000 г., 8 февраля 2001 г., 7 мая, 24 июля, 11 декабря 2002 г.): "2. Законом субъекта Российской Федерации: ...

н) регулируются иные вопросы, относящиеся в соответствии с Конституцией Российской Федерации, федеральными законами, конституцией (уставом) и законами субъекта Российской Федерации к ведению и полномочиям субъекта Российской Федерации".

В соответствии с ч. 3 ст. 22 ФЗ-184 акты исполнительного органа государственной власти субъекта Российской Федерации не должны противоречить Конституции Российской Федерации, федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, указам Президента Российской Федерации, постановлениям Правительства Российской Федерации, конституции (уставу) и законам субъекта Российской Федерации.

Системный анализ указанных выше норм федерального законодательства позволяет суду прийти к выводу о том, что правоотношения в сфере заключения государственных или муниципальных контрактов и размещения заказов для государственных нужд Удмуртской Республики должны быть урегулированы законом УР, принятым представительным законодательным органом Удмуртской Республики - Государственным Советом Удмуртской Республики и подписанным Президентом УР.

Следовательно, оспариваемые прокурором правовые нормативные акты Правительства Удмуртской Республики приняты с превышением компетенции, предоставленной исполнительному органу власти субъекта Российской Федерации, и потому они должны быть признаны противоречащими указанным нормам федерального законодательства, а именно ч. 5 ст. 72 БК РФ и п.п. "н" ч. 2 ст. 5 ФЗ-184.

В соответствии с ч. 2 ст. 253 ГПК РФ признание оспариваемого акта противоречащим федеральному закону влечет за собой признание его недействующим со дня принятия или иного указанного судом времени.

Переходя к вопросу о том, с какого времени следует признать оспариваемый нормативный акт недействующим, суд, исходя из того, что данный нормативный документ принят органом с превышением предоставленной ему компетенции, приходит к выводу о том, что Положение и Постановление в оспариваемой прокурором части следует признать недействующими с момента их принятия.

Вместе с тем, суд принимает во внимание то обстоятельство, что БК РФ вступил в силу с 1 января 2000 года и именно с данной даты возникло противоречие Постановления и Положения Федеральному закону, а потому оспариваемые нормативные акты должны быть признаны недействующими именно с указанной даты.

Доводы представителя Правительства УР Мухачевой А.В. о том, что Постановление и Положение не противоречат БК РФ, поскольку определяют порядок преддоговорных отношений и процедур, суд расценивает критически, поскольку данные доводы противоречат содержанию и смыслу оспариваемых нормативных документов, которые определяют порядок именно заключения контрактов для поставок товаров, работ и услуг для нужд УР и все существенные условия, необходимые для заключения данных договоров, в том числе терминологию (часть 1 л.д. 7 - 8), предназначение сделок, предмет торгов (части 2 - 3 л.д. 8 - 9), субъектный состав участников (часть 4 л.д. 9), условия и порядок проведения торгов (часть 5 л.д. 10 - 11), порядок проведения торгов и собственно заключения договоров (части 7 - 8 л.д. 12 - 16), альтернативную процедуру заключения данных сделок и порядок разрешения как преддоговорных, так и договорных споров.

Более того, как следует из ответа на протест прокурора (л.д. 23) Председателя Правительства УР Питкевича Ю.С. (л.д. 25), последним по существу не отрицается тот факт, что спорные нормативные акты противоречат федеральному законодательству и нуждаются в приведении в соответствие с последним.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что представители органа, принявшего оспариваемый нормативный правовой акт, не доказали законности оспариваемых норм и соответствия их федеральному законодательству (ст. 249 ГПК РФ).

Непредставление доказательств в данной части влечет за собой удовлетворение заявления Прокурора Удмуртской Республики.

Доводы представителя Министерства экономики УР Чикулаевой Н.Г. о том, что отмена данных нормативных документов может повлечь невозможность заключения контрактов для нужд УР и повлечь за собой нарушение интересов субъекта РФ.

С данными доводами согласиться также невозможно, поскольку заключение указанных контрактов возможно производить на основании параграфа 4 главы 30 ГК РФ и иных актов, не противоречащих закону. Использование же в правоприменительной деятельности нелегитимных нормативных документов не допустимо.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу о том, что представители органа, принявшего оспариваемый нормативный правовой акт, не доказали законности оспариваемых норм и соответствия их федеральному законодательству (ст. 249 ГПК РФ).

Непредставление доказательств в данной части влечет за собой удовлетворение заявления Прокурора Удмуртской Республики.

В ходе судебного заседания прокурор Демидов отказался от требований в части признания Положения и Постановления ст. 3 ФЗ-184.

Поскольку отказ лица, обратившегося в суд, не влечет прекращения дела (ч. 3 ст. 252 ГПК РФ), судом было проверено соответствие оспариваемых нормативных актов и указанной норме ст. 3 ФЗ-184.

Заявление прокурора в данной части подлежит отклонению по следующим основаниям:

- так, норма ст. 3 ФЗ-184 гласит: "1. Федеральные суды образуются и осуществляют свою деятельность на территории субъекта Российской Федерации в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Федеральным конституционным законом "О судебной системе Российской Федерации", иными федеральными законами.

2. Федеральные органы исполнительной власти осуществляют свои полномочия на территории субъекта Российской Федерации непосредственно или через создаваемые ими территориальные органы. Положения об указанных территориальных органах утверждаются соответствующими федеральными органами исполнительной власти".

Между тем, оспариваемые прокурором нормы Постановления и Положения никоим образом не относятся к вопросам организации деятельности судебной системы и органов исполнительной власти РФ в субъекте федерации.

Следовательно, заявление прокурора в данной части не обосновано и подлежит отклонению.

Кроме того, проверяя данный нормативный акт в полном объеме, суд полагает необходимым согласиться с мнением прокурора о том, что п. 5.9 Положения не противоречит федеральному законодательству, поскольку регулирует порядок ведения реестров закупок по государственным и муниципальным контрактам, определение которых ч. 3 ст. 72 БК РФ отнесено именно к компетенции правительства субъекта федерации.

В соответствии со ст. 253 ГПК РФ данное решение после вступления его в законную силу подлежит опубликованию в печатном органе Правительства УР - газете "Известия Удмуртской Республики".

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст. 194 - 198, 251 - 253 ГПК РФ суд

 

решил:

 

Заявление Прокурора Удмуртской Республики удовлетворить частично.

Признать противоречащими пункту 5 ст. 72 Бюджетного кодекса Российской Федерации, подпункту "н" пункта 2 ст. 5 Федерального закона от 6 октября 1999 года N 184-ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и недействующими с 1 января 2000 года пункт 1 постановления Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 года N 1022 "Об утверждении Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики" и абзац 2 пункта 1.1, пункты 1.3 - 1.9, 2.1, 3.1 - 3.3.5, 4.1, 4.2, 5.1 - 5.8, 5.10 - 5.13, 6.1, 6.2, 7.1 - 7.14, 8.1 - 8.13, 9.1 - 9.4, 10.1 - 10.5 Положения об организации закупки товаров, работ и услуг для государственных нужд Удмуртской Республики, утвержденного постановлением Правительства Удмуртской Республики от 18 октября 1999 года N 1022.

В остальной части заявление оставить без удовлетворения.

Данное решение после вступления его в законную силу подлежит опубликованию в газете "Известия Удмуртской Республики".

Резолютивная часть решения изготовлена в совещательной комнате председательствующим судьей на компьютере.

Решение может быть обжаловано в течение 10 дней после изготовления в окончательной форме в Верховный Суд Российской Федерации через Верховный Суд Удмуртской Республики.

 

Судья Верховного Суда

Удмуртской Республики

А.Ю.СУНДУКОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь