Оставьте ссылку на эту страницу в соцсетях:

Поиск по базе документов:

Для поиска на текущей странице: "Ctr+F" |



 

КРАСНОЯРСКИЙ КРАЕВОЙ СУД

 

ОБОБЩЕНИЕ

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ ПО ДЕЛАМ О ПРЕСТУПЛЕНИЯХ,

ПРЕДУСМОТРЕННЫХ СТ. СТ. 131, 132, 133 УК РФ

ЗА 2001 ГОД И 1-Е ПОЛУГОДИЕ 2002 ГОДА

 

 

В соответствии с планом работы Верховного Суда Российской Федерации Красноярским краевым судом проведено обобщение судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 131, 132, 133 УК РФ, рассмотренных судами Красноярского края за 2001 год и 1-е полугодие 2002 года.

Согласно статистической отчетности, судами Красноярского края рассмотрено: за 2001 год 157 дел в отношении 188 человек, за 6 месяцев 2002 года - 81 дело в отношении 113 человек, осужденных по ст. 131 УК РФ;

за 2001 год 75 дел в отношении 89 человек, за 1-е полугодие 2002 года - 50 дел на 57 человек, осужденных по ст. ст. 132, 133 УК РФ.

Изучение судебной практики показало, что судами Красноярского края в основном правильно рассматривались дела о преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Вместе с тем при рассмотрении дел указанной категории отсутствует единообразие в квалификации действий виновных при однотипных обстоятельствах совершения преступлений.

К беспомощному состоянию потерпевших на момент совершения преступления во всех случаях суды относили малолетний возраст потерпевших обоих полов.

Так, по делу И., осужденного Советским районным судом за насильственные действия сексуального характера, суд признал беспомощным состояние 9-летнего пасынка виновного.

По делу Б., осужденному Ленинским районным судом за насильственные действия сексуального характера в отношении своей 11-летней дочери, суд признал ее состояние беспомощным в силу малолетнего возраста.

По делу Б. и М., рассмотренному Свердловским районным судом, беспомощным признано состояние 9-летних мальчиков, в отношении которых виновные совершили насильственные действия сексуального характера,

По делу З., изнасиловавшего 2-летнюю племянницу, по делу Г., изнасиловавшего 12-летнюю дочь, по делу Т., изнасиловавшего 8-летнюю девочку - дочь его знакомых, рассмотренные Красноярским краевым судом, к беспомощному состоянию во всех случаях отнесено недостаточное физическое развитие потерпевших, обусловленное их малолетним возрастом.

Других случаев, которые могли быть отнесены к беспомощному состоянию потерпевших, обусловленных недоразвитием, заболеванием или другими факторами, в судебной практике за указанный период не встречалось.

Под изнасилованием судами понимались естественные насильственные половые акты с потерпевшими женского пола. При этом судом учитывалось как реальное насилие, так и угрозы его применения, которые позволяли сломить волю потерпевших к сопротивлению. Под мужеложством - насильственные анальные половые акты, совершенные мужчинами в отношении лиц мужского пола. Фактов осуждения за насильственное лесбиянство в практике судов края за анализируемый период не встречалось.

Иными действиями сексуального характера судами признавались совершение оральных половых актов с лицами обоего пола, в отношении лиц женского пола - совершение с ними анальных половых актов, различных насильственных контактов с телом потерпевших половыми органами виновных и прикосновение к обнаженным половым органам женщин с целью удовлетворения сексуального влечения.

Следует признать правильной точку зрения судов о том, что к иным действиям сексуального характера следует относить неестественные насильственные половые акты мужчин с лицами обоих полов, к мужеложству - насильственные анальные половые акты мужчины с лицом мужского пола, к лесбиянству - насильственные половые акты женщин с лицами одноименного пола.

 

К другим лицам в контексте ст. ст. 131 и 132 УК РФ следует отнести потерпевших с неопределенным полом, при этом по изученным делам такие потерпевшие не установлены.

Под неоднократностью применительно к рассматриваемым составам судами понималось совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера лицами, судимыми за совершение указанных преступлений при наличии неснятой и непогашенной судимости.

По делу Б., осужденного Красноярским краевым судом, изнасилование признано неоднократным, так как виновный на момент совершения преступления имел непогашенную судимость за изнасилование по ч. 2 ст. 117 УК РСФСР.

При обобщении не выявлено лиц, осужденных за насильственные действия сексуального характера, ранее судимых за аналогичные преступления.

Кроме того, под неоднократностью применительно к составам, предусмотренным ст. ст. 131, 132 УК РФ, понималось совершение изнасилований одной и той же потерпевшей одним и тем же лицом с разрывом во времени, в разных местах.

По делу М., осужденного Железнодорожным судом, неоднократными признаны изнасилование потерпевшей, а затем насильственный оральный половой акт с нею в автомобиле виновного в п. Удачный в пригороде г. Красноярска и через несколько часов совершенные им аналогичные действия в отношении той же потерпевшей в этом же автомобиле, но уже на автостоянке в г. Красноярске.

По делу Д., осужденного Свердловским районным судом, неоднократными признаны:

совершение им насильственных естественного и анального половых актов с потерпевшей Б. 28 мая 2001 года в своем микроавтобусе;

совершение им в своем микроавтобусе насильственных естественного, анального и орального половых актов с потерпевшей Е. 1 июня 2001 года;

попытку совершения насильственного орального полового акта с С. в своем микроавтобусе, прерванную его задержанием.

При этом для признания действий виновных неоднократными необязательно, чтобы: во всех случаях виновный был исполнителем этих преступлений, преступление в обоих случаях было окончено.

При рассмотрении дел анализируемых категорий у судов возникали затруднения с квалификацией действий виновных по п. "а" ч. 2 ст. 131 и п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ в тех случаях, когда до или после изнасилования были совершены насильственные действия сексуального характера, и наоборот: когда насилие между этими преступлениями не прерывалось либо прерывалось на непродолжительное время; когда совершение виновными последующих насильственных актов свидетельствовало о едином умысле.

Так, по делу Л., осужденного Ленинским районным судом г. Красноярска за то, что он 26 ноября 2000 года, проникнув в квартиру потерпевшей, избил М. и насильно совершил с ней оральный половой акт, а затем без перерывов во времени, насильно совершил с ней половой акт в естественной форме, суд переквалифицировал действия виновного с п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ на ч. 1 ст. 132 УК РФ, указав, что насилие Л. осуществлено без разрыва во времени, что свидетельствует о едином умысле виновного.

Этот же суд действия Г., совершившего с А. насильственный половой акт, а затем с незначительным разрывом во времени насильственный оральный половой акт с этой же потерпевшей, квалифицировал по ч. 1 ст. 131 УК РФ и по п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ как иные насильственные действия сексуального характера, совершенные лицом, ранее совершившим изнасилование.

Аналогичным образом Ленинским районным судом квалифицированы действия осужденного А., который в пустующей комнате общежития насильно совершил с Н. половой акт в естественной форме и без разрыва во времени насильственный оральный половой акт.

Напротив, Кировский районный суд г. Красноярска, который осудил Г. за то, что он, угрожая убийством В., совершил с нею насильственный оральный половой акт и сразу за ним насильственный естественный половой акт, после этого вновь оральный половой акт, не усмотрел в действиях осужденного квалифицирующего признака, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 131 УК РФ и п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ.

По делу К., осужденного Кировским районным судом за то, что он, затащив П. в подвал дома, насильно совершил с ней без значительного разрыва во времени оральный, естественный, анальный и естественные половые акты, действия осужденного не были квалифицированы по п. "а" ч. 2 ст. 131, п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ.

Законодательно установлена самостоятельная уголовная ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера, следовательно, следует признать правильной квалификацию действий виновных по п. "а" ч. 2 ст. 131 УК РФ и п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ в случаях, когда до или после изнасилования были совершены действия сексуального характера, до или после действий сексуального характера было совершено изнасилование независимо от продолжительности времени между этими преступными деяниями.

Поскольку ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера предусмотрена разными уголовными законами, наличие у виновного единого умысла на совершение каждого из указанных преступлений свидетельствует о достижении разных преступных результатов, следовательно, указанные действия виновного во всех случаях надлежит квалифицировать соответственно по п. "а" ч. 2 ст. 131 УК РФ и по п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ.

Не вызывает сомнений правильность квалификации действий осужденных по п "а" ч. 2 ст. 131 УК РФ и п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ в случаях, когда насилию подвергалось несколько потерпевших в разное время, в разных местах.

В связи с отсутствием в законе специального квалифицирующего признака как изнасилование двух и более лиц либо насильственные действия сексуального характера в отношении двух и более лиц, по аналогии с п. "а" ч. 2 ст. 205 УК РФ, следует признать правильной квалификацию действий виновного по п. "а" ч. 2 ст. ст. 131, 132 УК РФ, когда насилию подвергалось несколько потерпевших.

Кировским районным судом С. осужден за то, что пьяный зашел в комнату общежития, где находились Н. и А., угрозами, с целью изнасилования обоих, заставил их раздеться, в присутствии Н. изнасиловал А., после этого попытался изнасиловать Н., но потерпевшие, оказав активное сопротивление, убежали из комнаты.

Суд обоснованно квалифицировал действия С. в отношении потерпевшей Н. по ч. 3 ст. 30 п. "а" ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Квалификация изнасилования и насильственных действий сексуального характера, как совершенного группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой, может иметь место в случае, если эти преступления совершаются в отношении одной (одного) или нескольких потерпевших двумя и более исполнителями в порядке организованности, предусмотренном ч. ч. 1 - 3 ст. 35 УК.

Преступления признаются совершенными:

- группой лиц, если в его совершении совместно участвовали два и более исполнителя без предварительного сговора.

Б. и М. осуждены за совершение насильственных действий сексуального характера в отношении М. и К. группой лиц, поскольку они, не договариваясь, встретив в лесу мальчиков, после отказа потерпевших отдать им деньги, совместно, поочередно совершили с ними оральные половые акты;

- группой лиц по предварительному сговору, если в нем участвовали лица, заранее договорившиеся о совместном совершении преступления.

П., Ф., А. и Г осуждены Ленинским районным судом за изнасилование К. и совершение с ней насильственных действий сексуального характера, совершенных группой лиц по предварительному сговору при следующих обстоятельствах. Виновные совместно распивали спиртное, в процессе этого занятия решили вместе пойти в квартиру К., которая, по их мнению, занималась проституцией, и изнасиловать ее. Реализуя договоренность, вместе незаконно проникли в квартиру К., предварительно избив ее сожителя, и совместно совершили с потерпевшей насильственные половые акты в естественной форме и орально.

Б. и З. осуждены Свердловским районным судом по п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ и п. п. "а", "б" ч. 2 ст. 132 УК РФ за то, что встретив на улице ранее незнакомую П., договорились ее изнасиловать, для чего догнали потерпевшую, насильно завели в подвал дома, где поочередно совершили с П., насильственные половые акты в естественной форме и оральным способом;

- организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Как правило, такая группа тщательно планирует преступление, заранее определяет жертву, распределяет роли между участниками группы, следовательно, при признании изнасилования или насильственных действий сексуального характера организованной группой действия всех участников, независимо от их роли в преступлении, следует квалифицировать как соисполнительство без ссылки на ст. 33 УК РФ.

Необходимо признать правильной квалификацию действий лица, в составе группы лиц, не подлежащих уголовной ответственности в силу возраста или невменяемости, по п. "б" ч. 2 ст. ст. 131 и 132 УК РФ, поскольку умыслом виновного, совершающего изнасилование либо насильственные действия сексуального характера в группе с лицами, не подлежащими уголовной ответственности, в качестве соисполнителей, осознаются и используются групповые усилия на преодоление сопротивления потерпевших.

П. Свердловским районным судом осужден по ч. 3 ст. 30, п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ за то, что он и невменяемое лицо совместно завели несовершеннолетнюю К. в свою квартиру, воспользовавшись тем, что невменяемый избил потерпевшую, раздел ее, П. попытался ее изнасиловать, но потерпевшей, использовавшей обман, удалось вырваться от нападавших и убежать.

С понятием особой жестокости изнасилования и насильственных действий сексуального характера, предусмотренного п. "б" ч. 2 ст. ст. 131 и 132 УК РФ, судами связывается способ примененного насилия для преодоления сопротивления потерпевших, причинение потерпевшим особых мучений и страданий, как при преодолении сопротивления, так и в процессе насилования.

Особая жестокость может выражаться в совершении изнасилования и насильственных действий сексуального характера в присутствии близких потерпевших лиц и когда виновный сознает, что своими действиями причиняет особые страдания.

По делу В., В. и Д., осужденных Ленинским районным судом г. Красноярска по п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ и п. п. "а", "б", "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ, суд признал в действиях виновных наличие квалифицирующего признака особой жестокости, выразившегося в том, что насильники длительное время (около 12 часов) истязали потерпевшую в процессе группового изнасилования и совершения с Ч. насильственных действий, избивали ее, прижигали различные части тела потерпевшей раскаленным утюгом.

Вместе с тем не было принято мер к квалификации действий виновных по п. "в" ч. 2 ст. 131 п. "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ как совершенных с особой жестокостью по делу К., Ц., К., Ж., осужденных Березовским районным судом, которые в железнодорожном вагоне, приспособленном для проживания, в течение более 8 часов большой группой лиц, из пяти человек, издевались над несовершеннолетней потерпевшей, избивали ее, поочередно и совместно насиловали и совершали различные половые акты в извращенных формах, причиняя потерпевшей особые мучения и страдания.

Примером соисполнительства с лицом, освобожденным от уголовной ответственности, проявления особой жестокости и заведомости действий в отношении несовершеннолетнего является дело Ф., осужденного Березовским районным судом по п. п. "б", "в", "д" ч. 2 ст. 132 УК РФ за то, что в лесном массиве Ф. по предварительному сговору с 13-летней Е. совершили насильственные действия сексуального характера в отношении 16-летнего инвалида Л., виновный и соучастница раздели и поставили потерпевшего на колени и потребовали совершить оральный акт, Е. при этом избивала Л. палкой, когда Ф. совершил с потерпевшим насильственный оральный половой акт, Е. проявляя вместе с соучастником особую жестокость, ввела потерпевшему палку в задний проход и совершала поступательные движения, причиняя боль и страдания Л.

Самыми распространенными случаями по анализируемым делам является квалификация действий виновных по п. "в" ч. 2 ст. ст. 131, 132 УК РФ по признаку совершения изнасилования и насильственных действий сексуального характера, соединенных с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда здоровью.

При этом суды основывают свои выводы на том, что угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью должна быть реальной и является способом осуществления насилия для преодоления воли потерпевших к сопротивлению.

Реальность угрозы убийством и причинением тяжкого вреда здоровью определялась непосредственной угрозой применения оружия или предметов, используемых в качестве оружия, словесными угрозами, сопровождавшими избиение потерпевших насильниками.

Так, действия З., осужденного Ленинским районным судом по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ, суд признал изнасилованием, содеянным с угрозой убийством, поскольку виновный для преодоления сопротивления Л. в комнате, закрытой на ключ, угрожал убийством, демонстрируя нож.

По делу Ч., осужденного тем же судом, суд признал изнасилование содеянным с угрозой убийством, так как Ч. на конечной остановке автобусов в г. Красноярске, приставив к голове потерпевшей К. револьвер, завел ее в кусты, заставил раздеться, обнажился и пытался совершить естественный половой акт.

По делу Р., осужденного Ачинским городским судом по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ и по п. "в", ч. 2 ст. 132 УК РФ, изнасилование потерпевшей Д. и совершение с нею насильственных действий сексуального характера признаны содеянными с угрозой убийством, выразившейся в угрозе применения ножа, который виновный приставил к шее потерпевшей для достижения преступных целей.

По делу Д., осужденного Ленинским районным судом за то, что он ночью, встретив на улице потерпевшую Л., ударил ее по голове, повалил на землю, словесно угрожая убийством, снял с потерпевшей одежду, попытался ее изнасиловать, но не смог в силу физиологических обстоятельств, тогда насильно пытался ввести бутылку в половой орган потерпевшей, но был задержан нарядом милиции, суд признал совершенные им преступления, сопряженные с угрозой убийством.

Вместе с тем Березовский районный суд необоснованно переквалифицировал действия П. с п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ на ч. 1 ст. 131 УК РФ, указав, что угроза убийством не была связана с совершением изнасилования. Тогда как из дела видно, что виновный, находясь в доме потерпевшей, после совместного распития спиртного, решил ее изнасиловать, стал избивать Н. подручными предметами, угрожал убийством, демонстрируя металлическую вилку, чем сломил ее волю к сопротивлению, и изнасиловал. При переквалификации действий П. суд не учел реальность угрозы убийством, непосредственно предшествовавшей изнасилованию.

Под изнасилованием заведомо несовершеннолетней и не достигшей 14-летнего возраста, под совершением насильственных действий сексуального характера с заведомо несовершеннолетними и лицами, не достигшими 14-летнего возраста, судами понимаются действия виновных, заранее или в ходе преступления знавших о возрасте потерпевших, при этом необязательно, чтобы знание о возрасте основывалось на признаке знакомства, родства или других отношениях, но и на восприятии виновными незнакомых потерпевших, внешние данные которых достоверно указывали на их возраст. При этом для квалификаций действий по п. "д" ч. 2, п. "в" ч. 3 ст. ст. 131, 132 УК РФ достаточно того, чтобы виновный допускал, что совершает действия в отношении несовершеннолетней или лиц, не достигших 14-летнего возраста. Указанное обстоятельство имеет существенное превентивное значение.

По делу Г., осужденного Красноярским краевым судом за изнасилование своей 12-летней дочери, по делу З., изнасиловавшего свою 2-летнюю племянницу, по делу Н., изнасиловавшего 12-летнюю падчерицу, по делу К., изнасиловавшего 13-летнюю дочь его сожительницы, суд признал, что виновные заранее, в силу родственных отношений, были осведомлены о возрасте потерпевших, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

Действия осужденных Красноярским краевым судом М. и О., совместно изнасиловавших 12-летнюю К., дочь их знакомых; Т., изнасиловавшего 6-летнюю дочь его знакомой, судом квалифицированы по п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ как изнасилование заведомо не достигших 14-летнего возраста, поскольку виновные достоверно знали возраст потерпевших в силу знакомства с их родителями.

По делам П., А., Ю., осужденных Красноярским краевым судом, по первому делу - за изнасилование 12-летней М., по второму делу - за групповое изнасилование 12-летней К., которые сообщили насильникам свой возраст, суд обоснованно квалифицировал действия виновных по п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ.

По делу Л., осужденного Советским районным судом за совершение насильственных действий сексуального характера, суд квалифицировал действия виновного по п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ, поскольку внешние данные потерпевшей достоверно свидетельствовали о несовершеннолетнем возрасте П.

По делу И., осужденного Советским районным судом за несколько эпизодов насильственных действий сексуального характера в отношении 9-летнего сына его супруги от первого брака, действия виновного квалифицированы по п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ, так как И. достоверно знал возраст потерпевшего.

По анализируемым делам не встречалось случаев квалификации действий лиц, совершивших убийство, сопряженного с изнасилованием по совокупности с п. "а" ч. 3 ст. 131 УК РФ и п. "к" ч. 2 ст. 105 УК РФ.

Практика назначения наказания по делам выглядит следующим образом:

по ч. 1 ст. 131 УК РФ к лишению свободы осуждено 9 человек, к условному наказанию осуждено 6 человек;

по ч. 2 ст. 131 УК РФ осуждены к лишению свободы 48 человек и 2 человека к условному наказанию;

по ч. 3 ст. 131 УК РФ осуждено 15 человек, все к лишению свободы;

по ч. 1 ст. 132 УК РФ осуждены 3 человека, один к лишению свободы, 2 - к условному наказанию;

по ч. 2 ст. 132 УК РФ осуждены 41 человек к лишению свободы, 2 человека к условному наказанию;

по ч. 3 ст. 132 УК РФ осуждены 14 человек, все к лишению свободы, и одна несовершеннолетняя осуждена к условному наказанию.

В основном судами правильно назначалось наказание с учетом тяжести и общественной опасности совершенных преступлений, вместе с тем имели место случаи назначения необоснованно мягкого наказания.

Так, Свердловским районным судом П. осужден по ч. 3 ст. 30, п. п. "б", "в", "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ к 4 годам лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

П. осужден за то, что 3 октября 2001 года с неустановленным лицом, встретив на улице несовершеннолетнюю К., насильно завели потерпевшую в свою квартиру, вместе избили, П. угрожал К. убийством, приставив нож к горлу, требуя вступления в половую связь, а когда отпустили К. в туалет, потерпевшая убежала.

Суд при назначении наказания не указал исключительных обстоятельств, учитывая которые назначил условное наказание.

При этом не учел в должной мере тяжесть преступления, данные о личности П., то, что он является алкоголиком.

К. Ленинским районным судом г. Красноярска осужден по ч. 1 ст. 132 УК РФ на 4 года лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 4 года.

К. признан виновным в том, что 24 мая 2002 года, находясь в состоянии алкогольного опьянения, встретив в коридоре общежития Ш., насильно завел ее в туалет, где избил и совершил с Ш. анальный половой акт.

Суд не мотивировал в приговоре назначение осужденному условного наказания.

Ленинским районным судом г. Красноярска А. осужден по ч. 1 ст. 131 УК РФ на 3 года лишения свободы, по п. "а" ч. 2 ст. 132 УК РФ - на 4 года лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - на 5 лет лишения свободы с применением ст. 73 УК РФ условно с испытательным сроком 3 года.

А. признан виновным в том, что 27 июля 2001 года насильно привел в свою квартиру Н., где насильно совершил с Н. естественный и анальный половые акты.

При назначении условного наказания суд учел положительные характеристики А. и наличие у него двоих несовершеннолетних детей, не указав исключительных обстоятельств для назначения столь мягкого наказания.

За 2001 год и 6 месяцев 2002 года в кассационном порядке рассмотрено 189 дел о преступлениях, предусмотренных ст. 131 УК РФ, и 172 дела о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 132 - 135 УК РФ, отменено 8 приговоров, изменено 14 приговоров по делам о преступлениях, предусмотренных ст. 131 УК РФ, отменено 3 приговора, изменено 16 приговоров по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 132 - 135 УК РФ.

Причинами отмены и изменения приговоров являлись практически все основания, предусмотренные ст. 379 УПК РФ.

Кассационным определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда отменен приговор Кировского районного суда в отношении Ш., осужденного по п. "в" ч. 3 ст. 132 УК РФ на 8 лет лишения свободы.

Ш. был осужден за мужеложство и иные действия сексуального характера в отношении Б., заведомо не достигшего 14-летнего возраста.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала, что выводы суда о виновности Ш. основаны на противоречивых данных. Заключение судебно-медицинской экспертизы потерпевшего о характере телесных повреждений противоречиво, судом противоречия не были устранены, что не позволяло сделать вывод о совершении насилия в отношении потерпевшего. Судом должным образом не было исследовано психическое состояние потерпевшего и не проверена возможность оговора им осужденного.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Красноярского краевого суда изменен приговор Назаровского городского суда в отношении Ч., осужденного по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ на 6 лет лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" и ч. 2 ст. 132 УК РФ на 5 лет лишения свободы, поскольку после отмены прежнего обвинительного приговора не за мягкостью наказания судом при повторном рассмотрении дела Ч. было назначено более строгое наказание. Судебная коллегия снизила Ч. наказание по п. "в" ч. 3 ст. 131 УК РФ до 4 лет 6 месяцев лишения свободы, по ч. 3 ст. 30, п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ - до 4 лет лишения свободы.

Кассационным определением по делу Б., осужденного Назаровским городским судом по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ на 8 лет лишения свободы, исключен квалифицирующий признак, предусмотренный п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ, поскольку в деле отсутствовали доказательства применения угрозы убийством при изнасиловании потерпевшей, наказание Белоусову по п. "а" ч. 2 ст. 131 УК РФ снижено до 7 лет 6 месяцев.

Кассационным определением отменен приговор Енисейского районного суда в отношении Е., Б. и Д., осужденных по п. п. "б", "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ: Е. и Б. на 4 года лишения свободы условно, Д. - на 4 года лишения свободы.

Е., Б. и Д. осуждены за групповое изнасилование Т. с особой жестокостью.

Отменяя приговор, судебная коллегия указала на необоснованную мягкость назначенного осужденным наказания ввиду его явной несправедливости.

Постановлением президиума Красноярского краевого суда изменен приговор Свердловского районного суда г. Красноярска в отношении М. и кассационное определение, которым приговор оставлен без изменения.

М. был осужден за изнасилование П. и насильственные действия сексуального характера по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ на 8 лет лишения свободы, по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ - на 9 лет лишения свободы, на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ - на 10 лет лишения свободы.

Президиум краевого суда, изменяя судебные решения, указал, что при назначении наказания судом неполно учтены данные о личности виновного и общественная опасность преступлений, снизил наказание М. по п. "в" ч. 2 ст. 131 УК РФ до 5 лет лишения свободы, по п. п. "а", "в" ч. 2 ст. 132 УК РФ - до 6 лет лишения свободы и по совокупности назначил на основании ч. 3 ст. 69 УК РФ 7 лет лишения свободы.

Изучение судебной практики по делам о преступлениях, предусмотренных ст. ст. 131, 132, 133 УК РФ, проведенное после введения в действие нового Уголовного кодекса, которым разграничена ответственность за изнасилование и другие преступления против половой неприкосновенности и половой свободы личности, подтверждает необходимость принятия разъяснений Пленума Верховного Суда Российской Федерации по вопросам, вызвавшим затруднения при рассмотрении судами дел указанной категории.

 

Обобщение подготовил

судья краевого суда

П.А.БЫКАНОВ

 

 





"Вся судебная практика судов общей юрисдикции в помощь юристам"

Рейтинг@Mail.ru Яндекс цитирования

Copyright © sudpraktika.com, 2013 - 2018       |       Обратая связь