Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

ПРЕЗИДИУМ

 

ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 8 октября 2003 года

 

Надзорное производство N 4у-2003-4469/733

 

Судья: Малыгина Т.Г.

 

Президиум Челябинского областного суда в составе: председательствующего Вяткина Ф.М., членов Президиума Кунышева А.Г., Морозова Б.В., Фединой Г.А., Сыскова В.Л., Савик Л.Н., Балакиной Н.В.

рассмотрел уголовное дело по надзорной жалобе осужденного К. на приговор Златоустовского городского суда Челябинской области от 24 ноября 2002 года, которым

К., <...>, судимый:

- 27 ноября 1995 года по ст. 146 ч. 3 УК РСФСР к 12 годам 6 месяцам лишения свободы с конфискацией имущества,

- 28 мая 1996 года по ст. 117 ч. 3, 145 ч. 2, ст. 40 ч. 3 УК РСФСР к 7 лишения свободы. Определением Тюменского районного суда от 30 июля 1996 года в порядке ст. 41 УК РСФСР по совокупности перечисленных приговоров, путем поглощения менее строго наказания более строгим окончательно к отбытию назначено 12 лет 6 месяцев лишения свободы,

- 26 сентября 1997 года по ст. 321 ч. 2 УК РФ к 9 годам лишения свободы, на основании ст. 41 УК РФ по совокупности приговоров, частично присоединено неотбытое наказание по предыдущему приговору и окончательно к отбытию назначено 15 лет лишения свободы, в том числе первые 5 лет - в тюрьме, остальные - в исправительной колонии особого режима. Постановлением Златоустовского городского суда Челябинской области от 10 июля 2002 года в порядке ст. 397 УПК РФ по ст. 321 ч. 2 УК РФ наказание снижено до 5 лет лишения свободы, на основании ст. 41 УК РСФСР окончательно назначено 11 лет лишения свободы, в том числе первые 5 лет - в тюрьме, срок наказания исчислен с 26 сентября 1997 года,

- осужден по ст. 108 ч. 1 УК РФ к 2 годам лишения свободы. На основании ст. 70 УК РФ по совокупности приговоров к назначенному наказанию частично присоединено неотбытое наказание по приговору Калининского райсуда г. Тюмени от 26 сентября 1997 года, окончательно к отбытию назначено 7 лет 6 месяцев лишения свободы.

Срок наказания исчислен с 3 октября 2002 года.

В кассационном порядке приговор обжалован не был.

Заслушав доклад судьи Карелиной Е.В., мнение и.о. прокурора Челябинской области Чеурина П.В., Президиум

УСТАНОВИЛ:

 

К. признан виновным и осужден за убийство И., совершенное при превышении пределов необходимой обороны, 10 июля 2002 года в учреждении ЯВ-48/Т-2 г. Златоуста Челябинской области.

В жалобе в порядке надзора осужденным поставлен вопрос о пересмотре приговора. К. указывает, что со стороны И. на него было совершено посягательство, опасное для жизни и здоровья, он действовал, защищая свою жизнь. Считает, что его действия являются необходимой обороной.

Проверив материалы дела, обсудив доводы надзорной жалобы, Президиум находит приговор суда подлежащим отмене в связи с неправильным применением уголовного закона.

Согласно ст. 108 ч. 1 УК РФ ответственность за убийство при превышении пределов необходимой обороны наступает при явном несоответствии защиты характеру и опасности посягательства, т.к. когда обороняющийся прибегнул к таким средствам и методам защиты, применение которых явно не вызывалось ни опасностью посягательства, ни реальной обстановкой, и без необходимости причинил посягающему смерть.

По данному делу не усматривается оснований для вывода о том, что К. действовал в подобных условиях и без необходимости применил против И. явно несоразмерные посягательству средства защиты.

Приговором суда установлены следующие обстоятельства.

К., И. и М. - все ранее судимые за тяжкие преступления, отбывали наказание в учреждении ЯВ-48/Т-2 г. Златоуста в одной камере. Камера размером 5 x 2,1 м. В ночь на 10 июля 2002 года К. спал, а М. и И. распивали спиртные напитки. В ходе распития спиртного между ними возникла ссора, И. достал нож и нанес им М.у несколько ударов, причинив 3 непроникающие раны мягких тканей передней поверхности грудной клетки и раны мягких тканей правой кисти без повреждения крупных сосудов и нервов. М. пытался обороняться, просил помощи. И. нанес ему удар в голову и М. потерял сознание. На шум борьбы проснулся К. и попросил прекратить драку. В ответ на слова К.И., угрожая убийством, с ножом внезапно набросился на К., нанес удар по лицу ножом, причинив рану мягких тканей лица без повреждения крупных кровеносных сосудов и нервов, а также удары кулаками по голове. При этом К., спасаясь от ударов, активно сопротивлялся, сумел выхватить нож из рук И. и имеющимся ножом нанес И. в ходе борьбы 4 проникающих ранения с повреждением левого легкого и сердца, а также с повреждением левой сонной вены, повлекшие смерть последнего. Кроме того, К. нанес И. еще 12 колото-резаных и резаных ран, ушибленные раны, кровоподтеки лица и грудной клетки.

Признавая, что К. совершил преступление при указанных обстоятельствах, суд его действия квалифицировал как убийство при превышении необходимой обороны.

При этом суд исходил из того, что примененные К. меры в отношении И. не были соразмерны нападению и защита могла быть осуществлена менее опасными для нападавшего средствами.

Между тем, согласно ст. 37 УК РФ не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

Право на необходимую оборону имеют в равной мере все лица, независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения. Это право принадлежит лицу независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.

Суд правильно установил фактические обстоятельства происшедшего и обосновано указал в приговоре о том, что И. представлял реальную опасность для жизни М.а и К., посягательство с его стороны было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющихся лиц.

Однако, решая вопрос о наличии в действиях К. состава преступления, суд дал неправильную оценку действиям осужденного.

Объясняя количество нанесенных И. ударов, К. пояснил о том, что удары он наносил, защищаясь от ударов нападавшего. И. был крайне агрессивно настроен, активно нападал на него, угрожал убийством. Во время борьбы И. и К. М. признаков жизни не подавал. У К. имелись все основания полагать, что М. уже убит.

События происходили в крайне ограниченном пространстве, камере площадью чуть более 10 кв. м, где избежать нападения К. не мог.

Такие данные позволяют сделать вывод о том, что средства и методы защиты К. соответствовали характеру нападения и угрожавшей ему опасности. К. действовал в состоянии необходимой обороны и не превысил ее пределы. В его действиях отсутствует состав уголовно-наказуемого преступления.

В связи с вышеизложенным, приговор не может быть признан законным и обоснованным, подлежит отмене, с прекращением производства по делу.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 407, 408 УПК РФ, Президиум

ПОСТАНОВИЛ:

 

Надзорную жалобу К. удовлетворить.

Приговор Златоустовского городского суда Челябинской области от 29 ноября 2002 года в отношении К. отменить, от назначенного наказания освободить, производство по делу прекратить.

Приговор 26 сентября 1997 года Калининского районного суда Тюменской области исполнять самостоятельно.

 

Председательствующий: Ф.М.ВЯТКИН

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь