Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ВЕРХОВНЫЙ СУД РЕСПУБЛИКИ КОМИ

 

ОБЗОР

КАССАЦИОННОЙ ПРАКТИКИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

ЗА СЕНТЯБРЬ 2003 ГОДА

 

ДЕЛО N 33-2668

ВОРКУТИНСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Статья 5 Закона Российской Федерации "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" предусматривает, что лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией РФ и законами РФ, а также республик в составе РФ.

 

Б. был госпитализирован в отделение психоневрологической больницы 25 июля 2003 года по направлению врача-психиатра, который после осмотра Б. пришел к выводу о необходимости его госпитализации для обследования и лечения в связи с наличием тяжелого психического расстройства.

Постановлением суда госпитализация Б. в психиатрическом стационаре была продлена в связи с тем, что его оставление без психиатрической помощи причинит существенный вред его здоровью, вследствие ухудшения психического состояния.

Судебная коллегия постановление суда отменила в связи со следующими обстоятельствами.

Из жалобы заявителя следует, что лечебное учреждение обратилось в суд с заявлением о его госпитализации в психиатрический стационар без согласия Б. в связи с необходимостью таковой ввиду тяжелого психического расстройства. Сам Б. отказался от предложенной госпитализации.

Заявление о принудительной госпитализации или о продлении ее срока в отношении гражданина, страдающего психическим расстройством, рассматривается судом в соответствии с требованиями Закона РФ "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" и нормами Гражданского процессуального кодекса РФ.

В соответствии со ст. 34 указанного Закона и ст. 304 ГПК РФ гражданин имеет право лично участвовать в судебном заседании о его принудительной госпитализации. В случае, если по сведениям, полученным от представителя психиатрического стационара, психическое состояние гражданина не позволяет ему лично участвовать в проводимом в помещении суда судебном заседании по делу о его принудительной госпитализации или о продлении срока его принудительной госпитализации, заявление представителя психиатрического стационара рассматривается судьей в психиатрическом стационаре. Таким образом, в соответствии с требованиями закона участие гражданина в судебном заседании должно быть судом обеспечено.

В деле имелись сведения о невозможности нахождения Б. в помещении суда, однако суд рассмотрел заявление представителя психиатрического лечебного учреждения в помещении суда, не обеспечив участие Б. в судебном заседании.

Указанное нарушение является существенным, поскольку в соответствии с требованиями Закона "О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании" лица, страдающие психическими расстройствами, обладают всеми правами и свободами граждан, предусмотренными Конституцией Российской Федерации, Конституциями республик в составе Российской Федерации, законодательством Российской Федерации и республик в составе Российской Федерации. Ограничение прав и свобод граждан, связанное с психическим расстройством, допустимо лишь в случаях, предусмотренных законами Российской Федерации. Проведение судебного заседания в психиатрическом стационаре является дополнительным условием, определенным законом для обеспечения права гражданина на участие в судебном заседании о недобровольной госпитализации. Данное условие судом не выполнено.

Кроме того, рассмотрев заявление психиатрического стационара о госпитализации Б., суд вынес постановление. Вместе с тем, в соответствии с требованиями ст. 305 ГПК РФ, рассмотрев по существу заявление о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар, судья принимает решение, которым отклоняет или удовлетворяет заявление.

Дело направлено в тот же суд на новое рассмотрение.

 

ДЕЛО N 33-2023

ПЕЧОРСКОГО ФЕДЕРАЛЬНОГО СУДА

 

Обращение граждан с заявлением о проверке деятельности гражданина в компетентный орган, в чьи полномочия входит решение вопроса о наличии или отсутствии в действиях лица состава преступления, не является распространением сведений, затрагивающих частную жизнь, честь и достоинство гражданина.

 

Р. обратился в суд с заявлением к ряду граждан о защите чести и достоинства, компенсации морального вреда. В обоснование иска истец указал, что ответчики в коллективном письме на имя Печорского прокурора изложили в отношении него сведения, не соответствующие действительности, о том, что он допустил хищение денежных средств и материальных ценностей, причинил материальный ущерб предприятию.

Решением суда требования истца удовлетворены частично, на ответчиков возложена обязанность в письменном заявлении каждого, адресованном суду, опровергнуть сведения, изложенные в коллективном заявлении в прокуратуру, с ответчиков в пользу истца взыскана компенсация морального вреда. В решении суда указано, что имело место распространение сведений в отношении истца, а доказательств соответствия действительности этих сведений ответчики не представили.

Судебная коллегия решение суда отменила в связи с тем, что суд неправильно применил нормы материального права.

Суд в качестве распространения сведений, не соответствующих действительности и унижающих честь и достоинство Р., признал направление ответчиками заявления Печорскому межрайонному прокурору, в котором был поставлен вопрос о проверке следственным путем всех деяний Р., о которых идет речь в заявлении.

Однако судом при этом не дано никакой оценки тому обстоятельству, что ответчики обратились в орган, компетентный решать вопрос о наличии или отсутствии в действиях граждан состава преступления. В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законодательством ответчики имеют право на обращение в следственные органы по вопросу привлечения граждан к уголовной ответственности, поэтому обращение в следственные органы с таким заявлением само по себе распространением сведений, не соответствующих действительности и унижающих честь и достоинство, являться не может.

То обстоятельство, что в последующем по заявлению ответчиков в отношении Р. проверка органами прокуратуры не проводилась, а заявление было приобщено к материалам другого уголовного дела по обвинению другого гражданина, не содержит факта распространения ответчиками сведений, не соответствующих действительности в отношении истца, поскольку ответчики с заявлением обращались именно в компетентный орган, который и должен был решать вопросы о наличии или отсутствии в действиях истца состава преступления.

Из письма ответчиков видно, что оно адресовано прокурору, в компетенцию которого входит рассмотрение заявлений и жалоб граждан. В соответствии со ст. 5, 10, 27 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 января 1992 года N 2202-1, п. 8 ст. 10 Федерального закона от 31.07.1995 "Об основах государственной службы Российской Федерации" на государственных служащих возложена обязанность не разглашать ставшие им известными в связи с исполнением должностных обязанностей сведения, затрагивающие частную жизнь, честь и достоинство граждан.

Таким образом, поскольку ответчики не совершали своими действиями распространения сведений, не соответствующих действительности в отношении истца, поэтому они не могут нести перед ним ответственность в порядке ст. ст. 150, 151, 152 Гражданского кодекса РФ.

Судом первой инстанции правильно установлены все фактические обстоятельства, но неправильно применены нормы материального права, в связи с этим судебная коллегия, отменив решение суда в части удовлетворенных требований, вынесла новое решение, отказав Р. в иске о защите чести и достоинства и компенсации морального вреда.

 

Верховный Суд Российской Федерации письмом N 4164-5/общ. от 2 августа 1996 года довел до сведения судов разъяснение Министерства труда Российской Федерации от 15 января 1996 года N 58-ЕК, что в случае возникновения спорных вопросов об обоснованности заключений органов государственной экспертизы условий труда субъектов Российской Федерации по результатам экспертизы условий труда работников организаций, решения по ним принимает Департамент условий и охраны труда Министерства труда России.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 25 апреля 2003 года N 244 было признано утратившим силу Постановление Совета Министров РСФСР от 3 декабря 1990 г. N 557 "О государственной экспертизе условий труда РСФСР" и утверждено Положение о проведении государственной экспертизы условий труда в Российской Федерации.

В соответствии с пунктом 4 указанного Положения в Министерство труда и социального развития Российской Федерации представляются на государственную экспертизу условий труда документация и материалы только по проектам строительства и реконструкции производственных объектов федерального уровня, а документация и материалы по другим направлениям государственной экспертизы условий труда, включая проекты строительства и реконструкции производственных объектов, - в органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации, ведающие вопросами охраны труда.

Положением не предусмотрено право оспорить выводы, содержащиеся в экспертных заключениях, выданных органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации, в Минтруд России.

Таким образом, в настоящее время Департамент условий и охраны труда Министерства труда и социального развития Российской Федерации не имеет полномочий по рассмотрению вопроса об обоснованности экспертных заключений по условиям труда, выданных органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

 

Индекс потребительских цен (индекс инфляции) по Республике Коми в сентябре 2003 года по отношению к августу 2003 года составил 101,35%.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь