Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

САРАТОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

ПРАКТИКА НАДЗОРНОГО ПРОИЗВОДСТВА

от 1 октября 2003 года

 

ПРАКТИКА ПЕРЕСМОТРА СУДЕБНЫХ РЕШЕНИЙ

ПО УГОЛОВНЫМ ДЕЛАМ В ПОРЯДКЕ НАДЗОРА

ПРЕЗИДИУМА САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ЗА 1 ПОЛУГОДИЕ 2003 ГОДА

 

ВОПРОСЫ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

 

ОБРЕЗАНИЕ СТВОЛОВ ОХОТНИЧЬЕГО РУЖЬЯ ИЗГОТОВЛЕНИЕМ

ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ.

СУД НЕ МОЖЕТ НАЗНАЧИТЬ НАКАЗАНИЕ БОЛЬШЕЕ, ЧЕМ

ПРЕДУСМОТРЕНО САНКЦИЕЙ СТАТЬИ, ПО КОТОРОЙ ОСУЖДЕННЫЙ

ПРИЗНАН ВИНОВНЫМ (Ч. 1 СТ. 60 УК РФ).

НАЗНАЧЕНИЕ МАКСИМАЛЬНОГО НАКАЗАНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО

САНКЦИЕЙ СТАТЬИ, ПО КОТОРОЙ ОСУЖДЕННЫЙ ПРИЗНАН

ВИНОВНЫМ, ПРИ ОТСУТСТВИИ ОТЯГЧАЮЩИХ И НАЛИЧИИ

СМЯГЧАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ НАРУШАЕТ

ПРИНЦИП ЗАКОННОСТИ (СТ. 6, Ч. 3 СТ. 60 УК РФ).

ОСУЖДЕНИЕ ЛИЦА С ПРИМЕНЕНИЕМ Ч. 5 СТ. 69 УК РФ

ОБРАЗУЕТ ОДНУ СУДИМОСТЬ

 

По приговору Перелюбского районного суда от 25 марта 2002 года Р.Ю.М. осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158, ч. 2 ст. 223, ст. 316 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 6 годам лишения свободы, К.С.А. - по ч. 1 ст. 105, ч. 1 ст. 222, ч. 2 ст. 223, пп. "а, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ч. 3 ст. 69 УК РФ к 20 годам лишения свободы.

Р.Ю.М. и К.С.А. признаны виновными, в частности, в изготовлении огнестрельного оружия и боеприпасов. При этом, описывая эти действия осужденных, суд в приговоре указал лишь, что они "09.01.2002 изготовили оружие - обрез двуствольного ружья, а также 5 боеприпасов 20 калибра". Из материалов же уголовного дела следовало, что осужденные обрезали стволы у имеющегося у них огнестрельного ружья. Прокуратурой области был поставлен вопрос о пересмотре приговора по следующим основаниям.

По смыслу ст. 223 УК РФ под незаконным изготовлением огнестрельного оружия, влекущим уголовную ответственность, понимается его создание без полученной в установленном порядке лицензии или восстановление утраченных поражающих свойств, а также переделка каких-либо предметов, в результате чего они приобретают свойства огнестрельного оружия.

В соответствии с Федеральным законом "Об оружии" охотничье ружье признается огнестрельным оружием, и его видоизменение в обрез, также являющийся огнестрельным оружием, состава преступления - изготовление огнестрельного оружия - не образует.

Кроме того, в описательной части приговора не отражено, в чем конкретно заключались действия осужденных по незаконному изготовлению боеприпасов.

Кроме того, суд неправильно признал Р.Ю.М. лицом, ранее два раза судимым за совершение хищений.

Из материалов уголовного дела следует, что Р.Ю.М. осуждался по приговору от 22.12.1997 по пп. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ, а также по приговору от 26.01.1998 по пп. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ за хищение, совершенное им 09.09.1997, то есть до вынесения приговора по первому делу. Указанное свидетельствует о наличии у Р.Ю.М. только одной судимости, что не дает оснований для квалификации его действий по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ. Кроме того, Р.Ю.М. признан судом виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 316 УК РФ и ему назначено наказание в виде 4 лет 6 месяцев лишения свободы. Однако санкция данной статьи УК РФ предусматривает максимальное наказание в виде 2-х лет лишения свободы. Суд необоснованно указал в приговоре, что данное преступление является тяжким, в то время как в соответствии с п. 2 ст. 15 УК РФ оно относится к категории преступлений небольшой тяжести.

К.С.А. по ч. 1 ст. 105 УК РФ суд назначил 15 лет лишения свободы, т.е. максимальное наказание, предусмотренное законом за данное преступление. При этом обстоятельств, отягчающих наказание К.С.А., в ходе предварительного и судебного следствий установлено не было. К.С.А. ранее не судим, совершил преступление в молодом возрасте, имел постоянное место жительства, на протяжении предварительного и судебного следствий полностью признавал свою вину в совершении данного преступления и раскаялся в содеянном.

С учетом этого при назначении наказания К.С.А. суд нарушил требования ст. 6 и ч. 3 ст. 60 УК РФ о необходимости назначения справедливого наказания.

Постановлением президиума Саратовского областного суда приговор в отношении Р.Ю.М. и К.С.А. отменен в части их осуждения по ч. 2 ст. 223 УК РФ, и производство по уголовному делу в этой части прекращено за отсутствием состава преступления.

В остальной части приговор изменен. Действия Рыжкова Ю.М. переквалифицированы с п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ на пп. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Снижено наказание, назначенное Р.Ю.М. по ст. 316 УК РФ, а также окончательное наказание. К.С.А. смягчено наказание, назначенное по ч. 1 ст. 105 УК РФ, и снижено окончательное наказание.

 

ДЕЙСТВИЯ ЛИЦ, КОТОРЫЕ, БУДУЧИ ЗАСТИГНУТЫМИ В ПРОЦЕССЕ

СОВЕРШЕНИЯ КРАЖИ СОБСТВЕННИКОМ ИМУЩЕСТВА, ПРИМЕНИЛИ

К НЕМУ НАСИЛИЕ С ЦЕЛЬЮ ИЗБЕЖАТЬ ЗАДЕРЖАНИЯ, НО ПРИ ЭТОМ

НЕ ПЫТАЛИСЬ УДЕРЖАТЬ ПОХИЩЕННОЕ ИМУЩЕСТВО,

НЕ МОГУТ КВАЛИФИЦИРОВАТЬСЯ КАК ГРАБЕЖ

 

По приговору Новоузенского районного суда от 14 августа 2001 года, с учетом изменений, внесенных кассационным определением, М.Ю.Н. и С.В.А. осуждены по ч. 3 ст. 30 и пп. "а", "б", "в", "г" ч. 2 ст. 161 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

Как следовало из приговора, М.Ю.Н. и С.В.А. признаны виновными в том, что с целью хищения чужого имущества, действуя по предварительному сговору группой лиц, незаконно проникли в сарай и дом гр-на Г., откуда изъяли имущество потерпевшего на общую сумму 5207 рублей. Приготовив к похищению, осужденные сложили имущество возле калитки двора, намереваясь в дальнейшем его вынести и продать.

Однако в этом момент М.Ю.Н. и С.В.А. были застигнуты на месте совершения преступления потерпевшим. С целью удержания незаконно изъятого имущества они оказали потерпевшему сопротивление, применяя насилие, угрожая расправой, причинив совместными действиями потерпевшему побои, не опасные для жизни и здоровья.

Похищенные вещи Г. удалось отобрать. М.Ю.Н. и С.В.А. с места происшествия скрылись, в связи с тем, что на шум драки пришла соседка П.О.В.

Суд ошибочно признал, что осужденные совершили покушение на грабеж.

По смыслу закона и в соответствии с п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2002 года "О судебной практике по делам о краже, грабеже и разбое", если в ходе совершения кражи действия виновных обнаруживаются собственником или иными лицами, однако виновные, сознавая это, продолжают совершать незаконное изъятие имущества или его удержание, содеянное следует квалифицировать как грабеж.

В данном случае, как следовало из материалов дела, в частности показаний потерпевшего и осужденных, Г. во дворе своего дома, обнаружил принадлежащее ему имущество и выходящего в это время из сарая М.Ю.Н., в руках которого ничего не было. Г. стал задерживать М.Ю.Н., М.Ю.Н. сопротивлялся. Между ними произошла драка. С.В.А., выбежавший из дома потерпевшего, стал избивать Г., стремясь освободить от него М.Ю.Н. После этого осужденные скрылись с места происшествия, при этом ничего из приготовленного к хищению имущества забрать с собой не пытались.

С учетом этого, вывод суда о том, что действия М.Ю.Н. и С.В.А., начатые как кража, переросли в покушение на открытое хищение чужого имущества, не соответствует фактическим обстоятельствам дела.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 24 марта 2003 года по надзорному представлению прокурора области приговор и кассационное определение изменены: действия М.Ю.Н. и С.В.А. переквалифицированы ч. 3 ст. 30 и пп. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ со смягчением назначенного им наказания.

 

ПОМЕЩЕНИЕ - ЭТО СТРОЕНИЕ И СООРУЖЕНИЕ, ПРЕДНАЗНАЧЕННОЕ

ДЛЯ ВРЕМЕННОГО НАХОЖДЕНИЯ ЛЮДЕЙ ИЛИ РАЗМЕЩЕНИЯ

МАТЕРИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ В ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ИЛИ ИНЫХ

СЛУЖЕБНЫХ ЦЕЛЯХ (П. 3 ПРИМЕЧАНИЯ К СТ. 158 УК РФ).

САДОВЫЙ ДОМИК НЕ ЯВЛЯЕТСЯ "ПОМЕЩЕНИЕМ", А ОТНОСИТСЯ К

ВРЕМЕННОМУ ЖИЛИЩУ.

ГАРАЖ, ПРИНАДЛЕЖАЩИЙ ГРАЖДАНИНУ НА ПРАВЕ СОБСТВЕННОСТИ,

ТАКЖЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ "ПОМЕЩЕНИЕМ", КРАЖА С ПРОНИКНОВЕНИЕМ

В НЕГО ДОЛЖНА КВАЛИФИЦИРОВАТЬСЯ, КАК КРАЖА

С ПРОНИКНОВЕНИЕМ В ХРАНИЛИЩЕ

 

По приговору Энгельсского районного суда от 14 ноября 2002 года Т.А.В. был осужден по ч. 3 ст. 138 УК РФ (в редакции от 31 октября 2002 года). Его действия квалифицированы, как кража совершенная неоднократно, с незаконным проникновением в помещение, с причинением значительного ущерба гражданину.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 30 января 2003 года приговор оставлен без изменения.

Как было установлено судом, Т.А.В. в декабре 2000 года, разбил стекло веранды и проник в садовый домик, расположенный в с/о "Дзержинец" откуда похитил имущество на сумму 3780 руб.

Действия Т.А.В. квалифицированы судом неправильно.

Садовый домик не является помещением, используемым в целях, указанных в п. 3 примечания к ст. 158 УК РФ (в редакции от 31 октября 2002 года) и по смыслу закона относится к временному жилищу.

При вынесении приговора суд, признавая Т.А.В. виновным в краже с незаконным проникновением в помещение, фактически исключил квалифицирующий признак "незаконное проникновение в жилище", который вменялся ему органами следствия. "Незаконное проникновение в помещение" Т.А.В. в вину органами следствия не вменялось.

Поскольку в соответствии со ст. 405 УПК РФ поворот к худшему при пересмотре судебного решения в порядке надзора недопустим, то прокуратура области была вынуждена принести надзорное представление с постановкой вопроса об изменении приговора и кассационного определения - исключении из осуждения Т.А.В. квалифицирующего признака - кража, совершенная с незаконным проникновением в помещение.

Постановлением президиума областного суда от 31 марта 2003 года надзорное представление прокурора области удовлетворено.

По надзорному представлению прокурора области 23 июня 2003 года также изменены приговор Петровского городского суда от 6 февраля 2003 года в отношении гр-на Щ.Е.С. и кассационное определение по данному делу от 27 марта 2003 года. Из осуждения Щ.Е.С. исключен квалифицирующий признак - кража с проникновением в помещение, поскольку личный гараж гражданина, куда проник Щ.Е.С., не предназначен для хранения материальных ценностей в производственных или иных служебных целях. Квалифицирующий признак - кража с проникновением в хранилище судом 1 инстанции из обвинения Щ.Е.С. был ошибочно исключен.

 

ХРАНИЛИЩЕ - ЭТО:

ХОЗЯЙСТВЕННЫЕ ПОМЕЩЕНИЯ, ОБОСОБЛЕННЫЕ ОТ ЖИЛЫХ

ПОСТРОЕК, УЧАСТКИ ТЕРРИТОРИИ, МАГИСТРАЛЬНЫЕ

ТРУБОПРОВОДЫ, А ТАКЖЕ ИНЫЕ СООРУЖЕНИЯ, КОТОРЫЕ:

- ОБОРУДОВАНЫ ОГРАЖДЕНИЕМ ЛИБО ТЕХНИЧЕСКИМИ СРЕДСТВАМИ

ИЛИ ОБЕСПЕЧЕНЫ ИНОЙ ОХРАНОЙ

- И ПРЕДНАЗНАЧЕНЫ ДЛЯ ПОСТОЯННОГО ИЛИ ВРЕМЕННОГО

ХРАНЕНИЯ МАТЕРИАЛЬНЫХ ЦЕННОСТЕЙ

(П. 3 ПРИМЕЧАНИЯ К СТ. 158 УК РФ).

ЛЕГКОВАЯ АВТОМАШИНА НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ХРАНИЛИЩЕМ,

ПОСКОЛЬКУ ОНА ЯВЛЯЕТСЯ СРЕДСТВОМ ПЕРЕДВИЖЕНИЯ

И НЕ ПРЕДНАЗНАЧЕНА ДЛЯ ХРАНЕНИЯ ЦЕННОСТЕЙ

 

По приговору Энгельсского городского суда от 23 мая 2001 года Т.С.В. был осужден за покушение на кражу имущества из салона автомашины Н.А.П., находившейся на улице.

Действия Т.С.В. суд квалифицировал, как покушение на кражу, совершенную с незаконным проникновением в иное хранилище.

Такая квалификация действий осужденного является неправильной.

Согласно п. 3 примечания к ст. 158 УК РФ (в редакции от 31 октября 2002 года) под хранилищем понимаются хозяйственные помещения, обособленные от жилых построек, участки территории, магистральные трубопроводы, иные сооружения независимо от форм собственности, которые оборудованы ограждением либо техническими средствами или обеспечены иной охраной и предназначены для постоянного или временного хранения материальных ценностей.

Как следует из материалов дела, автомашина потерпевшего не находилась в отведенном для ее хранения месте, а стояла на улице. Сама автомашина не является хранилищем ценностей, а относится к средствам передвижения.

В связи с изложенным, Постановлением от 25 февраля 2003 года президиум Саратовского областного суда, рассмотрев надзорную жалобу осужденного, исключил из его осуждения квалифицирующий признак покушения на кражу - "с проникновением в хранилище".

 

СТАТЬЯ 150 УК РФ ПРЕДУСМАТРИВАЕТ УГОЛОВНУЮ

ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ВОВЛЕЧЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО

В СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПУТЕМ ОБЕЩАНИЙ, ОБМАНА,

УГРОЗ ИЛИ ИНЫМ СПОСОБОМ.

ПОД "ИНЫМ СПОСОБОМ" ПО СМЫСЛУ ЗАКОНА ПОНИМАЕТСЯ

СОВЕРШЕНИЕ ЛИЦОМ АКТИВНЫХ ДЕЙСТВИЙ, СВЯЗАННЫХ

С ФИЗИЧЕСКИМ ИЛИ ПСИХИЧЕСКИМ ВОЗДЕЙСТВИЕМ НА

НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕГО С ЦЕЛЬЮ ВОВЛЕЧЕНИЯ ЕГО В

СОВЕРШЕНИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ.

ОДНО ЛИШЬ ПРЕДЛОЖЕНИЕ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНЕМУ СОВЕРШИТЬ

ПРЕСТУПЛЕНИЕ, С КОТОРЫМ ТОТ СОГЛАСИЛСЯ, СОСТАВА

ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ПРЕДУСМОТРЕННОГО СТ. 150 УК РФ,

НЕ ОБРАЗУЕТ

 

По приговору Ртищевского городского суда Саратовской области от 4 июля 2000 года Б.С.П. осужден по пп. "а", "в" ч. 2 ст. 158, ч. 4 ст. 150 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ к 5 годам 6 месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 14 апреля 2003 года по надзорной жалобе осужденного приговор в отношении Б.С.П. в части его осуждения по ч. 4 ст. 150 УК РФ отменен, производство по делу в этой части прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления по следующим основаниям.

Часть 4 ст. 150 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в совершение тяжкого преступления путем обещаний, обмана, угроз или иным способом, то есть путем совершения взрослыми активных действий, связанных с физическим или психическим воздействием на несовершеннолетнего.

Как следует из приговора (а также Постановления о привлечении Б.С.П. в качестве обвиняемого и обвинительного заключения), Б.С.П. 25 февраля 2000 года, зная о том, что Т.А.Ю. является несовершеннолетним, вовлек его в совершение тяжкого преступления - хищение чужого имущества, после чего он, Т.А.Н. и Т.О.Н. совершили кражу продуктов питания с продовольственного склада ТОО "Сапожковское" в с. Сапожок Ртищевского района Саратовской области.

Таким образом, в описательной части приговора не указано, каким способом Б.С.П. вовлек Т.А.Н. в совершение кражи. Из показаний осужденных следует только то, что Б.С.П. позвал Т.А.Н. с собой и тот, согласившись, принял участие в преступлении.

Предложение совершить кражу, сделанное Б.С.П. Т.А.Н., свидетельствует лишь о предварительном сговоре на совершение кражи, и не может являться основанием для квалификации действий Б.С.П. по ч. 4 ст. 150 УК РФ.

Кроме того, в ходе предварительного и судебного следствий не было добыто доказательств, свидетельствующих о том, что Б.С.П. знал о несовершеннолетии Т.А.Н.

При таких обстоятельствах осуждение Б.С.П. по ч. 4 ст. 150 УК РФ являлось необоснованным.

 

ВОПРОСЫ НАЗНАЧЕНИЯ И ИСПОЛНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

 

УСЛОВНОЕ ОСУЖДЕНИЕ САМОСТОЯТЕЛЬНЫМ ВИДОМ НАКАЗАНИЯ

НЕ ЯВЛЯЕТСЯ (СТ. 44 УК РФ).

С УЧЕТОМ ЭТОГО ПОЛОЖЕНИЯ ЗАКОНА, НА ЛИЦ, ОСУЖДЕННЫХ

К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ УСЛОВНО, РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ П. 1

ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО

СОБРАНИЯ РФ ОТ 26 МАЯ 2000 ГОДА "ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ

АМНИСТИИ В СВЯЗИ С 55-ЛЕТИЕМ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ

ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ 1941-1945 ГОДОВ" ЛИЦА, ОСУЖДЕННЫЕ

К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ УСЛОВНО НА СРОК ДО 3-Х ЛЕТ, ДОЛЖНЫ

БЫЛИ БЫТЬ ОСВОБОЖДЕНЫ ОТ НАКАЗАНИЯ НА ОСНОВАНИИ

ДАННОГО АКТА АМНИСТИИ, НЕЗАВИСИМО ОТ ТЯЖЕСТИ

СОВЕРШЕННОГО ИМИ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

 

По приговору Кировского районного суда г. Саратова от 5 октября 2001 года П.С.А. осужден по ч. 4 ст. 111 УК РФ к 11 годам 3 месяцам лишения свободы.

П.С.А. признан виновным в том, что 9 мая 2001 года на почве внезапно возникших личных неприязненных отношений причинил Л.В.В. тяжкий вред здоровью, повлекший впоследствии смерть потерпевшего.

П.С.А. ранее был судим тем же судом 29 сентября 1998 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 3 года, С учетом этого, в соответствии со ст. 74 УК РФ данное условное осуждение отменено, в соответствии со ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание и окончательно определено 11 лет 6 месяцев лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Определением суда кассационной инстанции от 15 ноября 2001 года приговор оставлен без изменения.

В надзорном представлении прокурора области был поставлен вопрос об изменении судебных решений по следующим основаниям.

В соответствии с п. 1 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 26 мая 2000 года "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" лица, впервые осужденные к лишению свободы на срок до трех лет включительно, должны быть освобождены от наказания.

При этом данный пункт Постановления должен распространяться как на лиц, осужденных к реальной мере наказания, так и на осужденных условно, поскольку ст. 44 УК РФ не предусматривает в качестве самостоятельного вида наказания условное лишение свободы. Условное осуждение в соответствии со ст. 73 УК РФ лишь предусматривает возможность неотбывания осужденным наказания в установленном законом порядке при определенных условиях. Ограничения, установленные п. 12 названного Постановления, на п. 1 этого Постановления не распространяются.

С учетом изложенного, П.С.А. подлежал освобождению от наказания, назначенного ему по предыдущему приговору вследствие акта амнистии, эта судимость являлась погашенной, и суд не мог применять при его осуждении правила ст.ст. 74 и 70 УК РФ.

Постановлением президиума Саратовского областного суда приговор в отношении П.С.А. был изменен: исключено из вводной части приговора указание на судимость по приговору от 29 сентября 1998 года по ч. 1 ст. 111 УК РФ; исключен из осуждения квалифицирующий признак "умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенное неоднократно"; исключено указание об отмене П.С.А. условного осуждения и назначении наказания по правилам ст. 70 УК РФ; смягчено назначенное наказание по ч. 4 ст. 111 УК РФ.

 

ОБСТОЯТЕЛЬСТВА, ХАРАКТЕРИЗУЮЩИЕ ЛИЧНОСТЬ ОБВИНЯЕМОГО,

В ТОМ ЧИСЛЕ ИМЕЮЩИЕ ЗНАЧЕНИЕ ДЛЯ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ,

ВХОДЯТ В ПРЕДМЕТ ДОКАЗЫВАНИЯ ПО УГОЛОВНОМУ ДЕЛУ

(СТ. 69 УПК РСФСР, СТ. 73 УПК РФ).

СРОК ПОГАШЕНИЯ СУДИМОСТИ ЗА ТЯЖКИЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ,

СОВЕРШЕННЫЕ В ВОЗРАСТЕ ДО 18 ЛЕТ СОСТАВЛЯЕТ 3 ГОДА

(П. "Б" СТ. 95 УК РФ).

ПОГАШЕНИЕ СУДИМОСТИ АННУЛИРУЕТ ВСЕ ПРАВОВЫЕ

ПОСЛЕДСТВИЯ (Ч. 6 СТ. 86) И СУД НЕ ДОЛЖЕН ССЫЛАТЬСЯ

НА ПОГАШЕННЫЕ СУДИМОСТИ В ПРИГОВОРЕ (П. 5 ПОСТАНОВЛЕНИЯ

ПЛЕНУМА ВЕРХОВНОГО СУДА РФ ОТ 29.04.1996 N 1

"О СУДЕБНОМ ПРИГОВОРЕ")

 

По приговору Духовницкого районного суда от 26 июня 2002 года С.В.М. осужден по пп. "а, б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ с применением ст. 64 УК РФ к 2 годам лишения свободы.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному С.В.М. наказанию частично присоединено неотбытое им наказание по предыдущему приговору от 05.11.1999, и окончательное наказание определено в виде 2 лет 6 месяцев лишения свободы. По данному же приговору был осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УПК РФ С.Д.А.

В кассационном порядке дело не рассматривалось.

По протесту прокуратуры области Постановлением суда надзорной инстанции от 30 сентября 2002 года приговор в отношении С.В.М. и С.Д.А. изменен по следующим основаниям.

Согласно ст. 68 УПК РСФСР (ст. 73 УПК РФ) при разбирательстве уголовного дела в суде подлежат доказыванию, в частности, обстоятельства, характеризующие личность осужденного, в том числе имеющие значение для решения вопроса о мере наказания.

При постановлении приговора по данному делу эти требования закона были нарушены.

Из материалов уголовного дела следовало, что С.В.М. ранее осуждался 05.11.1999 к 4 годам лишения свободы и освободился условно-досрочно 27.11.2001. Однако ни следователь, ни суд не выяснили, на какой срок осужденный был освобожден условно-досрочно, что повлекло неправильное назначение ему меры наказания.

Только при проверке уголовного дела в порядке надзора было получено Постановление Энгельсского городского суда Саратовской области от 22.11.2001, согласно которому С.В.М. был освобожден условно-досрочно на неотбытый срок 1 месяц 3 дня.

В течение этого срока осужденный общественно-опасных деяний не совершил (новое преступление совершено им 07.04.2002), следовательно, он считается отбывшим наказание. С учетом изложенного, назначение наказания С.В.М. по правилам ст. 70 УК РФ является необоснованным.

Кроме того, в соответствии со ст. 10, п. "а" ст. 95 УК РФ для лиц, совершивших преступления до достижения возраста восемнадцати лет, срок погашения судимости равен трем годам после отбытия лишения свободы за тяжкое преступление.

Из материалов дела следует, что С.Д.А. ранее осуждался за преступления, совершенные в несовершеннолетнем возрасте, одно из которых являлось тяжким. От отбывания наказания С.Д.А. освободился 16.01.1998, следовательно, на момент совершения им нового преступления (07.04.2002) его судимость по приговору от 01.06.1993 была погашена, и суд не должен был указывать ее во вводной части приговора.

Судом надзорной инстанции исключено из приговора указание о назначении С.В.М. наказания по правилам ст. 70 УК РФ, а также указание о судимости С.Д.А. по приговору от 01.06.1993.

С учетом того, что осужденными было совершено хищение имущества на сумму 540 рублей, что, в соответствии с вступившим в действие с 01.07.2002 Кодексом РФ об административных правонарушениях, признавалось мелким хищением, С.В.М. и С.Д.А. освобождены от назначенного наказания и из-под стражи.

 

СУД ОБЯЗАН ПРЕКРАТИТЬ УГОЛОВНОЕ ДЕЛО И ОТКАЗАТЬ

В ПРИМЕНЕНИИ ПРИНУДИТЕЛЬНЫХ МЕР МЕДИЦИНСКОГО

ХАРАКТЕРА В ОТНОШЕНИИ ЛИЦА, СОВЕРШИВШЕГО ОБЩЕСТВЕННО

ОПАСНОЕ ДЕЯНИЕ, ЗАПРЕЩЕННОЕ УГОЛОВНЫМ ЗАКОНОМ

В СОСТОЯНИИ НЕВМЕНЯЕМОСТИ, А ТАКЖЕ В ОТНОШЕНИИ ЛИЦА,

У КОТОРОГО ПОСЛЕ СОВЕРШЕНИЯ ПРЕСТУПЛЕНИЯ НАСТУПИЛО

ПСИХИЧЕСКОЕ РАССТРОЙСТВО, ДЕЛАЮЩЕЕ НЕВОЗМОЖНЫМ

НАЗНАЧЕНИЕ НАКАЗАНИЯ ИЛИ ЕГО ИСПОЛНЕНИЕ, ЕСЛИ:

- СОВЕРШЕНО ДЕЯНИЕ НЕБОЛЬШОЙ ТЯЖЕСТИ;

- СУД ПРИЗНАЕТ, ЧТО ДАННОЕ ЛИЦО НЕ ПРЕДСТАВЛЯЕТ

ОПАСНОСТИ ПО СВОЕМУ ПСИХИЧЕСКОМУ СОСТОЯНИЮ

(Ч. 1, 2 СТ. 443)

 

По постановлению Фрунзенского районного суда г. Саратова от 30 июля 2002 года Х.Х.Х. на основании ст. 443 УПК РФ освобожден от уголовной ответственности за совершение деяний, предусмотренных ч. 1 ст. 322, ч. 3 ст. 327 УК РФ.

Х.Х.Х. назначена принудительная мера медицинского характера в виде принудительного лечения в психиатрическом стационаре специализированного типа с интенсивным наблюдением до выхода из психического расстройства, с последующим решением экспертных вопросов.

Решение суда являлось незаконным по следующим основаниям.

Согласно выводам проведенной по делу судебно-психиатрической экспертизы Х.Х.Х. в период инкриминируемых ему деяний каким-либо психическим расстройством не страдал. Однако на момент проведения экспертизы он обнаруживал психическое расстройство в форме реактивного психоза, о чем свидетельствовали сведения о начале болезни в июне 2002 года. Указанное психическое расстройство лишало Х.Х.Х. способности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими.

Суд признал данное заключение экспертизы достоверным.

Общественно-опасные деяния, предусмотренные ч. 1 ст. 322, ч. 3 ст. 327 УК РФ, которые совершил Х.Х.Х., согласно ст. 15 УК РФ, относятся к категории небольшой тяжести.

Из заключения судебно-психиатрической экспертизы и иных материалов дела не усматривается, что Х.Х.Х. представляет какую-либо опасность по своему психическому состоянию.

С учетом изложенного, в соответствии с указанными выше нормами ч. 2 ст. 443 УПК РФ, суд должен был отказать в применении в отношении Х.Х.Х. принудительных мер медицинского характера, избранную ему меру пресечения отменить, уголовное дело прекратить.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 31.03.2003 надзорное представление прокурора области, в котором было указано на допущенные судом нарушения, удовлетворено.

В связи с этим примером обращается внимание, что положения ст. 443 УПК РФ не полностью соответствуют положениям ст. 97 УК РФ, регламентирующей тот же вопрос. Однако в силу требований ст. 4 ФЗ "О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса РФ" должны применяться положения ст. 443 УПК РФ.

 

ЛИЦО, ПРИЗНАННОЕ СУДОМ ВИНОВНЫМ В СОВЕРШЕНИИ

ПРЕСТУПЛЕНИЯ НЕБОЛЬШОЙ ТЯЖЕСТИ, ДОЛЖНО БЫТЬ ОСВОБОЖДЕНО

ОТ НАКАЗАНИЯ, ЕСЛИ СО ДНЯ СОВЕРШЕНИЯ ТАКОГО

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ИСТЕКЛО 2 ГОДА (П. "А" Ч. 1 СТ. 78 УК РФ)

 

По приговору Озинского районного суда от 23 мая 2002 года К.М.И. осужден по ч. 1 ст. 175 и ч. 5 ст. 33 - п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 2 годам 1 месяцу лишения свободы.

К.М.И. признан виновным в заранее не обещанном приобретении 17 сентября 1997 года у гр-н Ч. и Б. похищенных ими лошади и жеребенка, а также в оказании пособничества указанным лицам в краже имущества, имевшей место в середине августа 2001 года.

При назначении К.М.И. наказания по ч. 1 ст. 175 УК РФ суд допустил нарушение уголовного закона.

В соответствии с п. "а" ч. 1 ст. 78 УК РФ лицо освобождается от уголовной ответственности, если со дня совершения им преступления небольшой тяжести истекло 2 года.

С момента совершения К.М.И. преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 175 УК РФ прошло более четырех лет. Данное преступление в соответствии с ч. 2 ст. 15 УК РФ относится к преступлениям небольшой тяжести.

Согласно п. 3 ч. 1 ст. 5, ч. 4 ст. 5 УПК РСФСР, действовавшему на момент рассмотрения судом уголовного дела, уголовное дело не может быть возбуждено, а возбужденное подлежит прекращению за истечением сроков давности. При этом прекращение дела не допускается, если обвиняемый против этого возражает. В этом случае суд постановляет обвинительный приговор с освобождением осужденного от наказания.

Принимая во внимание данные обстоятельства, а также учитывая то, что К.М.И. в ходе предварительного и судебного следствий вину не признавал и настаивал на прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления, суд при постановлении обвинительного приговора, должен был освободить осужденного от наказания, назначенного ему по ч. 1 ст. 175 УК РФ, однако, в нарушение закона, не сделал этого.

Постановлением президиума Саратовского областного суда приговор в отношении К.М.И. изменен: осужденный освобожден от наказания, назначенного ему по ч. 1 ст. 175 УК РФ.

 

ОТБЫВАНИЕ НАКАЗАНИЯ В ИСПРАВИТЕЛЬНОЙ КОЛОНИИ СТРОГОГО

РЕЖИМА НАЗНАЧАЕТСЯ МУЖЧИНАМ, ОСУЖДЕННЫМ К ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ:

- ЗА СОВЕРШЕНИЕ ОСОБО ТЯЖКИХ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

РАНЕЕ НЕ ОТБЫВАВШИМ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ;

- ПРИ РЕЦИДИВЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ЕСЛИ ОСУЖДЕННЫЙ

РАНЕЕ ОТБЫВАЛ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ

(П. "В" Ч. 1 СТ. 58 УК РФ).

ПРИ ЭТОМ ПО СМЫСЛУ ЗАКОНА, РЕЦИДИВ ДОЛЖНА

ОБРАЗОВЫВАТЬ ТА СУДИМОСТЬ, ПО КОТОРОЙ ОСУЖДЕННЫЙ

ОТБЫВАЛ ЛИШЕНИЕ СВОБОДЫ

 

По приговору Вольского городского суда от 30 июля 2001 года Н.А.Н., <...>, осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы.

В соответствии с ч. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение Н.А.Н. по предыдущему приговору от 2 апреля 2001 года и на основании ст. 70 УК РФ окончательное назначено Н.А.Н. наказание в виде 5 лет 1 месяца лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

При определении режима ИУ для отбывания наказания Н.А.Н. судом допущена ошибка.

В соответствии с п. "в" ч. 1 ст. 58 УК РФ отбывание наказания в исправительной колонии строгого режима назначается мужчинам, осужденным к лишению свободы за совершение особо тяжких преступлений, ранее не отбывавшим лишение свободы, а также при рецидиве преступлений, если осужденный ранее отбывал лишение свободы.

Из материалов уголовного дела следует, что Н.А.Н. ранее осуждался по приговорам от 26.09.1995, от 18.04.1996, от 09.06.1997 и от 06.08.1997 к лишению свободы.

Однако по указанным приговорам Н.А.Н. осуждался за преступления, совершенные им в возрасте до 18 лет, в связи с чем эти судимости, в соответствии с ч. 4 ст. 18 УК РФ, не должны учитываться при признании рецидива преступлений.

Кроме того, у Н.А.Н. имеется непогашенная судимость по приговору от 02.04.2001, однако по этому приговору он был осужден к лишению свободы с применением ст. 73 УК РФ, вследствие чего он не может считаться лицом, ранее отбывавшим лишение свободы.

Преступление, совершенное Н.А.Н., не относится к категории особо тяжких.

В соответствии с п. "б" ч. 1 ст. 58 УК РФ, отбывание наказание Н.А.Н. следовало назначить в исправительной колонии общего режима.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 3 февраля 2003 года по надзорной жалобе осужденного приговор в отношении Н.А.Н. изменен: для отбывания лишения свободы Н.А.Н. определена исправительная колония общего режима.

 

ПРИ НОВОМ ОСУЖДЕНИИ ЛИЦА СУД НЕ УЧЕЛ, ЧТО ЛИЦА, УСЛОВНО

ОСУЖДЕННЫЕ ЗА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, СОВЕРШЕННЫЕ В ВОЗРАСТЕ

ДО 18 ЛЕТ, ПОДЛЕЖАЛИ ОСВОБОЖДЕНИЮ ОТ НАКАЗАНИЯ

В СООТВЕТСТВИИ С П. 5 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РФ ОТ 30 НОЯБРЯ 2001 ГОДА

"ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ АМНИСТИИ В ОТНОШЕНИИ НЕСОВЕРШЕННОЛЕТНИХ

И ЖЕНЩИН".

ДЕЙСТВИЕ НАЗВАННОГО ПУНКТА НЕ РАСПРОСТРАНЯЕТСЯ ЛИШЬ

НА ЛИЦ, ПЕРЕЧИСЛЕННЫХ В ПП. 10, 11 УКАЗАННОГО

ПОСТАНОВЛЕНИЯ.

ПОД ЭТИ ОГРАНИЧЕНИЯ ОСУЖДЕННЫЙ НЕ ПОДПАДАЛ

 

По приговору Самойловского районного суда от 19 апреля 2002 года Р.А.В., <...>, осужден по пп. "б, в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы.

В соответствии с п. 5 ст. 74 УК РФ отменено условное осуждение, назначенное Р.А.В. по предыдущему приговору от 2 ноября 2000 года.

На основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено наказание по приговору от 2 ноября 2000 года, окончательное наказание определено в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы без штрафа с отбыванием в исправительной колонии общего режима.

Р.А.В. признан виновным в совершении 24 января 2002 года тайного хищения имущества, принадлежащего Самойловскому РайПО на общую сумму 1575 рублей 13 копеек.

Квалифицируя действия Р.А.В., как кража, совершенная неоднократно, и отменяя ему условное осуждение по предыдущему приговору, суд не учел следующих обстоятельств.

В соответствии с п. 5 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ от 30 ноября 2001 года "Об объявлении амнистии в отношении несовершеннолетних и женщин", лица, условно осужденные за преступления, совершенные в возрасте до 18 лет, подлежат освобождению от наказания. Действие названного пункта не распространяются лишь на лиц, перечисленных в пп. 10, 11 указанного Постановления. Под эти ограничения Р.А.В. не подпадает.

Поскольку по приговору от 2 ноября 2000 года Р.А.В. был осужден по п. "в" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 3 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года за преступление, совершенное им в возрасте до 18 лет, он подлежал освобождению от наказания по акту амнистии.

В связи с этим, судимость по приговору от 2 ноября 2000 года не должна была учитываться судом при квалификации действий осужденного, а также при назначении ему меры наказания.

Постановлением президиума областного суда от 30 сентября 2002 года по протесту прокурора области приговор в отношении Р.А.В. изменен.

Исключено указание об отмене условного осуждения, назначенного Р.А.В. по приговору от 2 ноября 2000 года, о назначении ему наказания по правилам ст. 70 УК РФ, а также указание об осуждении Р.А.В. п. "б" ч. 2 ст. 158 УК РФ. Наказание Р.А.В. смягчено до 2 лет 6 месяцев лишения свободы.

 

ЛИЦО, ДОБРОВОЛЬНО СДАВШЕЕ ОГНЕСТРЕЛЬНОЕ ОРУЖИЕ,

БОЕПРИПАСЫ ОСВОБОЖДАЕТСЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ

ПО СТ. 222 УК РФ (ПРИМЕЧАНИЕ К СТ. 222 УК РФ).

ПРИ ЭТОМ, ПО СМЫСЛУ ЗАКОНА, ПОД ДОБРОВОЛЬНОСТЬЮ

ПОНИМАЕТСЯ, В ТОМ ЧИСЛЕ, СООБЩЕНИЕ ЛИЦОМ О НАЛИЧИИ

И МЕСТОНАХОЖДЕНИИ ХРАНЯЩИХСЯ ИМ УКАЗАННЫХ ПРЕДМЕТОВ,

ЕСЛИ ОН ИМЕЛ РЕАЛЬНУЮ ВОЗМОЖНОСТЬ ДЛЯ ИХ ДАЛЬНЕЙШЕГО

ХРАНЕНИЯ

 

По приговору Озинского районного суда г. Саратова от 15 мая 2000 года К.А.В. осужден по пп. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 162, пп. "а, б, в, г" ч. 2 ст. 158, ч. 1 ст. 222 УК РФ на основании ч. 3 ст. 69, ст. 70 УК РФ к 10 годам с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 21 апреля 2003 года по надзорной жалобе осужденного приговор в отношении К.А.В. в части его осуждения по ч. 1 ст. 222 УК РФ отменен, производство по делу в этой части прекращено по следующим основаниям.

Согласно примечанию к ч. 1 ст. 222 УК РФ лицо, добровольно сдавшее огнестрельное оружие и боеприпасы, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях не содержится иного состава преступления.

Из материалов уголовного дела следует, что в ходе предварительного следствия на допросе К.А.В. пояснил, что после совершения разбойного нападения револьвер и боеприпасы к нему он передал на хранение конкретному лицу и указал анкетные данные этого лица.

Согласно протоколу выемки, у названного им лица, действительно, был изъят револьвер с патронами, признанные огнестрельным оружием и боеприпасами. До заявления осужденного правоохранительным органам не было известно о месте хранения указанных предметов, так как лицо, у которого они находились, интереса для следствия не представляло.

Из вышеизложенного следует, что К.А.В. имел реальную возможность дальнейшего хранения оружия и боеприпасов, однако по своей воле сообщил об их местонахождении органам власти, то есть добровольно выдал их.

При таких обстоятельствах осуждение К.А.В. по ч. 1 ст. 222 УК РФ являлось необоснованным и к нему следовало применить положения примечания к ст. 222 УК РФ.

 

СОВОКУПНОСТЬЮ ПРЕСТУПЛЕНИЙ ПРИЗНАЕТСЯ СОВЕРШЕНИЕ ДВУХ

ИЛИ БОЛЕЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ РАЗЛИЧНЫМИ

СТАТЬЯМИ ИЛИ ЧАСТЯМИ СТАТЬИ УК РФ, НИ ЗА ОДНО ИЗ

КОТОРЫХ ЛИЦО НЕ БЫЛО ОСУЖДЕНО (Ч. 1 СТ. 17 УК РФ).

НАЗНАЧИВ РАЗДЕЛЬНО НАКАЗАНИЕ ПО ДВУМ ЭПИЗОДАМ ХИЩЕНИЯ,

СУД ИСКУССТВЕННО СОЗДАЛ СОВОКУПНОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ,

УХУДШИВ ТЕМ САМЫМ ПОЛОЖЕНИЕ ОСУЖДЕННОГО

 

По приговору Балаковского городского суда от 27 апреля 2001 года К.А.Е.:

по эпизоду кражи от 2 ноября 2000 года был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ и ему назначено наказание в виде 4 лет лишения свободы со штрафом в размере 30 минимальных размеров оплаты труда в сумме 6000 рублей. На основании ч. 5 ст. 69 УК РФ путем полного сложения наказаний к назначенному наказанию полностью присоединено неотбытое наказание по приговору от 13.11.2000 в виде 3 лет 6 месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на 3 года и данные наказания постановлено исполнять самостоятельно; по эпизоду кражи от 8 февраля 2001 года К.А.Е. осужден по пп. "б, в, г" ч. 2 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы со штрафом в размере 35 минимальных размеров оплаты труда в сумме 7000 руб.;

на основании ст. 70 УК РФ к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору от 13 ноября 2000 года, а также наказание, назначенное по данному приговору по эпизоду от 02.11.2000 и окончательно определено 6 лет лишения свободы со штрафом в размере 40 минимальных размеров оплаты труда в сумме 8000 руб. с отбыванием в исправительной колонии особого режима.

Изучением дела прокуратурой области в связи с жалобой осужденного установлено, что данный приговор в части квалификации действий осужденного и назначения ему наказания является незаконным и необоснованным.

В соответствии с ч. 1 ст. 17 УК РФ совокупностью преступлений признается совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статьями или частями статьи УК РФ, ни за одно из которых лицо не было осуждено.

Как видно из приговора, действия осужденного по эпизодам краж, совершенных до постановления приговора Балаковского районного суда Саратовской области от 13 ноября 2000 года и после его постановления, квалифицированы по одной и той же ч. 2 ст. 158 УК РФ.

Назначив раздельно наказание по эпизоду от 2 ноября 2000 года и по эпизоду от 8 февраля 2001 года, суд, в нарушение ст. 17 УК РФ, искусственно создал совокупность преступлений, ухудшив тем самым положение осужденного.Кроме того, назначая К.А.Е. наказание в виде штрафа, суд в нарушение ст. 5 Федерального закона от 19 июня 2000 года N 82-ФЗ "О минимальном размере оплаты труда" сумму штрафа исчислял исходя из минимального размера оплаты труда, установленного на день совершения преступления, то есть из 200 руб. Между тем, базовая сумма, которая должна исчисляться при исчислении штрафов, в соответствии с данным законом составляет 100 рублей.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 5 мая 2003 года надзорное представление прокурора области удовлетворено. Приговор в отношении К.А.Е. в части квалификации его действий и назначения наказания изменен: исключено указание о квалификации действий осужденного и назначении ему наказания раздельно по эпизодам краж от 2 ноября 2000 г. и от 8 февраля 2001 года, а также указание о присоединении наказания по эпизоду от 2 ноября 2000 г.

Наказание К.А.Е., в том числе и в виде штрафа, снижено.

 

ЕСЛИ ОТЯГЧАЮЩЕЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВО ПРЕДУСМОТРЕНО

СООТВЕТСТВУЮЩЕЙ СТАТЬЕЙ ОСОБЕННОЙ ЧАСТИ УК РФ

В КАЧЕСТВЕ ПРИЗНАКА ПРЕСТУПЛЕНИЯ, ОНО САМО ПО СЕБЕ

НЕ МОЖЕТ ПОВТОРНО УЧИТЫВАТЬСЯ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ

НАКАЗАНИЯ (Ч. 2 СТ. 63 УК РФ)

 

По приговору Балаковского городского суда Саратовской области от 20 апреля 2001 года К.С.А. осужден по п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 6 годам 8 месяцам лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

К.С.А. признан виновным в краже, совершенной лицом, ранее два или более раза судимым за хищение.

Суд, как указано в приговоре, признал отягчающим вину обстоятельством наличие в действиях К.С.А. опасного рецидива преступлений.

Это противоречит требованиям ст. 63 УК РФ, устанавливающей перечень обстоятельств, отягчающих наказание.

В соответствии с указанной статьей, отягчающим обстоятельством, в частности, признается рецидив преступлений. Однако ч. 2 ст. 63 УК РФ устанавливает, что если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ в качестве признака преступления, оно само по себе не может повторно учитываться при назначении наказания.

Пункт "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции от 13 июня 1996 года) предусматривал ответственность за кражу, совершенную лицом, ранее два или более раза судимым за хищение.

В соответствии со ст. 18 УК РФ рецидивом преступлений признается совершение умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление.

Таким образом, п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ содержит указание на рецидив в качестве квалифицирующего признака преступления.

С учетом изложенного, указание в приговоре на наличие в действиях К.С.А. опасного рецидива преступлений, как на обстоятельство, отягчающее наказание, противоречит требованиям закона.

Кроме того, суд, ошибочно признав в качестве отягчающего наказание обстоятельства опасный рецидив преступлений, назначил наказание К.С.А. в виде 6 лет 8 месяцев лишения свободы, т.е. не менее двух третей от максимального срока наказания, предусмотренного санкцией ч. 3 ст. 158 УК РФ, что соответствует положениям ч. 2 ст. 68 УК РФ.

Постановлением президиума областного суда от 12 мая 2003 года по надзорному представлению прокурора области данные судебные решения в отношении К.С.А. были изменены: исключено указание о признании опасного рецидива преступлений в качестве обстоятельства, отягчающего наказание осужденного, и наказание Карифанову смягчено до 6 лет лишения свободы.

 

В СООТВЕТСТВИИ С П. 7 ПОСТАНОВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВЕННОЙ

ДУМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО СОБРАНИЯ РФ "ОБ ОБЪЯВЛЕНИИ АМНИСТИИ

В СВЯЗИ С 55-ЛЕТИЕМ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ

ВОЙНЕ 1941-1945 ГОДОВ" ОТ 26 МАЯ 2000 ГОДА ОСУЖДЕННЫЕ,

НЕОТБЫТАЯ ЧАСТЬ СРОКА НАКАЗАНИЯ КОТОРЫХ НА ДЕНЬ

ОКОНЧАНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ УКАЗАННОГО ПОСТАНОВЛЕНИЯ

СОСТАВЛЯЕТ МЕНЕЕ ОДНОГО ГОДА, НЕЗАВИСИМО

ОТ ОГРАНИЧЕНИЙ, УСТАНОВЛЕННЫХ ПУНКТОМ 12 ДАННОГО

ПОСТАНОВЛЕНИЯ, ПОДЛЕЖАЛИ ОСВОБОЖДЕНИЮ ОТ НАКАЗАНИЯ

 

По приговору Заводского районного суда г. Саратова от 13 июня 2001 года С.А.В. осужден по ч. 4 ст. 33 и п. "в" ч. 3 ст. 158 УК РФ к 5 годам лишения свободы без конфискации имущества.

В соответствии с п. 7 ст. 79 УК РФ С.А.В. отменено условно-досрочное освобождение и окончательное наказание по совокупности приговоров путем частичного присоединения неотбытого наказания на основании ст. 70 УК РФ определено 5 лет 6 месяцев лишения свободы без конфискации имущества с отбыванием в исправительной колонии строгого режима.

Решая вопрос о назначении окончательного наказания, суд исходил из того, что С.А.В. имел непогашенную судимость по приговору от 20 марта 1996 года, в соответствии с которой он был осужден по ч. 2 ст. 144 УК РСФСР на основании ст. 41 УК РСФСР к 5 годам 3 месяцам лишения свободы (условно-досрочно освобожден 3 сентября 1999 года на 1 год 6 месяцев 10 дней).

В соответствии с п. 7 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания РФ "Об объявлении амнистии в связи с 55-летием Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов" от 26 мая 2000 года осужденные, неотбытая часть срока наказания которых на день окончания исполнения указанного Постановления составляет менее одного года, независимо от ограничений, установленных в п. 12, подлежат освобождению от наказания. На день окончания исполнения Постановления об амнистии (27 ноября 2000 года) неотбытая часть срока наказания С.А.В. составляла менее одного года - 3 месяца 16 дней.

В связи с этим суд при вынесении приговора от 13 июля 2001 года должен был учитывать предыдущую судимость С.А.В. по приговору от 20 марта 1996 года только при решении вопросов о квалификации действий осужденного и назначении ему вида исправительного учреждения. Оснований же для назначения наказания по совокупности приговоров не имелось, т.к. он подлежал освобождению от наказания по указанному приговору на основании п. 7 упомянутого Постановления.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 7 апреля 2003 года надзорное представление прокурора области удовлетворено, приговор изменен по указанным выше основаниям.

 

ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ИНЫЕ ВОПРОСЫ

 

СУДЬЯ НЕ МОЖЕТ УЧАСТВОВАТЬ В РАССМОТРЕНИИ ДЕЛА, ЕСЛИ

ПРЕДЫДУЩИЙ ПРИГОВОР, ПОСТАНОВЛЕННЫЙ С ЕГО УЧАСТИЕМ,

БЫЛ ОТМЕНЕН СУДОМ КАССАЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ (Ч. 2 СТ. 60

УПК РСФСР, Ч. 1 СТ. 63 УПК РФ)

 

По приговору Хвалынского городского суда Саратовской области от 11 марта 2001 года П. и К. были осуждены за совершение разбойного нападения и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего смерть потерпевшего, к 12 годам 6 месяцам лишения и 8 годам 6 месяцам лишения свободы соответственно.

При изучении дела прокуратурой области установлено, что эти лица ранее 6 марта 2000 года осуждались за указанные преступления Хвалынским городским судом под председательством судьи Гончарова В.Д.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Саратовского областного суда от 24 октября 2000 года данный приговор был отменен в связи с допущенными нарушениями уголовно-процессуального закона.

После отмены первоначального приговора, при новом судебном разбирательстве дело вновь было рассмотрено под председательством судьи Хвалынского городского суда Саратовской области Гончарова В.Д.

Тем самым нарушены требования п. 2 ст. 60 УПК РСФСР в соответствии с которым судья, принимавший участие в рассмотрении уголовного дела в суде первой инстанции, не может участвовать в новом рассмотрении дела в суде первой инстанции в случае отмены приговора, постановленного с его участием.

По надзорному представлению прокурора области президиумом областного суда приговор в отношении указанных лиц отменен и дело направлено на новое судебное рассмотрение в тот же суд в ином составе суда.

 

ДЕЛА О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ, ПРЕДУСМОТРЕННЫХ

Ч. 1 СТ. 213 УК РФ ПОДСУДНЫ МИРОВОМУ СУДЬЕ

(СТ. 467 УПК РСФСР, СТ. 31 УПК РФ).

ПОДСУДИМЫЙ НЕ МОЖЕТ БЫТЬ ЛИШЕН ПРАВА НА РАССМОТРЕНИЕ

ЕГО УГОЛОВНОГО ДЕЛА В ТОМ СУДЕ И ТЕМ СУДЬЕЙ,

К ЧЬЕЙ ПОДСУДНОСТИ ОТНОСИТСЯ ДЕЛО (СТ. 47 КОНСТИТУЦИИ

РФ, Ч. 3 СТ. 8 УПК РФ). НАРУШЕНИЕ ПРАВИЛ ПОДСУДНОСТИ

ЯВЛЯЕТСЯ ОСНОВАНИЕМ ДЛЯ ОТМЕНЫ ПРИГОВОРА.

ЛИЦО, ВПЕРВЫЕ СОВЕРШИВШЕЕ ПРЕСТУПЛЕНИЕ НЕБОЛЬШОЙ ИЛИ

СРЕДНЕЙ ТЯЖЕСТИ, МОЖЕТ БЫТЬ ОСВОБОЖДЕНО ОТ УГОЛОВНОЙ

ОТВЕТСТВЕННОСТИ, ЕСЛИ ОНО ПРИМИРИЛОСЬ С ПОТЕРПЕВШИМ

И ЗАГЛАДИЛО ПРИЧИНЕННЫЙ ЕМУ ВРЕД (СТ. 76 УК РФ,

СТ. 25 УПК РФ).

СУД ОБЯЗАН ОБСУДИТЬ ХОДАТАЙСТВО ПОТЕРПЕВШЕГО

О НЕОБХОДИМОСТИ ПРЕКРАЩЕНИЯ ДЕЛА ПО ЭТИМ ОСНОВАНИЯМ

И ПРИНЯТЬ ПО НЕМУ РЕШЕНИЕ, КОТОРОЕ ДОЛЖНО БЫТЬ

МОТИВИРОВАННЫМ (П. 4 СТ. 7 УПК РФ).

ОПИСАТЕЛЬНАЯ ЧАСТЬ ПРИГОВОРА ДОЛЖНА СООТВЕТСТВОВАТЬ

ОБСТОЯТЕЛЬСТВАМ ДЕЛА, УСТАНОВЛЕННЫМ СУДОМ

 

Указанные требования были нарушены Краснокутским районным судом при осуждении 6 декабря 2001 года А.Э.М. за совершение хулиганства (ч. 1 ст. 213 УК РФ) к 1 году лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

Как указано в приговоре, 9 августа 2001 года А.Э.М., находясь в районе танцевальной площадки, расположенной в г. Красный Кут, беспричинно ударил П.Е.С., причинив ей кровоподтек, который не расценивается как вред здоровью.

Согласно ст. 467 УПК РСФСР (ст. 31 УПК РФ) данное дело было подсудно мировому судье. Однако в нарушение требований ст. 47 Конституции РФ, ст. 40 УПК РСФСР (ч. 3 ст. 8 УПК РФ) при отсутствии ходатайства подсудимого и без его согласия дело было рассмотрено районным судом, чем нарушена подсудность этого дела.

Кроме того, в ходе производства дознания потерпевшая П.Е.С. обратилась с заявлением о прекращении дела в связи с примирением с А.Э.М., указав, что причиненный ей ущерб возмещен.

Как видно из протокола судебного заседания, указанное заявление потерпевшей хотя и оглашалось в судебном заседании, однако мнение как П.Е.С., так и подсудимого, по этому вопросу не выяснялось, свое суждение по указанному поводу в приговоре суд не отразил.

Таким образом, ходатайство потерпевшей вопреки требованиям ст. 76 УК РФ и ст. ст. 9, 276, 294 УПК РСФСР суд оставил без разрешения.

Вместе с тем, согласно ст. 76 УК РФ и ст. 9 УПК РСФСР суд, прокурор, следователь и орган дознания с согласия прокурора вправе на основании заявления потерпевшего прекратить уголовное дело в отношении лица, впервые совершившего преступление небольшой тяжести, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред. Статья 25 УПК РФ распространила это правило и на лиц, впервые совершивших преступление средней тяжести.

Помимо этого, выводы суда, изложенные в приговоре, не соответствуют протоколу судебного заседания.

Так, как указано в приговоре "А.Э.М. вину признал полностью и дал показания в соответствии с описательной частью приговора".

Однако из протокола судебного заседания видно, что А.Э.М. вину признал частично. Он пояснял, что, ударил П.Е.С. на почве личных неприязненных отношений, возникших в результате конфликта с ней, при этом он находился в трезвом состоянии. Изложение показаний потерпевшей П.Е.С. и свидетеля А. также не соответствовало их показаниям, отраженным в протоколе судебного заседания.

Между тем, выяснение действительных обстоятельств, предшествовавших неправомерному поведению осужденного А.Э.М. в отношении П.Е.С., имело существенное значение при решении вопроса о квалификации содеянного.

С учетом данных нарушений, приговор президиумом областного суда отменен, дело направлено на новое судебное рассмотрение.

 

ПО ПРИГОВОРУ СУДА ПОДЛЕЖИТ ВОЗМЕЩЕНИЮ МАТЕРИАЛЬНЫЙ

УЩЕРБ, В ПРИЧИНЕНИИ КОТОРОГО ПРИЗНАН ОСУЖДЕННЫЙ.

СУД ОБЯЗАН ПРИВЕСТИ В ПРИГОВОРЕ МОТИВЫ, ОБОСНОВЫВАЮЩИЕ

ПОЛНОЕ ИЛИ ЧАСТИЧНОЕ УДОВЛЕТВОРЕНИЕ ИСКА ЛИБО ОТКАЗ

В НЕМ, УКАЗАТЬ, С ПРИВЕДЕНИЕМ СООТВЕТСТВУЮЩИХ РАСЧЕТОВ,

РАЗМЕРЫ, В КОТОРЫХ УДОВЛЕТВОРЕНЫ ТРЕБОВАНИЯ ИСТЦА, И

ЗАКОН, НА ОСНОВАНИИ КОТОРОГО РАЗРЕШЕН ГРАЖДАНСКИЙ ИСК

 

По приговору Кировского районного суда г. Саратова от 30 июля 2001 года А.С.А. осужден по п. "б" ч. 3 ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 1 год.

С А.С.А. в счет возмещения ущерба в пользу ООО "Дортехсервис-3" взыскано 1148000 рублей.

Как следует из приговора, в период с 28 января по 15 августа 1998 года А.С.А., путем составления фиктивных писем-распоряжений, похитил денежные средства, принадлежащие ООО "Дортехсервис-3", в сумме 82000 немецких марок, что на тот период соответствовало 360373 рублям 60 копейкам.

Как следовало из материалов дела, признанное гражданским истцом ООО "Дортехсервис-3" требовало возместить ему не сумму равную стоимости похищенного А.С.А. имущества, а стоимость автомашины "Мерседес-Бенц", которую А.С. А в дальнейшем приобрел в Германии на похищенные денежные средства.

В соответствии со ст. ст. 310, 314, 317 УПК РСФСР суд был обязан привести в приговоре мотивы, обосновывающие полное удовлетворение иска, указать с приведением соответствующих расчетов размеры, в которых удовлетворены требования истца, и закон, на основании которого разрешен гражданский иск.

Однако данные требования уголовно-процессуального закона судом выполнены не были.

Удовлетворив иск в полном объеме, суд взыскал с А.С. А стоимость автомашины, приобретенной на похищенные деньги, а не сумму причиненного преступлением ущерба, при этом суд никак не мотивировал это свое решение в приговоре.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 16 декабря 2002 года протест в порядке надзора прокурора области удовлетворен, и приговор изменен: снижена сумма, подлежащая взысканию с А.С. А в счет возмещения материального ущерба в пользу ООО "Дортехсервис-3" до 1077480 рублей (поскольку по официальному курсу сумма похищенного в немецких марках на день постановления приговора соответствовала именно этой сумме).

 

ГРАЖДАНСКИЙ ИСК В УГОЛОВНОМ ПРОЦЕССЕ ОСВОБОЖДАЕТСЯ

ОТ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ПОШЛИНЫ (СТ. 29 УПК РСФСР,

СТ. 44 УПК РФ)

 

По приговору Балаковского городского суда Саратовской области от 13 марта 2002 года У.В.В. осужден по пп. "б, г" ч. 2 ст. 162 УК РФ.

С У.В.В. в пользу Б. в счет возмещения материального ущерба взыскано 7500 рублей, а также взыскано 310 рублей государственной пошлины в доход местного бюджета Балаковского муниципального образования за рассмотрение гражданского иска.

Указанный приговор в части взыскания госпошлины за рассмотрение гражданского иска является незаконным и необоснованным.

Как следует из материалов дела, потерпевшей Б. на предварительном следствии был заявлен гражданский иск о возмещении причиненного преступлением материального ущерба на сумму 7500 рублей.

Вынося приговор, суд в соответствии со ст. 317 УПК РСФСР принял решение по предъявленному гражданскому иску, удовлетворив его в полном объеме.

Кроме того, суд взыскал с осужденного У.В.В. в доход местного бюджета Балаковского муниципального образования государственную пошлину за рассмотрение гражданского иска в размере 310 рублей.

Решение суда в части взыскания госпошлины противоречит требованиям уголовно-процессуального закона.

Так, ст. 29 УПК РСФСР, действовавшая на момент рассмотрения уголовного дела и регламентировавшая вопросы, касающиеся гражданского иска, устанавливала, что гражданский иск в уголовном деле освобождается от государственной пошлины. Аналогичную норму содержит и УПК РФ (ст. 44).

По надзорному представлению прокурора области постановлением президиума областного суда от 28 апреля 2003 года приговор изменен: исключено указание на взыскание с У.В.В. государственной пошлины за рассмотрение гражданского иска в размере 310 рублей.

 

СУДЬЯ И СЕКРЕТАРЬ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ НЕ МОГУТ

ПРИНИМАТЬ УЧАСТИЕ В РАССМОТРЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

И ПОДЛЕЖАТ ОТВОДУ, ЕСЛИ ОНИ ЯВЛЯЮТСЯ СВИДЕТЕЛЯМИ

ПО ДАННОМУ ДЕЛУ (Ч. 1 СТ. 61 УПК РФ).

ВЫЯВИВ, ЧТО МИРОВЫМ СУДЬЕЙ ОБВИНИТЕЛЬНЫЙ ПРИГОВОР

ПОСТАНОВЛЕН С НАРУШЕНИЕМ ТРЕБОВАНИЙ УПК РФ, СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ДОЛЖЕН ИЗМЕНИТЬ ЭТОТ

ПРИГОВОР МИРОВОГО СУДЬИ И ПОСТАНОВИТЬ НОВЫЙ ПРИГОВОР.

ПРИГОВОР СУДА АПЕЛЛЯЦИОННОЙ ИНСТАНЦИИ ДОЛЖЕН

СООТВЕТСТВОВАТЬ ОБЩИМ ТРЕБОВАНИЯМ, ИЗЛОЖЕННЫМ В ГЛАВЕ 39

УПК РФ (СТ. 367, 368 УПК РФ).

ОПИСАТЕЛЬНО-МОТИВИРОВОЧНАЯ ЧАСТЬ ОБВИНИТЕЛЬНОГО

ПРИГОВОРА ДОЛЖНА СОДЕРЖАТЬ ОПИСАНИЕ ПРЕСТУПНОГО

ДЕЯНИЯ, ПРИЗНАННОГО СУДОМ ДОКАЗАННЫМ, С УКАЗАНИЕМ

МЕСТА, ВРЕМЕНИ, СПОСОБА ЕГО СОВЕРШЕНИЯ, ФОРМЫ ВИНЫ,

МОТИВОВ, ЦЕЛЕЙ И ПОСЛЕДСТВИЙ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

(СТ. 307 УПК РФ)

 

По приговору Озинского районного суда от 4 июля 2002 года, рассмотревшего уголовное дело в апелляционном порядке, изменен приговор мирового судьи судебного участка N 1 Озинского района Саратовской области Погребнова А.Ю. в отношении гр-ки Д.К.З.

Она, также как и по приговору мирового судьи, была признана виновной в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 129 УК РФ (клевета). Однако при этом снижено назначенное ей наказание и снижен размер компенсации морального вреда.

Как следовало из материалов дела, высказывание клеветнического характера Д.К.З. было сделано в судебном заседании по гражданскому делу, которое рассматривалось мировым судьей судебного участка N 1 Озинского района Саратовской области Погребновым А.Ю. с участием секретаря М.Е.Ю.

Таким образом, мировой судья Погребнов А.Ю. и секретарь судебного заседания М.Е.В. фактически являлись свидетелями преступления, совершенного Д.К.З., что в соответствии со ст. 61 УПК РФ являлось обстоятельством, исключающим их участие в производстве по уголовному делу. Тем не менее, судья и секретарь судебного заседания не устранились от участия в производстве по делу, как этого требует ст. 62 УПК РФ.

Приговор в отношении Д.К.З. был постановлен мировым судьей Погребновым А.Ю., дело рассмотрено с участием секретаря М.Е.В.

Указанное нарушение закона являлось основанием для изменения приговора мирового судьи и постановления апелляционной инстанцией нового приговора. Однако довод апелляционной жалобы Д.К.З. по этому вопросу судом апелляционной инстанции необоснованно был отвергнут.

Кроме того, согласно ст. 368 УПК РФ, изменяя приговор мирового судьи, суд апелляционной инстанции обязан был постановить новый приговор, соответствующий требованиям главы 39 УПК РФ.

В нарушение этого положения закона, Озинский районный суд, признав Д.К.З. виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 129 УК РФ не привел в приговоре описание данного преступления.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 30 сентября 2002 года по протесту прокурора области в порядке надзора приговор отменен с направлением дела на новое апелляционное рассмотрение.

Отмена судом апелляционной инстанции обвинительного приговора мирового судьи с одновременным постановлением обвинительного приговора УПК РФ не предусмотрена. Поэтому в случаях, подобных приведенному выше, суд апелляционной инстанции обязан изменить приговор в полном объеме и вынести новый обвинительный приговор, полностью соответствующий требованиям главы 39 УПК РФ.

 

СУДЕБНОЕ РЕШЕНИЕ ОБ ОТМЕНЕ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ ОТМЕНЕНО

ВВИДУ РАССМОТРЕНИЯ ВОПРОСА ОБ ОТМЕНЕ УСЛОВНОГО ОСУЖДЕНИЯ

В ОТСУТСТВИЕ ОСУЖДЕННОГО

 

Определением судьи Энгельсского районного суда Саратовской области от 29 апреля 2002 года Ч.О.А., осужденному 9 декабря 2000 года по ч. 1 ст. 228 УК РФ к 2 годам лишения свободы условно с испытательным сроком в 2 года, отменено условное осуждение по указанному приговору и Ч.О.А. объявлен в розыск.

Как следует из определения, основанием для отмены условного осуждения Ч.О.А. явилось то, что осужденный, будучи ознакомленным с условиями и порядком отбывания наказания, систематически и злостно не выполнял возложенные на него судом обязанности, скрылся с постоянного места жительства и уклонялся от контроля за ним со стороны специализированных государственных органов.

Отмена условного осуждения возможна только в связи со злостным или систематическим неисполнением условно осужденным возложенных на него судом обязанностей без уважительных причин.

В соответствии с ч. 2 ст. 369 УПК РСФСР в судебное заседание для решения вопроса об отмене условного осуждения должен, как правило, вызываться осужденный.

В протоколе судебного заседания имеется ссылка на то, что Ч.О.А. в суд не явился, хотя извещался о дате судебного заседания надлежащим образом. Однако каких-либо данных, свидетельствующих о том каким образом (повесткой, телефонограммой) вызывался в суд Ч.О.А., по какому адресу было направлено такое уведомление, и получал ли его Ч.О.А., не имеется.

Ввиду отсутствия Ч.О.А. в судебном заседании его доводы о том, что он не являлся на регистрацию по уважительным причинам, которые он привел в жалобе, направленной в прокуратуру области, не проверялись, и оценка им не давалась.

Кроме того, судьей были допущены и иные нарушения уголовно-процессуального закона.

Судья в определении указал, что Ч.О.А. были сделаны соответствующие предупреждения работниками УИИ, однако и после этого он не являлся на регистрацию. Таким образом, судья признал, что Ч.О.А. злостно уклонялся от исполнения возложенных на него судом обязанностей.

Вместе с тем, как следует из протокола судебного заседания, судья не исследовал документы, свидетельствующие о предупреждениях Ч.О.А., сделанных УИИ, поэтому данный вывод не основан на имеющихся материалах. В материале также отсутствуют и иные документы или их копии, которые исследовал судья (приговор, объяснения, рапорты, справка). С учетом их отсутствия в материале, подтвердить правильность выводов, изложенных в определении судьи, не представляется возможным.

Как видно из представления и пояснений представителя УИИ в суде, 28 февраля 2002 года Ч.О.А. проверялся по месту жительства, однако дома его не оказалось, родители о его местонахождении не знали.

4 марта 2002 года Ч.О.А. было вынесено "второе предупреждение за неявку на регистрацию в августе, сентябре, ноябре, декабре, январе, феврале, октябре". Каких-либо сведений о нарушении Ч.О.А. порядка отбывания условного осуждения после 4 марта 2002 года в материале не имеется. Тем не менее, 2 апреля 2002 года УИИ обратилась в суд с представлением об отмене условного осуждения Ч.О.А. и это представление судьей было удовлетворено.

Кроме того, в соответствии с ч. 6 ст. 369 УПК РСФСР при разрешении вопросов, связанных с исполнением приговора, судья должен вынести постановление. В нарушение этих требований закона судья при рассмотрении вопроса об отмене условного осуждения Ч.О.А. вынес определение.

В связи с допущенными нарушениями закона прокурором области в президиум Саратовского областного суда было принесено надзорное представление, где поставлен вопрос об отмене определения суда.

Постановлением президиума Саратовского областного суда от 21 апреля 2003 года надзорное представление удовлетворено, определение судьи от 29 апреля 2002 года в отношении Ч.О.А. отменено, и материал направлен на новое судебное рассмотрение.

 

3 отдел управления по обеспечению

участия прокуроров в рассмотрении

уголовных дел судами прокуратуры

Саратовской области

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь