Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

 

КАССАЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

 

от 1 октября 2003 г. Дело N 22-6998/2003

 

Органами предварительного следствия Р. обвинялся в том, что он, являясь генеральным директором ООО, 02.04.2001 заключил договор купли-продажи с ЗАО. Согласно данному договору в период с 05.04.2001 по 17.10.2001 ЗАО отгрузило, а ООО получило метизную продукцию на сумму 4796372 рубля 86 копеек и произвело частичную оплату полученной продукции в сумме 2595000 рублей. Оставшуюся метизную продукцию в 2001 году Р. реализовал на общую сумму 2201376 рублей 86 копеек без надлежащего бухгалтерского оформления различным предприятиям. Условия договора об оплате полученной продукции на вышеуказанную сумму не выполнил, причинив ЗАО крупный ущерб в сумме 2201376 рублей 86 копеек. Также Р. обвинялся в том, что, являясь генеральным директором ООО, заключил договор хранения 29.06.2001 с ЗАО. Согласно данному договору в период с 12.07.2001 по 29.07.2001 ЗАО отгрузило, а ООО получило метизную продукцию на сумму 4482040 рублей 17 копеек. Р., имея умысел на хищение вверенного ему имущества, в корыстных целях, используя свое служебное положение, в нарушение условий договора в декабре 2001 года продал вышеуказанную продукцию, причинив ЗАО крупный ущерб на сумму 4482040 рублей 17 копеек.

Эти действия Р. органами предварительного следствия были квалифицированы как присвоение чужого имущества в крупном размере и неоднократно по п. "б" ч. 3 ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Приговором Кировского районного суда г. Екатеринбурга от 25.07.2003 Р. оправдан по п. "б" ч. 3 ст. 160 Уголовного кодекса Российской Федерации за отсутствием состава преступления.

Суд, оправдывая Р. за отсутствием в его действиях состава преступления, пришел к выводу о том, что в ходе хозяйственной деятельности между ООО и ЗАО возникали споры и взаимные претензии. Согласно договорам купли-продажи и хранения, заключенным между ЗАО и ООО, все споры между сторонами должны решаться в гражданском порядке через арбитражный суд.

В кассационном представлении государственного обвинителя и в кассационной жалобе представителя потерпевшего указано, что оправдательный приговор в отношении Р. является незаконным и необоснованным, что суд сделал ошибочный вывод о наличии между предприятиями гражданско-правовых отношений и об отсутствии в действиях Р. состава преступления.

Объективная сторона присвоения выражается в незаконном, против воли собственника, удержании имущества, вверенного лицу, то есть в отказе возвратить его по требованию собственника или ввиду прекращения договорных отношений по поводу данного имущества. Указанные действия или бездействие совершаются с намерением виновного обратить имущество в свою пользу.

Органами предварительного следствия установлено, что Р. имел корыстный мотив на хищение вверенного ему имущества по договору купли-продажи от 02.04.2001, получив продукцию от ЗАО, обязан был произвести расчет за поставленную продукцию не позднее 30 дней со дня ее получения; согласно договору товар переходил в собственность покупателя с момента его 100% оплаты. Однако оплачена полученная продукция по договору купли-продажи только частично, на сумму 2595000 рублей. Остальная часть в сумме 2201376 рублей 86 копеек на расчетный счет ЗАО не поступала.

Согласно договору хранения от 29.06.2001, хранитель имеет право продать товар поклажедателя третьим лицам по цене не ниже той, которая определена в накладной поклажедателя, переданной ему по факсу после отправки товара. Продажа товара осуществляется путем предоплаты товара третьими лицами. Полученные деньги в размере, определенном в накладной, хранитель обязан перечислить поклажедателю не позднее следующего дня.

Товар, переданный на хранение Р., не являлся его собственностью, и он не имел права распоряжаться товаром. Данное обстоятельство свидетельствует о наличии у Р. корыстной цели и умысла на хищение чужого имущества путем присвоения.

Доводы Р. о том, что он был наделен директором ЗАО полномочиями по распоряжению хранящейся на складе продукцией, о чем имелась доверенность от 29.06.2001, несостоятельны. Подобные полномочия должны быть закреплены помимо доверенности в договоре в соответствии со п. 3 ст. 184 Гражданского кодекса Российской Федерации, поэтому одной доверенности недостаточно. Помимо этого, сама доверенность не соответствует требованиям ст. 185 Гражданского кодекса Российской Федерации. Кроме того, в доверенности нет указаний на то, что Р. имеет право на реализацию продукции, переданной ему на хранение.

Доводы Р. и его защитника о наличии между сторонами гражданско-правовых отношений несостоятельны. Умысел Р. был направлен на хищение. Об этом свидетельствует и то, что Р., заключив договоры купли-продажи и хранения с ЗАО, не отразил совершенные сделки в бухгалтерских документах своего предприятия.

Суд, правильно установив фактические обстоятельства дела, дал им неверную юридическую оценку.

По изложенным основаниям прокурор просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение.

Представитель потерпевшего в кассационной жалобе просит приговор отменить и направить дело на новое рассмотрение, ссылаясь, в частности, на то, что в приговоре отражены доказательства, в которых имеются существенные противоречия, которые суд не только не устранил, но и положил указанные доказательства в основу своих выводов. В приговоре утверждается, что в октябре 2001 года метизная продукция, поставленная по договору купли-продажи, была обменена на металлорежущий инструмент, который в мае 2003 года Р. продал по векселю. На следующей странице приговора имеется ссылка на письменные доказательства, представленные подсудимым, которые подтверждают наличие метизной продукции на складе до мая 2003 года. В приговоре ошибочно указано, что до настоящего времени между ЗАО и ООО осуществляется хозяйственная деятельность. Ни одного доказательства, подтверждающего данный вывод, в приговоре нет, имеется лишь претензионная переписка.

 

Судебная коллегия по уголовным делам Свердловского областного суда, рассмотрев уголовное дело по кассационному представлению государственного обвинителя, кассационной жалобе представителя потерпевшего, нашла приговор подлежащим отмене в связи с несоответствием выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам уголовного дела.

Сам приговор внутренне противоречив и не соответствует требованиям ст. 305 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации. В нем не указаны существо предъявленного Р. обвинения, юридическая оценка его действий органами следствия, доказательства, положенные в основу обвинения, мотивы, по которым суд отвергает доказательства, представленные стороной обвинения, мотивы решения в отношении гражданского иска. По существу, все доказательства обвинения не получили надлежащей оценки в приговоре суда.

Кроме того, в приговоре не нашли отражения вопросы, касающиеся реализации Р. продукции без надлежащего бухгалтерского учета; с какой целью бухгалтером по указанию Р. выписывались фиктивные счета-фактуры. Между тем, органами следствия указанные обстоятельства были вменены в вину Р. как свидетельство его умысла на хищение чужого имущества. Бухгалтерская экспертиза и анализ бухгалтерских документов не проведены.

Судом в приговоре неточно излагаются права и обязанности сторон по договорам хранения и купли-продажи. Так, в приговоре указано, что согласно договору хранения поклажедатель передает хранителю свою продукцию и предоставляет ему право распоряжаться имуществом по своему усмотрению. Тогда как в соответствии с п. 1.8 указанного договора хранитель Р. мог реализовать продукцию только на условиях поклажедателя, а не по своему усмотрению.

В приговоре делается ссылка на то, что согласно выданной Р. доверенности от 29.06.2001 он имел право на реализацию продукции ЗАО. Однако в копии доверенности, которая имеется в деле и на которую суд указывает в приговоре, записано, что ЗАО уполномочивает ООО представлять интересы по реализации продукции, то есть выводы суда не полностью соответствуют фактическим обстоятельствам дела.

Суд пришел к выводу, что Р. действовал в соответствии с заключенными договорами. Однако тут же в приговоре, ссылаясь на аудиторское заключение, приводит данные о том, что договор не соответствует ст. 455, 465 Гражданского кодекса Российской Федерации и поэтому считается незаключенным.

В то же время без всякого анализа доказательств в приговоре утверждается, что между ООО и ЗАО продолжается хозяйственная деятельность, однако, на основании чего суд пришел к такому выводу, не указано. Приобщенные в суде к делу документы не были исследованы и не получили объяснений от ЗАО.

Таким образом, приговор в отношении Р. является незаконным и необоснованным, поэтому подлежит отмене, а дело - направлению на новое судебное рассмотрение.

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь