Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КЕМЕРОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ОБЗОР

от 18 сентября 2003 г. N 01-19/322

 

ОБЗОР СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ

В СФЕРЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ, РАССМОТРЕННЫМ

СУДАМИ КЕМЕРОВСКОЙ ОБЛАСТИ В 2002 Г. - ПЕРВОМ

ПОЛУГОДИИ 2003 Г.

 

За период 2002 г. - первое полугодие 2003 г. судами Кемеровской области всего рассмотрено 1284 дела о преступлениях в сфере экономической деятельности, по которым осуждено 661 лицо, оправдано 3 лица, прекращено дел по реабилитирующим основаниям в отношении 6 лиц, по иным основаниям - в отношении 668 лиц:

 

  Период 

Окончено
  дел  

  Осуждено 
 (кол. лиц)

 Оправдано 
 (кол. лиц)

 Прекращены дела 
по реабилитирующим
    основаниям   
    (кол. лиц)   

  Прекращены дела
по иным основаниям
    (кол. лиц)   

   2002  

  1141 

     562   

      2    

         5       

         601     

   2003  
1 полугод.


   143 


      99   


       1   


         1       


          67     

 

За период 2002 - первое полугодие 2003 г. судами области по указанной категории рассматривались уголовные дела по ст. ст. 171, 174, 175, 186, 188, 191, 195, 198, 199 УК РФ. Анализ уголовных дел по ст. 188 УК РФ проведен по заданию Верховного Суда РФ и выделен в отдельный обзор.

В ходе обобщения судебной практики по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности изучено 88 уголовных дел, поступивших из судов области.


 

Статья 171 УК РФ

- Незаконное предпринимательство

 

В ходе обобщения изучено 18 уголовных дел, поступивших из судов области.

Анализ дел показал, что суды области в целом правильно разрешают дела данной категории.

Со вступлением в силу Федерального закона РФ от 08.08.01 N 128-ФЗ "О лицензировании отдельных видов деятельности" увеличилось число дел данной категории, прекращенных по основаниям, предусмотренным ст. 77 УК РФ - за изменением обстановки, поскольку значительное число видов деятельности исключено из подлежащих лицензированию.

К примеру, постановлением судьи Центрального районного суда г. Кемерово от 28.05.03 прекращено уголовное преследование в отношении К.В. по ч. 1 ст. 171 УК РФ за изменением обстановки, поскольку производство строительных материалов, изготовление деревянных оконных блоков, дверей и арок лицензированию не подлежат, кроме того, К.В. прекратил свою коммерческую деятельность.

Статья 171 УК РФ предусматривает ответственность за незаконное предпринимательство в случаях:

- если это деяние причинило крупный ущерб гражданам, организациям, государству

либо

- если это деяние сопряжено с извлечением дохода в крупном размере.

При этом законом не определен размер ущерба, признаваемый крупным, "крупный ущерб" является оценочным и должен быть мотивирован в приговоре.

Размер дохода в крупном и особо крупном размере определен в примечании к ст. 171 УК РФ.

При этом закон не определяет понятие дохода ни как валовой доход, ни как прибыль, полученная за вычетом затрат. В связи с этим в судебной практике возникали трудности при определении размера дохода, полученного от незаконной предпринимательской деятельности.

Анализ дел показал, что в настоящее время сложилась определенная практика привлечения к ответственности за незаконное предпринимательство, и при определении понятия "доход" суды области из объема валового дохода вычитают документально подтвержденные затраты, связанные с осуществлением данной предпринимательской деятельности.

В качестве обоснования верности данной позиции, а также в порядке информации приведем некоторые извлечения из решений Верховного Суда РФ, касающихся данного вопроса.

1. Постановлением Президиума Верховного Суда РФ от 05.04.2000 утвержден обзор судебной практики Верховного Суда РФ за четвертый квартал 1999 года, в котором имеется ссылка на Постановление N 1060п99 по делу Дадуева, и указывается, что предусмотренный диспозицией ч. 1 ст. 171 УК РФ (незаконное предпринимательство) квалифицирующий признак данного состава преступления - извлечение дохода в крупном размере - составляет выгоду, полученную от незаконной предпринимательской деятельности, за вычетом расходов, связанных с ее осуществлением.

2. В определении судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 17.12.98 по делу Леонова приводится обоснование данной позиции. В частности, коллегия указала, что согласно ст. 12 Закона Российской Федерации от 07.12.91 "О подоходном налоге с физических лиц" при исчислении подоходного налога с доходов, полученных от предпринимательской деятельности, исключению подлежат документально подтвержденные и фактически произведенные расходы, связанные с реализацией имущества.

Аналогичное положение содержится в ст. 42 разд. 4 Инструкции Государственной налоговой службы Российской Федерации от 29.06.95 N 35 "По применению Закона Российской Федерации "О подоходном налоге с физических лиц".

Таким образом, анализ данных положений позволяет сделать вывод о том, что доход, предусмотренный ст. 171 УК РФ, следует определять как разницу между полученной от предпринимательской деятельности прибылью и расходами, понесенными в результате этой деятельности.

 

Статья 174 УК РФ

- Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества,

приобретенных другими лицами преступным путем

 

На обобщение поступило 1 уголовное дело из Киселевского городского суда.

Постановлением судьи Киселевского городского суда от 31.10.02 прекращено уголовное дело в отношении К.А., обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 286, п. "в" ч. 2 ст. 174 УК РФ.

Поводом для прекращения данного уголовного дела явилось наличие в отношении подсудимого неотмененного постановления прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела.

Органами предварительного следствия К.А. обвинялся в том, что он, работая в должности начальника ОБЭП Киселевского ГОВД, совершил сделку с имуществом, приобретенным заведомо незаконным путем, с использованием служебного положения, а также в совершении должностным лицом действий, выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов граждан, а также охраняемых законом интересов государства и общества.

Суд прекратил уголовное дело в отношении К.А. и указал в постановлении, что в материалах уголовного дела имеется неотмененное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 24.12.97, а также постановление о возбуждении уголовного дела от 05.11.99, повлекшее предварительное расследование в отношении одного и того же лица, по тем же основаниям и факту, что не может быть признано законным.

На постановление суда государственным обвинителем принесен частный протест, в котором обвинитель указывает, что обстоятельств, исключающих производство по делу не имеется, т.к. постановление об отказе в возбуждении уголовного дела от 24.12.97 и постановление о возбуждении уголовного дела от 05.11.99 имеют различные поводы и основания, поскольку на момент отказа речь шла о пресечении незаконной деятельности приемного пункта цветных металлов и проверка производилась в части возможной коррумпированности работников ОБЭП, а при возбуждении уголовного дела 05.11.99 этот факт рассматривался как самостоятельные действия работников ОБЭП, и постановление вынесено по результатам проверки, проведенной УФСБ о противоправной деятельности К.А..

Судебная коллегия расценила доводы государственного обвинителя необоснованными по следующим основаниям.

Доводы обвинителя о том, что в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенного 24.12.97, не указаны признаки преступления и не определен круг лиц, в отношении которых принято это решение, необоснованны, поскольку в постановлении указывается, что проверка производилась о злоупотреблениях в деятельности начальника ОБЭП Киселевского ГОВД К.А.. Доводы прокурора о том, что проверялась только незаконная предпринимательская деятельность, а законность изъятия цветного металла, судьба денежных средств, вырученных от его реализации, не проверялась, как и не рассматривался вопрос о нарушении интересов потерпевшего В., на средства которого приобретался лом у населения, и суждение об этом в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела отсутствует, не влияют на законность и обоснованность принятого судом решения, поскольку, как видно из постановления от 24.12.97, проверялся факт изъятия цветного металла.

 

Статья 175 УК РФ

- Приобретение или сбыт имущества,

заведомо добытого преступным путем

 

В ходе обобщения изучено 35 уголовных дел, поступивших из судов области.

При анализе уголовных дел выявлен ряд наиболее распространенных ошибок, допускаемых судами области при рассмотрении дел о приобретении или сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем.

В рассматриваемый период наиболее распространенными основаниями отмены и изменения приговоров являлись:

1. недоказанность участия лица в совершении преступления, а также неисследованность обстоятельств дела;

2. необоснованное вменение квалифицирующего признака "группой лиц по предварительному сговору";

3. нарушение правил назначения наказания;

4. резолютивная часть приговора не содержит указания на пункты и части статьи.

 

1. Определением судебной коллегии от 28.05.02 отменен приговор Мариинского городского суда от 19.03.02 в отношении Е., производство по делу прекращено в связи с недоказанностью его участия в совершении преступления.

Суд в подтверждение своих выводов о виновности Е. в заранее не обещанном приобретении и сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем осужденными тем же приговором Борискиным и Проц, сослался на то, что он знал о том, что Проц не работал, а Борискин имел низкую заработную плату и не мог приобрести дорогостоящие вещи, принимал меры к замене подклада одной из шуб, хотя в этом не было необходимости, что свидетельствует, по мнению суда, о том, что имущество, которое он сбывал, было похищено.

Однако ни одно из этих обстоятельств не свидетельствует о том, что Е. заведомо знал и не мог не знать, что имущество добыто преступным путем, что он имел определенные сведения о хищении. Ни из явок с повинной, ни из показаний других осужденных, потерпевших, свидетелей не следует, что Е. было известно о хищении и о том, что имущество, которое он продавал, было похищено. Сам Е. неоднократно и последовательно как в ходе предварительного следствия, так и в суде показывал, что о краже ему известно не было, о том, что шубы, которые он продавал, были похищены, также не знал. Доводы его ничем не опровергнуты, а возможность установления доказательств его вины отсутствует. Таким образом, приговор суда построен только на предположениях, и исключить возможность того, что Е. добросовестно заблуждался в законном происхождении имущества оснований не имеется.

Отменен приговор Прокопьевского районного суда от 01.10.02 в отношении Т..

Так, суд, признав Т. виновным в заранее не обещанном сбыте имущества, заведомо добытого преступным путем, в основу приговора в этой части положил показания осужденного Пичугина и свидетеля И.Е. в судебном заседании утверждавших, что они на автомашине последнего вместе с Т. ездили в г. Прокопьевск, где сдали цветной металл. Однако данные показания не свидетельствуют о том, что Т. знал, что данный цветной металл добыт Пичугиным преступным путем, то есть в результате кражи.

Суд показания указанных лиц в достаточной мере не проверил и должным образом не исследовал.

 

2. Приговором Березовского городского суда от 07.05.02 Васеха осужден по п. "а" ч. 2 ст. 175 УК РФ к 2 годам лишения свободы со штрафом в размере 25 минимальных размеров оплаты труда с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Изменяя приговор, коллегия указала, что суд, исследовав доказательства в совокупности, дав им оценку, обоснованно пришел к выводу о виновности Васеха в сбыте краденного, однако действия Васеха квалифицировал неверно.

Признавая Васеху виновным в сбыте похищенного по предварительному сговору со Стяжкиным, суд не учел, что Стяжкин не сбывал похищенное, а распоряжался им по своему усмотрению. Следовательно, действия Васехи подлежат переквалификации с п. "а" ч. 2 ст. 175 УК РФ на ч. 1 ст. 175 УК РФ, поскольку в его действиях отсутствует квалифицирующий признак "группой лиц по предварительному сговору".

По тому же основанию изменен приговор Мысковского городского суда от 11.04.02 в отношении К.Б., его действия переквалифицированы с п. "а" ч. 2 ст. 175 на ч. 1 ст. 175 УК РФ, поскольку, как указал суд, К.Б. совершил заранее не обещанный сбыт имущества, добытого преступным путем, группой лиц совместно с Лебедевой. Однако Лебедева осуждена за хищение данного имущества, поэтому она не несет ответственности по ст. 175 УК РФ.

 

3. Изменен приговор Юргинского городского суда от 23.06.03 в отношении У., осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 175 УК РФ к 1 году лишения свободы. На основании ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение по приговору от 26.12.02 и на основании ч. 1 ст. 70 УК РФ путем частичного сложения с новым наказанием окончательно определено к отбытию 2 года 3 месяца лишения свободы.

Изменяя приговор, коллегия указала, что суд назначил У. наказание по п. "в" ч. 2 ст. 175 УК РФ в виде 1 года лишения свободы, при этом оговорив о неприменении к осужденному дополнительного наказания в виде штрафа ввиду нецелесообразности.

Однако санкция ч. 2 ст. 175 УК РФ предусматривает штраф как обязательный дополнительный вид наказания, назначаемый с лишением свободы. Суд, придя к выводу о неприменении штрафа, должен был руководствоваться правилами ст. 64 УК РФ и применить к данному виду наказания.

 

4. Определением судебной коллегии по уголовным делам от 20.05.03 отменен приговор Ленинского районного суда г. Кемерово от 02.04.03 в отношении М.Г..

М.Г. осужден по ст. 175 УК РФ к 1 году лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 1 год.

Основанием отмены приговора в этой части послужило то, что суд в нарушение п. 3 ч. 1 ст. 308 УПК РФ в резолютивной части обвинительного приговора не указал на пункты и части статьи, которые предусматривают ответственность за преступление, совершенное М.Г..

По этому же основанию отменен приговор Осинниковского городского суда от 02.07.02 в отношении М.Д..

 

Статья 186 УК РФ

- Изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг

 

На обобщение поступило 16 уголовных дел данной категории. В целом суды области правильно квалифицируют действия виновных лиц по ст. 186 УК РФ, при этом руководствуются Постановлением Пленума Верховного Суда РФ от 28.04.94 N 2 (в ред. от 17.04.01) "О судебной практике по делам об изготовлении или сбыте поддельных денег или ценных бумаг".

Определение момента окончания действий по сбыту поддельных денежных купюр или ценных бумаг, предусмотренных ч. 1 ст. 186 УК РФ, трудностей у судов области не вызывает. В случаях, когда поддельная купюра распознается продавцом товара, за который виновное лицо рассчитывается поддельными деньгами, и продавец отказывается принимать купюру, действия виновного правильно квалифицируются судами области как покушение на сбыт, т.к. виновный по не зависящим от его воли обстоятельствам не смог сбыть поддельную купюру, а только пытался это сделать.

Однако имеются и сложности квалификации. Прежде всего это связано с неоднозначным определением момента окончания сбыта поддельных денег или ценных бумаг в крупном размере (ч. 2 ст. 186 УК РФ). Не регламентирован данный вопрос и в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ.

По мнению судебной коллегии, сбыт поддельных денег является оконченным с момента единственного использования или передачи их другим лицам.

Так, определением судебной коллегии от 18.03.03 приговор Новокузнецкого районного суда от 05.11.02 в отношении С., осужденного по ч. 2 ст. 186 УК РФ, оставлен без изменения, жалобы - без удовлетворения.

С. осужден за то, что приобрел у неустановленного лица поддельные банковские билеты Центрального банка РФ достоинством 500 рублей в количестве 400 штук нарицательной стоимостью 200000 рублей, изготовленные с применением цветной копировально-множительной техники, и из корыстных побуждений, имея умысел на их сбыт в крупном размере путем оплаты поддельными деньгами недорогих товаров и получения на сдачу настоящих денег для использования их в личных целях, сбывал их подсудимым Ащеуловой, Колейчук, Колтаковой, которые сбывали полученные от С. фальшивые деньги, оплачивая приобретенные товары, а полученные в качестве сдачи настоящие деньги они отдавали С..

В кассационных жалобах адвокат и осужденный оспаривали факт сбыта поддельных банковских билетов в крупном размере, т.е. квалификацию действий С. по ч. 2 ст. 186 УК РФ. При этом в жалобах указывается, что 218 штук поддельных купюр С. выдал добровольно, что свидетельствует об отказе от дальнейшего сбыта поддельных денег, сбыт же составил 22500 рублей, что не дает крупный размер.

Судебная коллегия сочла доводы жалоб необоснованными, опровергнутыми совокупностью исследованных доказательств, согласно которым после задержания Колейчука во время сбыта поддельных денег совместно с С., С. разыскивался оперативными работниками, а после задержания Колтаковой при сбыте поддельной купюры, он был обнаружен в доме Колтаковой, где и выдал 218 поддельных денежных купюр.

Факт неожиданного обнаружения С. в доме Колтаковой свидетельствует о вынужденной выдаче поддельных денег, а не о том, что он добровольно, по собственной воле прекратил свои преступные действия.

Кроме того, из материалов дела усматривается, что умысел С. был направлен на сбыт всех имеющихся у него поддельных купюр, которые он передавал Колейчук, Ащеуловой и Колтаковой и хранил у себя.

С учетом того, что сбыт поддельных денег является оконченным с момента единственной их передачи другим лицам, действия С. правильно квалифицированы по ч. 2 ст. 186 УК РФ, т.к. он совершил сбыт поддельных банковских билетов Центрального банка в крупном размере.

Совершение сбыта в крупном размере подтверждено количеством поддельных купюр, их нарицательной стоимостью, а также тем, что С. нескольким лицам несколько раз передавал поддельные купюры достоинством в 500 рублей.

Следует также учитывать, что поскольку законом не определен размер сбыта, признаваемый крупным, и он подлежит оценке судом, признавая сбыт совершенным в крупном размере судам необходимо мотивировать принятое решение.

Имеют место сложности квалификации действий по ч. 3 ст. 186 УК РФ - изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг, совершенные организованной группой. Однако данные ошибки носят общий уголовно-правовой характер, не связаны с особенностями ст. 186 УК РФ и, как правило, устраняются судами путем переквалификации действий виновных лиц.

Так, приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 21.10.02 Тамразян и Бакоев признаны виновными соответственно по ч. 1 ст. 186 и ч. 5 ст. 33 - ч. 1 ст. 186 УК РФ.

Квалифицируя действия подсудимых, суд правильно счел необходимым исключить из обвинения обоих подсудимых признак совершения преступления организованной группой, поскольку не добыто доказательств, что Тамразян и Бакоев заранее объединились для совершения нескольких преступлений, заранее с целью сбыта приобрели фальшивые доллары, договорились о распределении прибыли. Обвинением не представлено доказательств, что подсудимые заранее распределили между собой роли, что в группе сложилась определенная дисциплина, которой обязаны подчиняться все участники группировки; наоборот, судом установлено, что сбыт фальшивых долларов не носил постоянного характера, как следует из показаний подсудимых, фальшивые купюры оказались у них случайно, были получены при расчете за товар, никому кроме Петрова доллары не сбывались. Данная версия обвинением не опровергнута.

 

Статья 191 УК РФ

- Незаконный оборот драгоценных металлов,

природных драгоценных камней или жемчуга

 

На обобщение поступило 4 уголовных дела: из Гурьевского городского суда - 3 дела в отношении 3 лиц и Центрального районного суда г. Новокузнецка - 1 дело в отношении 1 лица.

Диспозиция ч. 1 ст. 191 УК РФ предусматривает совершение сделки, связанной с драгоценными металлами, природными драгоценными камнями либо с жемчугом, в нарушение правил, установленных законодательством Российской Федерации, а равно незаконные хранение, перевозка или пересылка драгоценных металлов, природных драгоценных камней либо жемчуга в любом виде, состоянии, за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий. Таким образом, учитывая, что норма является бланкетной, следует указывать, какие законодательно установленные нормы и правила нарушены виновным.

Следует также учитывать, что ювелирные и бытовые изделия и лом таких изделий не являются предметом данного преступления.

Так, органами предварительного расследования Крюков обвинялся в незаконном приобретении у неустановленного лица и хранении драгоценного металла - платины в виде колбы весом 362,072 грамма и двух пластин весом каждая 24,604 и 24,566 грамм, которые впоследствии пытался сбыть, однако сделка не состоялась по не зависящим от Крюкова обстоятельствам - был задержан работниками милиции.

Приговором Центрального районного суда г. Новокузнецка от 24.04.02 из обвинения Крюкова исключено указание на незаконные действия с двумя пластинами из платины (хранение и покушение на сделку с ними), поскольку заключением эксперта не установлено происхождение пластин, и нет утвердительного заключения о том, что данные пластины не относятся к бытовым, ювелирным изделиям и лому таких изделий.

 

Статья 195 УК РФ

- Неправомерные действия при банкротстве

 

На обобщение поступило 1 уголовное дело из Мариинского городского суда.

Приговором Мариинского городского суда от 10.04.03 Мартынова признана виновной по ч. 1 ст. 195 УК РФ.

Судом установлено, что Мартынова совершила сокрытие и фальсификацию бухгалтерских документов, отражающих экономическую деятельность, являясь руководителем организации должника, причинив крупный ущерб.

Так, Мартынова, работая конкурсным управляющим ПМК-6, признанного банкротом решением арбитражного суда Кемеровской области, 22.07.99 представила в арбитражный суд бухгалтерский баланс, в котором умышленно не указала дебиторскую задолженность МУП ЖКХ перед ПМК-6 за проданный бульдозер на сумму 99635 рублей, а также скрыла от суда бухгалтерские документы, касающиеся продажи бульдозера. Определением арбитражного суда от 22.07.99 конкурсное производство было завершено, ПМК-6 было признано полностью свободным от долгов, а Мартыновой, как конкурсному управляющему, было предписано представить выписку об исключении должника из государственного реестра предприятий. Тем самым государству был причинен крупный ущерб на сумму 99635 рублей, т.к. эта сумма не была направлена на погашение долгов ПМК-6 перед государством по налогам.

Следует иметь в виду, что признак "крупный ущерб" в данном случае носит оценочный характер и законом его размер не определен, т.е. исходя из конкретных условий конкретного случая признается таковым органами предварительного следствия и судом, и должен быть мотивирован в приговоре.

 

Судебная практика рассмотрения уголовных дел,

связанных с нарушением налогового

законодательства - статьи 198, 199 УК РФ

 

Обобщение проведено по 13 делам этой категории, рассмотренным судами области.

1. Изучение судебной практики по данной категории дел показало, что в основном суды верно применяют уголовный и уголовно-процессуальный закон.

Возникающие же в ходе судебного разбирательства ошибки допускаются в основном из-за отсутствия достаточных знаний по спорным вопросам применения ст. ст. 198, 199 УК РФ, отсутствия систематизированной судебной практики, выработанных ориентиров и пределов доказывания.

Определением от 15.01.02 кассационная инстанция отменила приговор Центрального районного суда г. Кемерово от 19.11.01 по уголовному делу в отношении И.Ж. по ч. 1 ст. 199 УК РФ, дело производством прекратила за отсутствием в его действиях состава преступления.

Этой же позиции придерживался и Президиум Кемеровского областного суда, который постановлением от 05.04.02 отклонил протест прокурора области и оставил определение судебной коллегии без изменения.

И.Ж. был признан виновным в том, что с целью уклонения от уплаты единого налога на вмененный доход в период с 01.07.99 по 31.12.00 умышленно занижал физический показатель - площадь арендуемых участков земли, на которых расположены три автостоянки, в результате чего недоплатил 264266 рублей.

Кассационная инстанция, мотивируя свое решение, указала, что поскольку законодательством налоговый период по единому налогу установлен в один квартал, а неуплаченный И.Ж. налог ни в один из кварталов не был крупным - в его действиях отсутствует состав преступления. На решение коллегии не повлияло и то обстоятельство, что действия И.Ж. на протяжении нескольких налоговых периодов были продолжаемыми в отношении одного и того же налога, с использованием одного и того же способа сокрытия объектов налогообложения.

Президиум Кемеровского областного суда, ссылаясь в своем постановлении на п. п. 5, 11 Постановления Пленума ВС РФ от 04.07.97 посчитал действия И.Ж. неоднократными.

Тогда, как согласно ст. 44 Налогового кодекса РФ, обязанность по уплате налогов у И.Ж. не может считаться исполненной. Таким образом, неисполнение обязанности по уплате налога носит длительный характер и является длящимся преступлением (согласно положениям Постановления Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.29 (в редакции 14.03.63)).

Что касается карательной практики по данной категории дел, то необходимо отметить, что подавляющее большинство уголовных дел оканчивались вынесением обвинительного приговора с применением ст. ст. 73, 64 УК РФ и последующего применения амнистии.

Так, приговором Ленинского районного суда г. Кемерово от 05.04.02 Марабян, являющийся учредителем и директором ООО "Авидо", осужден по п. "в" ч. 2 ст. 199 УК РФ за неуплату налогов за 1997 - 1999 гг. в размере 258.035 рублей - к 3 годам лишения свободы условно, с испытательным сроком на 2 года. В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 г.г." от 26.05.2000 Марабян освобожден от наказания.

Приговором Беловского городского суда от 15.03.02 Алиев осужден в т.ч. по ч. 1 ст. 199 УК РФ к 1 году лишения свободы условно, с испытательным сроком на 1 год. В соответствии с п. 6 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания "Об объявлении амнистии" от 26.05.2000 Алиев освобожден от наказания.

С 01.07.02 в связи со вступлением в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ и появлением возможности в порядке ст. 28 УПК РФ прекращать уголовное преследование в отношении лиц, обвиняемых в совершении преступлений не только небольшой, но и средней тяжести - подобная практика реагирования по делам о налоговых преступлениях стала обычной в судах области.

Необходимо отметить, что, прекращая уголовное преследование в отношении обвиняемых по ст. ст. 198, 199 УК РФ, суды зачастую формально относятся к соблюдению требований как уголовного, так и уголовно-процессуального закона.

Так, судья Кузнецкого районного суда г. Новокузнецка, прекращая уголовное преследование в отношении Г. по ст. 199 ч. 1 УК РФ, оформил свое решение не постановлением, как того требует закон, а определением, хотя согласно п. 23 ст. 5 УПК РФ определение - решение, принимаемое судом коллегиально.

Подобную ошибку допустил судья Центрального районного суда г. Новокузнецка по делу Ш..

Как правило, выясняя необходимые условия для прекращения уголовного преследования, предусмотренные ст. 28 УПК РФ, ч. 1 ст. 75 УК РФ, судьи верно исходят из необходимости установления по делу данных не только о полном возмещении причиненного ущерба, но и наличия активного способствования виновного лица раскрытию преступления. Однако в некоторых случаях подобные решения недостаточно мотивированы.

Прекращая уголовное преследование в отношении Ш. по ст. 199 ч. 1 УК РФ, судья в своем решении не указал, какой нормой УПК РФ он при этом руководствовался.

В постановлении судьи Междуреченского городского суда от 10.01.02 в отношении Б., обвиняемой в уклонении от уплаты единого налога на вмененный доход, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ст. 198 ч. 2 УК РФ, не указано, кем являлась Б., без чего нельзя сделать вывод о том, что Б. является субъектом данного налогового преступления.

В постановлении судьи Междуреченского городского суда от 04.07.01 о прекращении уголовного преследования в отношении Ластун по ст. 198 ч. 1 УК РФ, не указано, каким образом подсудимый активно способствовал раскрытию преступления.

Определением Центрального районного суда г. Кемерово уголовное преследование в отношении Н. прекращено за изменением обстановки.

При этом суд указал, что органами налоговой полиции сумма ущерба от неуплаты налогов ООО "Стар-Трейд", руководимого Н., за 1999 г. была исчислена исходя из действовавшего на тот момент МРОТ, что образовало крупный размер ущерба, тогда как на момент рассмотрения дела в суде сумма МРОТ увеличилась, что, по мнению суда, является изменением уголовного закона, устраняющего преступность деяния. Данную позицию суда нельзя признать законной и обоснованной, поскольку вступление в действие Федерального закона РФ от 29.04.02 N 42-ФЗ не является изменением уголовного закона, поэтому применение судом положений ст. 10 УК РФ необоснованно.

Кроме того, суд, описывая личность подсудимого, указывает на то, что данное лицо перестало быть общественно - опасным, несмотря на то, что Н. ущерб не погасил, а только собирался погасить.

 

2. Необходимо отметить, что вопросы рассмотрения гражданских исков по данной категории дел разрешаются судами неоднозначно. Зачастую по этим делам суды оставляют иски без рассмотрения с правом предъявления в гражданском порядке. Порой причины нерассмотрения судами исковых требований в приговорах не мотивированы.

Так Центральный районный суд г. Кемерово по уголовному делу по обвинению Н. указал, что иск прокурора оставлен без рассмотрения. Какая-либо мотивировка этого решения отсутствует.

По уголовному делу в отношении А. Центральный районный суд г. Кемерово в приговоре от 26.02.02 сделал вывод о необходимости оставить без рассмотрения гражданский иск прокурора, при этом указав, что А. является физическим лицом и имеет на иждивении 4 несовершеннолетних детей, поэтому рассмотрение иска в судебном заседании невозможно.

Из подобной мотивировки не ясно, какую зависимость усматривает суд между наличием у подсудимого детей и предусмотренной законом обязанности у частного предпринимателя А. платить налоги.

В целом в рассматриваемый период лишь в единичных случаях обжаловались в кассационном порядке решения по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности.

Объясняется это, прежде всего, тем, что активно применяются положения УПК РФ, позволяющие прекращать уголовное преследование и уголовные дела в связи с изменением обстановки (как в случаях прекращения уголовного преследования по ст. 171 УК РФ), в связи с деятельным раскаянием (возмещением сумм неуплаченных налогов и др.).

Значительное количество лиц, признанных виновными в совершении преступлений в сфере экономической деятельности, освобождено от наказания в связи с амнистиями, при рассмотрении дел данной категории суды области активно применяют положения ст. 73 УК РФ, что также существенно влияет на принятие сторонами уголовного процесса решения об отсутствии необходимости кассационного обжалования судебного решения.

Обращает на себя внимание тот факт, что, несмотря на то, что санкциями статей о преступлениях в сфере экономической деятельности предусматривается в качестве основного вида наказания (помимо лишения свободы и иных видов) штраф, данная мера судами области применяется крайне редко (в ходе обобщения судебной практики встретилось лишь 2 уголовных дела, по которым виновным лицам в качестве наказания был назначен штраф). Представляется, что по делам данной категории именно экономические санкции наиболее способствовали бы достижению одной из целей наказания - восстановлению социальной справедливости, а также предупреждению преступлений в сфере экономической деятельности.

 

Судебная коллегия по уголовным делам

Кемеровского областного суда

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь