Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ПРЕЗИДИУМ ЯРОСЛАВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

 

ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 1 октября 2003 г. N 44-г-156

 

Президиум Ярославского областного суда рассмотрел дело по иску Ф. к Е. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда.

Заслушав доклад судьи областного суда, выступление адвоката З., представляющего по доверенности интересы Ф., заключение и.о. прокурора Ярославской области, полагавшего надзорную жалобу оставить без удовлетворения, президиум

 

установил:

 

Ф. обратился в суд с иском к Е. о взыскании материального ущерба и компенсации морального вреда, ссылаясь на то, что 30 декабря 2001 г. по вине С., управлявшего автомобилем "Мицубиси-Галант", принадлежащим на праве собственности Е., произошло столкновение указанного автомобиля и автомобиля ВАЗ-2109, принадлежащего истцу. В результате дорожно-транспортного происшествия истцу были причинены телесные повреждения, принадлежащий ему автомобиль получил технические повреждения. С. осужден по приговору Некрасовского районного суда Ярославской области от 11 июля 2002 г. по ч. 1 ст. 264 УК РФ, оставленному без изменения определением судебной коллегии по уголовным делам Ярославского областного суда от 23 августа 2002 г. Истец просил взыскать стоимость ремонта автомобиля, стоимость имущества, пропавшего в результате дорожно-транспортного происшествия из салона принадлежащего ему автомобиля, стоимость лечения, связанного с полученными травмами, утраченный заработок за период лечения в стационаре и ежемесячные суммы возмещения вреда в связи с наступившей инвалидностью. Общая сумма материального ущерба, подлежащая единовременному взысканию, определена истцом в размере 234167 руб. 10 коп. Компенсацию морального вреда истец определил в размере 100000 руб.

Ответчик Е. иск не признал, ссылаясь на то, что является ненадлежащим ответчиком.

Привлеченный к участию в деле в качестве третьего лица С. с размером иска не согласился, считая его завышенным.

Решением Некрасовского районного суда Ярославской области от 11 декабря 2002 г. постановлено:

Взыскать с Е. в пользу Ф. 117047 руб. 34 коп. и ежемесячно с 17 декабря 2002 г. по 1 июня 2003 г. - по 2000 руб., в возмещение морального вреда - 40000 руб.

Определением судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 17 апреля 2003 г. решение суда отменено, дело направлено на новое рассмотрение в тот же суд.

В надзорной жалобе адвокат З., представляющий по доверенности интересы Ф., просит об отмене кассационного определения как постановленного с существенным нарушением норм материального права.

Дело истребовано в областной суд и определением судьи областного суда от 9 сентября 2003 г. передано для рассмотрения по существу в президиум Ярославского областного суда по мотиву существенного нарушения норм материального права.

Президиум находит определение судебной коллегии подлежащим изменению.

Судебная коллегия при отмене решения суда указала два основания: судом первой инстанции неправильно определен ответчик по делу и размер возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, определен без учета процента утраты истцом профессиональной трудоспособности.

Действительно, при определении размера сумм возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, суд не выяснил процент утраты профессиональной трудоспособности истца, исходил из того, что он признан инвалидом 2 группы, является нетрудоспособным. Однако указанные обстоятельства не свидетельствуют сами по себе об утрате истцом 100% профессиональной трудоспособности и о наличии оснований для взыскания сумм возмещения вреда в размере 100% заработка, имевшегося до получения травмы. Судебная коллегия обоснованно указала на неправильное применение судом первой инстанции норм материального права.

Вместе с тем содержащиеся в кассационном определении суждения относительно неправильного определения судом первой инстанции ответчика по делу не основаны на законе.

Решением суда ущерб взыскан с Ф.Е.М. как с владельца источника повышенной опасности - автомобиля "Мицубиси-Галант".

Не соглашаясь с решением суда в этой части, судебная коллегия обратила внимание на то, что собственник автомобиля Ф.Е.М. доверил управление автомобилем С.М.Н., а сам находился в машине в качестве пассажира. Правилами дорожного движения (п. 2.1.1) предусмотрена возможность передачи управления автомашиной по устной доверенности. Ф.Е.М., передавая С. управление автомобилем, закон не нарушил. Согласно п. 1 ст. 182 ГК РФ полномочия на совершение действий, не противоречащих закону, могут явствовать из обстановки, в которой действует представитель. Исходя из этого, судебная коллегия пришла к выводу о том, что судом неправильно определен ответчик по делу, при новом рассмотрении дела требуется выяснение вопроса о том, имел ли Саталкин необходимые документы на право управления транспортным средством.

Действительно, из материалов дела видно, что в момент дорожно-транспортного происшествия управлял автомобилем С., по вине которого и был причинен вред. Ф. находился в автомашине в качестве пассажира. При передаче технического управления автомобилем С. по устному распоряжению Ф. закон не нарушил.

Однако указанные обстоятельства являются недостаточными для признания Саталкина владельцем источника повышенной опасности и возложения на него гражданско-правовой ответственности за причинение вреда.

В соответствии с п. 1 ст. 1079 ГК РФ обязанность возмещения вреда возлагается на юридическое лицо или гражданина, которые владеют источником повышенной опасности на праве собственности, праве хозяйственного ведения или на праве оперативного управления или на ином законном основании (на праве аренды, по доверенности на право управления транспортным средством, в силу распоряжения соответствующего органа о передаче ему источника повышенной опасности и т.п.).

Судебная коллегия по существу исходила из того, что устная доверенность на право технического управления транспортным средством свидетельствует о владении им на законном основании.

Вместе с тем в соответствии со ст. 185 ГК РФ доверенностью признается письменное уполномочие, выдаваемое одним лицом другому лицу для представительства перед третьими лицами. В соответствии со ст. 186 ГК РФ доверенность, в которой не указана дата ее совершения, ничтожна.

Таким образом, закон устанавливает определенные требования к форме доверенности, выдаваемой другому лицу для представительства перед третьими лицами. Указанные требования в данном случае не были соблюдены, поэтому выводы о том, что наличие устного распоряжения собственника о передаче технического управления автомобилем другому лицу является достаточным основанием для признания этого лица владельцем транспортного средства, не основаны на законе.

Ссылка судебной коллегии на п. 1 ст. 182 ГК РФ является несостоятельной. Указанная норма регулирует вопросы представительства при совершении сделок.

В данном случае возникли обязательства из причинения вреда, т.е. обязательства внедоговорные.

С учетом изложенного президиум считает необходимым исключить из кассационного определения суждения относительно неправильного определения судом первой инстанции ответчика по делу. В остальной части определение суда кассационной инстанции закону не противоречит.

Руководствуясь п. 2 ст. 390 ГПК РФ, президиум

 

определил:

 

Определение судебной коллегии по гражданским делам Ярославского областного суда от 17 апреля 2003 г. изменить, исключить из мотивировочной части определения суждения относительно неправильного определения судом первой инстанции ответчика по делу.

В остальной части кассационное определение оставить без изменения.

 

Председатель

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь